В ПЕ­РЕ­ВО­ДЕ С ЖЕНСКОГО

Мо­ло­до­му му­жу по­рой очень нелег­ко по­нять, о чем мол­чит его же­на. И на­чи­на­ют­ся про­бле­мы...

Vdvojem - - Первая Страница -

Ме­до­вый ме­сяц. Ан­та­лия. Мо­ре си­нее, пе­сок жел­тый, пи­во хо­лод­ное, секс го­ря­чий — что еще че­ло­ве­ку нуж­но для пол­но­го сча­стья? Пред­по­след­ний день на­ше­го с Ка­тей сва­деб­но­го пу­те­ше­ствия. По­сле­зав­тра до­мой — к су­ро­вым тру­до­вым буд­ням. Так не хо­чет­ся уез­жать! Но раз остать­ся в этом раю не­ре­аль­но, зна­чит, на­до на­по­сле­док от­тя­нуть­ся на пол­ную ка­туш­ку. Не в смыс­ле про­бу­хать по­след­ние трид­цать шесть ча­сов так, что­бы ме­ня по­том как ба­гаж гру­зи­ли в са­мо­лет, а по­лу­чить за это вре­мя мак­си­мум удо­воль­ствия от ту­рец­ко­го «олл ин­клю­зив» и все­го, что к нему при­ла­га­ет­ся. День про­шел за­ме­ча­тель­но. По­сле ужи­на от­лич­но по­си­де­ли в ба­ре. За­тем вернулись в свой номер для мо­ло­до­же­нов. Но ко­гда лег­ли, слу­чил­ся боль­шой-пре­боль­шой УПС. Нет, же­на не от­ка­за­ла мне в бли­зо­сти и не ста­ла при­ду­мы­вать от­маз­ки ти­па «я об­го­ре­ла», или «ми­ди­я­ми отра­ви­лась», или «го­ло­ва бо­лит». Но я сра­зу по­чув­ство­вал — что-то с ней не то. Обыч­но Ка­тя в по­сте­ли та­кая страст­ная, та­кая изоб­ре­та­тель­ная, а тут по­ве­ла се­бя, как ге­ро­и­ня старого

анек­до­та, ко­то­рая, ло­жась спасть, остав­ля­ет му­жу, при­позд­нив­ше­му­ся на ра­бо­те, за­пис­ку: «Обед на пли­те, ком­пот в хо­ло­диль­ни­ке, за­хо­чешь за­нять­ся лю­бо­вью — не бу­ди». А я так не мо­гу! Мне необ­хо­ди­мо, что­бы жен­щи­на то­же участ­во­ва­ла в про­цес­се, ина­че чув­ствую се­бя некро­фи­лом. Эрек­ция про­яви­ла со­ли­дар­ность с моз­гом, и я, несо­ло­но хле­бав­ши, от­ка­тил­ся на свою по­ло­ви­ну кро­ва­ти. — Что-то слу­чи­лось? — спра­ши­ваю. — Все нор­маль­но. — Пло­хо се­бя чув­ству­ешь? — Нор­маль­но. — А че­го ты та­кая? — Нор­маль­ная. — Слу­шай, — разо­злил­ся я. — Ты ка­кие-ни­будь дру­гие сло­ва зна­ешь? Мол­чит. — Я те­бя чем-то оби­дел? Мол­чит. — Жа­ле­ешь, что вы­шла за ме­ня за­муж? — я это вы­па­лил сго­ря­ча, но, ко­гда же­на сно­ва ни­че­го не от­ве­ти­ла, внут­ренне по­ежил­ся: а вдруг на этот раз ее молчание — то са­мое, ко­то­рое знак со­гла­сия? На­сту­пил по­след­ний день пе­ред от­ле­том. Все бы­ло пло­хо. Очень. Ка­тя ду­лась на ме­ня неиз­вест­но за что, а я на нее — за то, что она на ме­ня. Все­го две недели на­зад по­же­ни­лись, и уже та­кие про­бле­мы. А что же бу­дет даль­ше? В об­щем, на­стро­е­ние у ме­ня бы­ло пре­пар­ши­вое. Ко­гда че­мо­да­ны бы­ли уже уло­же­ны, а до от­ле­та оста­ва­лось все­го-ни­че­го, я, ни на что осо­бо не на­де­ясь, в со­тый раз за­дал жене во­прос: «Что слу­чи­лось?». И тут ее вдруг про­рва­ло. Во­до­пад слез... Во­до­пад слов... — Мы по­за­вче­ра си­де­ли в ба­ре. Я по­про­си­ла те­бя при­не­сти мне «Секс на пля­же», а ты при­нес «Мар­га­ри­ту». Се­бе... И мне то­же... А я хо­те­ла «Секс»... А ты ... А для те­бя мои же­ла­ния — ерун­да. Зна­чит, на них мож­но наплевать. Зна­чит, ты ме­ня со­всем не лю­бишь!!! — Так это все из-за кок­тей­ля? — опе­шил я от та­ко­го по­во­ро­та. — Вот ду­ре­ха! В ба­ре бы­ло шум­но, и я про­сто не рас­слы­шал твою прось­бу. — Прав­да? — же­на, за­бле­стев глаз­ка­ми, по­смот­ре­ла на ча­сы. — Так­си приедет за на­ми только че­рез пол­ча­са. Как ты ду­ма­ешь, успе­ем? — За­про­сто, — за­ве­рил ее. То­роп­ли­во стас­ки­вая с се­бя одеж­ду, вдруг по­ду­мал о сво­их ро­ди­те­лях, ко­то­рые про­жи­ли вме­сте в ми­ре и со­гла­сии трид­цать три го­да. На­до бу­дет по­про­сить от­ца, что­бы на­учил ме­ня пе­ре­во­дить жен­ское молчание на нор­маль­ный че­ло­ве­че­ский язык.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.