Выс­шая СТЕП ЕНЬ ДОВЕ РИЯ

Све­кровь невзлю­би­ла ме­ня сра­зу: она счи­та­ла, что ее до­ро­гой маль­чик до­сто­ин луч­шей пар­тии, чем «ста­рая» раз­ве­ден­ка с ма­лень­ким ре­бен­ком

Vdvojem - - Дела С Семейные -

Япо­пра­ви­ла ма­лы­шу оде­я­ло и ти­хо вы­шла из дет­ской. Осто­рож­но за­г­ля­ну­ла в доч­ки­ну ком­на­ту. Ле­на что-то на­би­ра­ла на кла­ви­а­ту­ре те­ле­фо­на и улы­ба­лась. «Смс-ки по­друж­кам шлет, — до­га­да­лась я. — Или маль­чиш­кам? А что, ни­че­го уди­ви­тель­но­го, пят­на­дца­тый год все-та­ки». Пе­ре­ход­ный воз­раст у до­че­ри про­хо­дил как по но­там. Она ду­лась и за­мы­ка­лась в се­бе. А сей­час и во­все не хо­те­ла раз­го­ва­ри­вать ни со мной, ни с Са­шей. Зав­тра она долж­на бы­ла ехать в спор­тив­ный ла­герь на по- след­нюю лет­нюю сме­ну, но я по­езд­ку «при­тор­мо­зи­ла». — Лен­чик, пой­ми, в суб­бо­ту при­ез­жа­ет Майя Ми­хай­лов­на. Не­хо­ро­шо бу­дет с ней не по­ви­дать­ся. — Мам, ты за­бы­ла? Она мне не ба­буш­ка. — Она Ми­ши­на ба­буш­ка. — Вот пус­кай то­гда Ми­ша с ней и по­ви­да­ет­ся. — Лен, не гру­би, а? Она близ­кий нам че­ло­век. Она Са­ши­на ма­ма, моя све­кровь, она нас лю­бит. И меж­ду про­чим, все­гда при­во­зит те­бе по­дар­ки… — Мам, ну че­го вы с ней но­си­тесь? Она при­е­дет на неде­лю, а вы за ме­сяц уже ма­ра­фет на­во­ди­те… Я хо­чу по­ехать со сво­и­ми по­дру­га­ми. Че­го я бу­ду тор­чать в го­ро­де? Майю Ми­хай­лов­ну раз­вле­кать? Я хо­чу на мо­ре!

— От­ве­зем те­бя к морю на сле­ду­ю­щие вы­ход­ные. По­жа­луй­ста, да­вай не бу­дем ссо­рить­ся и пре­кра­тим этот спор. Спо­рить мы и вправ­ду пре­кра­ти­ли. Раз­го­ва­ри­вать то­же. Но я зна­ла — дол­го Лен­ка дуть­ся не уме­ет, она не зло­па­мят­ная. По­сле­зав­тра при­е­дет Майя, они с ней уже бол­та­ют, как по­друж­ки, да­ром что нерод­ные. Все бу­дет хо­ро­шо. Все уже хо­ро­шо...

