Ес­ли бы не ты...

до­ста­точ­но М Моя жизнь про­хо­ди­ла бур­но – ба­ры, дис­ко­те­ки, д мно­го­чис­лен­ные по­клон­ни­ки. п Но по­том...

Vdvojem - - Хиты Номера -

Па­рень сто­ял за бар­ной стой­кой, про­ти­рая чи­стой сал­фет­кой пив­ной бо­кал. «Но­вень­кий, – от­ме­ти­ла я про се­бя. – Сим­па­тич­ный…» Он и прав­да был хо­рош со­бой. Во­ле­вое ли­цо, вы­ра­зи­тель­ные гла­за, креп­кие ру­ки...

Па­рень сто­ял за бар­ной стой­кой, со­сре­до­то­чен­но про­ти­рая чи­стой сал­фет­кой пив­ной бо­кал. «Но­вень­кий, — от­ме­ти­ла я про се­бя. — Сим­па­тич­ный…» Он и вправ­ду был хо­рош со­бой. Во­ле­вое ли­цо, вы­ра­зи­тель­ные гла­за... — Мо­жет, ся­дем за стой­ку? — негром­ко пред­ло­жи­ла по­дру­ге. — Лад­но, — со­гла­си­лась она. — Толь­ко пить боль­ше не буду. Не мо­гу! Вре­мя бли­зи­лось к вось­ми ве­че­ра, и у нас с Маш­кой был тре­тий за­ход в бар. Мы се­ли у стой­ки, бес­це­ре­мон­но раз­гля­ды­вая кра­си­во­го бар­ме­на. — Ка­кие у него длин­ные паль­цы, — за­ме­ти­ла я. — Да лад­но... паль­цы! — При­встав, Маш­ка пе­ре­гну­лась че­рез стой­ку. — Посмот­ри, ка­кая у это­го же­реб­чи­ка поп­ка! На­вер­ное, в по­сте­ли он бог… — Ба-а, ка­кие лю­ди! — ря­дом с на­ми при­сел один из на­ших ту­со­воч­ных при­я­те­лей, Стас, и мах­нул ру­кой бар­ме­ну. — При­вет, Макс! По­дой­дешь? — Ты что, его зна­ешь? — об­ра­до­ва­лась я. — Позна­комь нас! — За­па­ли, да? — под­миг­нул он. — Но у вас ну­ле­вые шан­сы. — Го­лу­бой? — огор­чи­лась Маш­ка. — Не уга­да­ла, — хмык­нул Стас. — Но у него сей­час мидл-лайф-край­зис. — Че? — не по­ня­ла я. — Кри­зис сред­не­го воз­рас­та, — блес- ну­ла зна­ни­ем ан­глий­ско­го по­дру­га. — Ра­но­ва­то! — Не ска­жи, — не со­гла­сил­ся с ней Стас. — Ему уже трид­цат­ник. В этом воз­расте на­чи­на­ешь за­ду­мы­вать­ся о со­вер­шен­ных ошиб­ках… — Пуд­ришь дев­чон­кам моз­ги? — шут­ли­во по­ин­те­ре­со­вал­ся у него по­до­шед­ший бар­мен. — Объ­яс­няю смысл жиз­ни, — рас­сме­ял­ся тот. — Кста­ти, зна­комь­ся: Ма­ша и Да­ша. Ду­маю, ты ча­сто бу­дешь их тут ви­деть, по­то­му что этот клуб им — дом род­ной… — По­нят­но, —Макс при­нял за­каз и уда­лил­ся. Про­во­див его взгля­дом, я пе­чаль­но вздох­ну­ла. «Кра­си­вый и непри­ступ­ный, — по­ду­ма­ла с со­жа­ле­ни­ем. — Та­ко­го непро­сто за­кад­рить…» — От­ку­да ты его зна­ешь? — не удер­жав­шись, спро­си­ла Ста­са. — Мак­са? — При­ку­рив, па­рень мед­лен­но вы­пу­стил в по­то­лок дым. — Он был вы­ши­ба­лой в клу­бе, где я рань­ше ра­бо­тал. Хо­ро­ший па­рень, но мрач­ный. Воз­мож­но, ска­за­лось то, что он ко­гда-то си­дел в тюрь­ме. — Ты уве­рен?! — ах­ну­ла Маш­ка. — Пять лет на зоне от­мо­тал. За дра­ку. Пыр­нул ка­ко­го-то при­дур­ка но­жом. В це­лях са­мо­за­щи­ты, но суд это во вни­ма­ние не при­нял. Ко­ро­че, за­су­ди­ли Мак­са, за­кон­ни­ки хре­но­вы! «Бед­ня­га, — мыс­лен­но вздох­ну­ла я. — Пред­став­ляю, как ему бы­ло неслад­ко. Сре­ди му­жи­ков, без жен­ской лас­ки. Без сек­са… Вот ду­рын­да! — одер­ну­ла се­бя. — Толь­ко о сек­се и ду­ма­ешь!» До­мой воз­вра­ща­лась от­но­си­тель­но трез­вая, на­де­ясь, что мать уже спит. К со­жа­ле­нию, ошиб­лась. — Где ты шля­лась? — за­кри­ча­ла ро­ди­тель­ни­ца, ед­ва я пе­ре­сту­пи­ла по­рог. — Отве­чай! — Да она пья­ная, — брезг­ли­во из­рек вы­шед­ший на крик Бо­рис. — Я прав? Да­рья, я те­бя спра­ши­ваю! Не го­во­ря ни сло­ва, про­шла ми­мо них в свою ком­на­ту и де­мон­стра­тив­но за­кры­ла дверь на за­движ­ку. «Ка­ко­го чер­та я во­об­ще сю­да воз­вра­ща­юсь? — по­ду­ма­ла зло. — Что за разборки?! Ну мать еще лад­но, но этот? Он-то че­го ко мне цеп­ля­ет­ся?!» Ко­гда я учи­лась на пер­вом кур­се, отец вдруг за­вел се­бе лю­бов­ни­цу чуть стар­ше ме­ня и, оста­вив нам с ма­мой квар­ти­ру, пе­ре­брал­ся со сво­ей пас­си­ей жить на да­чу. Че­рез пол­го­да де­ви­ца ро­ди­ла ему сы­на. Па­па­ша был на седь­мом небе от сча­стья, за­то ма­ма схо­ди­ла с ума от ревности. Что­бы до­са­дить от­цу, свя­зы­ва­лась чуть ли не с каж­дым встреч­ным, по­ка не за­хо­му­та­ла это­го при­дур­ка Бо­ри­са. Те­перь ее трид­ца­ти­лет­ний со­жи­тель пы­та­ет­ся взять на се­бя роль гла­вы се­мей­ства. Урод!

