Со­грей ме­ня в осен­ний день

Vdvojem - - Содержание -

Ли­стья шур­ша­ли под но­га­ми, но этот звук, обо­жа­е­мый с дет­ства, те­перь не про­сто раз­дра­жал, а вы­зы­вал от­вра­ще­ние — мне ка­за­лось, что дав­лю по­дош­ва­ми ка­ких-то от­вра­ти­тель­ных на­се­ко­мых. Де­прес­сия, будь она нелад­на! На­де­я­лась, что с при­хо­дом зо­ло­той осе­ни хоть немно­го по­пу­стит, но, как ока­за­лась, зря. И то, что вре­мя ле­чит, — все­го лишь миф. Ба­бье ле­то... Лю­ди оде­ты по­чти по-лет­не­му, а я в паль­то, еще и шер­стя­ной шарф на гор­ло на­мо­та­ла. И все рав­но хо­лод­но. По­след­ние два ме­ся­ца я все вре­мя мерз­ну, да­же в кон­це августа, ко­гда сто­я­ла трид­ца­ти­гра­дус­ная жа­ра, ме­ня все вре­мя ко­ло­тил озноб. И со­греть­ся НЕ ПО­МО­ГА­ЕТ НИ ГОРЯЧАЯ ВАННА, НИ ТЕПЛАЯ ОДЕЖДА, НИ ВАТНОЕ ОДЕЯЛО, ПО­ТО­МУ ЧТО ХОЛОД ИДЕТ ИЗНУТРИ, ИЗ ДУ­ШИ, ГДЕ С ТЕХ ПОР, КАК МЫ СО СТАСОМ РАССТАЛИСЬ, ВСЕ ВЫМОРОЗИЛА ЛЕДЯНАЯ СТУЖА. «ХОТЬ СЕ­БЕ, ДУРА, НЕ ВРИ! — РУГНУЛАСЬ МЫСЛЕННО. — НЕ МЫ РАССТАЛИСЬ, А ОН ТЕ­БЯ БРО­СИЛ». ...Я БРОДИЛА ПО ПАРКУ УЖЕ ЧЕТВЕРТЫЙ ЧАС, НО­ГИ ГУДЕЛИ ОТ УСТАЛОСТИ И ГЛА­ЗА СЛИПАЛИСЬ ПО­СЛЕ ОЧЕ­РЕД­НОЙ БЕССОННОЙ НОЧИ. ОД­НА­КО ПРОДОЛЖАЛА БЕСЦЕЛЬНО НАМАТЫВАТЬ КРУ­ГИ ПО АЛЛЕЯМ, ПО­ТО­МУ ЧТО ДО­МА МНЕ БЫ­ЛО СО­ВСЕМ ПАРШИВО. СВОИ ВЕ­ЩИ СТАС ДАВ­НО ЗА­БРАЛ. А ТЕ, ЧТО НЕ ЗА­БРАЛ, Я ВЫБРОСИЛА. НО ВСЕ РАВ­НО В КВАРТИРЕ, ГДЕ МЫ ПРОЖИЛИ ВМЕ­СТЕ ПОЛ­ТО­РА СЧАСТЛИВЫХ (ПО КРАЙ­НЕЙ МЕ­РЕ, ДЛЯ МЕ­НЯ) ГО­ДА, ВСЕ НАПОМИНАЛО О НЕМ. ЧАШКА, ИЗ КО­ТО­РОЙ ОН ЛЮ­БИЛ ПИТЬ КОФЕ, ПОЛОЧКА В ВАННОЙ, ГДЕ РАНЬ­ШЕ СТО­Я­ЛИ ЕГО БРИТВЕННЫЕ ПРИ­НАД­ЛЕЖ­НО­СТИ, КРОВАТЬ, НА КО­ТО­РОЙ МЫ ТАК САМОЗАБВЕННО ЛЮБИЛИ ДРУГ ДРУ­ГА. А ТЕ­ПЕРЬ НА ДРУ­ГОЙ КРОВАТИ ОН ТАК ЖЕ ГОРЯЧО ЛЮ­БИТ ДРУ­ГУЮ. В ЖИЗ­НИ ТА­КОЕ СЛУЧАЕТСЯ СПЛОШЬ И РЯ­ДОМ, НО ОТ ЭТО­ГО НЕ ЛЕГЧЕ. ДОСТАЛА ИЗ КАРМАНА СМАРТ­ФОН, ПОСМОТРЕЛА ПРОПУЩЕННЫЕ ЗВОН­КИ. ВСЕ­ГО ШЕСТЬ: ОДИН ОТ МАМЫ, ОСТАЛЬ­НЫЕ ОТ НАСТИ. НА­ВЕР­НОЕ, ПО­РА УЖЕ ПРИВЫКНУТЬ К МЫС­ЛИ, ЧТО СТАС БОЛЬ­ШЕ НИ­КО­ГДА НЕ ПОЗВОНИТ, НО ЧТО-ТО НЕ ПРИВЫКАЕТСЯ... ПРИСЕЛА НА СКАМЕЙКУ, НАБРАЛА МАМИН НО­МЕР (ОНА ЖИ­ВЕТ В ДРУ­ГОМ ГО­РО­ДЕ И ДО СИХ ПОР НЕ В КУР­СЕ МО­ИХ ПЕ­РЕ­МЕН К ХУДШЕМУ): — МАМУЛЬ, ТЫ МНЕ ЗВОНИЛА? — ПРИВЕТ, КРИСТИНОЧКА. ПРО­СТО ХО­ТЕ­ЛА УЗНАТЬ, КАК У ТЕ­БЯ ДЕ­ЛА. — ВСЕ В ПО­РЯД­КЕ. А ТЫ КАК? — НОР­МАЛЬ­НО. ТОЛЬ­КО СЕРД­ЦЕ СТА­ЛО ЧА­СТО ПРИХВАТЫВАТЬ. ВРАЧ ПРОПИСАЛ ТАБ­ЛЕТ­КИ И СКА­ЗАЛ, ЧТО­БЫ ПОСТАРАЛАСЬ ИЗ­БЕ­ГАТЬ СТРЕССОВ. А Я ЕМУ ОТВЕТИЛА, ЧТО КО­ГДА У ДОЧ­КИ ВСЕ ХО­РО­ШО, ВО­ОБ­ЩЕ НЕ НЕРВНИЧАЮ, А МОТОР БАРАХЛИТ ИЗ-ЗА ВОЗ­РАС­ТА И

