Крас­ный за­мок

Го­во­ря о Гра­на­де — го­ро­де на юге Ис­па­нии, ча­сто вспо­ми­на­ют Лор­ку, утвер­ждав­ше­го, что со­зда­на она для му­зы­ки и все в ней по­ет — от во­ды фон­та­нов до лист­вы де­ре­вьев. Дей­стви­тель­но, Гранада — это вол­шеб­ный мир, в ко­то­ром про­зрач­ный хру­сталь­но-чи­стый воз­дух,

Veliky Providents - - Очарованный странник - Ве­ни­а­мин АП­СО

Без те­ни ло­ги­ки

Холм Ла-Са­би­ка, боль­шую часть ко­то­ро­го за­ни­ма­ет Аль­гам­бра, был на­се­лен еще в до­рим­ские вре­ме­на. Первую кре­пость здесь по­стро­и­ли ара­бы, она на­зы­ва­лась Иль­би­ра. На­ча­ло же стро­и­тель­ства ны­неш­ней Аль­гам­бры от­но­сит­ся к XIII ве­ку, ко­гда ее сде­лал сво­ей ре­зи­ден­ци­ей сул­тан Му­хам­мад I ибн Юсуф ибн Наср аль-Ах­мар. Но ос­нов­ная часть двор­цо­вых со­ору­же­ний бы­ла воз­двиг­ну­та в XIV ве­ке, при сул­тане Му­хам­ма­де III. А свой окон­ча­тель­ный вид кре­пость об­ре­ла в на­ча­ле XV ве­ка.

«Ес­ли смот­реть со сто­ро­ны, то это про­сто неле­пое ско­пи­ще ба­ше­нок и крыш, без те­ни ло­ги­ки, без на­ме­ка на со­об­раз­ность и ар­хи­тек­тур­ное изя­ще­ство. Невоз­мож­но до­га­дать­ся о кра­со­те и очаровании, ко­то­рые ожи­да­ют по­се­ти­те­ля там, внут­ри». Та­кое опи­са­ние Аль­гам­бры оста­вил в 1829 го­ду аме­ри­кан­ский пи- са­тель-ро­ман­тик Ва­шинг­тон Ир­винг. Этот кон­траст меж­ду внеш­ним об­ли­ком и внут­рен­ним убран­ством Аль­гам­бры и по­ныне спо­со­бен ко­го угод­но при­ве­сти в изум­ле­ние.

Ко­гда по­па­да­ешь в Аль­гам­бру, не по­ки­да­ет ощу­ще­ние, что ты на­хо­дишь­ся в сказ­ках «1001 но­чи». Дей­стви­тель­но, от ис­кус­ной резь­бы и фон­та­нов, ко­то­рые дей­ству­ют по сей день (их ни ра­зу не ре­мон­ти­ро­ва­ли, толь­ко чи­сти­ли!), мож­но по­те­рять го­ло­ву. А ес­ли у вас хо­ро­шо раз­ви­то во­об­ра­же­ние, то вам не со­ста­вит тру­да пред­ста­вить все эти ве­ли­ко­леп­ные по­кои в пер­во­здан­ном ви­де: за­пол­нить их пер­сид­ски­ми ков­ра­ми, шел­ко­вы­ми по­душ­ка­ми, зо­ло­че­ной утва­рью. Кста­ти, рез­ные сте­ны в ста­ро­дав­ние вре­ме­на бы­ли рас­кра­ше­ны золотыми, зе­ле­ны­ми, крас­ны­ми крас­ка­ми…

Не счесть ал­ма­зов в ка­мен­ных пе­ще­рах

Ка­то­ли­ки, за­хва­тив­шие Аль­гам­бру в 1492 го­ду, сра­зу на­ча­ли скла­ды­вать о двор­це ле­ген­ды. При­чем каж­дый рас­ска­зы­вал их на свой лад. В ос­нов­ном все сказ­ки — про со­кро­ви­ща, ко­то­рые яко­бы за­му­ро­ва­ны в тол­стых сте­нах кре­по­сти или за­ры­ты в ее под­зе­ме­льях. Неиз­мен­ный участ­ник всех ба­ек — Бо­аб­дил, по­след­ний гра­над­ский сул­тан. Имен­но он сдал Гра­на­ду хри­сти­а­нам, а по­том бес­след­но ис­чез. А посколь­ку вме­сте с сул­та­ном про­па­ла боль­шая часть со­кро­вищ Аль­гам­бры, то, как утвер­жда­ет народная молва, в ночь Ива­но­ва дня Бо­аб­дил со сво­ей ар­ми­ей вы­хо­дит из пе­ще­ры, и то­му, кто его смо­жет уви­деть, непре­мен­но рас­кро­ет тай­ну кла­да.