Сняв туфли, я бро­си­лась на кро­вать. Че­рез ми­ну­ту в дверь по­сту­ча­ли. — Все, Даш­ка, — про­го­во­ри­ла за ней ма­ма, — с ме­ня хва­тит! Боль­ше ни­ка­ких пья­нок-гу­ля­нок! Я сы­та ими по гор­ло! Не хо­чешь учить­ся — иди ра­бо­тай, нече­го на мо­ей шее си­деть! — Хва­тит, мам… — по­про­си­ла. — Иди спать! Пе­ред гла­за­ми сто­я­ло ли­цо Мак­са. Я пы­та­лась пред­ста­вить се­бе, чем он сей­час за­нят. Так и усну­ла... Утром мне бы­ло пло­хо. Го­ло­ва тре­ща­ла. Во рту был мерз­кий при­вкус. Вый­дя в кух­ню, про­мям­ли­ла «доб­рое утро» и до­ста­ла из хо­ло­диль­ни­ка па­кет с апель­си­но­вым со­ком. По­ка пи­ла, мать смот­ре­ла на ме­ня, слов­но на вра­га. По­том хмык­ну­ла: — Суш­няк? Так те­бе и на­до! Вся в от­ца, та­кая же дрянь... — А са­ма? — бурк­ну­ла я. — При­ве­ла в дом чу­жо­го му­жи­ка, и он здесь ко­ман­ду­ет. А у него, меж­ду про­чим, свои де­ти име­ют­ся. Двое, ка­жет­ся? — Не твое де­ло! — про­ши­пе­ла она. — Ты мне не указ. — Пред­ставь се­бе, ты мне то­же! Опо­лос­нув чаш­ку, я от­пра­ви­лась в ван­ную. Уви­дев се­бя в зер­ка­ле, за­сто­на­ла — ли­цо опух­ло, под гла­за­ми меш­ки. И в та­ком ви­де по­ка­зать­ся Мак­су? Ни за что! Хо­тя… Мне ужас­но хо­те­лось его уви­деть. При­ня­ла душ, на­кра­си­лась и от­пра­ви­лась в бар. Макс встре­тил ме­ня без улыб­ки: — Ра­но ты се­го­дня. И не очень хо­ро­шо вы­гля­дишь. В сле­ду­ю­щий раз ду­май, пре­жде чем на­пи­вать­ся. — Все ска­зал? — разо­зли­лась я. — Сам-то все­гда был пра­виль­ный? Или те­бя по ошиб­ке в тюря­гу упек­ли? — Стас раз­бол­тал? — горь­ко усмех­нул­ся Макс. — Но я сво­е­го про­шло­го не сты­жусь. Ес­ли бы мог по­вер­нуть вре­мя вспять, по­сту­пил бы точ­но так же. Толь­ко це­лил­ся бы луч­ше, что­бы од­ним по­дон­ком на земле ста­ло мень­ше. — По­лу­ча­ет­ся, тот тип те­бе здо­ро­во на­со­лил, — сде­ла­ла вы­вод. — По­лу­ча­ет­ся так… — он кив­нул. — Хм... И чем же? — Те­бе дей­стви­тель­но ин­те­рес­но? Он из­на­си­ло­вал мою де­вуш­ку, и она по­кон­чи­ла с со­бой. — Его паль­цы с та­кой си­лой сжа­ли ста­кан, слов­но он хо­тел его раз­да­вить. — Прости, по­жа­луй­ста! — ис­пу­ган­но за­ле­пе­та­ла я. — Не хо­те­ла при­чи­нить те­бе боль. И