лиш­не­го ве­са, — ма­ма хи­хик­ну­ла в труб­ку и до­ба­ви­ла: — Мо­ло­дой га­зе­лью мне уже не стать, зна­чит, бу­ду спа­сать­ся пи­лю­ля­ми и по­зи­ти­вом. — Ма, я те­бя люб­лю, — про­шеп­та­ла, чув­ствуя, как на гла­за на­во­ра­чи­ва­ют­ся сле­зы. — И я те­бя. Очень-очень! А как твой Стас по­жи­ва­ет? — У него все от­лич­но... «Хо­ро­шо, что я ей ни­че­го не ска­за­ла», — по­ду­ма­ла, за­кон­чив разговор. За­тем набрала Настю: — Привет, ты мне пять раз звонила. Что-то слу­чи­лось? — Слу­чи­лось! — раз­дал­ся в труб­ке сер­ди­тый го­лос. — У ме­ня луч­шая по­дру­га в глу­бо­кой пси­хо­ло­ги­че­ской ж... ко­ро­че, в де­прес­сии, да еще на звон­ки не от­ве­ча­ет! Я уже че­го толь­ко не пе­ре­ду­ма­ла! Ты как? — Пло­хо, — у Насти серд­це здо­ро­вое, и с ней я мог­ла не лу­ка­вить. — Не по­ни­маю, как мож­но столь­ко уби­вать­ся по это­му коз­лу! Ты же у нас кра­сот­ка, най­дешь му­жи­ка в сто раз луч­ше. Да­же в ты­ся­чу! — Я его люб­лю. Ду­ма­ла, что бу­ду нена­ви­деть, но... до сих пор люб­лю. — Тя­же­лый слу­чай. Ты сей­час где? — В пар­ке гу­ляю. — При­ез­жай ко мне. Саш­ка с ма­лым по­ехал к сво­им ро­ди­те­лям, они там, ско­рее все­го, и за­но­чу­ют. А мы с то­бой спо­кой­но по­си­дим, вин­ца вы­пьем, по­ка­ля­ка­ем... — А... мож­но я у вас немно­го по­жи­ву? — вы­рва­лось у ме­ня спон­тан­но. — Мож­но, — мо­мен­таль­но ответила Настя, хо­тя на­вер­ня­ка слег­ка обал­де­ла от мо­ей прось­бы — вот что зна­чит на­сто­я­щая по­дру­га! — Я не од­на, а с Мыш­кой (так зо­вут мою кош­ку), — пре­ду­пре­ди­ла ее. — С Мыш­кой нель­зя. У му­жа кош­мар­ная ал­лер­гия на шерсть. Так что, ждать те­бя на по­си­дел­ки? — Как-ни­будь в дру­гой раз. По­ка...— я хо­те­ла уже на­жать кноп­ку от­боя, но Настя за­ора­ла: — Крис, по­до­жди, не от­клю­чай­ся. Да­вай хоть по те­ле­фо­ну немно­го по­бол­та­ем! — Ну, да­вай... Толь­ко не о Ста­се. — Лад­но, — со­гла­си­лась она и тут же на­ру­ши­ла та­бу. — Слу­шай, я так и не по­ня­ла, из-за че­го вы расстались? — Я же те­бя про­си­ла... — Ты толь­ко на этот во­прос от­веть, и боль­ше не бу­ду те­бя му­чить, — по­обе­ща­ла по­дру­га. — Так