Пусть да­же ма­ло за­ра­ба­ты­ва­ет...

Му­жья со­труд­ниц при­лич­но за­ра­ба­ты­ва­ли, в то вре­мя мой Миш­ка по­лу­чал ко­пей­ки. За­то в на­шей се­мье уют­но, хо­ро­шо…

Vdvojem - - Содержание -

Ясо­бра­лась вы­пить ко­фе, по­лез­ла за чаш­кой в ку­хон­ный шкаф­чик, и... его двер­ца оста­лась у ме­ня в руках. «Ел­ки-пал­ки! Да ко­гда это за­кон­чит­ся?! — чер­тых­ну­лась в серд­цах. — Ин­те­рес­но, по­че­му вы­па­ла имен­но эта, ес­ли на чест­ном сло­ве дер­жа­лась дру­гая?» По­пы­та­лась при­со­ба­чить двер­цу на ме­сто, но у ме­ня, есте­ствен­но, ни­че­го не по­лу­чи­лось, что разо­зли­ло еще боль­ше. Па­ру се­кунд сер­ди­то гип­но­ти­зи­ро­ва­ла шкаф в на­деж­де, что двер­ца, как по ма­но­ве­нию вол­шеб­ной па­лоч­ки, са­ма вер­нет­ся на свое за­кон­ное ме­сто. Но чу­да не про­изо­шло. Вз­дох­нув, швыр­ну­ла от­ло­ман­ную двер­цу в угол и плюх­ну­лась на та­бу­рет. — Ой, ма­моч­ки! — ока­зав­шись на

по­лу, за­во­пи­ла во весь го­лос. Ста­рый та­бу­рет по­до мной бла­го­по­луч­но раз­ва­лил­ся. По­ти­рая пя­тую точ­ку, под­ня­лась и раз­дра­жен­но пну­ла но­гой зап­ча­сти от то­го, что не­дав­но бы­ло та­бу­ре­том. По-хо­ро­ше­му, всю рух­лядь, гор­до име­ну­е­мую ме­бе­лью, дав­но на­до за­ме­нить, но у нас на это веч­но нет де­нег. «По­че­му дру­гие му­жья мо­гут за­ра­бо­тать на но­вый гар­ни­тур, а мой — нет?» — я уси­лен­но взра­щи­ва­ла в се­бе злость на му­жа. Не да­лее как се­год­ня утром од­на моя кол­ле­га хва­ста­лась, что со­би­ра­ет­ся ме­нять об­ста­нов­ку в кухне. — Ты же, вро­де, со­всем не­дав­но стен­ку вме­сте с мяг­ким угол­ком по­ку­па­ла? — за­ме­ти­ла я. — Еще, пом­ню, го­во­ри­ла: мол, хо­ро­шее ка­че­ство, ду­бо­вая, бу­дет слу­жить веч­но. — Она мне на­до­е­ла, — дер­ну­ла пле­чи­ком Илон­ка. — Хо­чу бо­лее кру­тую, в со­вре­мен­ном сти­ле. Вы­би­раю меж­ду хай-тек и стек­лом. — Че­го? — я на­мор­щи­ла лоб. — Дол­го объ­яс­нять, — фырк­ну­ла она, за­ме­тив на мо­ем ли­це недоумение. — А ка­кой смысл вы­бра­сы­вать день­ги на ве­тер, ес­ли кух­ня куп­ле­на бук­валь­но несколь­ко ме­ся­цев на­зад? — до ме­ня все рав­но не до­хо­ди­ло. — Мо­гу се­бе поз­во­лить, — с вы­со­ко­мер­ны­ми нот­ка­ми вы­да­ла она. И я при­ку­си­ла язы­чок. Ко­неч­но, ес­ли муж — кру­той биз­нес­мен, по­че­му бы и не гуль­нуть? Не то что мой — бедный-несчаст­ный док­то­риш­ка... — Я вот ду­маю, а не при­ку­пить ли мне ди­ван­чик из бе­лой ко­жи, — ни­как не успо­ка­и­ва­лась Ило­на. — Ку­да? На кух­ню? — хмык­ну­ла я. Ка­жет­ся, кое-кто окон­ча­тель­но за­жрал­ся, с жи­ру бе­сит­ся. — А что ме­ша­ет? — вме­ша­лась Катерина, еще од­на кол­ле­га. — Я бы то­же свою ме­бель сме­ни­ла. Впро­чем, сей­час, на­вер­ное, уже не по­лу­чит­ся.