ДВЕ­НА­ДЦАТЬ ЛЕТ НА­ЗАД

Те­ле­фон за­тре­зво­нил, за­го­ло­сил в пу­стой ком­на­те. На про­ща­ние лю­би­мый муж за­брал у ме­ня всю ме­бель, ви­но­ва­то улыб­нув­шись: «Ань­ка, но квар­ти­ра-то — те­бе». Рас­ста­лись без боя. Те­перь я бы­ла без­раз­дель­ной вла­де­ли­цей двух­ком­нат­ной ма­ло­се- мей­ки. Хо­тя по­че­му без­раз­дель­ной? А Ле­ноч­ка? — Ал­ло? ..ло..ло..ло..—ве­се­ло пе­ре­кли­ка­лось эхо. — Анна, ты? — хо­лод­ный го­лос в труб­ке невоз­мож­но бы­ло не узнать. — Я Я, —под­твер­ди­ла об­ре­чен­но. б — Анна, это Майя Ми­хай­лов­на. Хо­чу по­про­сить те­бя немед­лен­но прий­ти ко мне до­мой. Нам на­до по­го­во­рить. Это важ­но. Был фев­раль. Те­п­лый, сля­кот­ный — на ули­це по­чти вес­на. А до­ма сы­ро и хо­лод­но, ба­та­реи, мяг­ко го­во­ря, про­хлад­ные. Майя ку­та­лась в вя­за­ную шаль. Ни чаю, ни ко­фе не пред­ло­жи­ла. Я по­ти­хонь­ку сту­ча­ла зу­ба­ми. — Итак… Итак, Анна, я про­шу те­бя от­ве­тить все­го на один во­прос. Ты лю­бишь Са­шень­ку? «За­чем вы за­да­е­те мне эти глу­пые во­про­сы? Оче­вид­но же, что люб­лю. И знаю все, что вы ска­же­те даль­ше. От­пу­сти­те ме­ня. Мне по­ра в са­дик за доч­кой. Не ме­шай­те нам!» — хо­те­лось про­кри­чать в ли­цо этой злой жен­щине. Ма­ме мо­е­го лю­би­мо­го. Вче­ра, в день свя­то­го Ва­лен­ти­на, Саш­ка ре­шил сде­лать мне по­да­рок — по­зна­ко­мить с ро­ди­те­ля­ми. Это долж­но бы­ло сим­во­ли­зи­ро­вать се­рьез­ность от­но­ше­ний. — Анюта, ра­но или позд­но мы по­же­ним­ся. Чест­но го­во­ря, я бы с этим не тя­нул. Ес­ли все и так ре­ше­но… — По­стой, па­ро­воз! Кем ре­ше­но? — Ну… Не знаю… Про­сто так чув­ствую. Чув­ству­ет он. Же­них! А я за­мет­но нерв­ни­ча­ла. Зва­ный ужин с трес­ком про­ва­лил­ся. Саш­ка весь ве­чер на­туж­но шу­тил. Ро­ди­те­ли пред­по­чи­та­ли гро­бо­вое мол­ча­ние. К еде они не при­тро­ну­лись. А Саш­ка ста­рал­ся, из по­след­них си­ле­нок по­тра­тил­ся на ужин. Шам­пан­ское в бо­ка­лах пус­ка­ло пу­зырь­ки, на та­ре­лоч­ках под­сы­ха­ли де­фи­цит­ные сыр с кол­ба­сой. И вот се­го­дня ми­лой ма­ме вдруг за­хо­те­лось по­го­во­рить: «Итак, Анна…» — Майя Ми­хай­лов­на, я люб­лю ва­ше­го сы­на. Это боль­шой грех? — Это пре­крас­ное чув­ство. Но я об­ра­ща­юсь те­бе не как жен­щи­на к жен­щине, ко­то­рая хо­чет лю­бить и быть лю­би­мой. Я об­ра­ща­юсь к те­бе как мать… — Го­лос Майи ме­ло­дра­ма­ти­че­ски за­дро­жал. — Ты то­же мать, долж­на по­нять ме­ня. Мы хо­тим для сво­их де­тей са­мо­го лучшего… Оставь его. Он со­всем маль­чик, все­го во­сем­на­дцать лет! Ему на­до учить­ся, а не же­нить­ся. Он не мо­жет сей­час вос­пи­ты­вать ре­бен­ка, тем бо­лее чу­жо­го. Он сам еще ре­бе­нок! — Яс­но. По­нят­но. Спа­си­бо. Зна­чит, я не са­мое луч­шее. Окру­ти­ла, мож­но ска­зать. При­ш­ла с тай­ной це­лью… Да че­го там тай­ной — яв­ной: же­нить. И та­поч­ки уже при­го­то­ви­ла, — я за­ки­па­ла мед­лен­но, но ки­пе­ла-бур­ли­ла ярост­но. — А Анна, не оби­жай­ся, б й но… Д Да! !А А что при­ка­жешь ду­мать? Ты од­на с ре­бен­ком. Мо­жет, ре­ши­ла устро­ить свою лич­ную жизнь за счет Са­шень­ки… — Ко­неч­но, я ре­ши­ла устро­ить свою лич­ную жизнь. Ка­юсь. Но по­че­му — за счет? — Ты — аку­ла, и да­же не скры­ва­ешь это­го. Хо­ро­шо, я то­же бу­ду го­во­рить пря­мо. Я сде­лаю все, что­бы этот со­юз раз­ва­лил­ся. Мой маль­чик за­слу­жи­ва­ет лучшего. Мы най­дем ему хо­ро­шую де­воч­ку из до­стой­ной се­мьи, а не та­кую… хищ­ни­цу! Я вы­ско­чи­ла из-за сто­ла и, сби­вая сту­лья, по­мча­лась по длин­но­му ко­ри­до­ру ста­рой квар­ти­ры. Ве­че­ром на­го­во­ри­ла Саш­ке ка­ких-то от­бор­ных га­до­стей. Он оби­дел­ся, ко­неч­но. И спал от­дель­но — в пу­стой ком­на­те на оде­я­ле. А утром при­нес охап­ку тюль­па­нов: — Ань­ка, нам с то­бой нет смыс­ла ссо­рить­ся. Все рав­но ведь по­же­ним­ся, вот уви­дишь!

