Нам быть счаст­ли­вы­ми так про­сто...

Ни­кто не спо­рит: луч­ше быть бо­га­тым и здо­ро­вым, чем бед­ным и боль­ным. Но сча­стье не все­гда за­ви­сит от тол­щи­ны ко­шель­ка – я это точ­но знаю!

Vdvojem - - Семейный Альбом -

Ма­ма, есте­ствен­но, ис­кренне же­ла­ла нам сча­стья. Пред­став­ле­ние об эта­лон­ной жиз­ни для сво­их двух до­че­рей у нее бы­ло вполне кон­крет­ным, и впер­вые озву­чи­ла его вслух, ко­гда мне бы­ло че­тыр­на­дцать, а мо­ей стар­шей сест­ре — шест­на­дцать. — Де­воч­ки, я так хо­чу, что­бы вы в бу­ду­щем жи­ли со­всем не так, как мы с ва­шим па­пой, — с над­ры­вом ска­за­ла она. — По­че­му? — уди­ви­лась я. — Брак ро­ди­те­лей все­гда ка­зал­ся мне удач­ным и ста­биль­ным. — А что хо­ро­ше­го в хро­ни­че­ском без­де­не­жье? — ма­ма тоск­ли­во об­ве­ла взгля­дом сте­риль­но-чи­стую, но до­воль­но убо­гую ку­хонь­ку. — Пред­ла­га­ешь нам огра­бить банк? — прыс­ну­ла смеш­ли­вая Ир­ка. — За­пом­ни­те: ни­ще­та спо­соб­на убить да­же лю­бовь, — вздох­ну­ла ма­ма, слов­но не услы­шав Ир­ки­но­го шут­ли­во­го во­про­са. — Не ве­рю, — я упря­мо по­мо­та­ла го­ло­вой. — Ес­ли лю­бовь на­сто­я­щая, ее ни­что не убьет. И во­об­ще, бед­ность — не по­рок! — Но боль­шое свин­ство, — ста­ла сест­ра на ма­ми­ну сто­ро­ну. — Я, на­при­мер, дав­ным-дав­но меч­таю о ро­ли­ках, па­па ме­ня тре­тий год «зав­тра­ка­ми» кор­мит, а я хо­чу по­лу­чить их здесь и сей­час — на кой они мне сда­лись в ста­ро­сти?! Ма­ма по­гла­ди­ла ее по го­ло­ве — мол, мо­ло­дец, до­чень­ка, пра­виль­но мыс­лишь, но, по­сколь­ку я все еще на­хо­ди­лась в оп­по­зи­ции, про­дол­жи­ла на­став­лять нас на пусть ис­тин­ный: — Я хо­чу, что­бы вам обе­им не при­хо­ди­лось, как мне, счи­тать ко­пей­ки от зар­пла­ты до зар­пла­ты, что­бы дом у каж­дой был пол­ной ча­шей... То­гда и са­ми бу­де­те счаст­ли­вы, и ва­ши де­ти то­же. Ну все, хва­тит бол­тать! — она ре­ши­тель­но под­ня­лась с кол­че­но­го­го та­бу­ре­та. — Мне нуж­но ужин го­то­вить, а вы — марш учить уро­ки! На Ир­ку тот раз­го­вор, вид­но, про-

из­вел боль­шое впе­чат­ле­ние, по­то­му что, ко­гда мы лег­ли спать, она сно­ва вер­ну­лась к дан­ной те­ме. — А ведь ма­ма пра­ва, — про­тя­ну­ла сест­ра за­дум­чи­во. — Все-та­ки хо­ро­шо иметь мно­го де­нег. А сей­час, что­бы раз­бо­га­теть, по­яви­лись та­кие воз­мож­но­сти! — Ка­кие? — Ры­ноч­ная эко­но­ми­ка — вот ка­кие! Па­па­хен од­ной мо­ей од­но­класс­ниц ни­цы все­го год на­зад от­крыл ко­опе­ра­ти ко­опе­ра­тив, а уже ино­мар­ку ку­пил. Ты бы вид ви­де­ла, в ка­ких шмот­ках Оль­ка те­перь ще­го­ля­ет — об­за­ви­до­вать­ся мож­но. А на­ше­му па­пе уже по­чти пол­го­да в ег его НИИ за­пла­ту не пла­тят, и он в ус не ду­ет! — Он пе­ре­жи­ва­ет, — за­ступ за­сту­пи­лась я за от­ца. — Не все же мо­гут быть биз­не­сме­на­ми. — Ну, да, — вздох­ну­ла Ира Ира. — Па­па свою ду­рац­кую на­у­ку ни на что не про­ме­ня­ет. А мы