— По­че­му? Де­нег нет? — с на­деж­дой спро­си­ла я, ду­мая, что на­шла, на­ко­нец, по­дру­гу по несча­стью. — Не-а, — про­тя­ну­ла Ка­тя. — Мы про­сто в Ин­дию на­мы­ли­лись. Муж вче­ра об­ра­до­вал — го­во­рит, со­би­рай­ся, че­рез неделю едем. А мне на­деть нече­го! При­дет­ся гар­де­роб об­нов­лять, — вз­дох­ну­ла она при­твор­но. Еще бы ей не ка­тать­ся по Ин­ди­ям, муж ведь в ка­ком-то аме­ри­кан­ском кон­церне ра­бо­та­ет. Не то что мой... Н-да. Мне до Ин­дии по­чти как до Лу­ны. Не­ре­аль­но, ко­ро­че. Тех де­нег, что за­ра­ба­ты­ва­ет Миш­ка (плюс моя скром­ная зар­пла­та, ра­зу­ме­ет­ся), хва­та­ет впри­тык — только на са­мое необ­хо­ди­мое. То есть на питание и де­тям на шмот­ки (на маль­чи­ках ве­щи про­сто го­рят, не успе­ва­ем покупать). Из­ред­ка я мо­гу по­ба­ло­вать се­бя об­нов­кой, не без это­го, но вот о том, что­бы ку­пить но­вую ме­бель или съез­дить в Ин­дию, мож­но только меч­тать. Тут по­слы­шал­ся шум на лест­нич­ной клет­ке, дверь от­кры­лась, и в квар­ти­ру вва­ли­лись сыновья и муж. — Ма­ма! Мы с па­пой на пло­щад­ке бы­ли! — за­кри­ча­ли де­ти. Я вы­шла в при­хо­жую и ах­ну­ла. У стар­ше­го на ру­ка­ве вет­ров­ки кра­со­ва­лась ды­ра, а у млад­ше­го бы­ли по­рва­ны брю­ки на ко­ле­нях. — Что это та­кое? Ты ку­да смот­рел?! — на­бро­си­лась на Ми­шу. — Та­нюх, ты че­го? — он раз­вел ру­ка­ми. — По­ду­ма­ешь, дыр­ки. Бы­ва­ет. Они же маль­чиш­ки. — Де­ти, марш мыть ру­ки и пе­ре­оде­вать­ся, — ско­ман­до­ва­ла су­ро­во. Муж хо­тел бы­ло дви­нуть за ни­ми, но я оста­но­ви­ла его, изо всех сил ткнув в грудь ука­за­тель­ным паль­цем. — Сто­ять! — про­ши­пе­ла я. — Ты по­че­му за ни­ми не смот­рел? — Я смот­рел, — за­щи­щал­ся он. — Что ты тра­ге­дию устра­и­ва­ешь из-за несчаст­ных ды­рок? — Ах, это я устра­и­ваю?! — упер­ла ру­ки в бо­ка. — За­то те­бе на все наплевать! Те­перь де­тям но­вые ве­щи покупать на­до, а у нас де­нег нет! — Ну по­че­му же нет? И на курт­ку най­дем, и на шта­ны как-ни­будь... — Да? Мо­жет, и на бе­лые ко­жа­ные ди­ва­ны най­дешь? И на Ин­дию то­же? — Ка­кие ди­ва­ны? Ка­кая Ин­дия? Ты о чем во­об­ще, Та­ню­ха? — опе­шил Ми­ша. — Ни о чем! — бро­си­ла я, рез­ко раз­вер­ну­лась и, еле сдер­жи­вая злые сле­зы, ушла в ком­на­ту. У всех му­жья как му­жья, за­ра­ба­ты­ва­ют при­лич­но, а мой — тю­тя. На пло­щад­ке он, ви­ди­те ли, иг­ра­ет. Луч­ше бы на до­пол­ни­тель­ную ра­бо­ту устро­ил­ся! Я си­де­ла в тем­но­те и ду­лась. Вдруг за­зво­нил мо­биль­ный. На экране вы­све­тил­ся Миш­кин номер. — Ал­ло, — ска­за­ла сер­ди­то. — I just called to say I love you-u-u, — фаль­ши­во, но с чув­ством про­пел в труб­ку мой бла­го­вер­ный. Не сдер­жав­шись, я хи­хик­ну­ла. Это вдох­но­ви­ло мою по­ло­ви­ну (ко­то­рой в дет­стве мед­ведь на­сту­пил на ухо) на даль­ней­шие му­зы­каль­ные по­дви­ги. Он ста­ра­тель­но пел на ан­глий­ском (ес­ли бы его услы­шал кто-ни­будь из ан­гли­чан, ед­ва ли по­нял бы хоть од­но сло­во), что по­зво­нил лишь для то­го, что­бы ска­зать, как силь­но он лю­бит ме­ня, а вме­сто