● Ма­гия июнь­ской но­чи

По ноч­но­му ле­су мед­лен­но шла де­вуш­ка с дву­мя за­жжен­ны­ми све­ча­ми в ру­ках. Она бы­ла по­хо­жа на Мав­ку из «Лі­со­вої піс­ні»...

Vdvojem - - News -

Вна­ча­ле июня мах­ну­ли мы с дру­гом на Дес­ну по­ры­ба­чить. Вод­ки с со­бой прин­ци­пи­аль­но не бра­ли (бы­ва­ли рань­ше пре­це­ден­ты, о ко­то­рых и вспо­ми­нать не хо­чет­ся), за­то пи­вом за­та­ри­лись ос­но­ва­тель­но. Ран­ним суб­бот­ним бб утром раз­би­ли б на б бе­ре­гу ла­герь, на­ку­па­лись до оду­ри, а ко­гда солн­це уже на­ча­ло кло­нить­ся к за­ка­ту, вспом­ни­ли о це­ли «вы­лаз­ки». Усе­лись в при­ве­зен­ные из до­ма шез­лон­ги, за­бро­си­ли удоч­ки... — Бла­го­дать... — про­мур­лы­кал Се­ре­га, гля­дя не на по­плав­ки, а на не­бо в ро­зо­во-зо­ло­тых об­ла­ках. — Хо­ро­шо... — со­гла­сил­ся я. — Усу­гу­бим пив­ком? — От­лич­ная идея. Та­щи. А за­од­но при­хва­ти су­ха­ри­ки или ореш­ки. — Черт, за­был ку­пить! — Я то­же, — рас­стро­ил­ся друг. — Вот это мы с то­бой про­ту­пи­ли! — Ни­че­го, сей­час кол­ба­сы на­ре­жу. — За­е­дать пи­во кол­ба­сой все рав­но, что ко­ньяк — со­ле­ны­ми огур­ца­ми, — на­зи­да­тель­но ска­зал Се­ре­га. — Мож­но, но не ко­миль­фо. Слу­шай, а мо­жет, здесь ра­ки есть? Я их зна­ешь, сколь­ко в дет­стве на на­ших Удах пе­ре­ло­вил?! Ща гля­ну... Ока­за­лось, на том ме­сте, где мы рас­по­ло­жи­лись, ра­ки во­ди­лись в изоби­лии, а мой друг — на­сто­я­щий спец по их лов­ле. Все­го за ка­кой­ни­будь час столь­ко на­тас­кал, что они еле по­ме­сти­лись в ко­те­лок. Есте­ствен­но, под та­кую цар­скую «за­ед­ку» пи­ва на­ми бы­ло вы­пи­то

