Со страш­ной – НЕ СТРАШ­НО!

Ко­гда я толь­ко об­рел К о сво­бо­ду кол­ле­га п по­сле раз­во­да, – хо­ло­стяк со ста­жем х с – стал де­лить­ся д со мной опы­том вне­се­мей­ной м в ин­тим­ной и жиз­ни... ж

Vdvojem - - Горячая Точка -

Ябыл не про­сто по­дав­лен, а раз­дав­лен! Два ме­ся­ца меч­тал, как ока­жусь с Оль­гой в од­ной по­сте­ли, а ко­гда это, на­ко­нец, свер­ши­лось... ни­че­го не смог. То есть со­всем НИ­ЧЕ­ГО! — Гри­шень­ка, не пе­ре­жи­вай, — лас­ко­во за­вор­ко­ва­ла Оля. — Ни­че­го страш­но­го, про­сто ты устал, пе­ре­нерв­ни­чал... Та­кое с лю­бым мо­жет слу­чить­ся... Вот уви­дишь, немно­го от­дох­нешь, и все бу­дет в по­ряд­ке... — об­няв ме­ня, до­вер­чи­во по­ло­жи­ла го­ло­ву мне на пле­чо и усну­ла. Мне рань­ше очень нра­ви­лось на нее смот­реть, а те­перь да­же от спя­щей от­вер­нул­ся — так бы­ло стыд­но. Все-та­ки она необыкновенная. Дру­гая в по­доб­ной си­ту­а­ции, воз­мож­но, оби­де­лась бы, что я не оправ­дал ее сек­су­аль­ных на­дежд, или во­об­ще ска­за­ла бы что-то кол­кое по по­во­ду мо­ей несо­сто­я­тель­но­сти, а Оля, на­обо­рот, уте­ша­ет. Свя­тая жен­щи­на, до­стой­ная са­мой боль­шой, са­мой ис­крен­ней люб­ви! Се­бя же я нена­ви­дел. Точ­нее, свой ор­га­низм, ко­то­рый под­вел в са­мый непод­хо­дя­щий мо­мент. Ну по­че­му это слу­чи­лось имен­но сей­час?! Ведь рань­ше ни­ко­гда не бы­ва­ло «осе­чек». Как бы ни устал и ни пе­ре­нерв­ни­чал, все­гда был на вы­со­те. И не толь­ко в мо­ло­до­сти. По­след­ний год пе­ред роз­во­дом мы с же­ной по­сто­ян­но ру­га­лись, ино­гда злил­ся на нее так, что в гла­зах тем­не­ло, тем не ме­нее с ис­пол­не­ни­ем су­пру­же­ско­го дол­га про­блем ни­ко­гда не воз­ни­ка­ло, хо­тя, при­знать­ся, по­рой де­лал это че­рез си­лу (на­ив­но на­де­ял­ся, что все у нас еще мо­жет на­ла­дить­ся). Пом­ню, как-то в ку­рил­ке раз­го­во­рил­ся с кол­ле­гой на те­му ин­ти­ма (по­верь­те, этим гре­шат не толь­ко жен­щи­ны). Я то­гда толь­ко-толь­ко об­рел сво­бо­ду, и Олег, как хо­ло­стяк со ста­жем, де­лил­ся со мной сво­им опы­том вне­су­пру­же­ской жиз­ни. — Я кра­со­ток об­хо­жу де­ся­той до­ро­гой, — от­кро­вен­ни­чал он. — Зна­ешь по­че­му? По­то­му что у них че­рес­чур за­вы­шен­ные тре­бо­ва­ния. И в луч­ший ре­сто­ран их по­ве­ди, и мил­ли­он роз по­да­ри... А дур­нуш­ку мо­ро­же­ным уго­стил, три ро­маш­ки вру­чил — и она твоя. Гриш­ка, да не смот­ри ты на ме­ня так. Я не жлоб, и де­ло во­все не в день­гах. Про­сто кра­са­ви­цы ждут от те­бя в кой­ке выс­ше­го пи­ло­та­жа, и ты под­со­зна­тель­но бо­ишь­ся об­ла­жать­ся. А со страш­нень­кой не страш­но. В кон­це кон­цов, в тем­но­те все ба­бы оди­на­ко­вы. Вы­клю­чил свет — и впе­ред, к по­бе­де все­по­беж­да­ю­ще­го ор­газ­ма. «Кра­са­ви­цы ждут от те­бя выс­ше­го пи­ло­та­жа, и ты под­со­зна­тель­но бо­ишь­ся об­ла­жать­ся...», — мыс­лен­но по­вто­рил сло­ва Оле­га. Мо­жет, имен­но из-за это­го у ме­ня се­го­дня но­чью ни­че­го не по­лу­чи­лось? И тут же опро­верг это пред­по­ло­же­ние. Это для ме­ня Оля необыкновенная, а ес­ли объ­ек­тив­но, внеш­ность у нее са­мая обыч­ная. К то­му же, за по­след­ние семь лет в мо­ей по­сте­ли та­кие феи ино­гда бы­ва­ли, что лю­бой гол­ли­вуд­ской ди­ве фо­ру да­дут. И ни с од­ной не бы­ло по­зор­ных про­ва­лов... И тут ме­ня слов­но мол­нией ша­рах­ну­ло: вдруг по­нял, в чем при­чи­на мо­ей не­уда­чи. Все жен­щи­ны, с ко­то­ры­ми я по­сле раз­во­да спал, бы­ли про­сто сек­су­аль­ны­ми парт­нер­ша­ми, а Олю я люб­лю. Она для ме­ня не «од­на из», а един­ствен­ная. Я па­ни­че­ски бо­юсь ее по­те­рять, и из-за это­го стра­ха... — Ты вый­дешь за ме­ня за­муж? — спро­сил, ко­гда лю­би­мая просну­лась. — Да, — от­ве­ти­ла она, од­ним ко­рот­ким сло­вом убивая все мои стра­хи и воз­вра­щая мне муж­скую си­лу.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.