ДВА БАНАНА ОТ ПА­ПЫ

Она пом­ни­ла па­пу и жда­ла, не зная, что не нужна ему...

Vdvojem - - Первая Страница -

На эту стан­цию я по­пал слу­чай­но — со­вер­шен­но по-глу­по­му от­стал от по­ез­да по­ез­да. Иведь И ведь знал же: ско­рый сто­ит все­го три ми­ну­ты! Но все рав­но су­нул свой нос в га­зет­ный ки­оск пря­мо на­про­тив ва­го­на. А ко­гда нос из ки­ос­ка вы­ныр­нул, то уви­дел хвост уда­ля­ю­ще­го­ся по­ез­да. На­вер­ное, все де­ло в той ссо­ре, ко­то­рая у нас слу­чи­лась с Али­ной утром… И по­вод, как я то­гда счи­тал, ду­рац­кий. Аль­ка хо­те­ла свадьбу, гнез­до вить, ге­ра­ни на ок­нах раз­во­дить. И ко­неч­но же, пам­пер­сы-пе­лен­ки… Ме­ня в на­шей с ней жиз­ни все устра­и­ва­ло: ко­гда хо­чет­ся — встре­ча­ем­ся, хо­чет­ся по­быть од­но­му — оба сво­бод­ны. Да и не ви­дел я се­бя с ко­ляс­кой с мла­ден­ца­ми. Про­во­див взгля­дом хвост по­ез­да, ощу­пал кар­ма­ны вет­ров­ки: порт­моне с кре­дит­ка­ми и на­лич­кой есть, мо­бил­ка со мной, пас­порт то­же. По­зво­нил кол­ле­ге в ку­пе: так, мол, и так, бес по­пу­тал. Сле­ду­ю­щий по­езд в нуж­ном на­прав­ле­нии шел толь­ко че­рез три ча­са. Ку­пил но­вый би­лет: до­ка­зать, что от­стал, бы­ло нечем — би­лет остал­ся в ушед­шем по­ез­де. Вы­шел на при­вок­заль­ную пло­щадь, огля­дел­ся: где убить вре­мя? Пыль­ный про­вин­ци­аль­ный го­ро­диш­ко, се­рые до­ма, кол­до­би­ны вме­сто до­ро­ги… Тос­ка. Как они тут жи­вут? Тет­ка в рас­тя­ну­тых тре­ни­ках и бес­цвет­ной фут­бол­ке про­да­ва­ла фрук­ты. Я ку­пил два банана. В жи­во­те за­ур­ча­ло — не зав­тра­кал. В ка­фе за­ка­зал ко­фе. Устро­ил­ся за пла­сти­ко­вым шат­ким сто­лом. Ко­фе ока­зал­ся вполне до­стой­ным, я с удо­воль­стви­ем хле­бал аро­мат­ный на­пи­ток. Вдруг над кра­ем сто­ла об­ра­зо­ва­лись две па­ры глаз: си­ние и ка­рие, и два но­си­ка-кноп­ки. — Драсть Драсть, — об­ла­да­тель­ни­ца си­них глаз вы­пря­ми­лась над сто­ли­ком и ока­за­лась де­воч­кой лет пя­ти, до­воль­но вы­со­кой. Ка­ре­гла­зая, на­вер­ное, бы­ла мень­ше, и я ви­дел толь­ко лоб и гла­зи­щи. — А я то­же люб­лю ба­на­ны, — ска­за­ла си­не­гла­зая. — Мне па­па рань­ше все­гда по­ку­пал, ко­гда я ма­лень­кая бы­ла. Я пом­ню. — Уб­лю ба­баб, — кив­ну­ла и млад­шая. — Юль­ка па­пу не пом­нит. Па­па уехал, да­ле­ко. Но я ду­маю, он умер, — с дет­ской от­кро­вен­но­стью фи­ло­соф­ство­ва­ла де­воч­ка. — Ведь ес­ли бы он не умер, то при­е­хал бы, прав­да же? На­при­мер, ко мне на день рож­де­ния. У ме­ня в гор­ле вне­зап­но об­ра­зо­вал­ся шер­стя­ной ко­мок. Что от­ве­тить на этот во­прос? — Ка­тя, Юля, — к сто­лу по­до­шла мо­ло­дая жен­щи­на, — я вам где ска­за­ла си­деть? По­шли! Из­ви­ни­те, муж­чи­на, — она по­вер­ну­лась, что­бы уй­ти. Не знаю, что на ме­ня на­шло. Весь этот день пе­ре­во­ра­чи­вал мой бла­го­по­луч­ный мир вверх но­га­ми. — Ка­тя! — по­чти крик­нул я. — По­стой! Как хо­ро­шо, что я те­бя встре­тил! — Я обо­шел стол, взял ба­на­ны, про­тя­нул де­воч­ке. — Это же па­па вам пе­ре­дал. А я, ду­рак, ад­рес за­был. Вот си­жу и ду­маю: как вас с Юлей най­ти? Вы ви­де­ли ко­гда-ни­будь, как из-за туч вспы­хи­ва­ет луч солн­ца? Она уста­ви­лась на жел­тые по­лу­ме­ся­цы фрук­тов и не ве­ри­ла сво­е­му сча­стью: при­ве­ту от па­пы. По­том по­смот­ре­ла на мать. А та на ме­ня: — Нет! — го­во­ри­ли ее гла­за. — По­жа­луй­ста, — про­шеп­тал я. Шер­стя­ной ко­мок не да­вал ды­шать. — Мы не по­про­шай­ки. — Я знаю. Мож­но, я вас ко­фе уго­щу? По­ка девочки ба­на­ны едят. Он Она по­ста­ви­ла рюк­зак на зем­лю, ки кив­ну­ла де­тям: са­ди­тесь. Рюк­зак бы был яв­но тя­же­лым. — Со­кро­ви­ща? — по­пы­тал­ся я по­шу шу­тить. — Кар­тош­ка, мор­ков­ка, — ко­рот­ко бро бро­си­ла жен­щи­на. Я ви­дел, как она мо­ло­да, и как уста­ла. И не знал, что еще ска­зать. Это был дру­гой мир с ины­ми за­ко­на­ми. — Ваш муж умер? Со­бо­лез­ную, — про­бор­мо­тал. Незна­ком­ка кри­во усмех­ну­лась: — Мож­но и так ска­зать. Оста­лось толь­ко ре­шить, кем он был, кос­мо­нав­том или под­вод­ни­ком. По­ста­ви­ла на стол пу­стую чаш­ку. Вз­ва­ли­ла на пле­чи рюк­зак. Взя­ла дев­чо­нок за ру­ки, по­шла по пыль­ной ал­лее в сто­ро­ну го­ро­да. Вдруг Ка­тя вы­рва­ла ру­чон­ку, вер­ну­лась ко мне: — Спа­си­бо, дя­дя. Те­перь и Юль­ка бу­дет пом­нить про па­пу, — и по­бе­жа­ла до­го­нять ма­му и сест­рен­ку. Она не ска­за­ла: «Пе­ре­дай ему при­вет». Не­уже­ли ма­лень­кий че­ло­ве­чек все по­нял? Их уда­ля­ю­щи­е­ся фи­гу­ры по­че­му-то рас­плы­ва­лись пе­ред мо­и­ми гла­за­ми, как ес­ли бы их скры­вал дождь.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.