Ай да те­ща!

У ме­ня бы­ло зо­ло­тое пра­ви­ло: дер­жать­ся от же­ни­ной ма­мы как мож­но даль­ше. Но из лю­бо­го пра­ви­ла бы­ва­ют ис­клю­че­ния

Vdvojem - - Содержание -

Ко­гда су­пру­га со­об­щи­ла, что зав­тра при­е­дет ее ма­ма, я скор­чил ро­жу. Обыч­но, ко­гда про­из­во­жу по­доб­ные ми­ми­че­ские дей­ства, Ма­рин­ка хо­хо­чет до слез, но на этот раз да­же не улыб­ну­лась...

Ко­гда су­пру­га со­об­щи­ла, что зав­тра при­е­дет ее ма­ма, я скор­чил страш­ную ро­жу. Обыч­но, ко­гда про­из­во­жу по­доб­ные ми­ми­че­ские дей­ства, Ма­рин­ка хо­хо­чет до слез, но на этот раз да­же не улыб­ну­лась. — Кло­ун! — ска­за­ла оби­жен­но. — Да, я шут, я цир­кач — так что же? — ду­раш­ли­во за­пел я. — Пусть ме­ня так зо­вут... — Зав­тра к нам при­е­дет ма­ма, — по­вто­ри­ла Ма­ри­ша, об­ры­вая мой «бо­же­ствен­ный» во­кал. — И ты дол­жен… — Уй­ти на это вре­мя из до­ма, — под­ска­зал я. Это был экс­промт чи­стой во­ды, но мне он чрез­вы­чай­но по­нра­вил­ся. А что? Пус­кай Ма­рин­ка со сво­ей ма­ман па­ру ча­си­ков на­едине по­вор­ку­ют о сво­ем, о де­ви­чьем, а я в это вре­мя в «Яко­ре» пив­ком с кре­вет­ка­ми по­ба­лу­юсь — сов­ме­щу, так ска­зать, при­ят­ное с очень при­ят­ным. — Не взду­май! — без­жа­лост­но рас­топ­та­ла же­на меч­ты о пре­крас­ном. — Ма­ма в го­сти не ко мне при­дет, а к нам. Ты ей то­же не чу­жой че­ло­век. — Пра­виль­но… — ска­зал я за­мо­гиль­ным голосом, — со­глас­но ис­сле­до­ва­ни­ям уче­ных, лю­ди боль­ше все­го гно­бят имен­но близ­ких. — Это те­бя-то моя ма­ма гно­бит? — за­дох­ну­лась от воз­му­ще­ния Ма­риш­ка. — Это… — Гнус­ные ин­си­ну­а­ции, — под­ска­зал я. — Зна­чит так, По­пов, даю те­бе по­след­ний шанс ре­а­би­ли­ти­ро­вать­ся. А ес­ли сно­ва, как в тот раз, от­че­бу­чишь что-ни­будь… В об­щем, пе­няй на се­бя! Я пре­крас­но по­нял, на ка­кой «тот раз» на­ме­ка­ла же­на. Ме­сяц на­зад, в день рож­де­ния ее ма­мы, я имел неосто­рож­ность рас­ска­зать па­роч­ку анекдотов про те­щу. Анек­до­ты бы­ли аб­со­лют­но при­лич­ны­ми, а глав­ное — смеш­ны­ми, го­сти друж­но ржа­ли, да и са­ма име­нин­ни­ца не вы­гля­де­ла оби­жен­ной, но Ма­ри­ша весь ве­чер смот­ре­ла на ме­ня вол­ком, а ко­гда мы вер­ну­лись до­мой, за­ка­ти­ла гран­ди­оз­ный скан­дал. При­шлось по­обе­щать, что ис­прав­люсь… Анек­до­ты про тещ я дей­стви­тель­но боль­ше не рас­ска­зы­вал, во вся­ком слу­чае, при жене, ма­ло то­го, ни ра­зу да­же сло­ва пло­хо­го не ска­зал в ад­рес всех ма­те­рей всех