ШЕФУ НЕ ОТ КАЗЫВАЮТ

Кол­ле­ги шеп­та­лись: «На­вер­ня­ка эту сек­ре­тар­шу ждет то же са­мое, что и ее пред­ше­ствен­ни­цу...»

Vdvojem - - Журнал «вдвоем» Рекомендует -

Я бы­ла на седь­мом небе от сча­стья: на­ко­нец-то на­шла ра­бо­ту. Кра­си­вый со­вре­мен­ный офис, зар­пла­та непло­хая. А что не по спе­ци­аль­но­сти, так это ерун­да: со сво­им выс­шим юри­ди­че­ским с обя­зан­но­стя­ми сек­ре­та­ря в ад­во­кат­ской кон­то­ре справ­люсь без тру­да. – Вы наш но­вый офис­ме­не­джер? – спро­си­ла по­жи­лая жен­щи­на, за­гля­нув­шая в при­ем­ную в мой пер­вый ра­бо­чий день. Я с улыб­кой кив­ну­ла. – Не ра­дуй­тесь вы так… – по­ни­зи­ла она го­лос до ше­по­та. – И будь­те осто­рож­нее! – до­ба­ви­ла жен­щи­на и быст­ро уда­ли­лась. «Что она хо­те­ла этим ска­зать?» – по­ду­ма­ла я, од­на­ко вско­ре за­бы­ла о стран­ном пре­ду­пре­жде­нии. А спу­стя несколь­ко дней слу­чай­но под­слу­ша­ла в туа­ле­те раз­го­вор двух со­труд­ниц. – Ин­те­рес­но, как но­вень­кая спра­вит­ся? – го­во­ри­ла од­на. – С Бо­ри­сом по­ка ни­кто не е спра­вил­ся… Га­лоч­ка до си­хх пор не мо­жет окле­мать­ся. Го- во­рят, да­же к пси­хо­те­ра­пев­ту у на кон­суль­та­ции хо­дит... – Я тут услы­ша­ла ваш раз- го­вор, – вый­дя из ка­бин­ки,и, об­ра­ти­лась к кол­ле­гам. – Вы ы мог­ли бы про­све­тить? Ба­рыш­ни мно­го­зна­чи­тель­но о пе­ре­гля­ну­лись. – По­че­му с Бо­ри­сом Ль­во­ви- чем ни­кто не мо­жет спра­вить- ся и, глав­ное, по­че­му с нимм нуж­но справ­лять­ся? Ви­ди­тее ли, я не хо­те­ла бы за­кон­чить, ь, как моя пред­ше­ствен­ни­ца.а. По­хо­ды к пси­хи­ат­ру не вхо­дят т в мои пла­ны. – Мы ни­че­го не зна­ем, – от- ве­ти­ла од­на. – Не зна­е­те? Стран­но... Мне по­ка­за­лось ина­че. Ну, значит, все бу­дет на ва­шей со­ве­сти... Я ре­ши­ла иг­рать ва-банк. Они сно­ва пе­ре­гля­ну­лись. – Лад­но, по­го­во­рим, – ска-

