Зем­ля от­вер­жен­ных: вче­ра и се­год­няя

На кар­те Спи­на­лон­гу най­ти труд­но. Кро­шеч­ная точ­ка воз­ле се­ве­ро-во­сточ­но­го по­бе­ре­жья Кри­та. Да­же не ост­ров — ска­ла. Оско­лок разо­рван­ной дав­ниш­ним зем­ле­тря­се­ни­ем су­ши. Тем не ме­нее мно­гие ве­ка круп­ней­шие дер­жа­вы Сре­ди­зем­но­мо­рья би­лись за эту ска­лу, по­то­му ч

Veliky Providents - - Первая Страница - Ми­ха­ил МАМАЛАДЗЕ Фото ав­то­ра

В Элун­де

От­ку­да взя­лось на­зва­ние ост­ро­ва, тол­ком ни­кто не зна­ет. Воз­мож­но, от ита­льян­ско­го spina — «шип» и longa — «длин­ный». Спи­на­лон­га дей­стви­тель­но име­ет вы­тя­ну­тую фор­му. По дру­гой вер­сии — от мест­но­го то­по­ни­ма. «Стин Элун­да» — «в Элун­де»: на крит­ском бе­ре­гу, прак­ти­че­ски на­про­тив ост­ро­ва, на­хо­дит­ся ста­рин­ная де­рев­ня Элун­да. Мо­жет, и так… Ве­не­ци­ан­цам, к ко­то­рым в XIII ве­ке Крит пе­ре­шел от кре­сто­нос­цев, это сло­во­со­че­та­ние по­ка­за­лось труд­но­про­из­но­си­мым и они из­ме­ни­ли его на свой ма­нер. Впро­чем, это уже неваж­но — по­сле Вто­рой ми­ро­вой вой­ны ост­ров по­лу­чил ис­кон­но гре­че­ское имя — Ка­ле­дон, хо­тя в ис­то­рии так и остал­ся Спи­на­лон­гой…

До­брать­ся до Спи­на­лон­ги неслож­но. От бли­жай­ше­го го­ро­да Айос-Ни­ко­ла­ос (Свя­той Ни­ко­лай) хо­дит ав­то­бус. Все­го пол­ча­са в пу­ти. На ма­шине — то­го мень­ше. Из Элун­ды на ост­ров от­прав­ля­ют­ся ма­лень­кие ко­раб­ли­ки, но, ес­ли прой­тись по на­бе­реж­ной, на­вер­ня­ка кто-то из мест­ных пред­ло­жит вам свой ка­тер — так и быст­рее, и де­шев­ле. По­ка мы еще на бе­ре­гу, со­вет — пе­ред по­езд­кой на ост­ров за­па­си­тесь во­дой. На Спи­на­лон­ге нет ни та­верн, ни ла­вок. Это не ту­ри­сти­че­ское ме­сто, хо­тя еже­днев­но его по­се­ща­ют 500–700 че­ло­век.

Непри­ступ­ный ост­ров

За­лив Ми­ра­бе­лон по­ра­жа­ет кра­со­той. Ла­зур­ная, со­вер­шен- но про­зрач­ная во­да — каж­дый ка­мень на дне ви­ден. Брыз­ги взби­ва­е­мой вин­том во­ды ис­крят­ся на солн­це, ма­лень­кая ра­ду­га ле­тит за су­де­ныш­ком. Но вот по­сре­ди это­го ве­ли­ко­ле­пия воз­ни­ка­ют кре­пост­ные сте­ны. Уже из­да­ле­ка вид­но — укреп­ле­ние се­рьез­ное.

Па­де­ние Кон­стан­ти­но­по­ля, при­бли­же­ние ту­рок за­ста­ви­ло ве­не­ци­ан­цев на­чать на Кри­те ак­тив­ные фор­ти­фи­ка­ци­он­ные ра­бо­ты. По при­ка­зу гу­бер­на­то­ра Джа­ко­по Фос­ка­ри­ни на Спи­на­лон­ге, на раз­ва­ли­нах ви­зан­тий­ских и араб­ских укреп­ле­ний, бы­ла воз­ве­де­на ци­та­дель. Кре­пост­ные сте­ны под­ни­ма­ют­ся прак­ти­че­ски из во­ды — вы­са­дить де­сант невоз­мож­но. Об­стре­ли­вать же ба­сти­о­ны из ко­ра­бель­ных ору­дий бы­ло за­ня­ти­ем аб­со­лют­но бес­по­лез­ным — с ни­ми и со­вре­мен­ной-то ар­тил­ле­рии по­во­зить­ся при­дет­ся.

Тур­ки Спи­на­лон­гу так и не взя­ли. Крит бо­лее 65 лет на­хо­дил­ся во вла­сти Осман­ской им­пе­рии, а кре­пость все дер­жа­лась. Лишь в 1715 го­ду сол­да­ты сул­та­на во­шли в нее, да и то не с бо­ем: ве­не­ци­ан­цы оста­ви­ли Спи­на­лон­гу в со­от­вет­ствии с до­го­во­ром.

Впро­чем, и для ту­рок Спи­на­лон­га ста­ла по­след­ним опло­том на Кри­те. По­сле вос­ста­ния 1898 го­да и об­ре­те­ния ост­ро­вом неза­ви­си­мо­сти в кре­по­сти еще на­хо­дил­ся гар­ни­зон. За­тем он был вы­ве­ден, оста­лось лишь граж­дан­ское на­се­ле­ние, ко­то­рое с ме­ста сни­мать­ся не со­би­ра­лось. И то­гда гре­ки ре­ши­ли вы­ну­дить ту­рок уй­ти. Пра­ви­тель­ство со­зда­ло на Спи­на­лон­ге леп­ро­зо­рий — со все­го Кри­та сю­да сво­зи­ли боль­ных про­ка­зой. Тур­ки, ра­зу­ме­ет­ся, бе­жа­ли, а леп­ро­зо­рий остал­ся. По­сле при­со­еди­не­ния Кри­та к Гре­че­ско­му ко­ро­лев­ству сю­да ста­ли до­став­лять боль­ных с дру­гих ост­ро­вов и с ма­те­ри­ка.

