ЛЮ­БОВЬ ВПРИГЛЯДКУ

Хо­тя мы на­ко­нец-то по­лу­чи­ли воз­мож­ность остать­ся на­едине и во­всю на­сла­ждать­ся друг дру­гом, что-то ме­ша­ло мне пол­но­стью рас­сла­бить­ся...

Vdvojem - - Горячая Точка -

Эта квартира бы­ла луч­шей из всех, что мы смот­ре­ли. Нор­маль­ный ре­монт, ши­ро­чен­ная кро­вать, адек­ват­ная це­на за арен­ду и все­го в пя­ти ми­ну­тах ходь­бы от мо­е­го уни­вер­си­те­та. Един­ствен­ное, что (точ­нее, кто) мне не по­нра­вил­ся, так это квар­тир­ная хо­зяй­ка — до­тош­ная и въед­ли­вая баб­ка. Ко­гда мы с Ар­те­мом при­шли на про­смотр, она, про­све­чи­вая нас взгля­дом-рент­ге­ном, ми­нут пять дер­жа­ла в при­хо­жей — вид­но, пы­та­лась опре­де­лить сте­пень ис­хо­дя­щей от нас опас­но­сти. Тест на ло­яль­ность был прой­ден успеш­но. Хо­зяй­ка ура­зу­ме­ла, что мы не со­би­ра­ем­ся ее гра­бить и уби­вать, и при­гла­си­ла прой­ти на кух­ню. «Я бы, меж­ду про­чим, от чаш­ки чая не от­ка­зал­ся, — шеп­нул лю­би­мый, — мо­жет, уго­стит?» Но вме­сто чае­пи­тия нас ждал фор­мен­ный до­прос. — Же­на­ты? — пер­вым де­лом по­ин­те­ре­со­ва­лась баб­ка. — Да. Недав­но по­же­ни­лись. — Пас­пор­та! — она вни­ма­тель­но изу­чи­ла на­ши штам­пы о ре­ги­стра­ции бра­ка, а за­тем про­пис­ку. — Значит, не ино­го­род­ние? По­че­му с род­ствен­ни­ка­ми не жи­ве­те? — Хо­тим от­дель­но. Ста­ру­ха осуж­да­ю­ще по­ка­ча­ла го­ло­вой и про­дол­жи­ла до­прос: — Ак­ку­рат­ные? — Да.