из-за его у упрям­ства долж­ны стра­дать. — Че­ло­век — сам куз­нец св сво­е­го сча­стья! — про­ци­ти­ро­ва­ла я на на­род­ную муд­рость. — Так что дер­зай дер­зай. — Для то­го, что­бы от­крыть соб­ствен­ное де­ло, ну­жен стар­то­вый к ка­пи­тал, а у ме­ня его нет, и вряд ли в бли­жай­шие го­ды по­явит­ся. За­то ест есть кое-что дру­гое. При­чем, у те­бя то­же то­же. — Во­ля к по­бе­де? — мы обе учи­лись от­лич­но, и я к то­му вре­ме­ни уже точ­но зна­ла, что по­ступ­лю в ме­ди­цин­ский — ес­ли не с пер­во­го ра­за, то с тре­тье­го или пя­то­го обя­за­тель­но. — Внеш­ность, ду­рын­да. Кра­со­та — страш­ная сила. И мы бу­дем пол­ны­ми иди­от­ка­ми, ес­ли не вос­поль­зу­ем­ся та­ким по­дар­ком судь­бы... Эта по­лу­ноч­ная бе­се­да со­сто­я­лась в ап­ре­ле 1996 го­да. Спу­стя пять лет сест­ра вы­шла за­муж за пре­успе­ва­ю­ще­го вла­дель­ца СТО и двух ав­то­мо­ек. Ко­гда еще до сва­дьбы при­ве­ла же­ни­ха к нам зна­ко­мить­ся, па­па по боль­шей ча­сти мол­чал, а я недо­уме­ва­ла — что Ир­ка на­шла в этом нека­зи­стом му­жи­ке? За­то ма­ма про­сто си­я­ла от удо­воль­ствия. — Сла­ва бо­гу, хоть кто-то в на­шей се­мье, на­ко­нец, за­жи­вет по­че­ло­ве­че­ски, — ска­за­ла она, по­сле то­го как вза­им­ные смот­ри­ны за­кон­чи­лись. — Я так ра­да за Ири­шу! — Ты се­рьез­но? — уди­ви­лась я. — Он же ста­рый. На це­лых сем­на­дцать лет стар­ше Ир­ки! — Трид­цать во­семь лет для муж­чи­ны — это са­мый рас­цвет, — го­ря­чо воз­ра­зи­ла ма­ма. — А в те­бе сей­час го­во­рит юно­ше­ский мак­си­ма­лизм. Вот по­смот­ришь па­ру го­ди­ков на се­мей­ное сча­стье сест­ры и са­ма та­ко­го же се­бе за­хо­чешь. Она ока­за­лась ча­стич­но пра­ва: я не то что­бы за­ви­до­ва­ла Ир­ке, но мне то­же ужас­но хо­те­лось жить боль­шом кра­си­вом до­ме, ез­дить на «БМВ» и от­ды­хать за гра­ни­цей. Од­на­ко мой «юно­ше­ский мак­си­ма­лизм» ока­зал­ся силь­нее тя­ги к кра­си­вой жиз­ни... — Мам, пап, по­зна­комь­тесь, это мой же­них, мы с ним учим­ся в па­рал­лель­ных груп­пах, — ска­за­ла я, под­тал­ки­вая впе­ред лю­би­мо­го. — Глеб Круг­лов, — с за­стен­чи­вой улыб­кой пред­ста­вил­ся он. Вот па­ра­докс, ма­ме, ко­то­рая, по ее соб­ствен­но­му при­зна­нию, всю жизнь про­зя­ба­ла в ни­ще­те, по­на­до­би­лось все­го несколь­ко се­кунд, что­бы с точ­но­стью до ко­пей­ки оце­нить сто­и­мость одеж­ды, обу­ви и часов Гле­буш­ки. По то­му, как по­полз­ли вниз кон­чи­ки ее губ, ста­ло яс­но — она недо­воль­на. А ко­гда в про­цес­се «до­про­са» узна­ла, что по­тен­ци­аль­ный зять ро­дом из неболь­шо­го се­ла в Вы­ш­го­род­ском рай­оне, окон­ча­тель­но рас­стро­и­лась. Впро­чем, лю­би­мый ни­че­го та­ко­го не за­ме­тил — он еще не на­учил­ся счи­ты­вать эмо­ции бу­ду­щей те­щи и при­нял ее веж­ли­вую «по­ли­тес­ность» за ис­крен­нее рас­по­ло­же­ние. — Ма­рин­ка, ты со­шла с ума? — спро­си­ла ма­ма, ко­гда Глеб ушел. — Этот твой, с поз­во­ле­ния ска­зать, же­них