ПЯТ­НА­ДЦАТЬ ЛЕТ НА­ЗАД

— А до­ма по­раз­мыс­ли­те на те­му: по­че­му Рас­коль­ни­ков от­кры­ва­ет­ся не ко­му-ни­будь, а имен­но Соне Мар­ме­ла­до­вой. Спа­си­бо, до зав­тра! — за­хлоп­нув жур­нал, не то­ро­пясь, по­шла в учи­тель­скую. Я при­вы­ка­ла к но­вой жиз­ни: без веч­ной су­е­ты, вы­со­ких каб­лу­ков и шум­ных ве­че­ри­нок «по слу­чаю». Слу­чай был — на­дви­га­лось 8 Мар­та. При­дет­ся «от­крыть­ся», как Рас­коль­ни­ков Со­неч­ке Мар­ме­ла­до­вой. При­дет­ся ска­зать всем, что я бе­ре­мен­на и вы­хо­жу за­муж. Гос­по­ди, как не хо­чет­ся от­ве­чать на ты­ся­чу во­про­сов. За­шла в учи­тель­скую, гля­ну­ла в зеркало: хо­ро­ша! Бе­ре­мен­ность при­да­ла но­вых сил, буд­то со­ком на­ли­ла. — Ань­ка, быст­рей за стол! Цве­ты в бан­ку, вон там трех­лит­раш­ки в уг­лу... Крас­ное ви­но уже бы­ло раз­ли­то по гра­не­ным ста­ка­нам и фа­ян­со­вым чаш­кам. По­сре­ди сто­ла вы­сил­ся торт раз­ме­ром с трак­тор­ное колесо. — Де­воч­ки на тру­дах ис­пек­ли, — улыб­нул­ся фи­зик — А вам, ми­лей­шая Анна Ни­ко­ла­ев­на, та­ры не хва­ти­ло. Бу­де­те пить из май­о­нез­ной ба­ноч­ки. — Нет-нет, я пить не бу­ду. Я… — взгля­ды всех на­прав­ле­ны на ме­ня. — Мне нель­зя, — за­кон­чи­ла уклон­чи­во. — Нель­зя? Да ну?! Поздравляем! Уже? Быст­рая! Сколь­ко недель? А муж кто? Не из наших? —во­про­сы по­сы­па­лись со всех сто­рон. — Я дей­стви­тель­но вы­хо­жу за­муж и жду ре­бен­ка. С му­жем мы по­зна­ко­ми­лись еще в уни­вер­си­те­те, он фи­зик-оп­тик. — Аня, ну полг­ло­точ­ка-то мож­но, — за­го­вор­щиц­ки под­миг­ну­ла «ан­гли­чан­ка». — Слу­шай, что рас­ска­жу. Се­го­дня пи­са­ли кон­троль­ную. Гля­ди, что у Со­ко­лов­ско­го в тет­рад­ке на­шла. На по­след­ней стра­нич­ке тон­кой тет­рад­ки был на­ри­со­ван мой порт­рет. И под­пись: «I love you. I love you. I love you». Ме­ня об­да­ло жа­ром. — Да брось ты, — «уте­ши­ла» бой­кая гео­гра­фич­ка. — Вся шко­ла об этом зна­ет. Он же на те­бя весь урок не смот­рит — а про­сто свер­лит гла­зи­ща­ми. Всю пря­мо про­ды­ря­вил. Ты долж­на се­бя чув­ство­вать, как друш­лаг! — Дур­шлаг, Ма­ри­на Ива­нов­на, — по­пра­вил гео­гра­фич­ку фи­зик. — Са­ми вы дур, — от­мах­ну­лась та. Спу­стя пол­то­ра ча­са я вы­шла из шко­лы с чах­лым бу­ке­ти­ком гвоз­дик и уве­си­стым кус­ком тор­та, за­вер­ну­тым в аль­бом­ный ли­сток. — Анна Ни­ко­ла­ев­на!