за­ла вто­рая. – Но не здесь. Да­вай встре­тим­ся по­сле ра­бо­ты. Здесь ря­дом есть ка­фе, там точ­но без­опас­но. Весь день я раз­мыш­ля­ла об услы­шан­ном. При­сталь­но на­блю­да­ла за ше­фом. Да, он тре­бо­ва­те­лен, прин­ци­пи­а­лен, но эти его ка­че­ства лич­но у ме­ня вы­зы­ва­ли лишь ува­же­ние. На­чаль­ник чет­ко знал, че­го хо­чет от под­чи­нен­ных. Я ста­ра­тель­но ис­пол­ня­ла по­ру­че­ния Бо­ри­са Ль­во­ви­ча. Эта ра­бо­та устра­и­ва­ла ме­ня по всем кри­те­ри­ям: офис неда­ле­ко от до­ма, зар­пла­та да­ет фи­нан­со­вую неза­ви­си­мость, опять же, ра­бо­та, хоть и кос­вен­но, свя­за­на с мо­ей про­фес­си­ей. По­это­му уволь­нять­ся толь­ко из-за неле­пых спле­тен не про­сто нера­зум­но, но в выс­шей сте­пе­ни глу­по. В ито­ге я ре­ши­ла, что кол­лег по­сле ра­бо­ты вы­слу­шаю, но без­ого­во­роч­но ве­рить ска­зан­но­му ими не бу­ду. В кон­це кон­цов, ого­во­рить мож­но лю­бо­го. Сло­ва – это еще не до­ка­за­тель­ства... За весь день я не услы­ша­ла от ше­фа ни од­ной гру­бо­сти, ни од­ной фри­воль­ной фра­зы. На­обо­рот. – Я ви­жу, ты ра­бо­та­ешь от­лич­но, – по­хва­лил он. – Мне нра­вят­ся ис­пол­ни­тель­ные и тру­до­лю­би­вые под­чи­нен­ные. А еще я люб­лю, что­бы мои со­труд­ни­ки уме­ли дер­жать язык за зу­ба­ми. То, что про­ис­хо­дит у нас в кон­то­ре, – на­ше внут­рен­нее де­ло. По­ня­ла? В прин­ци­пе, я бы­ла со­глас­на с ди­рек­то­ром: нераз­гла­ше­ние – од­на из ос­нов кор­по­ра­тив­ной эти­ки. По­это­му энер­гич­но кив­ну­ла: – Да. Я не болт­ли­ва. И по­ду­ма­ла: «На­вер­ное, у преды­ду­щей сек­ре­тар­ши был слиш­ком длин­ный язык, по­это­му Бо­рис ее и вы­ту­рил. Уволь­не­ние с ра­бо­ты лю­ди пе­ре­но­сят по-раз­но­му, не ис­клю­че­но, что ко­му-то мо­жет по­на­до­бить­ся и по­мощь пси­хо­те­ра­пев­та». По­сле ра­бо­ты я от­пра­ви­лась в то ка­фе, где до­го­во­ри­лась встре­тить­ся с кол­ле­гой. – О на­шем раз­го­во­ре ни­кто не узна­ет, – успо­ко­и­ла я ее. – На­де­юсь. Я со­гла­си­лась на раз­го­вор лишь по­то­му, что в кон­то­ре тво­рит­ся бес­пре­дел. И ни­кто ни­че­го не де­ла­ет. Все бо­ят­ся… Все сек­ре­тар­ши Л Ль­во­ви­ча за­кан­чи­ва­ют один на­ко­во. Он ис­поль­зу­ет их… в се сек­су­аль­ном плане, а по­том вы вы­го­ня­ет с ра­бо­ты. – По­че­му же они со­гла­ша­ют­ся ся? Вряд ли речь идет об из­на­си си­ло­ва­нии... – По­ра­бо­та­ешь тут – мно­го и ин­те­рес­но­го узна­ешь. Наш д ди­рек­тор, хоть и не де­пу­тат, но н на него рас­про­стра­ня­ет­ся неп при­кос­но­вен­ность. У Бо­ри­са Л Ль­во­ви­ча вез­де свои лю­ди: в су су­де, ми­ли­ции, про­ку­ра­ту­ре... К Ко­му ско­рее по­ве­рят, ему или д дев­чон­ке-сек­ре­тар­ше? Я бы­ла в шо­ке. Ува­жа­е­мый в го­ро­де ад­во­кат и вдруг на- силь­ник? Ве­рит­ся с тру­дом! С дру­гой сто­ро­ны, зачем На­де лгать? Дол­жен же быть ка­кой­то мо­тив? Обида? Лич­ная непри­язнь? Месть? – Ви­жу, ты мне не слиш­ком ве­ришь... – ска­за­ла кол­ле­га. – В лю­бом слу­чае, боль­шое спа­си­бо за ин­фор­ма­цию. Кста­ти, не под­ска­жешь те­ле­фон де­вуш­ки, ко­то­рая ра­бо­та­ла сек­ре­та­рем до ме­ня? – Зачем он те­бе? – на­сто­ро­жи­лась На­деж­да. – Хо­чу с ней по­го­во­рить... – Лад­но, толь­ко мое имя не упо­ми­най... – она с неохо­той про­дик­то­ва­ла