Ма­ма, что с то­бой про­ис­хо­дит?

Вый­дя на пен­сию, я за­тос­ко­ва­ла: со­вер­шен­но не пе­ре­но­шу без­де­лья! Од­на­ко вы­ход на­шел­ся...

Vdvojem - - Родительский День -

Яне со­би­ра­лась на по­кой. То есть тео­ре­ти­че­ски пла­ни­ро­ва­ла, ко­неч­но, ко­г­да­ни­будь, в да­ле­ком бу­ду­щем. Но, как го­во­рит­ся, че­ло­век пред­по­ла­га­ет, а на­чаль­ство рас­по­ла­га­ет. Но­во­му трид­ца­ти­лет­не­му ди­рек­то­ру ста­ло пле­вать на мой опыт и зна­ния. Для него я бы­ла пя­ти­де­ся­ти­се­ми­лет­ней тет­кой, ста­рой кля­чей, ко­то­рую по­ра от­пра­вить на жи­во­дер­ню. Он не уволь­нял ме­ня, но со­здал та­кие усло­вия, что при­шлось на­пи­сать за­яв­ле­ние об ухо­де. На­вер­ное, люди, ко­то­рые за­го­дя на­чи­на­ют го­то­вить се­бя к то­таль­но­му ни­че­го­не­де­ла­нию, адап­ти­ру­ют­ся к пен­си­он­но­му жи­тью-бы­тью не так болезненно. У ме­ня же пе­ре­ход от пол­ной за­гру­жен­но­сти к со­сто­я­нию «Гос­по­ди, чем же се­бя за­нять?» ока­зал­ся стре­ми­тель­ным. Сколь­ко раз я жа­ло­ва­лась на то, что в сут­ках все­го два­дцать че­ты­ре ча­са, а те­перь вдруг ста­ло ЦЕЛЫХ два­дцать че­ты­ре! По­пы­та­лась устро­ить­ся на ра­бо­ту. Раз­ме­сти­ла на сай­тах тру­до­устрой­ства ре­зю­ме (о воз­расте преду­смот­ри­тель­но умол­ча­ла). Ра­бо­то­да­те­ли пе­ред тем, как при­гла­сить ме­ня на со­бе­се­до­ва­ние, так­тич­но ин­те­ре­со­ва­лись го­дом мо­е­го рож­де­ния и, услы­шав «страш­ное» чис­ло, сразу же сво­ра­чи­ва­ли раз­го­вор... Мне све­ти­ло бес­по­во­рот­но утвер­дить­ся в ста­ту­се пен­си­о­нер­ки. Си­деть на ла­воч­ке у подъ­ез­да бы­ло ре­ши­тель­но неин­те­рес­но, пя­лить­ся в те­ле-