То­гда он был еще щуп­ло­ват и за­ли­вал­ся крас­кой от од­но­го мо­е­го взгля­да. — Что, Са­шень­ка? — я пы­та­лась быть с ним по­мяг­че, нель­зя же на­но­сить ре­бен­ку пси­хо­ло­ги­че­скую трав­му. — Я все слы­шал, Анна Ни­ко­ла­ев­на. Я сто­ял у две­ри учи­тель­ской. По­здрав­ляю! — Он вы­та­щил из-за спи­ны бу­ке­тик под­снеж­ни­ков. — Вот это вам... — Спа­си­бо. У те­бя все бу­дет хо­ро­шо, вот уви­дишь... — хо­те­ла ска­зать что-то еще, но Со­ко­лов­ский де­ла­но рав­но­душ­ной по­ход­кой враз­ва­лоч­ку уже по­шел прочь. По­том обер­нул­ся и за­орал во всю глот­ку: — Мы еще по­смот­рим! Мы еще по­смот­рим, по­нят­но?

ДВЕ­НА­ДЦАТЬ ЛЕТ НА­ЗАД

Мы встре­ти­лись че­рез три го­да. Я успе­ла ро­дить доч­ку и раз­ве­стись с му­жем. По­сле раз­во­да устро­и­лась на ра­бо­ту в фир­му, где... под­ра­ба­ты­вал мой быв­ший уче­ник. В тот же ве­чер Са­ша пе­ре­ехал ко мне. Мы по­же­ни­лись, ед­ва он окон­чил ин­сти­тут. На сва­дьбе све­кровь по­до­шла ко мне толь­ко раз — не по­це­ло­ва­ла, так, по­тер­лась о ще­ку и вру­чи­ла по­да­рок. Род­ствен­ни­ки и го­сти со сто­ро­ны же­ни­ха шу­шу­ка­лись: «До­би­лась-та­ки сво­е­го, же­ни­ла на се­бе па­ца­на». Майя Ми­хай­лов­на про­из­нес­ла «ло­каль­ный» тост, об­ра­ща­ясь к млад­ше­му сы­ну: — Илю­шень­ка, очень на­де­юсь, что ты по­двиг бра­та не по­вто­ришь. Же­нись, ко­гда ста­нешь на но­ги. Же­нись на мо­ло­день­кой де­воч­ке, ко­то­рая те­бе в рот бу­дет смот­реть. И без де­тей, ко­неч­но. Я бы­ла уве­ре­на, что тост был про­из­не­сен не толь­ко для Илю­ши. Под­ня­лась из-за сто­ла и гром­ко за­го­во­ри­ла: — Дорогие дру­зья! Спа­си­бо, что вы с на­ми в этот день. Мы очень счаст­ли­вы се­го­дня. И хо­тя я стар­ше Са­ши на шесть лет, в этот день чув­ствую се­бя мо­ло­дой и красивой. Та­кой ме­ня де­ла­ет твоя любовь, мой род­ной, — я по­вер­ну­лась в сторону му­жа. — А те­бе, Илю­ша, хо­чу по­же­лать же­нить­ся не на мо­ло­дой, не на бо­га­той, не на красивой, а по люб­ви. Та­кой же боль­шой люб­ви, как у нас с тво­им бра­том.

