ХУ­ДОЖ­НИК в на­шем до­ме

Моя Маш­ка увлек­лась М у ри­со­ва­ни­ем, да д так, что смог­ла за­ра­зить ч з этой стра­стью с да­же д со­се­дей. Прав­да, П ее т те­перь, опы­тов по­сле с обо­я­ми, при­дет­ся де­лать п д ка­пи­таль­ный к ре­монт р в дет­ской. Но не бе­да! Ра­ди сча­стья с доч­ки и м мы не го­то­вы на

Vdvojem - - Родительский День -

Вна­шей се­мье ни­кто не от­ли­чал­ся осо­бым та­лан­том к ри­со­ва­нию. Лич­но мой мак­си­мум — это го­ло­ва ко­та в ши­кар­ной шля­пе. При­чем, шля­па смот­рит­ся на­мно­го кра­си­вее несчаст­но­го жи­вот­но­го. Муж толь­ко непло­хо сри­со­вы­ва­ет по ме­ре на­доб­но­сти. От­ку­да у Маш­ки взя­лась страсть к крас­кам, до сих пор не по­ни­маю. Но сто­ит ей уви­деть раз­но­цвет­ные ба­ноч­ки, как ре­бе­нок при­хо­дит в неопи­су­е­мый вос­торг. Дочь с упо­е­ни­ем пре­да­ет­ся лю­би­мо­му за­ня­тию. Я хо­ро­шая ма­ма, но очень чест­ная. Мо­е­му ре­бен­ку ни­ко­гда не стать вто­рым Пи­кассо. Ма­ша ри­су­ет увле­чен­но, но со­вер­шен­но не так, как нуж­но. Дру­гие де­ти де­ла­ют это на­мно­го луч­ше. Но для ме­ня глав­ное то, что ма­лыш­ка до­воль­на. Прав­да, мо­ро­ки от ее увле­че­ния то­же хва­та­ет, ведь Маш­ка не уме­ет ри­со­вать спо­кой­но. То во­ду опро­ки­нет, то вы­трет ки­сточ­ку о пла­тье. Из-за это­го все­гда хо­дит чу­ма­зая, но счаст­ли­вая. Пом­ню пер­вый доч­кин ри­су­нок. Мы с му­жем толь­ко ку­пи­ли ей крас­ки. Маш­ка с важ­ным ви­дом раз­ло­жи­ла все на сто­ле и за­яви­ла, что бу­дет ри­со­вать зай­ца. Ну, зай­ца так зай­ца. Я ушла на кух­ню, но па­ру раз тай­ком за­гля­ды­ва­ла в ком­на­ту — про­ве­ря­ла, как у Ма­рьи де­ла. Она от усер­дия да­же кон­чик язы­ка вы­су­ну­ла… Че­рез час гор­дая со­бой доч­ка при­нес­ла ри­су­нок. На зад­нем плане рас­по­ла­га­лись ел­ки,

в цен­тре кра­со­вал­ся боль­шой пе­нек, на ко­то­ром воль­гот­но воз­ле­жа­ли две змеи с длин­ны­ми раз­дво­ен­ны­ми язы­ка­ми. А из-за пня тор­ча­ла па­ра непо­нят­ных си­них тре­уголь­ни­ков. Хм… Я что-то за­бы­ла или пе­ре­пу­та­ла? Пла­ни­ро­вал­ся же за­яц! — Маш, а за­яц-то где? — Ма­моч­ка, ну как ты не по­ни­ма­ешь?! — доч­ка упер­ла ку­лач­ки в бо­ка и ста­ла по­яс­нять суть се­го ше­дев­ра. — Тут же змеи! Зай­чик их ис­пу­гал­ся и спря­тал­ся за этим пень­ком, толь­ко уш­ки тор­чат! Ага… Вот оно что… Ну что ж, в со­об­ра­зи­тель­но­сти мо­ей кро­ви­ноч­ке не от­ка­жешь. По­до­зре­ваю, она на­ча­ла ри­со­вать, но у