ви­зор, ту­пея от бес­ко­неч­ных се­ри­а­лов, — еще ху­же. Оста­ва­лись кни­ги, но гла­за быст­ро уста­ва­ли от чте­ния. В об­щем, та­кая ханд­ра на­ва­ли­лась, что хоть вол­ком вой. Вы­ход на­шла моя ум­ни­ца-доч­ка. — Мам, что ты там бу­дешь за­ги­бать­ся от тос­ки? Пе­ре­ез­жай к нам: мне спо­кой­нее, те­бе ве­се­лее. Пред­ло­же­ние Ма­рин­ки за­ста­ло ме­ня врас­плох. Толь­ко и про­бор­мо­та­ла: «Я по­ду­маю…» — и по­ве­си­ла труб­ку. Гос­по­ди, как про­сто ре­ша­ют­ся все мои про­бле­мы! Почему же я са­ма до та­ко­го про­сто­го ре­ше­ния не до­ду­ма­лась? Ко­неч­но, пе­ре­еду. А ес­ли про­дать мою «двуш­ку» в Чер­ни­го­ве, денег долж­но хва­тить на од­но­ком­нат­ную в Харь­ко­ве. Ска­за­но — сде­ла­но! На ула­жи­ва­ние про­даж-по­ку­пок-пе­ре­ез­дов ушло око­ло двух ме­ся­цев, но цель бы­ла до­стиг­ну­та: я по­се­ли­лась ря­дом с доч­кой (в со­сед­нем до­ме) и уже не чув­ство­ва­ла се­бя та­кой оди­но­кой. Эпо­пея с пи­ро­га­ми на­ча­лась с то­го, что по­зво­ни­ла внуч­ка и при­гла­си­ла на вы­пуск­ной утрен­ник в дет­са­ду. Есте­ствен­но, я ста­ла рас­спра­ши­вать Настень­ку, ка­кая нас ожи­да­ет куль­тур­ная про­грам­ма. — Сна­ча­ла кон­церт для ро­ди­те­лей. Я бу­ду сти­хо­тво­ре­ние про шко­лу чи­тать и тан­це­вать вме­сте с Ле­шей Си­дор­ки­ным поль­ку. А по­том мы нач­нем пи­ро­вать. — На­вер­ное, пла­ни­ру­ет­ся слад­кий стол? — до­га­да­лась я. — Ка­кая ты смеш­ная, ба — за­хи­хи­ка­ла Насте­на. — Стол слад­ким не бы­ва­ет, он де­ре­вян­ный. А сла­до­сти бу­дут на сто­ле. — Все рав­но здо­ро­во! В мо­ем дет­ском са­ду пи­ры не за­ка­ты­ва­ли. — Ты хо­ди­ла в дет­ский сад? — недо­вер­чи­во про­тя­ну­ла внуч­ка. Ей бы­ло труд­но пред­ста­вить ме­ня маленькой де­воч­кой. — Пред­ставь се­бе… А слад­кий стол, то есть пир­ше­ство, кто ор­га­ни­зо­вы­ва­ет? Ва­ше на­чаль­ство? — Да… Но при­но­сить сла­до­сти бу­дем сами. Леш­ки­на ма­ма ку­пи­ла зе­фир и клуб­ни­ку, моя — кон­фет шо­ко­лад­ных, — Настя немно­го по­со­пе­ла в труб­ку и по­ин­те­ре­со­ва­лась: — Мо­жет, и ты то­же что­ни­будь ку­пишь? — Ку­пить — не куп­лю, но при­не­су, — об­на­де­жи­ла ее я. — А что при­не­сешь? — Вот на утрен­ни­ке и уви­дишь! На сле­ду­ю­щий день с утра я об­ло­жи­лась тет­рад­ка­ми, в ко­то­рые за­пи­сы­ва­ла ку­ли­нар­ные ре­цеп­ты, по­том схо­ди­ла на бли­жай­ший ры­нок, где дол­го и при­дир­чи­во вы­би­ра­ла про­дук­ты. Ко­гда по­сле кон­цер­та вы­ста­ви­ла на стол свои «ше­дев­ры», де­ти за­ча­ро­ван­но стол­пи­лись воз­ле них, а при­сут­ству­ю­щие ро­ди­те­ли и вос­пи­та­тель­ни­цы вос­хи­щен­но за­цо­ка­ли язы­ка­ми. Оба тор­та и слой­ки с ре­ве­нем ма­лы­ши сме­ли в мгно­ве­ние ока, и толь­ко по­том ста­ли ле­ни­во за­пи­хи­вать в се­бя по­куп­ные сла­до­сти. Ма­мы и ба­буш­ки просили по­де­лить­ся ре­цеп­том, а за­ве­ду­ю­щая лич­но по­бла­го­да­ри­ла за про­яв­лен­ный ку­ли­нар­ный