РО­КО­ВОЙ ТРЕУГОЛЬНИК

Ка­за­лось, К жизнь на­ла­ди­лась. КЯ Я встре­ти­ла за­ме­ча­тель­но­го пар­ня, который к ме­ня очень любит...

Vdvojem - - Горячая Точка -

Ре­ше­ние уй­ти при­шло спон­тан­но. Я ки­да­ла в сум­ку все под­ряд: юб­ки, белье, би­жу­те­рию. Без раз­бо­ра, зло. На­де­ла туфли, паль­то, от­крыв дверь, шаг­ну­ла на лест­нич­ную клет­ку, буд­то с пер­ро­на прыг­ну­ла в от­хо­дя­щий по­езд. — Мо­ло­дец! — по­хва­ли­ла ме­ня по­дру­га Настя. — Я та­ко­го от те­бя не ожи­да­ла. — Да я са­ма от се­бя та­ко­го не ожи- да­ла. А по­том по­ду­ма­ла: «На что рас­счи­ты­вать?» На­де­ять­ся, что он пе­ре­бе­сит­ся? Вряд ли. Брач­но­го кон­трак­та нет, де­тей то­же, так что раз­ве­стись бу­дет неслож­но. — А квар­ти­ра? По­де­ли­те? — Угу… По­ка по­жи­ву на съем­ной. Ска­за­но — сде­ла­но. Спу­стя несколь­ко дней я арен­до­ва­ла го­стин­ку — неболь­шую, но уют­ную. Устро­ив­шись, по­зво­ни­ла му­жу: — Я по­да­ла на раз­вод и раз­дел иму­ще­ства. — Не ме­ли чушь, — по­со­ве­то­вал он. — Воз­вра­щай­ся, хва­тит людей сме­шить. Ну я ему и вы­да­ла все, что на­ко­пи­лось и тре­бо­ва­ло вы­хо­да. Ва­ле­ра вы­слу­шал мол­ча. По­том ко­рот­ко вы­нес свою ре­зо­лю­цию: «Ду­ра!» Я бро­си­ла труб­ку. Все. С про­шлым по­кон­че­но, на­чи­наю но­вую жизнь. Про­шел год. Я уси­лен­но де­ла­ла вид, что ра­ду­юсь неждан­ной сво­бо­де. Встре­ча­ясь с На­стей, рас­пи­на­лась, как мно­го в оди­но­че­стве плю­сов. И вдруг услы­ша­ла: — Кон­чай за­ли­вать, На­таш­ка! Я же ви­жу, как те­бе хре­но­во. И сразу за­пер­ши­ло в горле. — Хре­но­во. Осо­бен­но по но­чам. — Так да­вай я те­бя с кем-ни­будь по­зна­ком­лю. К нам в ре­дак­цию недавно но­вый фо­то­граф при­шел. Эдик. Весьма сим­па­тич­ный, а глав­ное — хо­ло­стой. — Зна­комь, — я по­жа­ла пле­ча­ми. Че­рез неде­лю уви­де­ла его на На­сти­ном дне рож­де­ния. Ду­маю, он знал, ра­ди ко­го его при­гла­си­ли, и ре­шил про­из­ве­сти впе­чат­ле­ние. Поначалу ме­ня это за­бав­ля­ло. Эдуард иг­рал кру­то­го: уго­щал всех до­ро­ги­ми си­га­ре­та­ми, рас­ска­зы­вал о по­куп­ке но­во­го ав­то, о недав­нем пу­те­ше­ствии в Та­и­ланд. На во­прос о цене ту­ра от­ве­тил под­черк­ну­то пре­не­бре­жи­тель­но. При этом по­смот­рел на ме­ня. Я ре­ши­ла дер­жать обо­ро­ну. Эди­ка слу­ша­ла хо­лод­но, пи­ла ко­ньяк из пу­за­то­го бо­ка­ла, изящ­но от­став­ляя при этом ми­зин­чик. Си­га­рет­ный дым по­мо­гал скры­вать про­ры­вав­ши­е­ся на­ру­жу эмо­ции. И вдруг: — Настя, у те­бя все по­дру­ги та­кие кра­си­вые, как На­та­лья? — это Эдуард. — Не все, толь­ко са­мые близ­кие. — это уже Настя. — Кста­ти, мог

