Ин­струк­таж по аль­пи­низ­му

На что толь­ко не пой­дешь, что­бы при­влечь вни­ма­ние де­вуш­ки, у ко­то­рой та­кая кра­си­вая улыб­ка!

Vdvojem - - Содержание -

Эта де­вуш­ка мне сра­зу по­нра­ви­лась. Спо­кой­ная, се­рьез­ная, уве­рен­ная. Несколь­ко раз, вы­хо­дя из ку­пе, я ви­дел ее сто­я­щей у ок­на ва­го­на. Она смот­ре­ла в ок­но и ду­ма­ла о чем-то, не при­со­еди­ня­ясь к об­ще­му го­мо­ну и ве­се­лью: в по­ез­де еха­ло несколь­ко мо­ло­деж­ных ком­па­ний, слы­шал­ся де­ви­чий смех. А эта вы­гля­дит неза­ви­си­мо. — Пей­за­жи рас­смат­ри­ва­ешь? — спро­сил я, по­дой­дя. Она по­смот­ре­ла на ме­ня се­рьез­но, по­том улыб­ну­лась. Вот это улыб­ка! А гла­за!.. У ме­ня внут­ри что-то слад­ко за­ны­ло. — Ко­неч­но, их же по­ка­зы­ва­ют, — кив­ну­ла она на ок­но. — Зна­чит, обя­за­тель­но на­до рас­смат­ри­вать. — Пра­виль­но, ина­че им бу­дет скуч­но, — под­хва­тил я иг­ру. — Да­вай по­смот­рим из со­сед­не­го ок­на, вдруг там дру­гое ки­но? Мы немно­го по­ду­ра­чи­лись, пе­ре­хо­дя от ок­на к ок­ну. Мое серд­це пе­ло, по­то­му что она лег­ко ве­лась на все мои шу­точ­ки и са­ма с пол-обо­ро­та вклю­чи­лась во флирт. — То­же едешь в аль­пи­нист­ский ла­герь? — спро­сил. — А сна­ря­же­ние взя­ла? — Ну, э-э... «Мо­жет, она про­сто по­гу­лять по го­рам хо­чет, а не тре­ни­ро­вать­ся», — по­ду­мал я. — Зна­ешь, как это класс­но! И я на­чал ей рас­ска­зы­вать, как в го­рах хо­ро­шо, как на­до ве­сти се­бя на склоне, как дер­жать ле­доруб, за­чем нуж­ны кош­ки. В об­щем, пе­ре­ска­зал все, что слы­шал от ин­струк­то­ров. И осо­бен­но по­дроб­но оста­но­вил­ся на тех­ни­ке связ­ки — по­то­му что как раз недав­но пе­ре­чи­ты­вал по­со­бие. — Ес­ли уча­сток осо­бо опас­ный, то­гда свя­зы­ва­ют не по два, а по три че­ло­ве­ка, — объ­яс­нял. — Для это­го каж­дый об­вя­зы­ва­ет грудь ве­рев­кой, де­лая спе­ци­аль­ную пет­лю... Я на­изусть на­звал уз­лы. Де­вуш­ка

смот­ре­ла на ме­ня с от­кро­вен­ным вос­хи­ще­ни­ем. Ка­за­лось, еще немно­го, мы по­зна­ко­мим­ся по­бли­же, на­зо­вем друг дру­гу на­ши име­на, и... Но це­ло­вать­ся в ко­ри­до­ре у всех на гла­зах нель­зя. Как бы так невзна­чай вы­ве­сти ее в там­бур? — Ле­ша! — оклик­ну­ли ме­ня из ку­пе, где я ехал со сво­и­ми дру­зья­ми. Ска­зав де­вуш­ке, что ско­ро вер­нусь, по­до­шел к ре­бя­там. Не пом­ню, за­чем они ме­ня то­гда по­зва­ли, за пу­стя­ком ка­ким-то. По­том кто-то спро­сил: — Что ты там воз­ле Ка­ти со­ло­вьем за­ли­ва­ешь­ся? По­нра­ви­лась? — Не твое де­ло. А что, ты ее зна­ешь? Ре­бя­та за­хи­хи­ка­ли: — Да ее все зна­ют. Она мастер спор­та по аль­пи­низ­му, стар­ше те­бя го­да на