— Го­стей сю­да во­дить со­би­ра­е­тесь? — Неча­сто. — Во­об­ще нель­зя во­дить, — от­ре­за­ла она. — Лад­но, не бу­дем, — кив­ну­ла я. Неболь­шая, но уют­ная ку­хонь­ка мне очень по­нра­ви­лась, и я уже с удо­воль­стви­ем пред­став­ля­ла, как бу­ду по­сти­гать здесь азы ку­ли­нар­но­го ис­кус­ства. — Нам хо­те­лось бы спер­ва по­смот­реть всю квар­ти­ру, — встрял в раз­го­вор муж. — Смот­ри­те, — раз­ре­ши­ла баб­ка. Но, она, вид­но, бы­ла пол­но­стью уве­ре­на в при­вле­ка­тель­но­сти сво­ей недви­жи­мо­сти, по­то­му что, неот­ступ­но сле­дуя за на­ми, про­дол­жа­ла ве­щать: — Му­зы­ку гром­ко не вклю­чать. По­сле два­дца­ти трех ноль-ноль со­блю­дать ти­ши­ну. Пе­ред ухо­дом все элек­тро­при­бо­ры вы­клю­чать из ро­зе­ток. Аренд­ную пла­ту не за­дер­жи­вать. Ком­му­наль­ные опла­чи­вать до де­ся­то­го чис­ла каж­до­го ме­ся­ца. Я бу­ду при­хо­дить один­на­дца­то­го — за день­га­ми и кви­тан­ци­ей. Ес­ли за­лье­те со­се­дей, ре­монт им бу­де­те де­лать за свой счет. Ес­ли ис­пор­ти­те ка­кое-ни­будь иму­ще­ство, воз­ме­сти­те его сто­и­мость. Ну что, бу­де­те за­се­лять­ся? Я умо­ля­ю­ще взгля­ну­ла на Те­му. Он пра­виль­но рас­шиф­ро­вал мой взгляд и от­ве­тил: «Бу­дем». Ста­ру­ха за­ста­ви­ла нас под­пи­сать до­го­вор, а еще спи­сок ве­щей, ко­то­рые пе­ре­да­ва­ла нам во вре­мен­ное поль­зо­ва­ние. Спи­сок был длин­ню­щим — она внес­ла ту­да не толь­ко ме­бель и тех­ни­ку, но и та­кие пред­ме­ты, как: сме­си­те­ли (2 шт.), ков­рик «Трав­ка», ка­стрюли эма­ли­ро­ван­ные (3 шт.), эс­тамп «Осень», ста­ту­эт­ка «Ба­ле­ри­на», што­ры (2 ком­плек­та) и про­чее, про­чее, про­чее... — А зачем это нуж­но? — вы­рва­лось у ме­ня. — Что­бы не по­кра­ли! — по­яс­ни­ла хо­зяй­ка. — Квар­ти­ран­ты раз­ные бы­ва­ют. У вас же на лбу не на­пи­са­но, что по­ря­доч­ные! — Мо­же­те за­брать «Трав­ку», «Ба­ле­ри­ну» и «Осень» — с тру­дом со­хра­няя спо­кой­ствие, пред­ло­жил муж. — Вме­сте с ка­стрю­ля­ми! — Вот еще, — под­жа­ла баб­ка гу­бы. — Ста­ну я их ту­да-сю­да тас­кать. Но за со­хран­ность с вас спро­шу. — По-мо­е­му, мы по­па­ли, — тоск­ли­во ска­зал лю­би­мый, ко­гда вы­шли на ули­цу. — Мо­жет, вер­нем­ся и ска­жем, что передумали? — Те­мыч, мне здесь так нра­вит- ся... — за­ка­ню­чи­ла я. — И по­том, ты до­го­вор чи­тал? Там чер­ным по бе­ло­му на­пи­са­но, что арен­до­да­тель не име­ет пра­ва на­хо­дит­ся на арен­ду­е­мой жил­пло­ща­ди в от­сут­ствие арен­да­то­ров. К то­му же Зи­на­и­да Пет­ров­на жи­вет у до­че­ри на дру­гом кон­це го­ро­да и вряд ли ста­нет до­ку­чать нам ча­сты­ми ин­спек­ци­я­ми. Со­глас­на, она жен­щи­на непри­ят­ная, но встре­тить­ся с ней раз в ме­сяц, что­бы от­дать день­ги — это мы ведь как-ни­будь пе­ре­жи­вем? — Пе­ре­жи­вем, — кив­нул муж. ...На сле­ду­ю­щий день мы пе­ре­вез­ли в сня­тую квар­ти­ру свои ве­щи. — На­ко­нец-то од­ни! — вос­клик­нул Ар­тем, па­дая на кро­вать. — Точ­нее, вдво­ем, — про­мур­лы­ка­ла я. — Слу­шай, ес­ли я не оши­ба­юсь, на­ша мым­ра-хо­зяй­ка здесь рань­ше са­ма жи­ла. Ин­те­рес­но, зачем ей та­кой сек­со­дром? — он схва­тил ме­ня за ру­ку и по­ва­лил ря­дом. — На­вер­но, ку­пи­ла, ко­гда ре­ши­ла сда­вать ха­ту, — пред­по­ло­жи­ла я, стас­ки­вая с му­жа фут­бол­ку. — Как чув­ство­ва­ла, что ее квар­ти­ран­та­ми бу­дут мо­ло­до­же­ны! — И как ты смот­ришь на то, что­бы устро­ить вто­рой ме­до­вый ме­сяц, — иг­ри­во спро­сил Те­ма, вы­тря­хи­вая ме­ня из