бы ор­га­ни­зо­вать тан­цы. А то си­дим ти­хонь­ко, как ста­рич­ки. — Сей­час ис­пра­вим, — под­няв­шись, он вклю­чил маг­ни­то­фон и при­гла­сил ме­ня по­тан­це­вать. На­кло­нив­шись к уху, спро­сил: — На­таш, вам нра­вит­ся та­кая му­зы­ка? — Не знаю… В хо­ро­шем ис­пол­не­нии нра­вит­ся лю­бая. — От­лич­но. То­гда у ме­ня есть пред­ло­же­ние. Едем ко мне… Я рас­те­ря­лась: — К вам? Так сразу?! — Так сразу. Бу­дем пить ко­фе и слу­шать му­зы­ку. Не знаю почему, но я со­гла­си­лась. Уже в две­рях нас до­гна­ла Настя: — Хотели смыть­ся по-ан­глий­ски? Мы пе­ре­гля­ну­лись и лишь ви­но­ва­то раз­ве­ли ру­ка­ми… — Ну и как он? — спро­си­ла Настя с лю­бо­пыт­ством на сле­ду­ю­щий день. — Рас­ска­зы­вай. И я рассказала. О том, как вче­ра все бы­ло здо­ро­во, а се­год­ня мне стыд­но за столь лег­ко­мыс­лен­ное по­ве­де­ние. — Что муж­чи­на обо мне по­ду­ма­ет! — Не го­во­ри ерун­ды, — рас­сме­я­лась Насте­на. — Это жизнь. Ни­че­го страш­но­го ты по­ка не со­вер­ши­ла. Я немно­го успо­ко­и­лась. Шло вре­мя, мы с фо­то­гра­фом ста­ли встре­чать­ся. От­но­ше­ния бы­ли бур­ны­ми. По­жа­луй, да­же слиш­ком, по­то­му что че­рез два ме­ся­ца Эдуард пред­ло­жил пе­ре­брать­ся к нему. Пе­ре­еха­ла, не за­ду­мы­ва­ясь. Утром просну­лась с ощу­ще­ни­ем необык­но­вен­ной радости. Эдик! Неж­ный, доб­рый, лю­би­мый. Те­перь он все вре­мя бу­дет ря­дом. Здо­ро­во-о-о!!! Увы, идил­лия про­дол­жа­лась недол­го. Нет, мой из­бран­ник не го­нял­ся за дру­ги­ми юб­ка­ми и за­ра­ба­ты­вал прилично, но бы­ла у него од­на очень нехо­ро­шая при­выч­ка. Он лю­бил вы­пить. Ко­неч­но, бо­кал хо­ро­ше­го ви­на или немно­го ко­нья­ка еще ни­ко­му не по­вре­ди­ли, но та­кие на­пит­ки Эди­ка не за­во­ди­ли. Он пред­по­чи­тал самый де­мо­кра­тич­ный и про­стой ал­ко­голь­ный про­дукт — вод­ку. Те­перь нас все­гда бы­ло трое: я, он и бу­тыл­ка. Серд­це сразу за­би­ло тре­во­гу: бе­ре­гись, жить с ал­ко­го­ли­ком — все рав­но что ба­лан­си­ро­вать над про­па­стью. Ре­ши­ла по­со­ве­то­вать­ся с На­стей. — Под­ска­жи, как убе­дить Эди­ка бро­сить пить? — Он что, зло­упо­треб­ля­ет? — уди­ви­лась она. — Ни­ко­гда бы не по­ду­ма­ла. Все­гда та­кой бод­ря­чок. Шеф им очень до­во­лен. — Да я то­же. Но-о-о… По­ни­ма­ешь, он жить не мо­жет без спирт­но­го. При­чем пьет не ка­кие-ни­будь лег­кие на­пит­ки, а во­дя­ру. Про­сто не знаю, что де­лать. — М-да... А ты с ним об этом го­во­ри­ла? — Ну как те­бе ска­зать? На­ме­ка­ла. А он го­во­рит, что при­выч­ка рас­слаб­лять­ся с по­мо­щью го­ря­чи­тель­но­го яв­ля­ет­ся един­ствен­ным его сла­бым ме­стом. Что, мол, да­же на солн­це есть пят­на. — А ведь прав, — хмык­ну­ла по­дру­га. — Как из­вест­но, людей без недо­стат­ков не бы­ва­ет, так что не сто­ит ис­кать пят­на на том, что те­бя гре­ет. В