три-че­ты­ре, ин­струк­тор со ста­жем. Ко­гда при­е­дем на ме­сто, са­мых про­дви­ну­тых от­бе­рет и по­ве­дет в по­ход пя­той ка­те­го­рии слож­но­сти. А мы, но­вич­ки, пой­дем на скло­ны по­про­ще. По­нял? Я про­мол­чал и за­лез на свою вто­рую пол­ку. Ка­кой стыд! Я чуть ли не вслух за­сто­нал. Как пав­лин, рас­пу­стил хвост, рас­ска­зы­вая ей все то, что она и без ме­ня зна­ет, при­чем луч­ше в сто раз! С этой ми­ну­ты не сле­зал с пол­ки, и толь­ко ко­гда хо­те­лось в туа­лет, осто­рож­но вы­гля­ды­вал и мчал­ся в ко­нец ва­го­на. Да­же но­чью. А в ла­ге­ре не под­ни­мал глаз, пря­тал­ся за спи­ны дру­гих на­чи­на­ю­щих аль­пи­ни­стов, по­ка Ка­тя не за­бра­ла свою груп­пу и не уве­ла... По­том мне уда­лось за­быть о сво­ем по­зо­ре. Жизнь тек­ла спо­кой­но и раз­ме­рен­но, и вдруг од­на­жды осе­нью на пло­ща­ди пе­ред па­мят­ни­ком, где все на­зна­ча­ют друг дру­гу сви­да­ния, я уви­дел Ка­тю. Ме­ня по­зва­ли на встре­чу дру­зья-аль­пи­ни­сты, и вдруг та­кой сюр­приз. Ще­ки мои сра­зу вспых­ну­ли, я хо­тел удрать. — Здрав­ствуй, Алек­сей. Как де­ла? — оклик­ну­ла она. При­шлось от­ве­тить: — Нор­маль­но. Сно­ва эта улыб­ка и эти гла­за. Ка­кая же она кра­си­вая! Ка­тя кив­ну­ла в пе­ре­улок на­про­тив па­мят­ни­ка: — Там есть от­лич­ное ка­фе. По­си­дим? — Ко­неч­но, — за­пи­на­ясь, от­ве­тил я, — сам хо­тел те­бя при­гла­сить. Мы за­шли, за­ка­за­ли ко­фе по­во­сточ­но­му, го­во­ри­ли о ка­кой-то ерун­де. А мо­жет, и о важ­ном — со­вер­шен­но это­го не пом­ню. Пом­ню толь­ко, что мы шли по пе­ре­ул­ку в сто­ро­ну на­бе­реж­ной, я взял ее за ру­ку, и вдруг мы на­ча­ли це­ло­вать­ся. У ме­ня уже ды­ха­ние за­кон­чи­лось, а безу­мие не пре­кра­ща­лось. В сле­ду­ю­щую ми­ну­ту — так мне по­ка­за­лось — мы очу­ти­лись у нее до­ма. Как до­е­ха­ли, то­же не пом­ню... Уже под утро, ко­гда мы обес­си­ле­ли, в пе­ре­ры­ве меж­ду объ­я­ти­я­ми я, на­ко­нец, су­мел спро­сить то, что ме­ня дав­но му­чи­ло: — Ка­тя, ска­жи все-та­ки, за­чем ты то­гда слу­ша­ла, как я ду­ра­ка из се­бя строю? По­че­му не пе­ре­би­ла? Она улыб­ну­лась: — А ты мне сра­зу по­нра­вил­ся. По­то­му я те­бя и на­шла сей­час, ре­бят по­про­си­ла. — По­мол­чав, до­ба­ви­ла: — И по­том, ты все пра­виль­но го­во­рил. По­чти...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.