Фор­мен­ное чу­че­ло

Вме­сто то­го что­бы учить­ся, я ва­лял ду­ра­ка весь се­местр...

Vdvojem - - Содержание -

Сту­ден­ты ина­че, как Тет­кой Пуф­фен­дуй, меж­ду со­бой ее не на­зы­ва­ли. Она но­си­ла иди­от­ские оч­ки и немуд­ря­щую дуль­ку из во­лос. Фор­мен­ное чу­че­ло!

Явле­тел в ауди­то­рию, ко­гда зво­нок уже про­зве­нел. Тет­ка Пуф­фен­дуй обер­ну­лась и по­смот­ре­ла на ме­ня по­верх сво­их ду­рац­ких очоч­ков. Во­об­ще-то зо­вут ее Ли­дия Иго­рев­на, а Пе­не­ло­пой Пуф­фен­дуй про­звал кто-то из сту­ден­тов, разо­злив­ших­ся на «хвост» вме­сто за­че­та. Автор про­зви­ща яв­но был боль­шим по­клон­ни­ком эпо­пеи о Гар­ри Пот­те­ре. Сту­ден­ты с тех пор ина­че как Тет­кой Пуф­фен­дуй меж­ду со­бой вред­ную пре­под­шу и не на­зы­ва­ли. Она но­си­ла иди­от­ские оч­ки и немуд­ря­щую дуль­ку из во­лос. Фор­мен­ное чу­че­ло! — Ка­кой приятный сюр­приз! — хмык­ну­ла пре­по­да­ва­тель­ни­ца. — Не ве­рю сво­им гла­зам. Но­ви­ков по­чтил нас при­сут­стви­ем. Неве­ро­ят­но! Ви­дать, бли­зит­ся за­чет. Она при­сту­пи­ла к объ­яс­не­нию но­во­го материала. Я ту­по пя­лил­ся на за­ко­рюч­ки, ко­то­рые Тет­ка Пуф­фен­дуй быст­ро вы­во­ди­ла на дос­ке, пы­та­ясь уло­вить в них хоть ка­кой-то смысл. Для ме­ня все это бы­ло так же не­по­нят­но, как ки­тай­ская гра­мо­та, и не уди­ви­тель­но: я же про­пу­стил боль­шую часть лек­ций и по­чти все се­ми­на­ры.

По­ла­га­ю­щи­е­ся по про­грам­ме пись­мен­ные ра­бо­ты бла­го­по­луч­но ка­чал из Ин­тер­не­та. Те­перь мне ста­ло яс­но как два­жды два: ес­ли не при­ду­маю че­го-ни­будь экс­тра­ор­ди­нар­но­го, за­че­та мне не ви­дать как соб­ствен­ных ушей. Пуф­фен­дуй ме­ня не вы­но­си­ла. Прав­да, мой друг Тим­ка утвер­ждал, что в этом нет ни­че­го лич­но­го, про­сто она не любит «сач­ков» вро­де ме­ня. Яко­бы Пе­не­ло­па ни­ко­гда не до­пу­стит, что­бы без­дель­ни­ки по­зо­ри­ли доб­рое имя на­ше­го фа­куль­те­та! Я ре­шил по­со­ве­то­вать­ся с Ти­мо­фе­ем, как спих­нуть за­чет, на­де­ял­ся, что ко­реш под­ска­жет, у ко­го можно хо­тя бы кон­спек­ты до­стать. Но у мо­е­го то­ва- ри­ща воз­ник со­всем дру­гой ой план. — По­слу­шай, Тарас, все-та­ки та­ки жаль тра­тить жизнь на ду­рац­ку­юую зуб­реж­ку. На чер­та те­бе эти бу­маж­ки! Возь­мись за это дело ело ина­че. Один мой то­ва­рищ щ из мед­ин­сти­ту­та так сде­лал, , и все пре­крас­но вы­шло. Пе­ре­спи с ней. И она в знак люб­ви по­ста­вит те­бе за­чет. — У те­бя, на­вер­ное, не все до­ма? — рявк­нул я и глот­нул пи­ва. — Ста­рая ба­ба… От од­них оч­ков все опус­ка­ет­ся. — Ста­рик, — пре­рвал он ме­ня, — это же не длин­но­но­гая кра­сот­ка, ко­то­рая долж­на те­бя взвол­но­вать, а ту­пая тет­ка,ка, ко­ло­дой ле­жа­щая на до­ро­ге оге к тво­е­му ди­пло­му. Оча­руйй ее, влю­би в се­бя, па­ру раз пе­ре­ре­спи — и за­чет у те­бя в кар­мане. рмане. Кста­ти, она не та­кая уж и ста­рая. Пой­ми, ты дол­жен сде­лать ть это ра­ди сво­ей ка­рье­ры! — друг все­ми еми си­ла­ми пы­тал­ся убе­дить ме­ня в ге­ни­аль­но­е­ни­аль­но­сти своего «рац­пред­ло­же­ния»… ния»… — А кто-ни­будь уже так де­лал с ней? — Не знаю, — чест­но от­ве­тил Тим­ка. — Не слы­хал. Но я ни­как не мог се­бе это­го даже пред­ста­вить! «Я в по­сте­ли с Тет­кой Пуф­фен­дуй? Да та­кое и в кош­мар­ном сне не уви­дишь!» — го­во­рил се­бе. Но мои де­ла шли все ху­же. За­дол­жен­но­сти по ее пред­ме­ту невоз­мож­но бы­ло от­ра­бо­тать. Пуф­фен­дуй смот­ре­ла на ме­ня по­верх сво­их жут­ких оч­ков и, ехид­но ух­мы­ля­ясь, «да­ви­ла» во­про­са­ми. А по­том ли­це­мер­но взды­ха­ла и ро­ня­ла: — Увы, Но­ви­ков, придется еще под­учить вот это и вот это... Вы­бор был неве­лик:

или я вы­ле­таю за хво­сты, или та­щу эту тет­ку в кой­ку. «А как ее можно со­блаз­нить?! Чем? Это же хо­дя­чая фор­му­ла!» — не по­ни­мал я. — Ну как по­жи­ва­ет твой за­чет у Пуф­фен­ду­и­хи? Уже спих­нул? — спро­сил друг, за­гля­нув ко мне в го­сти спу­стя несколь­ко дней. — Ста­рик, а как кон­крет­но это можно сде­лать? — недо­уме­вал я. — За­про­сто. Вы­сле­ди, где она живет, по­том по­ста­рай­ся встре­тить­ся с ней ти­па слу­чай­но. Тас­кай ее ба­у­лы с про­дук­та­ми, встре­чай на ав­то­бус­ной оста­нов­ке, за­ни­май раз­го­во­ра­ми, и даже не за­ме­тишь, как она сама вле­зет к те­бе в по­стель. А там, счи­тай, за­чет у те­бя в кар­мане, — по­со­ве­то­вал мне друг. Вы­хо­да из ту­пи­ка я не ви­дел. Придется на­прячь­ся. Оста­лось раз­до­быть ад­ре­сок Тет­ки Пуф­фен­дуй. Позд­но ве­че­ром я воз­вра­щал­ся до­мой на ав­то­бу­се, раз­мыш­ляя, ка­кой шо­ко­лад­кой под­ку­пить сек­ре­тар­шу в де­ка­на­те, что­бы она да­ла мне нуж­ный ад­рес. Пас­са­жи­ры вы­хо­ди­ли один за дру­гим, и в кон­це кон­цов нас оста­лось в ав­то­бу­се двое: я и ка­кая-то да­моч­ка на пе­ред­нем си­де­нье, пя­лив­ша­я­ся в ок­но. Я не ви­дел ли­ца, но об­ра­тил внимание на пыш­ные тем­ные волосы, па­да­ю­щие на пле­чи. Люб­лю пыш­но­во­ло­сых жен­щин, очень воз­буж­да­ют... Я вы­шел че­рез сред­нюю дверь, а да­моч­ка пых­те­ла­пы на сту­пень­ках­ступ пе­ред­не­го­редне вы­хо­да во­круг огром­ной клет­ча­той­клет­ча­то сум­ки. Все-та­ки в на­ших тет­ках ни­ка­кой­ни­ка­ко куль­ту­ры и ро­ман­ти­ки:ро­ман­ти­ки веч­но на­гру­зят­ся, как ло­ша­ди!ло­шад По­мочь, что ли? Я по­до­шел. — Де­вуш­ка, вам по­мо... Ой!О Ли­дия Иго­рев­на? А что вы тут де­ла­е­те? Пуф­фен­дуй усмех­ну­лась: — Жи­ву я здесь, Но­ви­ков. Я взял ее сум­ку, снял со сту­пе­нек ав­то­бу­са, по­ста­вил на зем­лю. — А где ва­ши оч­ки? — ляп­нул и при­ку­сил язык: ду­рац­кий во­про­сик! Так вот по­че­му я ее не узнал сра­зу! Тет­ка Пуф­фен­дуй рас­пу­сти­ла свой убо­гий ста­ру­ше­чий узел во­лос, сня­ла оч­ки, и ли­цо ее из­ме­ни­лось по­чти до неузна­ва­е­мо­сти. А судь­ба-то мне подыг­ры­ва­ет! Вот он, шанс! На лов­ца и зверь бе­жит. Придется, ко­неч­но, пе­реть ее тор­бу, за­то по­том... — Оч­ки мои в сум­ке, — су­хо от­ве­ти­ла Пуф­фен­дуй. — Спа­си­бо, Но­ви­ков. — Так как же вы по­та­щи­те эту сум­ку? Мо­жет, я по­мо­гу? Она по­смот­ре­ла на свое со­кро­ви­ще, ко­леб­лясь, со­гла­шать­ся на по­мощь или нет, по­том кив­ну­ла: — Ну по­мо­ги­те. Я взял сум­ку, кряк­нул: — Там у вас... бу­лыж­ни­ки? — Кар­тош­ка, ком­по­ты. Зе­лень вся­кая. Я с да­чи еду, вот ма­ма и на­гру­зи­ла. Еле успе­ла на элек­трич­ку. Маль­чиш­ки мои там все ле­то про­во­дят, — со­всем по-до­маш­не­му от­ве­ти­ла пре­под­ша. — Тут