строк, ко­то­рые не пом­нил, муж встав­лял «тра-ля­ля». При­чем зву­ки этой пес­ни до­но­си­лись од­но­вре­мен­но из труб­ки и из при­хо­жей. Не в си­лах удер­жать­ся от сме­ха, я вы­шла в ко­ри­дор. Весь­ма до­воль­ный со­бой су­пруг дви­нул­ся ко мне тан­цу­ю­щим ша­гом (в сти­ле слон в по­суд­ной лав­ке). При этом петь не пре­кра­щал, прав­да, те­перь зву­ча­ло только «тра-ля-ля», но за­то как гром­ко! Мы про­тан­це­ва­ли че­рез всю при­хо­жую пря­мо к кухне, где уже си­де­ли хо­хо­чу­щие маль­чиш­ки. — Ты из-за та­бу­рет­ки так рас­стро­и­лась? — спро­сил Ми­ша. Я неопре­де­лен­но кив­ну­ла. — Так мы ее сей­час ми­гом по­чи­ним! — Еще двер­ца от шка­фа от­ва­лил­лас от­ва­ли­лась. — И ее по­чи­ним, — от­ве­тил мужж. муж. — Де­лов-то! Прав­да, де­ти? Спра­виммс Спра­вим­ся? — Ага, — хо­ром от­ве­ти­ли мальч­чик маль­чи­ки. По­том они все вме­сте при­би­ва­лии­при­би­ва­ли­сту­ча­ли-ре­мон­ти­ро­ва­ли, при это­ом этом вза­хлеб, пе­ре­би­вая друг дру­га, та­рах­те­ли о том, что я обя­за­тель­ь­но обя­за­тель­но долж­на схо­дить с ни­ми на пло­ща­ад пло­щад­ку. «Зна­ешь, как там здо­ро­во?!» А я смот­ре­ла на сво­их муж­чин и ду­ма­ла, ка­кая все-та­ки счаст­лив­вая счаст­ли­вая. Хо­ро­ший муж, за­ме­ча­тель­ные ддет де­ти, друж­ная се­мья. Что мо­жет бытьь быть важ­нее? Ни­че­го! И за­чем мне толль только сда­лась эта Ин­дия или бе­лые кож­жа ко­жа­ные ди­ва­ны? А еще я по­ду­ма­ла, ни­что не ме­шае ме­ша­ет мне чу­ток при­врать — ска­зать со­труд­ни­цам, что мы по­ку­па­ем, на­при­мер, спаль­ню. Или на­во­ро­чен­ную сти­рал­ку — не важ­но. Не по­бе­гут же про­ве­рять? С та­кой мыс­лью я и от­пра­ви­лась на сле­ду­ю­щий день на ра­бо­ту, но по­хва­стать­ся несу­ще­ству­ю­щей об­нов­кой не успе­ла. Вер­нее, со­всем за­бы­ла о под­го­тов­лен­ном за­ра­нее вра­нье, по­то­му что за­ста­ла Ило­ну... за­ре­ван­ной. — Что слу­чи­лось?! — Этот ко­зел мне из­ме­ня­ет! — про­ры­да­ла она. — На на­шей но­вой кро­ва­ти-и-и-и! Я при­хо­жу, а он с ка­кой-то дев­кой… Га-а-ад! — Кош­мар... — про­ле­пе­та­ла я. — Что же ты те­перь де­лать бу­дешь? Вы­го­нишь? Ес­ли чест­но, рас­счи­ты­ва­ла услы­шать «не бро­шу, я же его люб­лю», но про­зву­ча­ло со­всем дру­гое: — Ни­че­го не бу­ду де­лать! Я уже ко­жа­ную ме­бель за­ка­за­ла, пус­кай пла­тит. «Вы­со­кие от­но­ше­ния, — по­ра­зи­лась я про се­бя. — То есть, пус­кай из­ме­ня­ет, лишь бы день­ги при­но­сил... А как же лю­бовь?» — Лю­бишь его? — спро­си­ла я. — Не­на­ви­жу, — вы­дох­ну­ла Ило­на. А ми­нут че­рез де­сять по­жа­ло­ва­ла Катерина. В тем­ных оч­ках на пол­ли­ца. — Ты еще не в Ин­дии, а тут на ули­це дождь — съяз­ви­ла я. Она в от­вет при­под­ня­ла оч­ки. Под гла­зом кра­со­вал­ся фи­о­ле­то­вый фин­гал. — Мой вче­ра пья­ный при­пер­ся, — при­зна­лась нехо­тя. — Стал ру­ки рас­пус­кать. Как те­перь в Ин­дию ехать? Я не ста­ла ни­че­го им врать про свои по­куп­ки. За­чем? И так знаю, что мой муж луч­ше всех, пусть да­же ма­ло за­ра­ба­ты­ва­ет...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.