Сдается квар­ти­ра с хозяйкой

Vdvojem - - Содержание -

Ко­гда я бра­ла кре­дит на по­куп­ку квар­ти­ры, то да­же не ду­ма­ла, как тя­же­ло бу­дет сво­дить кон­цы с кон­ца­ми

Сво­их ро­ди­те­лей я люб­лю. Они у ме­ня хо­ро­шие — доб­рые, за­бот­ли­вые. Да­же че­рес­чур за­бот­ли­вые! «Ка­тю­ша, одень шап­ку, се­го­дня про­хлад­но», — тре­во­жит­ся ма­ма. «Ко­те­нок, не читай ле­жа: глаз­ки ис­пор­тишь!» — пе­ре­жи­ва­ет па­па. В дет­стве к их тре­во­гам-пе­ре­жи­ва­ни­ям я от­но­си­лась как к долж­но­му, но по­взрос­лев... Вот по­яв­ля­лась бы у ро­ди­те­лей эпи­зо­ди­че­ски, то­гда их тро­га­тель­ная опе­ка вы­зы­ва­ла бы уми­ле­ние. Но по­сто­ян­но слы­ша: «Сол­ныш­ко, не за­дер­жи­вай­ся по­сле ра­бо­ты: по ве­че­рам на ули­цах столь­ко ху­ли­га­нов!» или «Ка­тень­ка, ко­фе на ночь вре­ден, вы­пей луч­ше мо­лоч­ка с ме­дом...», я по­рой ти­хо са­та­не­ла. Ко­гда мне ис­пол­ни­лось два­дцать семь, ро­ди­тель­ская за­бо­та так ме­ня уто­ми­ла, что я окон­ча­тель­но по­ня­ла: на­до сроч­но об­за­во­дить­ся соб­ствен­ным жи­льем. Ба­бу­шек-те­ту­шек, ко­то­рые мог­ли бы оста­вить мне в на­след­ство квар­ти­ру, увы, не бы­ло, а зна­чит, вы­ход один: по­ку­пать. Как мо­жет ку­пить жи­лье ме­не­джер сред­не­го зве­на со сред­ней же зар­пла­той? Пра­виль­но: взять кре­дит. И я, недол­го ду­мая, ре­ши­ла влезть в кре­дит­ную ка­ба­лу. Но пе­ред тем как от­пра­вить­ся в банк, по­ста­ви­ла ро­ди­те­лей в из­вест­ность: — Ма­ма, па­па, я уже взрос­лая и хо­чу жить од­на. — Как же ты без нас? — всплес­ну­ла ру­ка­ми ма­му­ля. — А чем же те­бе с на­ми пло­хо? — огор­чил­ся па­па. — Мне с ва­ми хо­ро­шо, но так я ни­ко­гда не устрою лич­ную жизнь. Ар­гу­мент сра­бо­тал, и мои до­ро­гие пред­ки, смах­нув ску­пую сле­зу, да­ли свое ро­ди­тель­ское бла­го­сло­ве­ние. Сна­ча­ла я пла­ни­ро­ва­ла ку­пить од­но­ком­нат­ную квар­ти­ру, а по­том по­ду­ма­ла — и ре­ши­ла за­мах­нуть­ся на «двуш­ку». Раз­ни­ца в цене не слиш­ком ве­ли­ка, за­то, ес­ли лич­ная жизнь и прав­да сло­жит­ся, из вто­рой ком­на­ты мож­но сде­лать дет­скую... Мне чер­тов­ски по­вез­ло! На­шла чуд­ную, хоть и неболь­шую по мет­ра­жу, квар­тир­ку в ста­ром зе­ле­ном рай­оне. Хо­зя­е­ва уез­жа­ли на ПМЖ в Аме­ри­ку и про­да­ли ее вме­сте с ме­бе­лью. Ре­монт вполне све­жий, бес­про­блем­ная сан­тех­ни­ка, два оча­ро­ва­тель­ных бал­кон­чи­ка. Сло­вом, въез­жай и жи­ви!