гол, как со­кол! Ну, ку­да он со­би­ра­ет­ся те­бя по­сле сва­дьбы при­ве­сти? К се­бе в об­ща­гу? И во­об­ще, на ка­кие ши­ши жить пла­ни­ру­е­те? На свои две сти­пен­дии? — Глеб под­ра­ба­ты­ва­ет са­ни­та­ром в мор­ге, — объ­яс­ни­ла я. — О гос­по­ди! — про­сто­на­ла ма­ма. — Я в мо­ло­до­сти то­же под­ра­ба­ты­вал — раз­гру­жал по но­чам ва­го­ны, — вме­шал­ся в раз­го­вор мол­чав­ший до это­го па­па. — И ни­че­го... — Вот имен­но! НИ­ЧЕ­ГО! — со­рва­лась ма­ма на крик. — А я хо­чу, чтоб у Ма­ри­ны, как и у Иры, бы­ло ВСЕ! — Хо­ти, что угод­но, но мы все рав­но по­же­ним­ся! — за­яви­ла ей. — Ты что, бе­ре­мен­ная?! — Да, — со­вра­ла я и для убе­ди­тель­но­сти до­ба­ви­ла: — А Глеб ка­те­го­ри­че­ски за­пре­ща­ет де­лать аборт. — Ну, еще бы! Рас­ка­тал уже па­рень гу­бу на сто­лич­ную про­пис­ку! Мы то­гда силь­но по­ссо­ри­лись, но ма­ма, к сча­стью, от­ход­чи­ва: са­ма на сле­ду­ю­щий день пред­ло­жи­ла по­ми­рить­ся и, по­хо­же, сми­ри­лась с мо­им вы­бо­ром — во вся­ком слу­чае, по­сле скром­ной сва­дьбы пу­сти­ла неугод­но­го зя­тя на на­ши квад­рат­ные мет­ры... Что бы­ло даль­ше? Окон­ча­ние уни­ве­ра, ин­тер­на­ту­ра, на­ча­ло ра­бо­ты (я устро­и­лась ло­ром в по­ли­кли­ни­ку, а му­жа взя­ли хи­рур­гом в од­ну из ки­ев­ских кли­ник). По­куп­ка в кре­дит та­кой же двуш­ки-хру­щов­ки, как у ро­ди­те­лей, но в дру­гом рай­оне, рож­де­ние Ка­тю­ши, а че­рез два го­да — Пав­ли­ка... В об­щем — жизнь. ...Неде­лю на­зад до­го­во­ри­лись с сест­рой встре­тить­ся, по­си­деть в ка­фе. Вы­гля­дит Ир­ка по­тря­са­ю­ще — ни за что не ска­жешь, что трид­цать во­семь уже стук­ну­ло. Де­ла у ее му­жа по-преж­не­му идут хо­ро­шо, сы­но­вья учат­ся в пре­стиж­ном ли­цее. Она по­хва­ста­лась но­вым ко­леч­ком, рас­ска­за­ла, как всей се­мьей от­дох­ну­ли в До­ми­ни­кане, но гла­за при этом бы­ли тоск­ли­вые, как у боль­ной со­ба­ки. — Ириш, у те­бя пробле­мы? — спро­си­ла я осто­рож­но. — С маль­чиш­ка­ми ни­ка­ко­го сла­ду, у Вик­то­ра про­ста­тит и ха­рак­тер со­всем пас­куд­ный стал — по­чти каж­дый день со­ба­чим­ся, лю­бов­ник вче­ра на­мек­нул, что непло­хо бы от­бла­го­да­рить его за ста­ра­ние чем-то ма­те­ри­аль­ным. А в осталь­ном, пре­крас­ная мар­ки­за, все хо­ро­шо... — Глеб, ты счаст­ли­вый че­ло­век? — спро­си­ла у му­жа, вер­нув­шись до­мой. — Нет, — по­ка­чал он го­ло­вой. — Вот ес­ли ты ме­ня по­кор­мишь, и но­чью не вы­дер­нут, как реп­ку, на ка­ку­ю­ни­будь экс­трен­ную опе­ра­цию — то­гда бу­ду аб­со­лют­но счаст­лив! — А ес­ли без шу­ток? Он по­до­шел вплот­ную, об­нял за пле­чи, за­гля­нул мне в гла­за: — По-мо­е­му, нам с то­бой быть счаст­ли­вы­ми так про­сто! Кто-то дру­гой, воз­мож­но, и не по­нял бы, что Глеб имел в ви­ду, но для ме­ня все бы­ло пре­дель­но яс­но. — Про­сто, — улыб­ну­лась я и по­тер­лась но­сом о его ко­лю­чую ще­ку.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.