Оди­но­кая сво­лочь

Ка­рье­ру я ста­ви­ла на пер­вое ме­сто. Но вот от­сут­ствие лич­ной жиз­ни угне­та­ло…

Vdvojem - - Содержание -

Что у вас? — я ото­рва­ла взгляд от мо­ни­то­ра и под­ня­ла гла­за на боч­ком вхо­дя­ще­го в мой ка­би­нет за­ве­ду­ю­ще­го отделом. От вол­не­ния тот да­же вспо­тел. — Э-э-э... Доб­рый день, Ал­ла Вик­то­ров­на. Из­ви­ни­те за бес­по­кой­ство. Я при­нес вам от­чет. Как вы про­си­ли... — на по­лу­со­гну­тых он по­до­шел к сто­лу и дро­жа­щей ру­кой по­ло­жил пе­ре­до мной ак­ку­рат­ную стоп­ку бу­маг, уло­жен­ных в файл. Я при­сталь­но по­смот­ре­ла на него. «Это же смеш­но, — при­шла мне в го­ло­ву мысль. — Сто­ки­ло­грам­мо­вый му­жик дро­жит как оси­но­вый лист пе­ред хруп­кой жен­щи­ной». Од­на­ко, бег­ло про­смот­рев при­не­сен­ные ли­сточ­ки, мгно­вен­но при­шла в ярость: что де­лать — нер­вы... — Иван Семенович, не­уже­ли вам не стыд­но нести мне эту аб­ра­ка­даб­ру? — П-п-про­сти­те, Ал­ла Вик­то­ров­на... Что-то не так? — за­бле­ял он. — Да это же про­сто чушь, вы­со­сан­ная из паль­ца, — воз­му­ти­лась я. — Вы каж­дый вто­рой пункт на­чи­на­е­те со сло­ва «ка­жет­ся». А где ана­лиз? Где кон­крет­ные дан­ные о про­де­лан­ной ра­бо­те?! Что за хал­ту­ра? — П-по­то­му что я... то есть... Я ду­мал, что вы хо­ти­те знать мое мне­ние... Я нерв­но под­ня­лась и по­вер­ну­лась к это­му недо­те­пе спи­ной: — Про­шу вас, за­ру­би­те у се­бя на но­су: ме­ня не ин­те­ре­су­ет ни ва­ше мне­ние, ни ва­ши мыс­ли. Яс­но вам? — Д-да, — про­ше­ле­стел муж­чи­на. — То­гда сво­бод­ны! Се­ме­ня­щей по­ход­кой зав­от­де­лом про­сле­до­вал к две­ри. «Раз­маз­ня! — брезг­ли­во по­ду­ма­ла я. — Как хо­ро­шо, что бог на­гра­дил ме­ня не та­ким ха­рак­те­ром. Ина­че про­зя­ба­ла бы на жал­кой долж­но­сти ка­кой-ни­будь сек­ре­тар­ши с ми­зер­ной зар­пла­той и про­ги­ба­лась бы пе­ред вы­ше­сто­я­щи­ми». По­смот­ре­ла на ча­сы. Без чет­вер­ти семь. По­ра до­мой. Се­год­ня пят­ни­ца, мож­но, на­ко­нец, и рас­сла­бить­ся. — Ва­леч­ка, я ухо­жу, — бро­си­ла сек­ре­тар­ше, в оче­ред­ной раз са­мо­до­воль­но от­ме­тив, что Ва­ля не сме­ет ухо­дить рань­ше, чем я, хо­тя ра­бо­чий день у нас ров­но до ше­сти. — Хо­ро­шо, Ал­ла Вик­то­ров­на, — сек­ре­тар­ша фаль­ши­во улыб­ну­лась. — Все­го доб­ро­го. Удач­ных вы­ход­ных! Я зна­ла, что она бо­ит­ся ме­ня еще боль­ше, чем Иван Семенович... Вы­шла из офи­са, се­ла в свою ма­ши-