Ну, въе­ха­ла и ста­ла жить. Эй­фо­рия про­дол­жа­лась при­мер­но ме­сяц. А по­том я об­на­ру­жи­ла, что на жал­кие кро­хи, оста­ю­щи­е­ся от зар­пла­ты по­сле по­га­ше­ния кре­ди­та, вы­жить невоз­мож­но. То есть воз­мож­но, но очень-очень-очень тя­же­ло. На са­мые на­сущ­ные по­треб­но­сти ху­до-бед­но хва­та­ло, но ведь не хле­бом еди­ным... Осо­бен­но ост­ро я по­чув­ство­ва­ла свою фи­нан­со­вую «ущерб­ность», ко­гда слу­чай­но встре­ти­ла на ули­це быв­шую од­но­класс­ни­цу Ма­рин­ку, и та, вы­дав обя­за­тель­ную до­зу объ­я­тий-по­це­лу­ев, по­та­щи­ла ме­ня в пиц­це­рию. А у ме­ня на еду в день от­ве­де­но 30 гри­вен. И ни ко­пей­кой боль­ше. По­тра­чу сей­час столь­ник — на три дня при­дет­ся по­ло­жить зу­бы на пол­ку! Ма­рин­ка и в шко­ле бы­ла про­ни­ца­тель­на, а с го­да­ми, вид­но, у нее раз­вил­ся дар яс­но­ви­де­ния. Как буд­то мыс­ли мои про­чи­та­ла. — С день­га­ми ту­го? По­шли-по­шли, я се­го­дня го­но­рар по­лу­чи­ла, так что уго­щаю! — Не вы­ду­мы­вай, — с фаль­ши­вой