ТРИ ГО­ДА НА­ЗАД

Илю­шу ед­ва успе­ли во­вре­мя вы­та­щить из пет­ли — его мо­ло­дая, кра­си­вая и пер­спек­тив­ная же­на на­шла се­бе бо­лее вы­год­ную пар­тию. Све­кровь в го­лос ры­да­ла у ме­ня на кухне: — Про­сти ме­ня, де­воч­ка! Я очень силь­но ви­но­ва­та пе­ред то­бой. Про­сти, ес­ли смо­жешь! Я ни­че­го не по­ни­маю в жиз­ни. Столь­ко на­го­во­ри­ла те­бе та­ко­го, о чем да­же ду­мать нель­зя. Столь­ко лет жи­ву на све­те, а не смог­ла убе­речь соб­ствен­но­го сы­на от страш­но­го ша­га! И все по сво­ей глу­по­сти! Про­сти ме­ня! Про­сти!!! Я осто­рож­но гла­ди­ла ее по во­ло­сам и при­жи­ма­ла к сво­е­му огром­но­му жи­во­ту. Че­рез ме­сяц у Майи Ми­хай­лов­ны ро­дил­ся пер­вый внук. Ми­шень­ка. За­пис­ку, ко­то­рую све­кровь на­пи­са­ла в род­дом, я хра­ню до сих пор. «Анеч­ка, ми­лая, по­здрав­ляю! И се­бя то­же! У ме­ня са­мый луч­ший в ми­ре внук! У ме­ня са­мый луч­ший в ми­ре сын! У ме­ня са­мая-са­мая-са­мая луч­шая невест­ка!!!» Вот уже по­чти три го­да Со­ко­лов­ские — све­кровь со све­кром и Илья — жи­вут в Гер­ма­нии. Саш­ка на­от­рез от­ка­зал­ся ехать. В Укра­ине у него вполне удач­ный биз­нес. Кро­ме то­го, он на­ко­нец-то пе­ре­вез се­мью в хо­ро­шую но­вую квар­ти­ру. Све­кровь не спо­ри­ла. «Я бу­ду ча­сто при­ез­жать», — толь­ко и ска­за­ла на про­ща­ние. Обе­ща­ние свое дер­жит: за три го­да при­ез­жа­ет в тре­тий раз. — Ань­ка, ни­ку­да не уез­жай­те. На­гу­ля­е­тесь еще. Что­бы все бы­ли до­ма: и Са­шень­ка, и Ми­шень­ка, и вы с Ален­кой. Слы­шишь? Це­лую те­бя и жду не до­ждусь, ко­гда вас всех уви­жу, — кри­ча­ла в труб­ку све­кровь. «Какая транс­фор­ма­ция, — усмех­ну­лась я про се­бя — от Ан­ны че­рез Анеч­ку к Ань­ке. На­вер­ное, Ань­ка — это выс­шая сте­пень до­ве­рия». — Ко­неч­но, Майя Ми­хай­лов­на. Мы до­ма. Мы вас очень ждем. В дверь ти­хонь­ко по­скреб­лись: — Ма­муль, да­вай не бу­дем ссо­рить­ся, а? Ну пус­кай при­ез­жа­ет твоя све­кровь. В прин­ци­пе, Майя — кле­вая ста­руш­ка. — Да­вай, — я чмок­ну­ла дочь в ма­куш­ку. — Толь­ко Майя — не ста­руш­ка, — от­крыв на­стежь обе створ­ки ок­на, раз­дви­ну­ла за­на­вес­ки. — Мам, ты че­го? — удив­лен­но вски­ну­ла бро­ви стар­шень­кая. — Я? Ни­че­го, — улыб­ну­лась, на­бра­ла по­боль­ше воз­ду­ха и за­пе­ла, вдох­но­вен­но фаль­ши­вя: — «Я люб­лю те­бя, жизнь, и на­де­юсь, что это вза­им­но!»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.