лит­ра по три на бра­та. Не то что­бы силь­но опья­не­ли, но в сон ста­ло обо­их кло­нить уже в один­на­дцать в ве­че­ра. Мы не ста­ли с ним (в смыс­ле, с со сном) бо­роть­ся и друж­но за­д­рых­ли. Спу­стя па­ру ча­сов ме­ня раз­бу­дил, у уж про­сти­те за на­ту­ра­лизм, пе­ре­пол­нен пе­ре­пол­нен­ный до от­ка­за мо­че­вой пу­зырь. Я вы­лез из па­лат­ки, и, что­бы не справ­лять нуж­ду пря­мо в ла­ге­ре, ото­шел мет­ров на два­дцать. А ко­гда уже со­би­рал­ся воз­вра­щать­ся, вдруг уви­дел мель­ка­ю­щие меж­ду де­ре­вья де­ре­вья­ми два огонь­ка. Стран­ные та­кие... Для свет­ляч­ков их свет был слиш­ком на­сы­щен­ным, а для фо­на­ри­ков на­о­бо­рот — слиш­ком сла­бым. Ме­ня одо­ле­ло лю­бо­пыт­ство, и ре­ши ре­шил посмот­реть, что там та­кое све­тит­ся? Сам не знаю по­че­му, сту­пал пре­дель пре­дель­но осто­рож­но, ста­ра­ясь, что­бы под но­гой ни од­на вет­ка не хруст­ну­ла. Огонь­ки меж­ду тем яв­но дви­га­лись в мою сто­ро­ну, по­это­му рас­сто­я­ние меж­ду на­ми со­кра­ща­лось до­воль­но быст­ро. Тут из-за об­ла­ка вы­гля­ну­ла лу­на, и я уви­дел де­вуш­ку, мед­лен­но иду­щую че­рез по­лян­ку. На ней был бы­ла ка­кая-то длин­ная бе­лая одеж­да, во­ло­сы рас­пу­ще­ны по пле­чам, на го­ло­ве — ве­нок... Ну про­сто Мав­ка из «Лі­со­вої піс­ні»! В каж­дой й ру­ке она дер­жа­ла по за­жжен­ной све­че — так вот что за огонь­ки при­влек­ли мое вни­ма­ние! Тут Мав­ка под­ня­ла ру­ку, пла­мя све­чи осве­ти­ло ее ли­цо и я, за­быв­шись на мгно­ве­ние, вос­хи­щен­но при­свист­нул. Кра­са­ви­ца свист услы­ша­ла, за­мер­ла и ис­пу­ган­но вы­дох­ну­ла: — Кто здесь?! Я, что­бы рас­се­ять ее страх, шаг­нул из тем­но­ты на по­чти свет­лую от лун­но­го све­та по­ля­ну: — Не бой­ся, я не сде­лаю те­бе ни­че­го пло­хо­го! —Ко­неч­но, не сде­ла­ешь... А ес­ли по­пы­та­ешь­ся — на­ве­ду на те­бя пор­чу! — Ты что, кол­ду­нья? Де­вуш­ка ни­че­го не от­ве­ти­ла, но, как из­вест­но, мол­ча­ние — знак со­гла­сия. Я не ве­рю в кол­дов­ство, но по спине по­че­му-то по­бе­жа­ли му­раш­ки — на­вер­ное, они бы­ли вы­зва­ны кра­со­той незна­ком­ки или ма­ги­ей вол­шеб­ной июнь­ской но­чи. А воз­мож­но, и тем, и дру­гим сра­зу. — Не бой­ся, — за­чем-то по­вто­рил я и пу­стил­ся в объ­яс­не­ния. — У нас с дру­гом здесь неда­ле­ко на бе­ре­гу па­лат­ка, а я про­сто... — Ре­шил но­чью по­гу­лять по ле­су, — немно­го нерв­но за­сме­я­лась Мав­ка. — Но ты же гу­ля­ешь! Чем я ху­же? — Я здесь по де­лу... — Ле­ту­чих мы­шей для кол­дов­ско­го зе­лья ло­вишь? Или му­хо­мо­ры и дур­ман-тра­ву со­би­ра­ешь? — Ду­рак! — фырк­ну­ла де­вуш­ка, окон­ча­тель­но осме­лев. — Я к Десне иду, хо­чу ве­нок по во­де пу­стить... — Так ведь до Ива­на Ку­па­ла еще боль­ше ме­ся­ца! — Се­го­дня язы­че­ский празд­ник Ва­си­лис­ка, в эту ночь то­же вен­ки пус­ка­ют, — по­яс­ни­ла она. — Ес­ли мне не изменяет па­мять, Ва­си­лиск — это та­кое ми­фи­че­ское чу­до­ви­ще с го­ло­вой пе­ту­ха, ту­ло­ви­щем жа­бы и хво­стом змеи, — блес­нул я эру­ди­ци­ей. — Не изменяет, — кив­ну­ла незна­ком­ка и мед­лен­но, что­бы ве­тер не за­дул пла­мя све­чек, дви­ну­лась в сто­ро­ну ре­ки. — А мож­но мне с то­бой? — Иди ку­да хо­чешь, лес не куп­лен­ный, — по­жа­ла она пле­ча­ми. Мне очень хо­те­лось по­об­щать­ся с кра­са­ви­цей по­доль­ше, по­это­му за­ша­гал ря­дом с ней. Прой­дя несколь­ко мет­ров, пред­ло­жил: — Да­вай по­зна­ко­мим­ся! Ме­ня зо­вут Тимофей. Мож­но про­сто Тим. — А про­сто Фей? — лу­ка­во спро­си­ла де­вуш­ка. — До фея по­ка не до­тя­ги­ваю. Я еще не