джин­сов. — Ин­те­рес­но, кто же нам мо­жет по­ме­шать? — за­сме­я­лась я. Мой муж — жур­на­лист, на ра­бо­те мо­жет во­об­ще не по­я­увлять­ся, для его главре­да глав­ное — что­бы ма­те­ри­а­лы сда­ва­лись в срок. А у ме­ня как раз на­чи­на­лись ка­ни­ку­лы, так что все скла­ды­ва­лось про­сто от­лич­но! Мы бы­ли же­на­ты уже пол­го­да, все это вре­мя жи­ли с Те­ми­ны­ми ро­ди­те­ля­ми и, есте­ствен­но, не мог­ли за­ни­мать­ся сек­сом каж­дый раз, ко­гда это­го хо­те­ли. Но по­том зо­лов­ка раз­ве­лась и вер­ну­лась вме­сте с го­до­ва­лы­ми доч­ка­ми­б­лиз­няш­ка­ми в ро­ди­тель­ский дом. В трех­ком­нат­ной «хру­щев­ке» сра­зу ста­ло невы­но­си­мо тес­но, и мы ре­ши­ли сни­мать жи­лье. Арен­да сто­ит, ко­неч­но, неде­ше­во, но луч­ше на раз­вле­че­ни­ях и об­но­вах сэко­но­мить, чем то­лочь­ся друг у дру­га на го­ло­вах. А те­перь, сла­ва бо­гу, са­ми се­бе хо­зя­е­ва. Хо­тим — лю­бо­вью за­ни­ма­ем­ся... Ого, еще как хо­тим!!! Поз­же вы­яс­ни­лось, что наш пер­вый ме­до­вый ме­сяц был все­го лишь «проб­ни­ком». За­то во вто­рой да­ли жа­ру и бук­валь­но не вы­ле­за­ли из кро­ва­ти. Но я по­че­му-то не мог­ла во вре­мя сек­са пол­но­стью рас­сла­бить­ся А ко­гда муж, на­вер­ное, в со­тый раз спро­сил: «Свет­ка, ты че­го та­кая за­жа­тая?», на­ко­нец по­ня­ла, что мне ме­ша­ло: — Слу­шай, те­бе не ка­жет­ся, что за на­ми кто-то под­смат­ри­ва­ет? — спро­си­ла я. — Не вы­ду­мы­вай, — от­мах­нул­ся он. — Вход­ная дверь за­пер­та, што­ры плот­но за­дер­ну­ты... Да­же лю­бо­пыт­но­го ко­та у нас нет. Ну, кто за на­ми мо­жет под­смат­ри­вать? — Ты прав, — со­гла­си­лась я, но ощу­ще­ние, что на­хо­дим­ся под при­це­лом чу­жо­го вз­гля­да, не ис­чез­ло. ...Од­на­ж­ды ма­ма по­про­си­ла, что­бы мы на несколь­ко дней при­е­ха­ли к ней на да­чу и по­мог­ли с ого­ро­дом. Я по­зво­ни­ла квар­тир­ной хо­зяй­ке, объ­яс­ни­ла си­ту­а­цию и по­про­си­ла раз­ре­ше­ния за­пла­тить не один­на­дца­то­го, а де­вя­то­го. Та воз­ра­жать не ста­ла, Те­ма от­вез день­ги, но на да­чу ни­кто не по­ехал, по­то­му что вдруг за­до­жди­ло. И вот де­ся­то­го си­дим, смот­рим те­ле­ви­зор и вдруг слы­шим, как в за­моч­ной сква­жине ело­зит ключ. Дверь от­кры­ва­ет­ся, и на по­ро­ге по­яв­ля­ет­ся Зи­на­и­да Пет­ров­на соб­ствен­ной пер­со­ной. Ар­тем, ко­неч­но, на ды­бы: мол, вы не име­е­те пра­ва при­хо­дить сю­да, ко­гда нас нет до­ма, это и в до­го­во­ре про­пи­са­но... Дру­гая бы на ее ме­сте из­ви­ни­лась бы, или, на крайний слу­чай, что­ни­будь со­вра­ла. Од­на­ко на­ша хо­зяй­ка, по­хо­же, со­чла, что луч­шая за­щи­та — это на­па­де­ние. — Вы бу­де­те мне ука­зы­вать, что де­лать?! — за­во­пи­ла она. — Раз­врат­ни­ки! Пе­ред лю­дя­ми стыд­но от то­го, что вы в по­сте­ли вы­тво­ря­е­те! — По­че­му раз­врат­ни­ки? — рас­те­ря­лась я. — Мы — муж и же­на и мо­жем... — Из­вра­щен­цы! — про­дол­жа­ла бла­жить ста­ру­ха. — Нет что­бы в тем­но­те, на­крыв­шись оде­я­лом... А они при све­те, и так, и этак... Ть­фу, сра­мо­та!!! — А от­ку­да вы... Муж не дал мне до­го­во­рить. Под­вел к стене и по­ка­зал за­мас­ки­ро­ван­ный в эс­там­пе «Осень» гла­зок скры­той ка­ме­ры. — Да, по­ста­ви­ла! — под­бо­че­нясь, за­яви­ла Зи­на­и­да Пет­ров­на. — Что­бы иму­ще­ство не по­кра­ли! В тот же день мы на­шли дру­гую квар­ти­ру. По­ху­же и по­даль­ше от уни­ве­ра, за­то лю­бовь у нас те­перь без «при­гляд­ки».

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.