Мы вновь об­ре­ли друг дру­га

Я сно­ва при­е­ха­ла в Одес­су, хо­тя и не ду­ма­ла, что ко­гда-ни­будь ре­шусь на та­кое...

Vdvojem - - Дорога Любви -

Сбро­сив вьет­нам­ки, я по­шла по пес­ку бо­си­ком, до са­мой кром­ки бе­ре­га. Во­да бы­ла еще до­ста­точ­но хо­лод­ной, но я не от­сту­пи­ла. За­кры­ла гла­за и поз­во­ли­ла вол­нам ока­ты­вать мои сто­пы. Не при­ез­жа­ла сю­да де­сять лет. Бо­я­лась. Ко­неч­но, я бы­ва­ла на мо­ре, но толь­ко не в Одес­се. Слиш­ком мно­го бо­ли и горь­ких вос­по­ми­на­ний свя­за­но с этим го­ро­дом. Ведь имен­но здесь раз­би­лось мое серд­це — я рас­ста­лась с лю­би­мым на­ка­нуне сва­дьбы... Ог­ля­ну­лась на по­чти опу­стев­ший ве­чер­ний пляж. Не­по­да­ле­ку об­ни­ма­лась ка­кая-то па­роч­ка. Ма­ма с дву­мя ма­лы­ша­ми стро­и­ла за­мок. Несколь­ко по­жи­лых жен­щин про­гу­ли­ва­лись вдоль бе­ре­га. Я сде­ла­ла шаг на­зад и опу­сти­лась на пе­сок. А по­том лег­ла на спи­ну и ста­ла смот­реть на об­ла­ка... На­вер­ное, ни­кто и ни­ко­гда не был так бли­зок, как мы с То­лей. На­ша ис­то­рия на­ча­лась еще в шко­ле, ко­гда пер­во­клаш­ка­ми нас уса­ди­ли за од­ну пар­ту. И как-то неза­мет­но на­ив­ная дет­ская друж­ба пе­ре­рос­ла в лю­бовь. Первую, яр­кую, острую... Мы ста­ли нераз­луч­ны. Уже к окон­ча­нию шко­лы точ­но зна­ли: все­гда бу­дем вме­сте. Да­же по­сту­пи­ли в один уни­вер­си­тет на од­ну спе­ци­аль­ность и до­го­во­ри­лись, что ра­бо­ту то­же най­дем вме­сте. Что­бы аб­со­лют­но ни­че­го и ни­ко­гда нас не мог­ло раз­лу­чить. Сви­да­ния, по­це­луи, при­зна­ния... Сколь­ко сча­стья и неж­но­сти бы­ло то­гда в на­ших от­но­ше­ни­ях! Пом­ню, я на­чи­на­ла что­то го­во­рить, а То­лик под­хва- ты­вал неза­кон­чен­ную фра­зу, или сто­и­ло по­ду­мать о лю­би­мом, как тут же раз­да­вал­ся зво­нок те­ле­фо­на... То­ля сде­лал мне пред­ло­же­ние, ко­гда мы пе­ре­шли на чет­вер­тый курс. На са­мом де­ле бы­ло это чи­стой фор­маль­но­стью — ведь мы и так не пред­став­ля­ли се­бе жиз­ни друг без дру­га. Прав­да, ро­ди­те­ли по­ста­ви­ли усло­вие — сва­дьбу иг­ра­ем по­сле по­лу­че­ния ди­пло­ма. Мы воз­ра­жать не ста­ли. Нам бы­ло все рав­но. Ка­кая раз­ни­ца, ко­гда имен­но по­явит­ся пе­чать в пас­пор­те, ес­ли мы уже дав­но счи­та­ли се­бя му­жем и же­ной? Сра­зу по­сле сда­чи гос­эк­за­ме­нов мы по­да­ли за­яв­ле­ние в загс. И хоть я То­ли­ка зна­ла как об­луп­лен­но­го, ужас­но вол­но­ва­лась. С тре­пе­том пред­став­ля­ла, что со­всем ско­ро мы бу­дем жить вме­сте, как са­мая на­сто­я­щая су­пру­же­ская па­ра, что у нас обя­за­тель­но по­явят­ся дет­ки — маль­чик и де­воч­ка, что наш дом ста­нет на­деж­ной кре­по­стью, а чув­ства рас­цве­тут еще яр­че... Я вы­би­ра­ла пла­тье, со­став­ля­ла спи­сок го­стей. Оку­ну­лась с го­ло­вой в сва­деб­ные хло­по­ты. Вот толь­ко мо­им де­ви­чьим меч­там не суж­де­но бы­ло сбыть­ся. Та дав­няя ро­ко­вая по­езд­ка в Одес­су пе­ре­черк­ну­ла все на­деж­ды. По­сле эк­за­ме­нов мы ре­ши­ли по­ехать на мо­ре всей груп­пой — от­ме­тить окон­ча­ние уни­ве­ра и, так ска­зать, вы­пить пе­ред рас­ста­ва­ни­ем. Как же я то­гда бы­ла счаст­ли­ва! Солн­це, мо­ре, кри­ки ча­ек, негром­кий шум при­боя — то­гда весь мир во­круг су­ще­ство­вал как

