Бог те­бе су­дья, лю­би­мый!

Семь лет мы с Юрой про­жи­ли вме­сте, и все эти го­ды я счи­та­ла се­бя счаст­ли­вой жен­щи­ной. Но слу­чай­но най­ден­ное фо­то раз­ру­ши­ло и мое сча­стье, и на­шу се­мью…

Vdvojem - - Содержание -

Я про­во­ди­ла му­жа в ко­ман­ди­ров­ку и, вос­поль­зо­вав­шись вы­нуж­ден­ным оди­но­че­ством, за­те­я­ла уборку...

Все на­ча­лось с обыч­ной ге­не­раль­ной убор­ки. Про­во­ди­ла му­жа в ко­ман­ди­ров­ку и, вос­поль­зо­вав­шись вы­нуж­ден­ным оди­но­че­ством, за­те­я­ла уборку. Че­мот­ли­ча­ет­ся Чем от­ли­ча­ет­ся обыч­ная от ге­не­раль­ной? Во вто­ром слу­чае, кро­ме тра­ди­ци­он­но­го мы­тья по­лов и вы­ти­ра­ния пы­ли, на­во­дит­ся по­ря­док в тех ме­стах, до ко­то­рых обыч­но не до­хо­дят ру­ки. Ру­ки у ме­ня до­шли и до пла­тя­ных шка­фов, и до кла­дов­ки, и до книж­ных по­лок. Да­же люст­ру и кар­ни­зы про­тер­ла! Вро­де уже все пе­ре­де­ла­ла, а за­пал еще оста­вал­ся. Что­бы тру­до­вой эн­ту­зи­азм не про­па­дал зря, ре­ши­ла убрать в пись­мен­ном сто­ле му­жа. В ниж­нем ящи­ке сре­ди вся­ко­го хла- ма я об­на­ру­жи­ла ста­рый календарь за 2015 год. Уди­ви­лась, за­чем Юр­ка его хра­нит. Ма­ши­наль­но пе­ре­вер­ну­ла несколь­ко стра­ниц и на­ткну­лась на фо­то­гра­фию мо­ло­дой жен­щи­ны. На обо­ро­те сним­ка бы­ла над­пись: «С лю­бо­вью, Ла­ри­са». Рев­ность бо­лез­нен­но коль­ну­ла серд­це. Еще раз, уже бо­лее вни­ма­тель­но и при­сталь­но рас­смот­ре­ла изоб­ра­жен­ное на фо­то­гра­фии жен­ское ли­цо. Ру­со­во­ло­сая, го­лу­бо­гла­зая, кра­си­вая... Чем-то по­хо­жа на ме­ня... Ну не то что­бы по­хо­жа, но ти­паж опре­де­лен­но один. Школь­ная Юр­ки­на лю­бовь? Нет, не мо­жет быть. Му­жу недав­но ис­пол­ни­лось трид­цать че­ты­ре, а этой та­ин­ствен­ной Ла­ри­се на вид не боль­ше два­дца­ти пя­ти. Ка­кая-ни­будь род­ствен­ни­ца, о ко­то­рой я не знаю? Вряд ли... Бы­ла бы род­ствен­ни­ца, Юр­ка про­сто-на­про­сто су­нул бы ее фот­ку в аль­бом, а не пря­тал в ста­ром ка­лен­да­ре. Да и не пи­шут пле­мян­ни­цы и ку­зи­ны «С лю­бо­вью». Зна­чит... Гос­по­ди, сколь­ко раз вжен­ских­журв жен­ских жур­на­лах чи­та­ла груст­ную ста­ти­сти­ку муж­ских из­мен, но ни­ко­гда и в го­ло­ву не при­хо­ди­ло, что мой муж то­же по­па­дет в эти са­мые про­цен­ты... Он же не ка­кой-то аб­стракт­ный сред­не­ста­ти­сти­че­ский му­жик, а мой Юр­ка! Ведь мы с ним так счаст­ли­вы вдво­ем, так при чем же тут эта Ла­ри­са?! На­до ска­зать, ге­не­раль­ную уборку я за­те­я­ла не про­сто так: на сле­ду­ю­щей неде­ле мы долж­ны бы­ли от­ме­тить седь­мую го­дов­щи­ну бра­ка. И за эти го­ды у нас все бы­ло хо­ро­шо. Прав­да хо­ро­шо! Во­пре­ки рас­хо­же­му мне-