но­мер. Га­ли­на (так зва­ли мою пред­ше­ствен­ни­цу) сна­ча­ла на­от­рез от­ка­за­лась встре­тить­ся: «Мне боль­но об этом го­во­рить, да и про­шлое не хо­чет­ся во­ро­шить!», но мне все-та­ки уда­лось ее уго­во­рить по­об­щать­ся. В ито­ге я узна­ла, что Бо­рис Ль­во­вич, пред­ва­ри­тель­но чем­то под­по­ив за ужи­ном, из­на­си­ло­вал ее в но­ме­ре оте­ля, ко­гда они ез­ди­ли в ко­ман­ди­ров­ку. А че­рез несколь­ко дней уво­лил. – Он ска­зал, что ес­ли я про­бол­та­юсь, то в этом го­ро­де ра­бо­ты не най­ду, и во­об­ще… пло­хо бу­дет. А у ме­ня ре­бе­нок. И му­жа нет... Мне ни­как нель­зя без ра­бо­ты! – де­вуш­ка всхлип­ну­ла. Я по­бла­го­да­ри­ла Га­лю, по­обе­ща­ла (в оче­ред­ной раз), что о на­шем раз­го­во­ре ни­кто не узна­ет, и по­про­ща­лась. По до­ро­ге до­мой я об­ду­мы­ва­ла стра­те­гию по­ве­де­ния на тот слу­чай, ес­ли шеф по­пы­та­ет­ся и со мной по­сту­пить так же, как с преды­ду­щи­ми по­мощ­ни­ца­ми. «А мо­жет, про­не­сет...» – по­пы­та­лась успо­ко­ить се­бя. Не про­нес­ло. При­мер­но че­рез ме­сяц Бо­рис Ль­во­вич со­об­щил, что едет в Ки­ев. – За­бро­ни­руй на двое су­ток два но­ме­ра в го­сти­ни­це, – рас­по­ря­дил­ся он. И, не до­жи­да­ясь мо­е­го во­про­са, по­яс­нил: – Вто­рой – для те­бя. Пер­вый день ко­ман­ди­ров­ки на­чаль­ник вел се­бя пре­дель­но кор­рект­но (впро­чем, как все­гда), со­всем не по­хо­же, что­бы у него в от­но­ше­нии ме­ня бы­ли ка­кие-то пла­ны. Но око­ло один­на­дца­ти ве­че­ра (я уже лег­ла спать), по­слы­шал­ся стук в дверь. – Кто там? – спро­си­ла. – Ал­лоч­ка, это я, – услы­ша­ла го­лос Бо­ри­са Ль­во­ви­ча. – Нам нуж­но по­го­во­рить... – Се­кун­ду, сей­час оде­нусь! – крик­ну­ла я, быст­ро вклю­чи­ла дик­то­фон и ка­ме­ру в фо­то­ап­па­ра­те. Сде­лав глу­бо­кий вдох, от­кры­ла дверь. Шеф во­шел, огля­дел­ся, по­ста­вил на жур­наль­ный сто­лик бу­тыл­ку бе­ло­го вина. – Что-то не спит­ся. Хо­чу по­бол­тать с то­бой... – ска­зал та­ким про­ся­щим дру­же­ским то­ном, что от­ка­зать бы­ло неудоб­но. Но ед­ва мы вы­пи­ли по бо­ка­лу вина, как шеф вдруг за­ва­лил ме­ня на ди­ван и стал сры­вать блуз­ку. Я от­толк­ну­ла его и крик­ну­ла: – Пе­ре­стань­те!!! Я не хо­чу. – За­ткнись! И не на­до стро­ить из се­бя недо­тро­гу! – Бо­рис, оставь­те ме­ня в по- кое. Ина­че по­жа­ле­е­те! Босс рас­сме­ял­ся. – А что ты сде­ла­ешь? – Об­ви­ню в из­на­си­ло­ва­нии. Я все за­пи­сы­ваю. Бо­рис за­стыл: «Су­ка! Где за­пись?!» Он схва­тил ме­ня за во­ло­сы и ста­щил на пол. Я от­да­ла ему те­ле­фон. Гряз­но вы­ру­гав­шись, он ушел, гром­ко хлоп­нув две­рью. Я до­ста­ла дик­то­фон, со­бра­ла ве­щи, вы­зва­ла так­си. От­кры­ла две­ри но­ме­ра, про­ве­ри­ла, нет ли ко­го в ко­ри­до­ре, и стре­лой вы­ско­чи­ла из оте­ля. До­мой до­бра­лась на про­хо­дя­щем по­ез­де. Я очень на­де­юсь, что пра­во­су­дие все же су­ще­ству­ет и со­бран­ных до­ка­за­тельств бу­дет до­ста­точ­но, что­бы мой шеф (уже быв­ший) на этот раз от­ве­тил за свои по­ступ­ки.

Слу­чай­но под­слу­шан­ный раз­го­вор ме­ня на­сто­ро­жил. Я за­хо­те­ла все узнать... Мер­за­вец дол­жен по­лу­чить по за­слу­гам. У ме­ня в го­ло­ве по­сте­пен­но со­зрел план

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.