Ци­та­дель за­бве­ния

Оби­та­те­ли леп­ро­зо­рия жи­ли на Спи­на­лон­ге в пол­ной ни­ще­те. Слу­жив­шие им убе­жи­ща­ми ве­не­ци­ан­ские по­строй­ки внут­ри кре­по­сти об­вет­ша­ли. Средств на ре­монт не бы­ло. Про­ка­жен­ные по­лу­ча­ли от пра­ви­тель­ства кро­шеч­ное по­со­бие, ко­то­ро­го хва­та­ло лишь на то, что­бы не уме­реть от го­ло­да. Ме­ди­цин­ской по­мо­щи то­же не бы­ло. Раз в неде­лю на ост­ров при­ез­жал док­тор. Функ­ции его огра­ни­чи­ва­лись до­став­кой про­до­воль­ствия и кон­ста­та­ци­ей оче­ред­ных смер­тей.

Меж тем ко­ли­че­ство на­сель­ни­ков Спи­на­лон­ги уве­ли­чи­ва­лось и к 1920 го­ду пре­вы­си­ло 1 000 че­ло­век. Лю­дей на ост­ров по­про­сту при­во­зи­ли уми­рать. Уми­рать в ни­ще­те и пол­ном за­бве­нии. Не сто­ит усмат­ри­вать в от­но­ше­нии к боль­ным про­ка­зой изощ­рен­ную же­сто­кость — гре­ки ми­ло­серд­ный на­род. Та­ко­ва в те го­ды бы­ла ми­ро­вая практика — боль­ных не ле­чи­ли, их изо­ли­ро­ва­ли. Счи­та­лось, что бо­роть­ся с леп­рой бес­по­лез­но, а на­хо­дить­ся ря­дом с за­ра­жен­ны­ми смер­тель­но опас­но.

Пе­ре­ме­ны к луч­ше­му на Спи­на­лон­ге на­ча­лись лишь в 1936 го­ду — с при­ез­дом но­во­го боль­но­го, два­дца­ти­лет­не­го сту­ден­та-юри­ста Эпа­ми­нон­да­са Ре­мунда­ки­са. Он ор­га­ни­зо­вал «Брат­ство боль­ных Спи­на­лон­ги», ко­то­рое вско­ро­сти до­би­лось по­мо­щи от раз­лич­ных бла­го­тво­ри­тель­ных ор­га­ни­за­ций. На ост­ро­ве был вос­ста­нов­лен храм Свя­то­го Це­ли­те­ля Пан­те­лей­мо­на, на­ла­же­на убор­ка улиц, за­ра­бо­та­ла ди­зель­ная элек­тро­стан­ция, по­явил­ся врач, да­же от­крыл­ся ки­но­те­атр.

Ку­да по­ле­те­ла ду­ша?

В се­ре­дине 50-х го­дов про­шло­го ве­ка на­се­ле­ние Спи­на­лон­ги ста­ло со­кра­щать­ся, в 1957 го­ду ост­ров стал необи­та­е­мым. Счи­та­ет­ся, из-за то­го, что в озна­чен­ное вре­мя лю­ди на­учи­лись бо­роть­ся с про­ка­зой. Это не со­всем так. Тот же Ре­мунда­кис не из­ле­чил­ся — был пе­ре­ве­ден в ин­фек­ци­он­ную кли­ни­ку. Но от­но­ше­ние об­ще­ства к про­ка­жен­ным из­ме­ни­лось — они ста­ли боль­ны­ми, а не отвер­жен­ны­ми.

Бро­дить­Брод по уз­ким ули­цам Спи­на­лон­гиС­пи­на­ло меж стен сло­жен­ных из пес­ча­ни­ка до­ми­шек мож­но до бес­ко­неч­но­сти. Это не страш­но, это по­учи­тель­но, что да­же под этим лас­ко­вым солн­цем, на бе­ре­гу это­го ве­ли­ко­леп­но­го мо­ря, по­сре­ди все­об­ще­го уми­ро­тво­ре­ния об­на­ру­жи­ва­ет­ся вот та­кой — сад­ня­щий ду­шу — шип.

Рас­пах­ну­тые две­ри, пу­стые окон­ные про­емы с ре­шет­ка­ми. За­чем здесь ре­шет­ки? Я за­лез на тол­стую сте­ну од­но­го из до­ми­ков — весь квар­тал как на ла­до­ни. Крыш нет, де­ре­вян­ные бал­ки дав­но сгни­ли — об­ру­ши­лись. Мож­но ид­ти по сте­нам плот­но при­жав­ших­ся друг к дру­гу стро­е­ний и за­гля­ды­вать внутрь: вот здесь бы­ла чья-то кух­ня, здесь — спаль­ня, вон — кро­вать же­лез­ная сто­ит. Воз­мож­но, на ней кто-то умер… И его ду­ша кру­жи­ла над до­ми­ка­ми, про­ща­ясь. А мо­жет, сра­зу по­ле­те­ла к род­но­му и пре­крас­но­му, преж­де недо­ступ­но­му ост­ро­ву Крит. Об этом мы ни­че­го ни­ко­гда не узна­ем.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.