вол­шеб­ник, толь­ко учусь. — То­гда я бу­ду на­зы­вать те­бя Ти­мо­шей. Мож­но? — Да хоть Во­ни­фа­ти­ем или Епа­фра­сом — те­бе все мож­но! — И чем же я за­слу­жи­ла та­кую ми­лость с тво­ей сто­ро­ны? — Это не ми­лость, а ба­наль­ный ин­стинкт са­мо­со­хра­не­ния. Знаю я вас, кол­ду­ний. Вам что-то за­пре­тишь, а вы р-р-раз — и пор­чу на­шле­те! Кра­са­ви­ца сно­ва рас­сме­я­лась — на этот раз так ве­се­ло и без­удерж­но, что од­на из све­чей по­гас­ла. Я то­роп­ли­во чирк­нул за­жи­гал­кой и по­про­сил: — Ти­ше, а не то проснет­ся мой друг и пре­вра­тит твое ма­ги­че­ской дей­ство с вен­ком в ба­ла­ган. — А ты не пре­вра­тишь? — Я — нет. Кста­ти, ты так и не ска­за­ла сво­е­го име­ни. — Ва­си­ли­са. Но ес­ли ста­нешь на­зы­вать ме­ня Ва­сей или Ли­сой, я... — Знаю-знаю... Нашлешь на ме­ня страш­ную пор­чу. Лад­но, бу­ду на­зы­вать те­бя Ва­си­ли­сой Пре­крас­ной. — Мож­но и Пре­муд­рой, — я, меж­ду про­чим, шко­лу с зо­ло­той ме­да­лью окон­чи­ла. И на крас­ный ди­плом иду. Хо­тел спро­сить, где она учит­ся, но не успел — мы как раз вы­шли на бе­рег Дес­ны, мет­рах в пя­ти­де­ся­ти от на­ше­го с Се­ре­гой ла­ге­ря. Ва­си­ли­са за­шла в во­ду по по­яс, сня­ла с го­ло­вы ве­нок, за­кре­пи­ла на нем обе све­чи и осто- рож­но по­ло­жи­ла на во­ду. Те­че­ние под­хва­ти­ло ве­нок и по­нес­ло вдаль. — На суже­но­го га­да­ешь? — спро­сил у нее ше­по­том. — На удачу, — так же ше­по­том объ­яс­ни­ла де­вуш­ка. — Ес­ли ве­нок уто­нет — зна­чит, жди непри­ят­но­стей, а ес­ли нет — на­о­бо­рот. — Не уто­нул! — ра­дост­но со­об­щил я, ко­гда мер­ца­ю­щие огонь­ки све­чей скры­лись за реч­ной из­лу­чи­ной. — Те­перь жди сплош­ных при­ят­но­стей. — Бу­дем на­де­ять­ся, — улыб­ну­лась Ва­си­ли­са. — Про­во­дишь ме­ня до дач­но­го по­сел­ка? Тут неда­ле­ко, чуть боль­ше ки­ло­мет­ра... — Да хоть до Ки­е­ва! Ты ведь в Ки­е­ве жи­вешь? — Учусь там — в Мо­ги­лян­ке. На чет­вер­тый курс пе­ре­шла. А са­ма ро­дом из Ни­ко­ла­е­ва. — А я — ко­рен­ной ки­ев­ля­нин. В по­за­про­шлом го­ду окон­чил ма­ги­стра­ту­ру в по­ли­те­хе. — На­вер­ное, ай­тиш­ник? — Как ты до­га­да­лась?! — Все ай­тиш­ни­ки немно­го... не от ми­ра се­го... — Ну, тут мы с то­бой, по­хо­же, два са­по­га — па­ра, — хмык­нул я. — Ес­ли хо­чешь знать, я как раз — очень здра­во­мыс­ля­щий и ра­ци­о­наль­ный че­ло­век. Про­сто увле­ка­юсь древне­сла­вян­ской ми­фо­ло­ги­ей. — А я — ры­бал­кой и ком­пью­тер­ны­ми стра­те­ги­я­ми. Еще му­зы­ку люб­лю. Так, непри­нуж­ден­но бол­тая, мы до­шли до дач­но­го по­сел­ка. — Спа­си­бо, что про­во­дил, — ска­за­ла Ва­си­ли­са. — Не за что. Мо­жет, по­си­дим еще немно­го? — Толь­ко не на тра­ве. У ме­ня са­ра­фан мок­рый, в нем про­тив­но и хо­лод­но. Пой­дем к нам, я пе­ре­оде­нусь, а по­том в бе­сед­ке ко­фе по­пьем. — А хо­зя­е­ва воз­ра­жать не бу­дут? — Это да­ча ро­ди­те­лей мо­ей од­но­групп­ни­цы. Мы здесь от­ды­ха­ем вдво­ем с Ирой, а ее в та­кое вре­мя да­же из пуш­ки не раз­бу­дишь!

— Вась­ка, вста­вай, — за­тор­мо­шил я лю­би­мую. — А то на ав­то­бус опоз­да­ем! — От­стань, — сон­но от­мах­ну­лась она, не от­кры­вая глаз. — На этот опоз­да­ем, зна­чит, на сле­ду­ю­щем уедем. — К то­му вре­ме­ни луч­шие ме­ста на бе­ре­гу зай­мут ту­ри­сты. Те­бе хо­чет­ся со­сед­ства с пья­ны­ми ва­си­лис­ка­ми? — Тим, я уже го­во­ри­ла, что очень те­бя люб­лю? — же­на по­тя­ну­лась и креп­ко об­ня­ла ме­ня за шею. — По-мо­е­му, го­во­ри­ла. Но мо­жешь, ко­неч­но, ска­зать еще раз...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.