я... Я во­все не ал­ко­го­лич­ка, ты не ду­май! Про­сто вдруг ста­ло так тош­но жить... Я да­же хо­те­ла уехать, толь­ко не знаю ку­да… Мак­сим по­ста­вил ста­кан на стой­ку. Склад­ка меж­ду бро­вей раз­гла­ди­лась, и он улыб­нул­ся. Я опе­ши­ла. ТАК он улы­бал­ся мне в пер­вый раз. — Не нуж­но ни­ку­да ехать, — по­мол­чав, ти­хо ска­зал Макс. — Как бы тя­же­ло ни бы­ло. От се­бя все рав­но не убе­жишь. По­ду­май об этом! — Те­бе лег­ко го­во­рить. Ты муж­чи­на, а я… — мой го­лос пре­да­тель­ски дрог­нул. — По су­ти, у ме­ня ни­ко­го нет. В соб­ствен­ном до­ме не имею пра­ва го­ло­са. Мать со­всем с ка­ту­шек съе­ха­ла со сво­им мо­ло­дым лю­бов­ни­ком. У па­па­ши во­об­ще же­на-ма­ло­лет­ка. Недав­но ре­бен­ка ему ро­ди­ла. Маль­чи­ка. — Вы­хо­дит, у те­бя есть брат. — Вы­хо­дит, есть. — Я вздох­ну­ла. — А тол­ку-то?! Мы ведь не об­ща­ем­ся со­всем. Отец не хо­чет. — А ты хо­чешь? — Я? То­же осо­бо не стрем­люсь. Да­же на­зло ему ин­сти­тут бро­си­ла. — Ну и зря. Без ди­пло­ма сей­час ни­ку­да. Лич­но я на за­оч­ном учусь, уже на тре­тьем кур­се. И все успе­ваю. — По­нят­но... А род­ные у те­бя есть? — спро­си­ла осто­рож­но. — Ни­ко­го… Отец ушел от ма­те­ри еще до мо­е­го рож­де­ния, она с го­ря ста­ла пить, би­ла ме­ня нещад­но. По­ка бы­ла жи­ва ба­буш­ка, за­щи­ща­ла, а по­том… — Он с гру­стью мах­нул ру­кой. — Ну на­до же! Ста­ло быть, мы товарищи по несча­стью? — Не люб­лю это вы­ра­же­ние. За счастье на­до бо­роть­ся и ни­ко­гда не опус­кать ру­ки. Пе­ре­стань се­бя жа­леть. Встрях­нись! — По­ста­ра­юсь, — по­обе­ща­ла я. До­мой воз­вра­ща­лась окры­лен­ная, по­то­му что Мак­сим при­гла­сил ме­ня в ки­но. Кто бы не ра­до­вал­ся та­ко­му ска­зоч­но­му ве­зе­нию?! Ве­че­ром са­ма при­го­то­ви­ла ужин и пер­вый раз за по­след­ние пол­го­да оста­лась до­ма. Ма­ма не мог­ла сдер­жать удив­ле­ния. А ко­гда я ска­за­ла, что хо­чу вос­ста­но­вить­ся в ин­сти­ту­те, за­пла­ка­ла: «Гос­по­ди, Даш­ка… Ты на­ко­нец-то взя­лась за ум!» Я не ста­ла объ­яс­нять, что за­ста­ви­ло ме­ня пе­ре­смот­реть свое по­ве­де­ние. Хо­тя зна­ла: ради Мак­са го­ры свер­ну. Ради него ста­ну дру­гой…

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.