Уже ни­че­го не ис­пра­вить

Это толь­ко те­перь я по­ни­маю, что не нуж­но бы­ло слу­шать ма­му. Не ей же жить, а мне. Жаль, уже ни­че­го не по­де­ла­ешь, но са­мое ужас­ное в том, что я во всем ви­но­ва­та. Од­на я...

Vdvojem - - Содержание -

Мне­ние. Чер­то­во об­ще­ствен­ное мне­ние! Ну по­че­му моя ма­ма так при­слу­ши­ва­ет­ся к нему?! Ес­ли бы не ма­ми­ны «та­ра­ка­ны», моя жизнь сло­жи­лась бы со­вер­шен­но ина­че. Я не ви­ню ее: за ме­ня ни­кто не ре­шал — са­ма вы­би­ра­ла, но ее уго­во­ры по­слу­жи­ли глав­ным мо­ти­вом. Ни­ко­гда се­бе не про­щу... — Тань, а кто это те­бя сей­час про­во­жал? Ма­ма сто­я­ла в две­рях. Ее по­за не пред­ве­ща­ла ни­че­го хо­ро­ше­го. — Же­ня, а что? — Люсь­кин сын? — Да, мы учим­ся в од­ном клас­се. — По­при­лич­нее ка­ва­ле­ра не на­шлось? Лю­ся же пьет! — Ма­ма, я не с ней встре­ча­юсь, а с ее сы­ном. Де­ти не от­ве­ча­ют за сво­их ро­ди­те­лей. — Да, но ты мог­ла бы най­ти се­бе пар­ня и по­со­лид­нее! — Мы про­сто об­ща­ем­ся. Ни­че­го боль­ше. Раз­го­вор ме­ня на­сто­ро­жил. Бы­ло стран­но, что ма­ма об­ра­ти­ла вни­ма­ние на Жень­ку. Обыч­но ее не вол­но­ва­ли мои дру­зья. Глав­ное, что­бы я хо­ро­шо учи­лась, при­лич­но се­бя ве­ла и бы­ла оде­та не ху­же дру­гих. А то что лю­ди ска­жут? С тех пор ма­ма ста­ла бди­тель­но сле­дить за тем, кто про­во­жа­ет ме­ня до­мой, по­это­му при­шлось при­бег­нуть к хит­ро­сти: я про­ща­лась с Жень­кой на уг­лу до­ма. Но вез­де­су­щие со­сед­ки все до­кла­ды­ва­ли ма­ме, и на­чи­нал­ся оче­ред­ной скан­дал. — Я же про­си­ла те­бя не встре­чать­ся с этим го­ло­дран­цем! — Он не го­ло­дра­нец! — Да ну? Посмот­ри, в чем хо­дит твой уха­жер! Об­нос­ки! Не­уди­ви­тель­но, с

та­кой-то ма­те­рью. Те­бе оно на­до? — За­то он доб­рый и вни­ма­тель­ный. И не по­хож на осталь­ных ре­бят. Те толь­ко и зна­ют, что внаг­лую при­ста­вать! — Да с его фи­нан­со­вы­ми воз­мож­но­стя­ми толь­ко и оста­ет­ся, что иг­рать роль га­лант­но­го ка­ва­ле­ра — авось ка­кая-ни­будь ду­роч­ка на лас­ко­вые сло­ва ку­пит­ся. — Пе­ре­стань! Же­ня мне нра­вит­ся! — Да­вай, по­зорь мать! — Ме­ня со­вер­шен­но не вол­ну­ет ни­чье мне­ние, и я не по­ни­маю, по­че­му так пе­ре­жи­ва­ешь ты. — Ро­дишь са­ма, то­гда пой­мешь! Я не зна­ла, что де­лать: успе­ла влю­бить­ся в Жень­ку по уши. Он дей­стви­тель­но был за­ме­ча­тель­ным пар­нем и