нее не по­лу­чи­лось. И то­гда моя де­воч­ка ре­ши­ла за­мас­ки­ро­вать свою неуда­чу та­ким вот хит­рым спо­со­бом. Ум­нич­ка, вся в ме­ня! В на­шем до­ме жи­вет од­на за­бав­ная ста­руш­ка с пре­тен­зи­ей на ин­тел­ли­гент­ность. Вос­пи­ты­ва­ет двух сво­их вну­ков в ду­хе цар­ских за­ма­шек. Бед­ные де­ти! Ка­за­лось, это идут ма­лень­кие ста­рич­ки. Лю­бя­щая ба­бу­ля про­сто ли­ши­ла их дет­ства. Маль­чи­ков во­ди­ли на баль­ные тан­цы, в му­зы­каль­ную шко­лу, они учи­ли сти­хи и чи­та­ли толь­ко клас­си­ку. Я, ко­неч­но, ни­чуть не про­тив все­го это­го, но не в та­ком же воз­расте! Их сверст­ни­ки друж­но го­ня­ли по дво­ру, иг­ра­ли в вой­нуш­ку и ка­за­ки-раз­бой­ни­ки, а эти несчаст­ные лишь с за­ви­стью на­блю­да­ли... И ко­неч­но, эта ба­буль­ка ка­те­го­ри­че­ски не одоб­ря­ла мои ме­то­ды вос­пи­та­ния, не упус­кая слу­чая вы­ска­зать­ся. — Смот­рю, Ири­на Ни­ко­ла­ев­на, ва­ша де­воч­ка вся пе­ре­пач­кан­ная... — Да, она ри­со­ва­ла. — Но сей­час же не ри­су­ет! Умы­ли бы ее, пе­ре­оде­ли, а то хо­дит чу­ма­зая... — Маш­ка в лю­бой мо­мент опять уся­дет­ся за аль­бом, пусть так бе­га­ет. Тем бо­лее маль­чиш­ки по­зва­ли ее иг­рать в прят­ки. Под­вал, ку­сты, за­бор — са­ми по­ни­ма­е­те… Бу­ду толь­ко стир­кой и за­ни­мать­ся. Вот ве­че­ром от­мою с нее все это, а сей­час и так хо­ро­шо. — На ва­шем ме­сте я бы се­рьез­но за­ня­лась вос­пи­та­ни­ем де­воч­ки. Она же на­сто­я­щая ди­кар­ка! — Для ме­ня глав­ное, что­бы мой ре­бе­нок был счаст­лив! — рас­сер­ди­лась я. — А вот ва­ши вну­ки та­ко­вы­ми не вы­гля­дят. Про­сти­те, мне по­ра! — я ушла до­мой, ки­пя от пра­вед­но­го гне­ва. Бу­дут ме­ня учить вся­кие! С тех пор со­сед­ка толь­ко ве­ли­че­ствен­но ки­ва­ла мне, но боль­ше не за­го­ва­ри­ва­ла. И сла­ва бо­гу! Но че­рез па­ру недель, от­крыв дверь, я уви­де­ла ее на по­ро­ге на­шей квар­ти­ры. — Про­шу про­ще­ния, мне сроч­но нуж­но в боль­ни­цу, а маль­чи­ков оста­вить не с кем. Не мог­ли бы вы при­смот­реть за ни­ми? Я ту­да и об­рат­но. Не хо­чет­ся де­тей с со­бой брать: ма­ло ли, ка­кая за­ра­за там ле­та­ет. — Да, ко­неч­но, остав­ляй­те. Ре­бя­та роб­ко за­шли в квар­ти­ру. — Маш­ка, у нас го­сти, иди сю­да! — по­зва­ла я. Доч­ка пу­лей вы­ско­чи­ла из ком­на­ты, она у ме­ня де­воч­ка об­щи­тель­ная. — При­вет! Са­ша, Се­ре­жа, идем­те ко мне, я вам кое-что по­ка­жу. Маль­чи­ки по­шли за ней. Ма­ша пред­ло­жи­ла го­стям