ге­ро­изм. Это был день мо­е­го три­ум­фа. Как там у Пуш­ки­на? «Слух обо мне прой­дет по всей Ру­си ве­ли­кой?» Обо мне про­шел… Не по всей Ру­си, ко­неч­но, но по Ки­ев­ско­му рай­о­ну го­ро­да Харь­ко­ва — опре­де­лен­но. Пер­вой ла­сточ­кой бы­ла за­ве­ду­ю­щая дет­ским са­дом. Она по­зво­ни­ла че­рез день по­сле утрен­ни­ка: — Людмила Фе­до­ров­на, у мо­е­го му­жа ско­ро юби­лей. Не мог­ли бы вы что-ни­будь ис­печь ко дню его рож­де­ния? Я за­пла­чу сколь­ко ска­же­те. — Что ис­печь? — рас­те­ря­лась я. — Что-ни­будь. На ва­ше усмот­ре­ние… — она про­из­нес­ла это та­ким то­ном, ка­ким, на­вер­ное, про­сят Вя­че­сла­ва Зай­це­ва сшить на­ряд. Ведь и прав­да, не ста­нешь же объ­яс­нять Ма­сте­ру, где пу­стить рю­шеч­ку. Это ре­мес­лен­ник де­ла­ет из­де­лие по за­ка­зу, а Ма­эст­ро про­сто тво­рит! «Скром­нее нуж­но быть, Любовь Фе­до­ров­на!» — мыс­лен­но одер­ну­ла я се­бя, но со­гла­си­лась: — Ис­пе­ку. Вы толь­ко ска­жи­те, на ко­гда и сколь­ко бу­дет гостей… И по­нес­лось! За­ка­зы по­сы­па­лись как из ро­га изоби­лия. Очень ско­ро я на­ча­ла за­ра­ба­ты­вать боль­ше, чем на преды­ду­щей вы­со­ко­опла­чи­ва­е­мой ра­бо­те. Од­на­ко глав­ным бы­ли не день­ги, а тот факт, что я сно­ва ста­ла нуж­ной и вос­тре­бо­ван­ной. Внуч­ки при­шли в вос­торг от мо­ей «ин­ди­ви­ду­аль­ной де­я­тель­но­сти» (им, как вы по­ни­ма­е­те, то­же пе­ре­па­да­ли сла­до­сти), и доч­ка от­но­си­лась к хоб­би вполне ло­яль­но... до по­ры до вре­ме­ни. Ле­то в про­шлом го­ду вы­да­лось жар­ким, зять с детьми уехал к сво­им ро­ди­те­лям в Кар­па­ты, мы с Ма­ри­ной остались в городе. Утром с доч­кой обя­за­тель­но со­зва­ни­ва­лись, по­том она убе­га­ла на ра­бо­ту, а я ста­но­ви­лась к мар­те­ну. С серд­цем ста­ло пло­хо, ко­гда я вы­ни­ма­ла из ду­хов­ки пя­тый корж. Мне бы от­ле­жать­ся, но торт был за­ка­зан сва­деб­ный, не мог­ла же я под­ве­сти но­во­брач­ных. Как доч­ка ру­га­лась, ко­гда вра­чи «ско­рой» уеха­ли, пре­ду­пре­див: «Из­бе­гай­те на­гру­зок». Не толь­ко ру­га­лась, но и по­ста­ви­ла уль­ти­ма­тум: либо я пре­кра­щаю кон­ди­тер­ские ма­ра­фо­ны, ф либо б она пе­ре­ста­ет со мной об­щать­ся и не пус­ка­ет ко мне де­тей. Я при­ня­ла ее усло­вия и... сно­ва за­тос­ко­ва­ла. Да так силь­но, что на­ча­лись про­бле­мы со сном и ап­пе­ти­том. В об­щем, де­прес­сия во всей кра­се. — Ма­ма, что с то­бой про­ис­хо­дит? — за­вол­но­ва­лась Марина. — Ко­гда че­ло­ве­ку за­пре­ща­ют за­ни­мать­ся лю­би­мым де­лом... — По­ня­ла! — пе­ре­би­ла доч­ка. — Лад­но уж, пе­ки. Толь­ко уго­вор: без фа­на­тиз­ма и не до ин­фарк­та. Кста­ти, у нас тут с Ильей ско­ро го­дов­щи­на сва­дьбы...

Внуч­ки бы­ли в вос­тор­ге от мо­ей «ин­ди­ви­ду­аль­ной тру­до­вой де­я­тель­но­сти» и неред­ко мне по­мо­га­ли на кухне. Ко­неч­но, им то­же пе­ре­па­да­ли сла­до­сти...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.