лю­бил ме­ня. Его мать и прав­да пи­ла, но он ее жа­лел и по­мо­гал, чем мог. Те­те Лю­се по­вез­ло — ее сын вы­рос хо­ро­шим че­ло­ве­ком. А по­том слу­чи­лось так, что те­тя Лю­ся сло­ма­ла но­гу, и Жене при­шлось уха­жи­вать за ма­те­рью. По­сле шко­лы он бе­жал до­мой, кор­мил ее, уби­рал, го­то­вил и мчал­ся на ра­бо­ту. Еще хо­ро­шо, что его взя­ли груз­чи­ком в та­ком воз­расте, вид­но, по­жа­ле­ли пар­ня. Так что о на­ших про­гул­ках на вре­мя при­шлось за­быть. Я все по­ни­ма­ла и не оби­жа­лась, но очень ску­ча­ла. Как раз в это вре­мя к нам в класс при­шел но­вый маль­чик. Сим­па­тич­ный, но, как по мне, слишком уж са­мо­уве­рен­ный и на­халь­ный. Сер­гей был из до­воль­но со­сто­я­тель­ной се­мьи, мод­но оде­вал­ся и яв­лял­ся счаст­ли­вым об­ла­да­те­лем всех ат­ри­бу­тов ши­кар­ной жиз­ни. Не знаю по­че­му (я во­все не бы­ла та­кой уж кра­са­ви­цей), но но­вень­кий стал ак­тив­но уха­жи­вать за мной. Про­во­жал до до­ма, да­рил цве­ты. Ко­ро­че, брал из­мо­ром. В пер­вое вре­мя это льсти­ло: еще бы, пер­вый па­рень шко­лы так уви­ва­ет­ся, но очень быст­ро его уха­жи­ва­ния мне на­до­е­ли и уже ни­че­го, кро­ме раз­дра­же­ния, не вы­зы­ва­ли. Да­же улыб­ка ка­за­лась ка­кой-то фаль­ши­вой. За­то моя ма­ма бы­ла в вос­тор­ге. Сер­гей ка­зал­ся ей во­пло­ще­ни­ем меч­ты лю­бой де­вуш­ки, про­сто ска­зоч­ный принц на бе­лом коне. За та­ко­го мож­но от­дать лю­би­мую доч­ку и знать, что ре­бе­нок хо­ро­шо устро­ен. Каж­дый день она мне ка­па­ла на моз­ги. — Схо­ди с Се­ре­жей в ки­но. — Мам, у ме­ня свои пла­ны. — Ка­кие еще пла­ны? — Нуж­но за­ехать к Жене, я обе­ща­ла ему по­мочь убрать в квар­ти­ре. Он один не справ­ля­ет­ся, тя­же­ло од­но­му все та­щить. — Еще че­го не хва­та­ло! Моя дочь по­да­лась в убор­щи­цы к ал­ко ал­ко­го­лич­ке? — Пе­ре­стань, че­ло­век бо­ле бо­лен. — Не пи­ла бы, не сло­ма­ла бы но­гу. — Ну от­ку­да ты это зна­еш зна­ешь? Ее ка­кой-то иди­от в мет­ро на эс­ка­ла­то­ре толк­нул. «Ско­рая» забр за­бра­ла. Эх, ма­ма... Ко­неч­но, я не го­во­ри­ла Же Жене о том, что моя ма­ма не одоб­ря­ет н на­шей друж­бы. Но, ду­маю, он и т так до­га­ды­вал­ся. Сколь­ко раз Жек Же­ка за­хо­дил за мной, а ма­ма даль­ше по по­ро­га его не пус­ка­ла. Тут и ду­рак пойм пой­мет... — Тань, нуж­но по­го­во­рить по­го­во­рить... — Же­ня ото­звал ме­ня в сто­рон­ку в шко­ле на пе­ре­мене. Я по­слуш­но по­шла за ним. — Что-то слу­чи­лось? Ма­ме ху­же? — Ей луч­ше. Се­го­дня как раз сни­ма­ют гипс. Тут в дру­гом де­ло. Мне пред­ло­жи­ли хо­ро­шую ра­бо­ту на строй­ке. Пла­тят при­лич­но, я да­же смо­гу что­то от­ло­жить се­бе на обу­че­ние. — Ты ре­шил учить­ся? — Ко­неч­но, это же ни­ку­да не го­дит­ся, что­бы же­на бы­ла ум­нее му­жа! — Же­на? — Ну да... Ты же вый­дешь за ме­ня? — Пря­мо сей­час? — Нет, вна­ча­ле мы по­сту­пим в вуз, а уж по­том сва­дьбу сыг­ра­ем. Бу­ду учить­ся за­оч­но, что­бы мож­но бы­ло ра­бо­тать. — Жень­ка, ты де­ла­ешь мне пред­ло­же­ние? Это так ро­ман­тич­но... — Пред­ло­же­ние я те­бе сде­лаю немно­го поз­же, по всем пра­ви­лам. Куп­лю коль­цо и пой­ду к тво­им ро­ди­те­лям про­сить ру­ки их до­че­ри. Но мне нуж­но знать, что ты не от­ка­жешь. — Не от­ка­жу! — Зна­чит, до­ждешь­ся ме­ня? — Что зна­чит — до­ждешь­ся? — Ра­бо­та не в на­шем го­ро­де, мне нуж­но бу­дет уехать на па­ру ме­ся­цев. Со шко­лой я уже до­го­во­рил­ся... — Ну, па­ру ме­ся­цев как-ни­будь про­жи­ву. Толь­ко воз­вра­щай­ся ско­рее... Же­ня уехал, а я за­ску­ча­ла... Хо­ди­ла са­ма не своя. А тут еще ма­ма мас­ла в огонь под­ли­ва­ла, зу­де­ла: — Ну вер­нет­ся твой прЫнц, и что? Мно­го он там за­ра­бо­та­ет? Встре­ча­лась бы луч­ше с Сер­ге­ем: хо­ро­ший па­рень, те­бя обо­жа­ет, из при­лич­ной се­мьи. Пов­стре­ча­лись бы год-дру­гой, сва­дьбу сыг­ра­ли бы... — Про­да­ешь доч­ку? — Я знаю, что у Сер­гея боль­ше воз­мож­но­стей сде­лать те­бя счаст­ли­вой, чем у Же­ни. Тут она бы­ла пра­ва. И Сер­гей это то­же по­ни­мал. Ед­ва Жень­ка уехал, он тут же воз­об­но­вил свои ата­ки. По­сто­ян­ные цве­ты, мяг­кие иг­руш­ки, ми­лые су­ве­нир­чи­ки, ком­пли­мен­ты, уха­жи­ва­ния. Ви­дя, что это не дей­ству­ет, взял в обо­рот мо­их ро­ди­те­лей. Ма­ме тас­кал сум­ки с рын­ка, па­пе при­но­сил пи­во и жур­на­лы с кросс­вор­да­ми. Вско­ре Се­ре­жа уже стал сво­им в на­шем до­ме. Ма­ма на­ча­ла звать его сы­ноч­ком, по­том уми­лен­но улы­ба­лась и про­си­тель­но смот­ре­ла в мою сто­ро­ну. Я, сце­пив зу­бы, жда­ла Же­ню. Но че­рез два ме­ся­ца он не вер­нул­ся, по­зво­нил и ска­зал, что ему пред­ло­жи­ли остать­ся еще на од­ну сме­ну. На­до со­гла­шать­ся, так как его квар­ти­ра тре­бу­ет ка­пи­таль­но­го ре­мон­та, а он не хо­чет, что­бы я жи­ла в по­доб­ных усло­ви­ях. Как я смот­рю на это пред­ло­же­ние? Мне нуж­но бы­ло толь­ко од­но — что­бы он был ря­дом, но я по­ни­ма­ла, что не имею пра­ва на­ста­и­вать. Же­ня хо­тел чув­ство­вать се­бя на­сто­я­щим муж­чи­ной, ко­то­рый в со­сто­я­нии обес­пе­чить се­мью. Есте­ствен­но, ска­за­ла, что­бы он оста­вал­ся. Зна­ла бы, к че­му это при­ве­дет, ни­ко­гда бы это­го не сде­ла­ла! Ко­гда ма­ма узна­ла, что при­езд Же­ни от­кла­ды­ва­ет­ся, очень об­ра­до­ва­лась. Ста­ла на­се­дать на ме­ня с упре­ка­ми: мол, она уже и так по­чти од­ной но­гой в мо­ги­ле, а так нор­маль­но и не по­жи­ла. И ес­ли я не пол­ная эго­ист­ка, то долж­на по­за­бо­тить­ся о ма­те­ри и вый­ти за­муж за то­го, кто смо­жет обес­пе­чить ей без­бед­ную ста­рость. Па­па ее под­дер­жи­вал — не хо­тел остать­ся без еже­днев­но­го пи­ва. Сер­гей же хо­дил за мной с ви­дом по­би­той со­ба­ки и умо­лял о люб­ви. Его ро­ди­те­ли то­же ча­стень­ко на­ве­ды­ва­лись к нам, рас­пи­сы­ва­ли кра­соч­ные пла­ны на­ше­го сов­мест­но­го с их сы­ном пре­крас­ном бу­ду­ще­го. И я по­че­му-то сда­лась... Са­ма не знаю по­че­му, ведь лю­би­ла толь­ко Жень­ку. Ви­ди­мо, этим лю­дям про­ще бы­ло ска­зать «да», чем объ­яс­нять при­чи­ну от­ка­за. Это не оправ­ды­ва­ет ме­ня, но хо­тя бы как-то объ­яс­ня­ет мой по­сту­пок. А по­том бы­ла шум­ная сва­дьба. Все ве­се­ли­лись, пе­ли, тан­це­ва­ли. Од­на я си­де­ла, как в ту­мане, ни­че­го не со­об­ра­жа­ла, ни­че­го не чув­ство­ва­ла, слов­но под нар­ко­зом. Был толь­ко один мо­мент, ко­гда про­яви­лись хоть ка­кие-то эмо­ции. Ко­гда го­сти ста­ли рас­хо­дить­ся, я уви­де­ла Же­ни­ну ма­му. Она ни­че­го мне не ска­за­ла, но т-а-ак по­смот­ре­ла. По­том она ушла, а я... на­пи­лась. Про­шло де­сять лет. Ска­зать, что счаст­ли­ва, не мо­гу. По­то­му что это бу­дет ло­жью. Бо­лее несчаст­но­го че­ло­ве­ка не най­ти. Мой муж пьет. За­пой­но. Ду­маю, из-за то­го, что од­на­жды по­нял на­ко­нец, что я не люб­лю его. Бро­сить его не мо­гу, ведь по боль­шо­му сче­ту ис­пор­ти­ла не толь­ко свою, но и его жизнь. Ес­ли уй­ду, Сер­гей во­об­ще про­па­дет. Так и жи­вем... Ино­гда я еду к ма­ме и по до­ро­ге про­хо­жу ми­мо Жень­ки­но­го до­ма. Ви­жу, как на бал­коне си­дит те­тя Лю­ся с вну­ком. Ути­раю неволь­ные сле­зы и по­ни­маю, что со­вер­ши­ла са­мую боль­шую ошиб­ку. Но уже ни­че­го не ис­пра­вить...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.