жен, од­на­ко в ду­ше остал­ся ве­рен сво­им убеж­де­ни­ям: ни при ка­ких об­сто­я­тель­ствах не уста­нав­ли­вать с те­щей слиш­ком до­ве­ри­тель­ные от­но­ше­ния — сло­вом, дер­жать­ся от нее как мож­но даль­ше. Мыс­лен­но по­ве­сил на Ве­ру Мат­ве­ев­ну таб­лич­ку (зна­е­те, та­кие под зад­ним бам­пе­ром гру­зо­ви­ков ве­ша­ют) «Со­блю­дай ди­стан­цию» и свя­то при­дер­жи­вал­ся этой ре­ко­мен­да­ции. Признать­ся чест­но, за год нашего с Ма­риш­кой бра­ка ее ма­ма еще ни ра­зу не сде­ла­ла мне га­дость, но от же­на­тых дру­зей и кол­лег я та­ко­го на­слу­шал­ся о ко­вар­стве тещ, что пред­по­чи­тал дуть на во­ду, да­же не об­жег­шись на мо­ло­ке. В кон­це кон­цов, ум­ный че­ло­век от­ли­ча­ет­ся от глу­по­го тем, что учит­ся на чу­жих ошиб­ках. — Где это ви­да­но? — как-то в оче­ред­ной раз ста­ла упре­кать ме­ня Ма­рин­ка. — Ма­ма все­гда пе­ред тем как при­е­хать, раз пять спра­ши­ва­ет, не бу­дешь ли ты про­тив. Зна­чит, чув­ству­ет, что ты ее недо­люб­ли­ва­ешь! А у нее зна­ешь, ка­кая ин­ту­и­ция? Раз чув­ству­ет — зна­чит, так и есть. Я при­нял­ся успо­ка­и­вать же­ну. При­дав ли­цу по­до­ба­ю­щий мо­мен­ту ви­но­ва­тый вид, по­ка­ян­но про­бор­мо­тал, что во­все не воз­ра­жаю, что­бы ма­ма на­ве­сти­ла нас в суб­бо­ту. А же­на толь­ко то­го и жда­ла: тут же при­пом­ни­ла мое обе­ща­ние ис­пра­вить­ся и ста­ла рас­ска­зы­вать, как имен­но я

смо­гу ре­а­би­ли­ти­ро­вать­ся: — У те­бя бу­дет воз­мож­ность по­ка­зать се­бя с наи­луч­шей сто­ро­ны! Ма­ма вчера по те­ле­фо­ну мне ска­за­ла, что хо­чет ку­пить но­вую люст­ру, вот ты и сво­зишь ее в ма­га­зин. Я не по­смел воз­ра­зить. Да­же по­клял­ся, что бу­ду та­ким хо­ро­шим — хоть к ране при­кла­ды­вай… Пусть ви­дит, на ка­кие жерт­вы я го­тов ра­ди нее! Так и по­лу­чи­лось: в суб­бо­ту, вме­сто то­го что­бы ле­жать на ди­ване и смот­реть фут­боль­ный матч (ко­то­ро­го я, кста­ти, ждал це­лый ме­сяц!), по­ехал с те­щей за по­куп­ка­ми. Всю до­ро­гу раз­вле­кал ее бе­се­дой, тща­тель­но взве­ши­вая каж­дое сло­во, что­бы не ляп­нуть че­го-ни­будь лиш­не­го. Те­ща смот­ре­ла на ме­ня недо­вер­чи­во и да­же с лег­кой па­ни­кой в гла­зах, нерв­но по­гля­ды­ва­ла в ок­но, как буд­то опа­са­ясь, что вме­сто ма­га­зи­на я за­ве­зу ее в лес и там остав­лю, но в кон­це кон­цов по­ве­ри­ла в мою чу­дес­ную ме­та­мор­фо­зу и рас­сла­би­лась — на­ча­ла доб­ро­же­ла­тель­но улы­бать­ся и из­ви­нять­ся за до­став­лен­ные хло­по­ты. «Не так стра­шен черт, как его