● Ком­плекс Фед­ры

Кош­ма­ры не му­чи­ли ме­ня, несмот­ря на то что мно­го лет на­зад я со­вер­ши­ла тяж­кий грех. Од­на­ко про­шлое все-та­ки на­пом­ни­ло о се­бе...

Vdvojem - - Хиты Номера -

Ясмот­рю на кро­хот­ное смор­щен­ное ли­чи­ко мла­ден­ца: он кор­чит ро­жи­цы и пус­ка­ет пу­зы­ри, но вне­зап­но про­из­но­сит гу­стым ба­сом: «За­бе­ри ме­ня, ма­ма...» Я ис­пу­ган­но от­ша­ты­ва­юсь и... про­сы­па­юсь. Кровь пуль­си­ру­ет в вис­ках, на лбу про­сту­пи­ла ис­па­ри­на. Я при­слу­ши­ва­юсь: ря­дом мир­но по­хра­пы­ва­ет Ко­стя, мой муж, за ок­ном ше­ле­стят ран­ние ма­ши­ны и пер­вые трол­лей­бу­сы. На ча­сах по­ло­ви­на ше­сто­го — мож­но еще по­ва­лять­ся. Я за­кры­ваю гла­за и рас­слаб­ля­юсь, поз­во­лив сво­им мыс­лям течь про­из­воль­но. Эти ужас­ные сны ста­ли му­чить ме­ня недав­но — с тех пор, как на­ши от­но­ше­ния с Ан­дре­ем об­ре­ли яс- ность. «Это ком­плек­сы немо­ло­дой за­муж­ней жен­щи­ны, — успо­ка­и­ва­ла я се­бя. — Ведь он на пят­на­дцать лет мо­ло­же!» Но внут­рен­ний го­лос го­во­рил дру­гое: «Это не ком­плек­сы, до­ро­гу­ша... И воз­раст здесь ни при чем... Те­бя му­ча­ет со­весть. При­шло вре­мя ис­ку­пать дав­ние гре­хи». От этих мыс­лей мо­роз по ко­же, хо­чет­ся бежать ку­да гла­за гля­дят — по­даль­ше от се­бя, сво­ей ны­неш­ней бла­го­по­луч­ной жиз­ни, за­бить­ся в ка­кую-ни­будь но­ру, где про­шлое ни за что не смо­жет ме­ня на­стиг­нуть. Ко­гда я по­ня­ла, что глу­бо­ко бе­ре­мен­на, чуть не умер­ла от страха: ры­да­ла, ме­та­лась по квар­ти­ре, хо­те­ла отра­вить­ся ма­ми­ны­ми таб­лет­ка­ми, но ис­пу­га­лась. Мне ед­ва ис­пол­ни­лось пят­на­дцать, я бы­ла при­мер­ная школь­ни­ца, ма­ми­на на­деж­да и гор­дость. И вдруг та­кой кон­фуз. Я ри­ну­лась к те­ле­фо­ну, на­де­ясь на по­мощь по­дру­жек, но, к сча­стью, в этот мо­мент с ра­бо­ты вер­ну­лась ма­ма. Она до­воль­но лег­ко вы­тряс­ла из ме­ня правду — я го­то­ва бы­ла при­нять на­ка­за­ние из ее рук, как ис­це­ле­ние. — Ни­ко­му ни­че­го не го­во­ри. Слы­шишь ме­ня — ни-ко-му! — ти­хо ска­за­ла она. — На та­ком сро­ке что­то де­лать уже позд­но. По­едешь к ба­буш­ке — бу­дешь ро­жать там. И она от­пра­ви­ла ме­ня за сот­ни ки­ло­мет­ров от род­но­го до­ма. Сво­е­го ре­бен­ка я ви­де­ла толь­ко один раз — в ро­дза­ле. Един­ствен­ное, что за­пом­ни­ла, — это был маль­чик. Че­рез два дня в при­сут­ствии ма­мы я под­пи­са­ла от­каз от него и вер­ну­лась до­мой. А с но­во­го учеб­но­го го­да вос­ста­но­ви­лась в шко­ле — и ста­ла жить даль­ше, буд­то ни­че­го и не бы­ло. И лишь вый­дя за­муж и ро­див Свет­ку, я по­ня­ла, ка­кой тяж­кий грех взва­ли­ла на се­бя моя ма­ма. Ме­ня же, как ни стран­но, вос­по­ми­на­ния не му­чи­ли — я про­сто вы­бро­си­ла этот эпи­зод из сво­ей жиз­ни как слу­чай­ный. И толь­ко ко­гда к нам на ка­фед­ру при­шел Ан­дрей, про­шлое вдруг вер­ну­лось ко мне в ноч­ных кош­ма­рах. «На­до про­сто отка­зать­ся от