буд­то толь­ко для нас дво­их... Мы, вче­раш­ние сту­ден­ты, устро­и­лись в па­ла­точ­ном го­род­ке. Опья­нен­ные сво­бо­дой, мор­ским воз­ду­хом и осо­зна­ни­ем то­го, что вся жизнь впе­ре­ди, ве­се­ли­лись на­про­па­лую. В один из ве­че­ров раз­ве­ли ко­стер пря­мо на пля­же. Ска­ка­ли че­рез огонь, пе­ли под ги­та­ру, пи­ли ви­но, ку­па­лись под яр­ки­ми, по-юж­но­му низ­ки­ми звез­да­ми. В ка­кой-то мо­мент То­лик ото­шел, и я оста­лась од­на. Ко мне под­се­ла Оль­га, на­ша быв­шая од­но­класс­ни­ца, од­но­групп­ни­ца и моя луч­шая по­дру­га. По­ло­жив лок­ти на ко­ле­ни, она за­дум­чи­во по­смот­ре­ла на огонь, по­том вдруг по­вер­ну­лась ко мне и ед­ва слыш­но про­шеп­та­ла: — Ну, как ты? Не скуч­но? — Во­все нет, мне хо­ро­шо — улыб­ну­лась. — Оль­ка, я та­кая счаст­ли­вая... — и в по­ры­ве чувств об­ня­ла по­друж­ку и по­ло­жи­ла го­ло­ву ей на пле­чо. Она вздрог­ну­ла и от­стра­ни­лась: — Как ду­ма­ешь, где сей­час То­лик? — Без по­ня­тия, — лег­ко от­мах­ну­лась я. — Долж­но быть, по­шел с ре­бя­та­ми за ви­ном... — Зна­ешь, Кать, я не хо­те­ла те­бе го­во­рить... — Оля на­бра­ла при­горш­ню пес­ка, по­том раз­жа­ла ла­донь и смот­ре­ла, как он стру­ит­ся сквозь паль­цы. — То­лик те­бе из­ме­ня­ет... «Что она несет?! — Я обал­де­ло уста­ви­лась на по­дру­гу, по­те­ряв дар ре­чи. — Это­го про­сто не мо­жет быть!» — Я бы не ска­за­ла ни­ко­гда, ес­ли бы ты не со­бра­лась за него за­муж, — про­дол­жа­ла Оля. — У него бы­ли дру­гие дев­чон­ки все эти го­ды, что вы вме­сте. Он да­же осо­бен­но и не скры­вал­ся. Я не хо­те­ла вме­ши­вать­ся, но не мо­гу боль­ше мол­чать. Ты долж­на знать прав­ду. На миг у ме­ня пе­ре­пу­та­лись все мыс­ли. По­ка­за­лось, что это не пе­сок, а моя жизнь уте­ка­ет сквозь ее паль­цы. — За­чем ты вы­ду­мы­ва­ешь?! Оля по­смот­ре­ла мне пря­мо в гла­за. В ее зрач­ках от­ра­жа­лись язы­ки пла­ме­ни ко­ст­ра. Мне ста­ло страш­но. За­хо­те­лось, что­бы она за­молч за­мол­ча­ла, ч что­бы не сме­ла пле­сти по­добн по­доб­ную чушь... А ес­ли это прав­да? Я по­чув­ство­ва­ла, что мои лад ла­до­ни за­ле­де­не­ли, и этот хо­лод под­ним под­ни­ма­ет­ся все вы­ше, до са­мо­го серд­ца. — Ес­ли хо­чешь знать, мне Тол То­лик сам го­во­рил, что не лю­бит теб те­бя, встре­ча­ет­ся так, из жа­ло­сти. О Он прос сто не пред­став­ля­ет, как разор разо­рвать ва­ши от­но­ше­ния, как ска­зать те­бе, что все кон­че­но, — без­жа­лост без­жа­лост­но це­ди­ла по­дру­га. — Жа­ло­валс Жа­ло­вал­ся, ц что з за­пу­тал­ся... Не удив­ляй­ся, мы ведь столь­ко лет дру­жим... Кровь уда­ри­ла мне в го­ло­ву, в ушах за­шу­ме­ло, а все во­круг по­дер­ну­лось дым­кой. Слов­но окру­жа­ю­щий мир вдруг очу­тил­ся за стран­ной по­лу­про­зрач­ной сте­ной, и зву­ки до­но­си­лись при­глу­шен­но, увя­зая в пре­гра­де. — По­че­му ты ни­ко­гда ни­че­го не го­во­ри­ла? — что­бы про­из­не­сти это, по­тре­бо­ва­лось огром­ное уси­лие. — Счи­та­ла, что вы