ну и по­еха­ла до­мой. У ме­ня бы­ла от­лич­ная квар­ти­ра в пре­стиж­ном рай­оне сто­ли­цы, об­став­лен­ная в сти­ле япон­ско­го ми­ни­ма­лиз­ма. Здесь ца­ри­ла сте­риль­ная чи­сто­та, но че­го-то все-та­ки не хва­та­ло. Я зна­ла, че­го имен­но. При­знать это бы­ло тя­же­ло. В мо­ем жи­ли­ще не бы­ло се­мей­но­го теп­ла. По­это­му я редко на­зы­ва­ла его до­мом. При­няв душ, за­ку­та­лась в мах­ро­вый ха­лат, плес­ну­ла в бо­кал ко­нья­ку. Поз­же по­зво­нил Ар­тур — мой зам и по сов­ме­сти­тель­ству лю­бов­ник. — Ты уже до­ма? — спро­сил он. — Мож­но при­е­хать? — Да­вай, — со­гла­си­лась я. Все рав­но де­лать бы­ло нече­го, а секс с мо­ло­дым муж­чи­ной пре­крас­но вос­ста­нав­ли­ва­ет си­лы. Ар­тур по­явил­ся уже че­рез пол­ча­са — с бу­тыл­кой шам­пан­ско­го и бу­ке­том. Мы вы­пи­ли по бо­каль­чи­ку, немно­го по­бол­та­ли ни о чем. — Ну лад­но... — я ре­ши­тель­но вста­ла. — Хва­тит бол­тать. Толь­ко зря вре­мя тра­тим. Пой­дем уже? — по­та­щи­ла его в спаль­ню. К сча­стью, Ар­тур на­хо­дил­ся в том воз­расте, ко­гда по­доб­ные пред­ло­же­ния не де­ла­ют­ся два­жды. Юно­ша с боль­шим удо­воль­стви­ем по­ви­но­вал­ся. Он был необы­чай­но хо­рош со­бой: му­ску­ли­стый, гиб­кий и без­удерж­но страст­ный. В по­сте­ли вы­пол­нял все мои же­ла­ния и фан­та­зии — ста­рал­ся, как умел. Знал, что мо­жет рас­счи­ты­вать на мою бла­го­дар­ность: ведь его судь­ба (в част­но­сти, ка­рье­ра) во мно­гом за­ви­се­ла от ме­ня... По­сле ве­ли­ко­леп­но­го сек­са Ар­тур об­нял ме­ня и по­чти мгно­вен­но уснул. Я осто­рож­но вы­скольз­ну­ла из его объ­я­тий и вы­шла на бал­кон по­ку­рить. Пе­чаль­ные мыс­ли овла­де­ли мной. Так в жиз­ни по­лу­чи­лось, что Ар­тур — един­ствен­ный че­ло­век, ко­то­ро­го я к се­бе при­бли­зи­ла. Кро­ме него, у ме­ня ни­ко­го не бы­ло — ни род­ных, ни дру­зей... В оче­ред­ной раз ста­ло нестер­пи­мо боль­но, обид­но за се­бя. Вер­ну­лась в ком­на­ту, на­ли­ла се­бе ви­на. «Вот ведь как по­лу­чи­лось, — по­ду­ма­ла груст­но. — Ря­дом со мной ни­ко­го не оста­лось, толь­ко па­рень, ко­то­рый спит со мной толь­ко из ко­ры­сти, в на­деж­де на то, что я про­дви­ну его по слу­жеб­ной лест­ни­це...» Зна­ла, что в офи­се ме­ня нена­ви­дят. Для со­труд­ни­ков я ме­ге­ра, стер­ва, «су­харь», черт в юб­ке. Да, я ча­сто бы­ва­ла рез­кой, мо­жет, да­же неспра­вед­ли­вой, но это­го тре­бо­ва­ла ра­бо­та. Еще несколь­ко лет на­зад, ко­гда я по­лу­чи- ла эту долж­ность, все твер­ди­ли, что жен­щи­на не смо­жет стать ру­ко­во­ди­те­лем фир­мы. Но я очень дол­го к это­му шла. Ка­рье­ра и ра­бо­та все­гда бы­ли для ме­ня на пер­вом ме­сте. Я от­ка­зы­ва­лась от друж­бы, люб­ви в поль­зу вре­мен­ных со­ю­зов с те­ми, кто мог по­мочь в по­лу­че­нии та­кой же­лан­ной