ма­лю­ют!» — по­ду­мал я с неко­то­рым удив­ле­ни­ем. Мельк­ну­ла мысль, а не яв­ля­ет­ся ли моя те­ща ка­ким-ни­будь ра­ри­те­том вро­де вы­со­ко­ло­бо­го бу­тыл­ко бу­тыл­ко­но­са (есть та­кой ис­че­за­ю­щий вид дель­фи­на, за­не­сен­ный в Крас­ную кн кни­гу). Но по здра­вом раз­мыш­ле­нии ре­шил не пе­ре­ги­бать пал­ку с лю­безн лю­без­но­стя­ми — по­след­ствия утра­ты бди­те бди­тель­но­сти мо­гут быть непред­ска­зу­е­мым непред­ска­зу­е­мы­ми! Ко­гда я кру­жил по сто­ян­ке у су­пер­мар­ке­та в по­ис­ках ме­ста, Ве­ра Вер Мат­ве­ев­на сно­ва ме­ня при­ят­но уди уди­ви­ла. — Спа­си­бо, Се­ре­жень­ка, что до­вез, — ска­за­ла она с улыб­кой. — Мо­жет, оста­нешь­ся в ма­шине, а я сам са­ма быст­рень­ко ту­да и об­рат­но? Ка­ким за­ман­чи­вым бы­ло пре пред­ло­же­ние! Ес­ли бы не мои въевш въев­ши­е­ся в каж­дую кле­точ­ку прин­ци­пы на­счет ди­стан­ции, чест­ное сло­во, ра рас­це­ло­вал бы­Ма­риш­ки­ну­ма­му! бы Ма­риш­ки­ну ма­му! Де­ло в том, что в это вре­мя как раз транс­ли­ро­вал­ся тот са­мый фут­боль­ный матч. Не по­лу­чи­лось по те­ле­ку по­смот­реть — по ра­дио по­слу­шаю! «Ес­ли узна­ет Ма­риш­ка, за­ка­тит скан­дал!» — пре­ду­пре­дил внут­рен­ний го­лос, но я на него шик­нул, и он за­ткнул­ся. — Лад­но, — ска­зал бла­го­дар­но. — Вы иди­те, а я по­ка при­пар­ку­юсь. Страсть бо­лель­щи­ка ока­за­лась силь­нее чув­ства дол­га. Мы до­го­во­ри­лись, что че­рез пол­ча­са бу­ду ждать те­щу у вхо­да, что­бы по­мочь до­не­сти по­куп­ки до ма­ши­ны. Ве­ра Мат­ве­ев­на по­шла в ма­га­зин, а я, при­ткнув ма­ши­ну на от­ши­бе, вклю­чил ра­дио и тут же за­был обо всем на све­те… Оч­нул­ся, ко­гда окон­чил­ся пер­вый тайм. Слад­ко по­тя­нул­ся, по­тер ру­ки: «От­лич­но! На­ши ве­дут — один: ноль!» Ма­ши­наль­но взгля­нул на ча­сы… Черт!!! По­обе­щал те­ще встре­тить ее в по­ло­вине, а сей­час уже без де­ся­ти, да еще мой мо­биль­ный остал­ся до­ма на под­за­ряд­ке! Ко­неч­но, у вхо­да в ма­га­зин Ве­ры Мат­ве­ев­ны уже не бы­ло. «Мо­жет, еще в ма­га­зине?» — я, как и по­ло­же­но иду­ще­му на дно, хва­тал­ся за лю­бую со­ло­мин­ку. Рва­нул в тор­го­вый зал. Про­бе­жал­ся по от­де­лу све­тиль­ни­ков, га­ло­пом про­ска­кал по осталь­ным от­де­лам, да­же к про­дав­щи­цам по­при­ста­вал, не ви­де­ли ли они невы­со­кую ша­тен­ку лет пя­ти­де­ся­ти пя­ти в зе­ле­ном пла­тье... Ко­гда вы­шел из ма­га­зи­на, оста­ва­лась еще сла­бая на­деж­да, что те­ща бро­дит по пар­кин­гу, разыс­ки­вая ме­ня, но, чест­но го­во­ря, шан­сы