из-за че­го? — Не знаю. Он по-ан­глий­ски ушел. — Да­же не по­про­щав­шись?! — Без объ­яс­не­ний... — Вот урод! Ой, из­ви­ни, ме­ня Са­ня по вто­рой ли­нии до­мо­га­ет­ся. Я те­бе поз­же пе­ре­зво­ню... Су­нув мо­биль­ный в кар­ман, сно­ва по­бре­ла по ал­лее, шур­ша опав­ши­ми ли­стья­ми. Со­вра­ла по­дру­ге. На са­мом де­ле Стас озву­чил при­чи­ну сво­е­го ухо­да. Ска­зал, что лю­бит толь­ко ме­ня, но его кол­ле­га ждет от него ре­бен­ка, а по­то­му, как чест­ный че­ло­век... и так да­лее, по клас­си­че­ско­му тек­сту. Я его то­гда не удер­жи­ва­ла, по­то­му что бы­ла уве­ре­на, что ни­ко­гда не смо­гу про­стить из­ме­ны. Сей­час по­ни­маю — про­сти­ла бы. Но он не вер­нет­ся, по­то­му что сам рос без от­ца и не хо­чет та­кой судь­бы бу­ду­ще­му сы­ну или доч­ке. Но не зна­ет то­го, что у него ско­ро бу­дет не один, а два ре­бен­ка. И не по­то­му что его ны­неш­няя жен­щи­на ждет двой­ню, а по­то­му что... О том, что я бе­ре­мен­на во­об­ще ни­кто не зна­ет — да­же ма­ма и Настя. Это вы­яс­ни­лось спу­стя две неде­ли по­сле ухо­да Ста­са. Со­об­щать лю­би­мо­му но­вость не ста­ла — что­бы у него мозг не взо­рвал­ся от необ­хо­ди­мо­сти де­лать вы­бор меж­ду дву­мя ма­лы­ша­ми. Пусть жи­вет спо­кой­но. ...По­став­лен­ный на виб­ро­до­звон смарт­фон жу­ком за­во­зил­ся, за­жуж­жал в кар­мане. Я по­ду­ма­ла, что это по­сле раз­го­во­ра с му­жем пе­ре­зва­ни­ва­ет Настя, по­это­му ткну­ла паль­цем в кноп­ку со­еди­не­ния, да­же не взгля­нув на дис­плей. И вдруг... — Здрав­ствуй, Ти­на, — услы­ша­ла род­ной и же­лан­ный го­лос. Ме­ня охва­тил та­кой озноб, что да­же зу­бы за­сту­ча­ли. — Я не мо­гу без те­бя, — ска­зал Стас. — А как же ре­бе­нок? — Нет ни­ка­ко­го ре­бен­ка. И не бу­дет. «Бу­дет», — по­ду­ма­ла я. — У тво­ей кол­ле­ги слу­чил­ся вы­ки­дыш? — спро­си­ла вслух. — Вы­ки­дыш со­ве­сти у нее слу­чил­ся! Еще два ме­ся­ца на­зад. Но толь­ко се­го­дня вы­яс­ни­лось, что она мне все на­вра­ла про свою бе­ре­мен­ность, — он по­мол­чал немно­го, за­тем с от­ча­я­ни­ем про­из­нес. — Что мне сде­лать, что­бы ты ме­ня про­сти­ла?! — Со­грей ме­ня... — вы­дох­ну­ла я. — Уже ле­чу! Гос­по­ди, пусть у лю­би­мо­го в по­ле­те не сло­ма­ют­ся кры­лья! Мне так пло­хо, так хо­лод­но без него...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.