все свои иг­руш­ки, но они не за­ин­те­ре­со­ва­ли ре­бят. За­то крас­ки яв­но при­влек­ли их вни­ма­ние. — Ма­му­леч­ка, ты иди, не ме­шай нам, мы тут са­ми по­иг­ра­ем, — ме­ня без це­ре­мо­ний вы­про­во­ди­ли. От­лич­но, пус­кай раз­вле­ка­ют­ся, у ме­ня дел пол­но. Че­рез пол­ча­са вер­ну­лась со­сед­ка. — Мои вну­ки вам не силь­но ме­ша­ли? — Ну что вы, они у Маш­ки в ком­на­те, их не вид­но и не слыш­но. — Вот что зна­чит вос­пи­та­ние! Со­сед­ка гор­до уда­ли­лась, а я ехид­но фырк­ну­ла. Бед­ные де­ти, за­му­чен­ные власт­ной ба­буш­кой… Тут из дет­ской раз­дал­ся крик со­сед­ки. Я по­мча­лась на звук: гос­по­ди, толь­ко бы все бы­ли жи­вы… М-да, ес­ли из мо­ей до­че­ри и не по­лу­чит­ся ху­дож­ник, то ру­ко­во­ди­тель вы­рас­тет за­ме­ча­тель­ный, а вот маль­чи­ки, по­хо­же, мо­гут сде­лать неплохую ху­до­же­ствен­ную ка­рье­ру. В ком­на­те, где еще со­всем недав­но сте­ны бы­ли бе­лы­ми, те­перь ца­ри­ло буй­ство кра­сок. Маш­ка си­де­ла на сто­ле и ко­ман­до­ва­ла ре­бя­та­ми, а те по­кор­но ри­со­ва­ли все, что при­хо­ди­ло в го­ло­ву мо­ей до­че­ри. Тут был це­лый зве­ри­нец: кро­ли­ки, тиг­ры, мед­ве­ди, ли­си­цы... По­да­рить ей ко­тен­ка, что ли, мо­жет, то­гда уго­мо­нит­ся? — Что вы нат-т-т-тво­ри­ли? — со­сед­ка да­же за­и­кать­ся ста­ла. Ну еще бы, та­кой удар по ее ре­пу­та­ции вос­пи­та­те­ля! Ре­бя­та, крас­ные от сты­да и пе­ре­ма­зан­ные крас­ка­ми, мол­ча­ли. — Про­сти­те их, по­жа­луй­ста! Есте­ствен­но, мы сде­ла­ем ре­монт... — Ни­че­го страш­но­го, мне так да­же боль­ше нра­вит­ся, — за­ве­ри­ла я ее. — Вы шу­ти­те? — по­ра­зи­лась она. — Нис­коль­ко! А сей­час, ре­бя­та, быст­ро в ван­ную, мыть ру­ки и обе­дать. Вас ждет вкус­ней­ший в ми­ре пи­рог! Маш­ка спрыг­ну­ла со сто­ла и, схва­тив маль­чи­шек за ру­ки, тут же убе­жа­ла. — Вар­ва­ра Ива­нов­на, вы пре­крас­ная ба­буш­ка, но ино­гда де­тям хо­чет­ся по­ша­лить. Да­вай­те вы бу­де­те при­во­дить их к нам, пусть раз­вле­ка­ют мою Ма­шу. Вам хо­ро­шо, и мне спо­кой­нее. — Они же вам квар­ти­ру изуро­ду­ют, — ста­руш­ка ви­но­ва­то по­ту­пи­лась. — Не пе­ре­жи­вай­те, се­го­дня муж при­не­сет с ра­бо­ты боль­шие ли­сты ват­ма­на, у де­тей бу­дет на чем ри­со­вать. Ну так как, до­го­во­ри­лись? Ста­руш­ка, улыб­нув­шись, кив­ну­ла. Те­перь Са­ша и Се­ре­жа — на­ши ча­стые го­сти, а с со­сед­кой мы по­дру­жи­лись!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.