смыс­ле, кто. — Де­лать вид, что все нор­маль­но? — Ну да. Ска­жи, он те­бя оби­жа­ет? — Ни­ко­гда. Эдик — са­ма доб­ро­та. — А как на­счет денег? Жад­ный? — Ну что ты! Вче­ра он мне да­же ма­ши­ну ку­пить по­обе­щал. — Вот ви­дишь! Бо­га­тый, щед­рый. И сам кра­са­вец. Что те­бе еще на­до?! Я толь­ко ру­кой мах­ну­ла. Мо­жет, и вправ­ду де­лаю из му­хи сло­на. При­бли­жал­ся мой день рож­де­ния. Я ре­ши­ла от­ме­тить его в уз­ком кру­гу, вер­нее, устро­ить ро­ман­ти­че­ский ужин. Так и сде­ла­ла. Взя­ла на ра­бо­те от­гул и весь день кру­ти­лась, как за­ве­ден­ная. Ста­ра­лась при­го­то­вить все са­мое луч­шее. Чем бли­же был час встре­чи, тем сла­дост­нее ста­но­ви­лось на ду­ше. На­кры­ла стол на две пер­со­ны. Кра­си­вая ска­терть, изыс­кан­ные за­кус­ки, бу­тыл­ка хо­ро­ше­го ко­нья­ка. Све­чи. В шесть по­бе­жа­ла пе­ре­оде­вать­ся. Хо­те­лось встре­тить любимого во всей кра­се. На­де­вая но­вое пла­тье, улыб­ну­лась соб­ствен­ным мыс­лям: пусть по­про­бу­ет не оце­нить та­кое сме­лое де­коль­те! На­ко­нец звяк­нул за­мок в двери. По­пра­вив при­чес­ку, я, как дев­чон­ка, по­бе­жа­ла в при­хо­жую. Эдик сто­ял воз­ле ве­шал­ки. В од­ной ру­ке рос­кош­ный бу­кет алых роз, в дру­гой... бу­тыл­ка вод­ки. Пой­мав мой взгляд, он по­жал пле­ча­ми: — Ко­неч­но, при све­чах по­ла­га­ет­ся пить шам­пан­ское, но ты же зна­ешь, я ши­пуч­ки не люб­лю. Дру­гое де­ло — во­доч­ка… — По та­ко­му слу­чаю я ку­пи­ла ко­ньяк. — Да ты во­об­ще у ме­ня ум­нич­ка. Но «бе­лень­кая» то­же при­го­дит­ся. По­ста­вив бу­тыл­ку на стол, он вдруг стук­нул се­бя ла­до­нью по лбу: — Скле­ро­тик! Я же по­да­рок те­бе при­нес и за­был вру­чить. А ну-ка про­тя­ни ру­ку и за­крой гла­за! Я по­слуш­но вы­пол­ни­ла прось­бу. И тут же по­чув­ство­ва­ла, что Эдик на­де­ва­ет мне на безы­мян­ный па­лец ко­леч­ко. От­крыв гла­за, ах­ну­ла: — Эдик! Это же брил­ли­ан­ты! — Угу, — за­улы­бал­ся он. — И это не про­стое коль­цо, а знак по­молв­ки. Ес­ли ты со­глас­на про­ве­сти со мной всю остав­шу­ю­ся жизнь... Вз­визг­нув, я бро­си­лась ему на шею: — Да-да-да!!! Со­глас­на! Эдик, я та­кая счаст­ли­вая! Чет­вер­то­го ок­тяб­ря мы по­же­ни­лись. А ше­сто­го мне со­об­щи­ли, что муж по­стра­дал в ав­то­ка­та­стро­фе и на­хо­дит­ся в ре­ани­ма­ции. При­мчав­шись ту­да, я узна­ла еще од­ну ужас­ную вещь. Эдик был пьян и не про­сто по­пал в ава­рию, а сбил жен­щи­ну на пе­ре­хо­де. Спа­сти ее не уда­лось. Вот та­кой ро­ко­вой треугольник по­лу­чил­ся: я, он и бу­тыл­ка вод­ки.

Ко­неч­но, бо­кал хо­ро­ше­го ви­на или немно­го ко­нья­ка еще ни­ко­му не по­вре­ди­ли, но та­кие на­пит­ки Эди­ка почему-то не за­во­ди­ли. Он пред­по­чи­тал самый де­мо­кра­тич­ный и про­стой ал­ко­голь­ный про­дукт – вод­ку...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.