него, — уго­ва­ри­ва­ла се­бя. — Ведь мы оба зна­ем, что это безу­мие: у ме­ня се­мья, а он со­всем маль­чиш­ка...» Несмот­ря на раз­ни­цу в воз­расте, страсть вспых­ну­ла меж­ду на­ми мгно­вен­но. В пер­вый же день Ан­дрей ждал ме­ня по­сле ра­бо­ты. — По­е­ха­ли, — креп­ко взял за ру­ку. — Ку­да? — спро­си­ла я, да­же не пы­та­ясь со­про­тив­лять­ся. — Ку­да хо­чешь: ко мне, к те­бе, в го­сти­ни­цу... Нам сто­и­ло боль­ших уси­лий не бро­сить­ся в объ­я­тия друг дру­га пря­мо в так­си. Но ед­ва пе­ре­сту­пив по­рог но­ме­ра, мы сли­лись во­еди­но — мол­ча ка­та­лись по по­лу, ры­ча, ку­сая и це­луя друг дру­га, бо­ясь раз­жать ру­ки, но­ги и гу­бы, что­бы не утра­тить ощу­ще­ния это­го без­мер­но­го сча­стья. Это бы­ло ка­кое-то на­ва­жде­ние... Ан­дрей лю­бил за­сы­пать, по­ло­жив го­ло­ву на мои ко­ле­ни — я гла­ди­ла его во­ло­сы, це­ло­ва­ла ро­ди­мое пят­ныш­ко, пря­чу­ще­е­ся за ухом. «У ко­го-то я та­кое ви­де­ла... — мед­лен­но тек­ли мои мыс­ли. — Пят­на­дцать лет... Он мог бы быть мо­им сы­ном». Од­на­ж­ды Ан­дрей, при­выч­но скло­нив го­ло­ву мне на ко­ле­ни, ска­зал: — Хо­чешь, рас­ска­жу о се­бе? Я ведь си­ро­та... Точ­нее, моя мать от­ка­за­лась от ме­ня в род­до­ме. Я уз­нал об этом со­всем недав­но от мо­их, ока­зы­ва­ет­ся, при­ем­ных, ро­ди­те­лей. Я хо­тел бы ко­гда-ни­будь уви­деть ее. И еще очень хо­тел бы, что­бы она бы­ла по­хо­жа на те­бя... — Ан­дрей под­нял го­ло­ву и по­тя­нул­ся гу­ба­ми к мо­ей гру­ди. И вдруг — слов­но яр­кая вспыш­ка пе­ред гла­за­ми. Вс­пом­ни­ла! ...Ма­лень­кое ро­зо­вое тель­це, все еще свя­зан­ное со мной пу­по­ви­ной. Аку­шер­ка ак­ку­рат­но пе­ре­ре­за­ет ее и кла­дет кро­ху мне на грудь. Я опус­каю гла­за и ви­жу, как бьет­ся го­лу­бая жил­ка на его шей­ке, ви­жу тем­ное ро­ди­мое пят­ныш­ко за уш­ком... За­кры­ваю гла­за, что­бы он не уви­дел мо­их горь­ких слез. «Ан­дрей, кто же ты? Мой от­верг­ну­тый сын или по­да­рен­ный бо­гом лю­бов­ник? Ка­кая смерт­ная му­ка... Гос­по­ди, по­мо­ги мне узнать его...»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.