на то, что она сре­ди де­сят­ков ма­шин раз­гля­дит мой невзрач­ный «жи­гуль», бы­ли ми­зер­ные. «Зря ты ме­ня не по­слу­шал­ся», — проснул­ся ехид­ный внут­рен­ний го­лос и уже не за­сы­пал всю до­ро­гу до­мой, кра­соч­но рас­пи­сы­вая раз­но­об­раз­ные ка­ры, ко­то­рые вот-вот сва­лят­ся на мою го­ло­ву. Он так ме­ня до­стал, что чув­ство ви­ны сме­ни­лось зло­стью. «Это все из-за Ма­рин­ки и ее ба­ла­х­ман­ной ма­туш­ки! — ду­мал я, сви­ре­по сиг­на­ля за­зе­вав­ше­му­ся пе­ред све­то­фо­ром во­ди­те­лю. — Не мог­ла по­до­ждать па­ру ми­нут! Она сде­ла­ла это спе­ци­аль­но! Са­ма ве­ле­ла ждать в ма­шине, а по­том, вос­поль­зо­вав­шись тем, что я опоз­дал…» С во­об­ра­же­ни­ем у ме­ня все­гда был пол­ный по­ря­док, по­это­му я очень жи­во пред­ста­вил, что тво­рит­ся сей- час до­ма. Те­ща на­вер­ня­ка уже успе­ла вер­нуть­ся и на­го­во­рить обо мне га­до­стей. Ма­рин­ка ни за что не по­ве­рит, что я сде­лал это неумыш­лен­но! Очень кста­ти вспом­нил­ся ста­рин­ный ры­цар­ский де­виз. «Де­лай, что дол­жен, — и будь что бу­дет!» — ска­зал се­бе и на­жал кноп­ку звон­ка. Же­на, от­крыв­шая дверь, по­ве­ла се­бя стран­но, я бы да­же ска­зал, неадек­ват­но: вме­сто то­го что­бы об­ру­шить на мою го­ло­ву гро­мы и мол­нии, об­ня­ла, по­тер­лась но­сом о мою ще­ку и спро­си­ла с ви­но­ва­той улыб­кой: — Се­реж, ты не очень сер­дишь­ся? — Сер…?! — Я так уди­вил­ся, что про­гло­тил оста­ток сло­ва. — Зво­ни­ла ма­ма и все рас­ска­за­ла… — ска­за­ла Ма­ри­ша, и сно­ва лас­ко­во клю­ну­ла но­сом мою ще­ку. — Что — «все»?! — Ну, что «жи­гуль» на об­рат­ной до­ро­ге об­ло­мал­ся и те­бе при­шлось ло­вить для ма­мы так­си… Ес­ли бы я зна­ла, что бу­дут та­кие про­бле­мы… А се­рьез­ная по­лом­ка? — А… а… — хва­тал я ртом воз­дух, — а… ак­ку­му­ля­тор раз­ря­дил­ся! Мыс­ли раз­бе­га­лись, слов­но вспуг­ну­тые све­том та­ра­ка­ны… Это что же по­лу­ча­ет­ся? Ве­ра Мат­ве­ев­на ме­ня не вы­да­ла?! Сло­веч­ком не об­мол­ви­лась о том, что я ее про­ди­на­мил? Ай да те­ща! Вот пря­мо сей­час най­ду в аль­бо­ме ее фот­ку, за­су­ну в бу­маж­ник и бу­ду но­сить у пы­ла­ю­ще­го бла­го­дар­но­стью серд­ца. — Твоя ма­ма очень хо­ро­шая, — вы­да­вил из се­бя, хва­та­ясь за мо­би­лу. Пе­ред тем как на­брать нуж­ный но­мер, объ­яс­нил жене: — Хо­чу при­гла­сить Ве­ру Мат­ве­ев­ну зав­тра к нам на обед. По-мо­е­му, она бы­ва­ет у нас в го­стях про­сто непоз­во­ли­тель­но редко!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.