дво­ра­ми со­всем неда­ле­ко ид­ти. Мы по­пле­лись че­рез дво­ры. Я ли­хо­ра­доч­но при­ду­мы­вал те­мы для бе­се­ды, но ни­че­го не при­ду­мы­ва­лось. — При­шли, — Ли­дия оста­но­ви­лась у «хру­щев­ки». — Вон мое ок­но. За­ме­ча­тель­но. Чет­вер­тый этаж. Есть по­вод под­нять­ся в квар­ти­ру: лиф­та ведь нет! Я ре­ши­тель­но шаг­нул в подъ­езд. Ли­дия ни­че­го не ска­за­ла, по­шла впе­ре­ди. А поп­ка у нее, меж­ду про­чим, очень ап­пе­тит­ная. И вся фи­гу­ра, во­об­ще-то, то­же. Ес­ли бы не оч­ки ду­рац­кие, вполне еще да­моч­ка... На­ко­нец-то ее квар­ти­ра. Я вта­щил сум­ку и при­го­то­вил­ся на­пра­ши­вать­ся на чай. — Ли­ду­ся, это ты? — раз­дал­ся муж­ской го­лос. — Что так позд­но? В при­хо­жую въе­хал на ин­ва­лид­ной ко­ляс­ке муж­чи­на. Он про­из­во­дил стран­ное впе­чат­ле­ние: му­ску­ли­стый торс и... су­хие непо­движ­ные, кост­ля­вые, как пал­ки, но­ги. — Это мой сту­дент, Но­ви­ков. Он мне сум­ку по­мог до­не­сти. Живет тут неда­ле­ко. Мой муж, Ста­ни­слав Ан­дре­евич. Я по­про­щал­ся и по­спе­шил уй­ти. Ли­дия вы­шла за мной на пло­щад­ку. Ска­за­ла, гля­дя мне в гла­за: — Пять лет на­зад Стас по­лез на яб­ло­ню. Мне за­хо­те­лось самое боль­шое и крас­ное яб­ло­ко с вер­хуш­ки. Вет­ка об­ло­ми­лась. Он упал спи­ной на пень. Пол­ный па­ра­лич ниж­ней ча­сти те­ла. Гос­по­ди, да она же все по­ня­ла! И да­ла от­вет, не за­дав ни од­но­го во­про­са! Я смот­рел на пре­под­шу и впер­вые ви­дел ми­лое, еще мо­ло­дое ли­цо. Толь­ко очень уста­лое. И ка­рие гла­за в длин­ных рес­ни­цах. Очень пе­чаль­ные. Ли­дия Иго­рев­на улыб­ну­лась: — Спа­си­бо, Тарас, за по­мощь. — По­жа­луй­ста. Ли­дия Иго­рев­на, вы вот так... — я по­ка­зал ру­кой «гуль­ку» на го­ло­ве, — не де­лай­те. Вам не идет. И вме­сто оч­ков по­про­буй­те лин­зы... — А ты не толь­ко без­дель­ник, но еще и на­хал? — не слиш­ком сер­ди­то на­хму­ри­лась Ли­дия Иго­рев­на. Я рас­сме­ял­ся и по­бе­жал вниз, ис­пы­ты­вая чув­ство ве­се­ло­го об­лег­че­ния. На следующее за­ня­тие Ли­дия при­шла с рас­пу­щен­ны­ми во­ло­са­ми и без оч­ков. По­смот­ре­ла на ме­ня во­про­си­тель­но, и я кив­нул ей в знак одоб­ре­ния. Сту­ден­ты удив­лен­но шу­шу­ка­лись. За­чет я про­ва­лил. Раз­ве можно за две неде­ли вы­учить то, что про­пус­кал весь год? Прав­да, ме­ня не от­чис­ли­ли, раз­ре­ши­ли пе­ре­сда­чу осе­нью. Так что с Ли­ди­ей мы еще встре­тим­ся. Я ни­ко­му не рас­ска­зал о на­шей встре­че тем ве­че­ром и боль­ше ни ра­зу не вспом­нил о ее смеш­ном про­зви­ще.

С мо­мен­та той на­шей совершенно слу­чай­ной встре­чи я Ли­дию Иго­рев­ну ду­рац­ким про­зви­щем ни­ко­гда не на­зы­вал, да и дру­гим сту­ден­там не поз­во­лял это­го де­лать

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.