бес­печ­но­стью воз­ра­зи­ла я. — Пой­дем, но пла­тим по­по­лам. — Я же го­во­рю: го­но­рар по­лу­чи­ла. При­чем тот, на ко­то­рый уже не рас­счи­ты­ва­ла. Так что гу­ля­ем, по­дру­га! По­сле двух бо­ка­лов пи­ва я рас­сла­би­лась: — Слу­шай, Ма­риш, а как ты до­га­да­лась, что у ме­ня с день­га­ми ту­го? — По­то­му что знаю те­бя как об­луп­лен­ную. Ес­ли бы нор­маль­но бы­ло, я и сло­ва ска­зать не успе­ла, а ты ме­ня уже ку­да-ни­будь в ка­феш­ку тя­ну­ла бы. Раз не по­тя­ну­ла — зна­чит, вре­мен­ный кри­зис. — Бо­юсь, что по­сто­ян­ный, — вздох­ну­ла. — По край­ней ме­ре, лет на пятнадцать — точ­но. — Не­бось квар­ти­ру в кре­дит ку­пи­ла? — Ку­пи­ла. Двух­ком­нат­ную. А те­перь... — я го­рест­но мах­ну­ла ру­кой. — Те­перь да­же юбок не но­шу: на кол­гот­ки де­нег не на­па­сешь­ся. — А по­че­му бы те­бе не взять квар­ти­ран­та? На кол­гот­ки и про­чие дам­ские ра­до­сти точ­но за­ра­бо­та­ешь. — Зна­ешь, мне как-то это рань­ше в го­ло­ву не при­хо­ди­ло, — со­зна­лась я. — А это мысль! Возь­му ка­кую-ни­будь сту­дент­ку... Толь­ко зна­ешь, все рав­но страш­но­ва­то в дом чу­жо­го че­ло­ве­ка пус­кать. Ма­ло ли афе­ри­стов! — Кста­ти, мо­е­му дво­ю­род­но­му брат­цу пред­ло­жи­ли ра­бо­ту в Ки­е­ве. Ду­маю, он с удо­воль­стви­ем снял бы у те­бя ком­на­ту. — С со­вер­шен­но незна­ко­мым му­жи­ком под од­ной кры­шей? — за­дум­чи­во про­тя­ну­ла я. — Ну, не знаю... — Позна­ко­ми­тесь — бу­дет зна­ко­мый! Что не афе­рист —я те­бе сто­про­цент­ную га­ран­тию даю. В кон­це кон­цов, в квар­ти­ран­те не пол глав­ное. А что? — Что? — эхом от­клик­ну­лась я. — Что­бы иму­ще­ство не пор­тил и аренд­ную пла­ту во­вре­мя вно­сил! А тут я за Мак­са го­ло­вой по­ру­чусь. — А он... ста­рый? — за­чем-то по­ин­те­ре­со­ва­лась я. — Ты что, ва­рить его со­би­ра­ешь­ся? — хмы­ку­ла Ма­рин­ка. — Ну, ре­шай! Я ду­ма­ла, на­вер­ное, ми­ну­ты две, по­том кив­ну­ла: — Лад­но, зво­ни сво­е­му иде­аль­но­му квар­ти­ран­ту. Ска­жи, я го­то­ва сдать ему ком­на­ту... дол­ла­ров за сто. — За сто пять­де­сят. Бра­тец — вы­со­ко­класс­ный про­грам­мер, зар­пла­та у него хо­ро­шая, так что не обед­не­ет. Че­рез неде­лю в мо­ей квар­ти­ре по­явил­ся Макс — мол­ча­ли­вый трид­ца­ти­пя­ти­лет­ний па­рень, немно­го не от ми­ра се­го, как боль­шин­ство про­грам­ми­стов. Од­на­ко, да­же на­хо­дясь на сво­ей волне, он не за­бы­вал мыть за со­бой по­су­ду и вы­клю­чать свет. Еще один плюс: до­мой он при­хо­дил толь­ко пе­ре­но­че­вать. Ко­ро­че, меч­та, а не квар­ти­рант! По­на­ча­лу ме­ня со­всем не ин­те­ре­со­ва­ла его жизнь, а по­том... Все-та­ки под од­ной кры­шей жи­вем — зна­чит, не со­всем чу­жие лю­ди. Пи­тал­ся Макс кое-как: ки­тай­ская лап­ша и бу­тер­бро­ды. Я се­бя то­же де­ли­ка­те­са­ми не ба­ло­ва­ла, но суп или борщ все­гда был — ска­зы­ва­лось ма­ми­но вос­пи­та­ние. Мне не хо­те­лось, что­бы мой иде­аль­ный квар­ти­рант за­ра­бо­тал га­стрит, по­это­му ста­ла пред­ла­гать ему по­ужи­нать вме­сте. Он не от­ка­зы­вал­ся, но стал по­ку­пать про­дук­ты в «об­щий ко­тел». Ко­гда я на­ча­ла под­хва­ты­вать в стир­ку его гряз­ные ве­щи (что мне, труд­но лиш­ний сви­тер или фут­бол­ку в сти­рал­ку за­бро­сить?), Макс взял на се­бя вы­нос му­со­ра. Про­ле­тар­ский по­эт Ма­я­ков­ский как-то на­пи­сал: «Лю­бов­ная лод­ка раз­би­лась о быт...» У нас с Мак­сом все по­лу­чи­лось на­обо­рот: из сов­мест­но­го бы­та вы­рос­ло чув­ство. Оно рос­ло так мед­лен­но, что мы оба ни­че­го не за­ме­ча­ли. А по­том Макс взял от­пуск — ре­шил съез­дить на ро­ди­ну. — От­дох­нешь от ме­ня три недель­ки... — ска­зал, скла­ды­вая ве­щи в сум­ку. — От­дох­ну, да, — с улыб­кой кив­ну­ла я. — Эти брю­ки вниз не кла­ди, по­мнут­ся... Дай ру­баш­ку са­ма сло­жу... По­до­зре­ва­ла, что бу­ду ску­чать по Мак­су, но не пред­став­ля­ла, что чуть не за­гнусь от тос­ки! Да­же ап­пе­тит по­те­ря­ла — за де­сять дней по­ху­де­ла на три ки­ло. А на один­на­дца­тый Макс вдруг вер­нул­ся. — Что-ни­будь слу­чи­лось? — ис­пу­га­лась я. — Про­сто... до­мой по­тя­ну­ло. — Я с зав­траш­не­го дня в от­пус­ке, — ска­за­ла, изо всех сил пы­та­ясь скрыть охва­тив­ший ме­ня ще­ня­чий вос­торг. — А у ме­ня еще де­сять дней оста­лось. Да­вай вме­сте мах­нем ку­да-ни­будь! — Те­бя же до­мой по­тя­ну­ло! — К те­бе ме­ня по­тя­ну­ло! И тя­нет. Со страш­ной си­лой! Я за­г­ля­ну­ла ему в гла­за. Нет, не врет! Гос­по­ди... P. S. Се­го­дня мы с Мак­сом за­кон­чи­ли ре­монт в ма­лень­кой ком­на­те. Окле­и­ли ее но­вы­ми обо­я­ми — раз­но­цвет­ные па­рус­ни­ки по го­лу­бо­му фо­ну. По-мо­е­му, от­лич­ные обои, осо­бен­но ес­ли учесть, что это дет­ская для маль­чи­ка!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.