нию, что ми­лые бра­нят­ся — толь­ко те­шат­ся, мы и не ру­га­лись по­чти ни­ко­гда, и в ин­тим­ной жиз­ни все­гда бы­ла пол­ная гар­мо­ния. А по­сле то­го, как че­ты­ре го­да на­зад Юру на­зна­чи­ли управ­ля­ю­щим Чер­ни­гов­ско­го фи­ли­а­ла фир­мы, и он стал ре­гу­ляр­но мо­тать­ся ту­да в ко­ман­ди­ров­ки (неде­лю на но­вом ме­сте, неде­лю в го­лов­ном офи­се), наш секс за­иг­рал но­вы­ми крас­ка­ми — раз­лу­ка так уси­ли­ва­ет же­ла­ние, что в первую ночь по­сле Юр­ки­но­го при­ез­да мы обыч­но не спим до са­мо­го утра. Я вспом­ни­ла, как неж­но он по­це­ло­вал ме­ня на про­ща­ние, и по­пы­та­лась вну­шить се­бе: нет, не мо­жет быть! Как раз в эту ми­ну­ту по­зво­ни­ла Але­на — моя бли­жай­шая по­дру­га. — Твой ука­тил? Ску­ча­ешь? Мо­жет, устро­им ве­че­ром ми­ни-де­вич­ник, схо­дим ку­да-ни­будь в клуб или про­сто в ка­феш­ке по­си­дим... — Из­ви­ни, Лен­чик, не хо­чет­ся... Что-то на­стро­е­ния нет. — И по ка­ко­му слу­чаю ханд­ра? — Осень. Дождь. И во­об­ще... — я бро­си­ла взгляд на фо­то, ко­то­рое все еще дер­жа­ла в ру­ке и неожи­дан­но для се­бя са­мой всхлип­ну­ла. — По­нят­но... — про­тя­ну­ла А Ален­ка. — Ни­ку­да не ухо­ди, слыш слы­шишь? Че­рез час при­еду, бу­ду те­бя р ре­ани­ми­ро­вать. Я не со­би­ра­лась рас­ска­зы­ват рас­ска­зы­вать по­дру­ге ни о на­ход­ке, ни о свои п по­до­зре­ни­ях. И, ко­неч­но, рас­ска­за­ла рас­ска­за­ла. — За ка­кой год календарь? — де­ло­ви­то по­ин­те­ре­со­ва­лась она. — Трех­лет­ней дав­но­сти… — Зна­чит, и фо­то­гра­фия был бы­ла сде­ла­на в то са­мое вре­мя. То есть д дав­ным­дав­но. Ну и по­пу­стись... — Ты хо­чешь ска­зать, что да да­же ес­ли что-то их свя­зы­ва­ло, то те­пер те­перь это уже оста­лось в про­шлом? — Ско­рее все­го… Лю­бов­ни­цы при­хо­дят и ухо­дят, а же­на — кон кон­стан­та, как пра­ви­ло, по­сто­ян­ная. — Ты пра­ва, — со­гла­си­лась я я, по­то­му что мне очень хо­те­лось п по­ве­рить в Ален­ки­ну право­ту. «Кто их там зна­ет, этих му­жи­ков? — тут же за­спо­рил внут­рен­ний го­лос. — Ес­ли Юра пря­тал фо­то­гра­фию этой жен­щи­ны, это озна­ча­ет, что у них се­рьез­ные от­но­ше­ния... Бы­ли или есть?» — И что бы ты сде­ла­ла на мо­ем ме­сте? — спро­си­ла по­дру­гу. — Ни­че­го, — от­ве­ти­ла она. — Как — «ни­че­го»? — Ко­гда твой бла­го­вер­ный воз­вра­ща­ет­ся до­мой? — Во втор­ник ве­че­ром. — Не взду­май устро­ить ему скан­дал. И