долж­но­сти. Бы­ла го­то­ва на мно­гие жерт­вы и тер­пе­ли­во про­дви­га­лась к це­ли. Так же тер­пе­ли­во, как сей­час это де­ла­ет Ар­тур. А жерт­вы бы­ли. Сна­ча­ла я утра­ти­ла кон­такт с се­мьей. По­том по­зна­ко­ми­лась с Юрой и неко­то­рое вре­мя бы­ла аб­со­лют­но счаст­ли­ва... Улыб­ну­лась сво­им вос­по­ми­на­ни­ям... У нас с Юрой бы­ли об­щие пла­ны, мы го­то­ви­лись к сва­дьбе и рож­де­нию де­тей. Но вско­ре я по­лу­чи­ла пред­ло­же­ние, от ко­то­ро­го не­воз­мож­но бы­ло от­ка­зать­ся. Имен­но о та­ком шан­се меч­та­ла всю жизнь. Од­на­ко чет­ко да­ли по­нять, что бе­рут ме­ня по­на­ча­лу с ис­пы­та­тель­ным сро­ком. И толь­ко ес­ли я хо­ро­шо про­яв­лю се­бя, смо­гу за­дер­жать­ся в этом крес­ле. Это озна­ча­ло, что лич­ная жизнь долж­на быть от­ло­же­на на неопре­де­лен­ный срок... По­на­до­би­лось вы­би­рать: сча­стье под бо­ком у лю­би­мо­го или долж­ность, о ко­то­рой так дол­го меч­та­лось. Не ко­ле­ба­лась ни се­кун­ды — вы­бра­ла ка­рье­ру. С Юрой рас­ста­лась не очень хо­ро­шо — объ­яви­ла ему, что по­лю­би­ла дру­го­го. Со­вра­ла, по­ни­мая, что толь­ко так смо­гу из­ба­вить­ся от него на­все­гда. А те­перь? У ме­ня бы­ло все то, к че­му я так страст­но стре­ми­лась: ста­тус, ува­же­ние, день­ги. Вот толь­ко труд­но ра­до­вать­ся это­му все­му в оди­но­че­стве... Оста­ток но­чи я про­си­де­ла в крес­ле, раз­мыш­ляя о сво­ей жиз­ни. Уже рас­све­ло, ко­гда за­дре­ма­ла. Из это­го со­сто­я­ния ме­ня вы­вел проснув­ший­ся Ар­тур. — Что с то­бой? — оза­бо­чен­но спро­сил он. — Ты во­об­ще спа­ла? — По­дре­ма­ла... — Да­вай я сде­лаю зав­трак, — пред­ло­жил он. — Че­го бы ты хо­те­ла? Ап­пе­ти­та не бы­ло. Я смот­ре­ла на это­го мо­ло­до­го кра­си­во­го пар­ня и по­ни­ма­ла: он по­вто­ря­ет мой путь. Воз­мож­но, мне на­до бы­ло что-то сде­лать для то­го, что­бы у него лет че­рез де­сять бы­ла нор­маль­ная жизнь, а не по­доб­ное мо­е­му су­ще­ство­ва­ние — без­душ­ный офис и сте­риль­ная квар­ти­ра, ку­да со­вер­шен­но не хо­чет­ся воз­вра­щать­ся. — По­слу­шай. Мо­жет, те­бе не сто­ит все же де­лать ка­рье­ру чу­жи­ми ру­ка­ми? По­ду­май и о лич­ной жиз­ни. Ар­тур мгно­вен­но на­пряг­ся: — Ты мной не­до­воль­на? Я люб­лю свою ра­бо­ту и хо­чу че­го-то в жиз­ни до­стичь, как ты! — Ну что ж, — усмех­ну­лась я. — Раз ты так это­го хо­чешь, все по­лу­чит­ся. Я по­мо­гу. Толь­ко учти: это те­бе до­ро­го обой­дет­ся. Ста­нешь оди­но­кой сво­ло­чью, как я. — Знаю, — от­ве­тил он се­рьез­но. — Ме­ня это со­вер­шен­но не пу­га­ет...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.