са­ми раз­бе­ре­тесь. Но все за­шло слиш­ком да­ле­ко... — Не ве­рю... — про­шеп­та­ла я. — Де­ло твое. Вот толь­ко сей­час твой раз­лю­без­ный То­лик убла­жа­ет Ян­ку Ти­мо­хи­ну. Я са­ма ви­де­ла, соб­ствен­ны­ми гла­за­ми. — Ты лжешь... В этот мо­мент из-за боль­шо­го ва­лу­на по­ка­за­лась сме­ю­щая Яна, а сле­дом за ней в круг све­та вы­шел мой же­них. — Ты на­сто­я­щий муж­чи­на, То­ли­чек! Спа­си­бо, — про­вор­ко­ва­ла она и быст­ро по­це­ло­ва­ла его в ще­ку. Серд­це ух­ну­ло вниз, а к гор­лу под­сту­пи­ла тош­но­та. Я вско­чи­ла и бро­си­лась в тем­но­ту, не раз­би­рая до­ро­ги. — Ка­тя! Ка­тю­ша! Ты ку­да? — до­нес­ся до ме­ня го­лос То­ли­ка. Но я не же­ла­ла ни ви­деть, ни слы­шать его. Ни­ко­гда! Точ­но не пом­ню, как ока­за­лась на трас­се. Бы­ла прак­ти­че­ски невме­ня­е­ма. Без ве­щей, без де­нег. До­бра­лась до­мой ав­то­сто­пом. Ко­гда на рас­све­те по­зво­ни­ла в дверь, оде­тая толь­ко в ку­паль­ник и па­рео, ро­ди­те­ли чуть с ума не со­шли от тре­во­ги. Слу­шая мои сбив­чи­вые объ­яс­не­ния, ма­ма хва­та­лась за серд­це, а па­па гро­зил­ся «свер­нуть это­му мер­зав­цу шею»... Пер­вое вре­мя я не мог­ла ни есть, ни спать. Дни ка­за­лись бес­ко­неч­ны­ми, се­ры­ми от глу­хой тос­ки. Од­на­жды слу­чай­но на ули­це встре­ти­ла То­ли­ка, но он про­шел ми­мо, да­же не по­смот­рев в мою сто­ро­ну. Это ста­ло по­след­ней кап­лей. Ма­ло то­го что гу­лял на­пра­во и на­ле­во, так еще и за­ме­чать не же­ла­ет! Я ре­ши­ла, что здесь слиш­ком мно­гое на­по­ми­на­ет о раз­би­той люб­ви, и уеха­ла в дру­гой го­род. На­шла ра­бо­ту. Ино­гда встре­ча­лась с муж­чи­на­ми, но от­но­ше­ния не скла­ды­ва­лись: я ра­зу­чи­лась им до­ве­рять. И са­мое страш­ное, что за все эти го­ды так и не смог­ла за­быть То­ли­ка. По­на­де­я­лась, что, по­бы­вав в Одес­се сно­ва, пе­ре­вер­ну, на­ко­нец, эту стра­ни­цу сво­ей жиз­ни... Я ошиб­лась: вос­по­ми­на­ния на­хлы­ну­ли с небы­ва­лой си­лой. Ни­че­го не из­ме­ни­лось. Да­же вол­ны шу­ме­ли так же, как то­гда. «За­чем я сю­да при­е­ха­ла?» — по­ду­ма­ла и за­кры­ла гла­за. В ро­ко­те при­боя услы­ша­ла до бо­ли зна­ко­мый го­лос: — Ка­тя... Ка­тю­ша! Что за на­ва­жде­ние? От­кры­ла гла­за и уви­де­ла сто­я­ще­го на­до мной То­ли­ка. — Бо­же, от­ку­да? Это не сон? Ты со­всем не из­ме­ни­лась! — вос­клик­нул он и сел ря­дом на пе­сок. — Ты од­на? А где твой муж? С тру­дом об­ре­ла дар ре­чи: — Ка­кой муж? Я не за­му­жем! — Ну как же... Мне Оля ска­за­ла, что ты ме­ня раз­лю­би­ла и про­сто сбе­жа­ла, а вско­ре вы­шла за­муж за ка­ко­го-то бо­га­ча и уеха­ла. — Оля?! А мне она ска­за­ла, что ты из­ме­ня­ешь... с Яной и с дру­ги­ми... — Я?! Да я за­быть те­бя не мо­гу! — А пом­нишь, то­гда, на пля­же, ты и Ти­мо­хи­на? Чем вы за­ни­ма­лись? — Оля ме­ня по­про­си­ла Ян­ке по­мочь. Та серь­гу по­те­ря­ла, а я на­шел... Вот так по­дру­жень­ка... От­ня­ла у ме­ня де­сять лет жиз­ни. У нас с То­лей. Но те­перь мы сно­ва об­ре­ли друг дру­га... Хо­ро­шо, что я ре­ши­лась при­е­хать в Одес­су!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.