о фо­то­гра­фии не упо­ми­най. Сде­лай вид, что ни­че­го не зна­ешь, тем бо­лее что так и есть. Но по­на­блю­дай... Ве­дет ли Юра се­бя так же, как и преж­де, или что-то в его по­ве­де­нии из­ме­ни­лось... И ес­ли об­на­ру­жишь что-то, что те­бя встре­во­жит, то­гда уж бу­дем ду­му ду­мать. И во­об­ще, да­вай ре­шать про­бле­мы по ме­ре по­ступ­ле­ния. Не ис­клю­че­но, что все твои по­до­зре­ния яй­ца вы­еден­но­го не сто­ят. И сно­ва я со­гла­си­лась с муд­рой Але­ной, но до при­ез­да му­жа не на­хо­ди­ла се­бе ме­ста. Но­ча­ми по­чти не спа­ла: то вспо­ми­на­ла са­мые чу­дес­ные мо­мен­ты на­шей сов­мест­ной жиз­ни, то пред­став­ля­ла му­жа в объ­я­ти­ях этой са­мой Ла­ри­сы. И еще по­сто­ян­но ду­ма­ла о Юри­ных ко­ман­ди­ров­ках. Все­гда от­но­си­лась к ним фи­ло­соф­ски. Я не из той по­ро­ды жен­щин, ко­то­рые об­ви­ва­ют муж­чи­ну, как плющ-па­ра­зит, в Ки­е­ве у ме­ня бы­ли свои де­ла, своя жизнь, своя ра­бо­та. И по­том, я до­ве­ря­ла му­жу. Бо­лее то­го, ви­де­ла в на­шем ны­неш­нем об­ра­зе жиз­ни боль­ше плю­сов, чем ми­ну­сов: во-пер­вых, он по­лу­чил по­вы­ше­ние по служ­бе, а ка­рьер­ный рост для муж­чи­ны зна­чит очень мно­го, во-вто­рых, по­вы­ше­ние Юр­ки­ной зар­пла­ты бы­ло весь­ма су­ще­ствен­ным и на­ше ма­те­ри­аль­ное по­ло­же­ние улуч­ши­лось (я все ча­ще в по­след­нее вре­мя за­ду­мы­ва­лась о вто­ром ре­бен­ке — те­перь мы вполне мог­ли се­бе это поз­во­лить). В-тре­тьих, недель­ные рас­ста­ва­ния по­до­гре­ва­ли на­ши чув­ства и не да­ва­ли ру­тине и ску­ке про­брать­ся в на­ши от­но­ше­ния. Но ес­ли мои по­до­зре­ния ока­жут­ся вер­ны, и эта Ла­ри­са оби­та­ет имен­но в Чер­ни­го­ве, то­гда все плю­сы ча­стых по­ез­док му­жа в этот го­род пре­вра­ща­лись в один огром­ный жир­ный ми­нус. Хож­де­ние по му­кам — вот чем бы­ли для ме­ня эти трое су­ток. — При­вет, мы­шо­нок! — Юра, ед­ва пе­ре­сту­пив че­рез по­рог, сгреб ме­ня в охап­ку и звон­ко по­це­ло­вал в ще­ку. По­том чмок­нул в нос. За­тем, уже мед­лен­но и очень неж­но — в гу­бы. — А что это ты та­кая блед­нень­кая? — Го­ло­ва бо­лит, — со­вра­ла. — Ма­лыш, ты уби­ра­ла у ме­ня в сто­ле? — по­слы­шал­ся взвол­но­ван­ный го­лос. — Толь­ко вы­тер­ла сто­леш­ни­цу... Я мог­ла бы дать ру­ку на от­се­че­ние: на ли­це Юры по­яви­лось вы­ра­же­ние об­лег­че­ния. А по­том за­со­мне­ва­лась: а мо­жет, это мне по­ка­за­лось? Всю сле­ду­ю­щую неде­лю вни­ма­тель­но при­смат­ри­ва­лась к му­жу. На­ру­ши­ла несколь­ко соб­ствен­ных та­бу. Сна­ча­ла об­сле­до­ва­ла его бу­маж­ник. При­ят­но уди­ви­лась — да­же не по­до­зре­ва­ла, что он но­сит там мою и Дим­ки­ну (наш пя­ти­лет­ний сын) фо­то­гра­фии. Кро­ме то­го, на­шла счет за го­сти­ни­цу. При­чем, в счет вне­се­но не толь­ко про­жи­ва­ние, но и стир­ка ру­ба­шек. Это об­на­де­жи­ва­ло. Юра не жлоб, но и не тран­жи­ра. Вряд ли, имея в Чер­ни­го­ве по­сто­ян­ною лю­бов­ни­цу, он сда­вал бы ру­баш­ки в го­сти­нич­ную пра­чеч­ную. Раз­ве что его за­зно­ба — па­то­ло­ги­че­ская лен­тяй­ка! На­чаль­ные ре­зуль­та­ты рас­сле­до­ва­ния ме­ня немно­го успо­ко­и­ли. При­сту­пи­ла к обыс­ку кар­ма­нов. Пи­джа­ки, брю­ки, ру­ба­хи… Из воз­мож­но­го ком­про­ма­та на­шла толь­ко два би­ле­та в ки­но. — Да­вай в вос­кре­се­нье схо­дим в ки­но­те­атр, — за­ки­ну­ла я крю­чок. — Мож­но, — улыб­нул­ся муж. — Ре­бя­та на ра­бо­те го­во­ри­ли, что «Во­семь по­друг Оу­ше­на» — очень непло­хой фильм. — Я его уже смот­рел. Оп-ля. На­жив­ку про­гло­тил. Ин­те­рес­но, как те­перь бу­дет вы­кру­чи­вать­ся. — Ты хо­дил в ки­но без ме­ня? — да­же не при­шлось разыг­ры­вать сер­ди­тое недо­уме­ние. — В Чер­ни­го­ве. При­гла­сил ино­го­род­не­го за­каз­чи­ка в ре­сто­ран, а у то­го обо­стре­ние яз­вы. Он от ре­сто­ра­на от­ка­зал­ся, вы­дви­нул встреч­ное пред­ло­же­ние — по­ход в ки­но­те­атр. Кста­ти, не жа­лею, что схо­дил, фильм и вправ­ду ни­че­го. Так что, ес­ли хо­чешь, мо­гу по­смот­реть еще раз, но уже с то­бой. Объ­яс­не­ние по­ка­за­лось мне до­ста­точ­но склад­ным: муж не бэ­кал, не мэ­кал, не крас­нел, не от­во­дил взгляд. Так что вполне мо­жет так все и бы­ло в дей­стви­тель­но­сти. «На­вер­но, я пе­ре­бор­щи­ла с по­до­зри­тель­но­стью», — по­ду­ма­ла и ре­ши­ла пре­кра­тить «след­ствие». Но на сле­ду­ю­щий день, всплы­ли но­вые фак­ты. Око­ло вось­ми ве­че­ра Юра вы­шел гу­лять с со­ба­кой, а я спо­хва­ти­лась, что до­ма нет хле­ба, ко­гда они уже за­шли в лифт. На­ки­ну­ла курт­ку, по­мча­лась сле­дом, что­бы дать де­нег и по­про­сить схо­дить в бу­лоч­ную. Муж сто­ял под ко­зырь­ком па­рад­но­го, с кем-то раз­го­ва­ри­вая по мо­биль­ни­ку: — Нет, ни­как не мо­гу... Мы ведь до­го­во­ри­лись, что я при­еду в сре­ду. А как там Се­ре­га? Тем­пе­ра­ту­ры уже нет? Это хо­ро­шо. И я... И я те­бе... По­ка… — он от­клю­чил те­ле­фон, а я опер­лась о сте­ну, по­то­му что но­ги ста­ли ват­ны­ми. Те­перь уже не бы­ло ни­ка­ких со­мне­ний: у Юры есть лю­бов­ни­ца. Гос­по­ди, что де­лать? Сын смот­рел муль­ти­ки, муж

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.