Го­во­рят так­же, что стро­и­те­лям Аль­гам­бры по­мо­га­ли джин­ны. Утверж да­ют, что ру­ка и ключ, из­ва­ян­ные над во­ро­та­ми кре­по­сти, — ма­ги­че­ские зна­ки, и в день, ко­гда ру­ка про­тя­нет­ся за клю­чом, об­ру­шат­ся сте­ны двор­ца, ко­то­рым до сих пор не бы­ли страш­ны ни зем­ле­тря­се­ния, ни ура­га­ны. Ес­ли бро­дить по Аль­гам­бре в оди­ноч­ку, то вы ния

А га­ран­ти­ро­ван­но за­блу­ди­тесь. Внут­рен­нее про­стран­ство по­хо­же на ла­би­ринт ве­ли­ко­леп­ных за­лов, двориков, ба­шен. По­жа­луй, наи­бо­лее ин­те­рес­ны два внут­рен­них дво­ри­ка — Мир­то­вый и Ль­ви­ный. По­се­ре­дине пер­во­го — боль­шой бас­сейн, окру­жен­ный с двух сто­рон мир­то­вы­ми ку­ста­ми. В цен­тре же вто­ро­го — фон­тан, ча­шу ко­то­ро­го под­дер­жи­ва­ют 12 из­ва­я­ний львов, по чис­лу зна­ков Зо­ди­а­ка.

Кровь в фон­тане

Ль­ви­ный дво­рик име­ну­ют еще Кро­ва­вым. Страш­ным на­зва­ни­ем он обя­зан ле­ген­де, со­глас­но ко­то­рой здесь бы­ли уби­ты 37 пред­ста­ви­те­лей знат­но­го ро­да Абен­сер­ра­хов. Ржа­вые пят­на в две­на­дца­ти­уголь­ном цен­траль­ном фон­тане ас­со­ци­и­ру­ют­ся с их кро­вью. «Фон­тан на кро­ви, ле­ген­дар­ный па­мят­ник их убий­ства…» — так опи­сы­ва­ет Ва­шинг­тон Ир­винг гра­ци­оз­ный фон­тан в Ль­ви­ном дво­ри­ке.

Ле­ген­да гла­сит, что сул­тан Мул­лей Абуль Гас­сан, отец пе­чаль­но зна­ме­ни­то­го Бо­аб­ди­ла, на склоне лет влю­бил­ся в Иза­бел­лу де Со­лис, юную и пре­крас­ную плен­ни­цу-хри­сти­ан­ку, бо­лее из­вест­ную под мав­ри­тан­ским име­нем Зо­райя. Сул­тан же­нил­ся на ней, и Зо­райя ро­ди­ла двух сы­но­вей. Пра­ви­тель был так при­вя­зан к мо­ло­дой жене, что про­воз­гла­сил на­след­ни­ком од­но­го из них. А первую же­ну Ай­шу с дву­мя детьми за­то­чил в тем­ни­цу. По­нят­но, что Ай­ша не мог­ла сми­рить­ся с этим и рас­ска­за­ла сул­та­ну, что Зо­райя из­ме­ня­ет ему. Мул­лей был взбе­шен и стал сле­дить за Зо­рай­ей. Ай­ша и не пред­по­ла­га­ла, что ее сло­ва, бро­шен­ные в серд­цах, ока­жут­ся прав­дой: од­на­ж­ды но­чью сул­тан уви­дел в са­ду свою воз­люб­лен­ную в объ­я­ти­ях дру­го­го. Бы­ло тем­но, и он не смог рас­смот­реть ли­ца, но знак от­ли­чия ро­да Абен­сер­ра­хов на одеж­де раз­гля­дел. На­ут­ро во дво­рец бы­ли вы­зва­ны все муж­чи­ны это­го ро­да и… обез­глав­ле­ны.

Но оста­вим, на­ко­нец, ле­ген­ды и вер­нем­ся к ис­то­рии. По­сле Ре­кон­ки­сты Карл V при­ка­зал раз­ру­шить часть двор­ца и вы­стро­ить на его ме­сте цер­ковь. С это­го мо­мен­та Аль­гам­бра ста­ла при­хо­дить в упа­док, она под­вер­га­лась раз­граб­ле­нию, бы­ли в ней и по­жа­ры. За ре­став­ра­цию двор­ца взя­лись лишь в кон­це XIX ве­ка. Ис­пан­ские экс­кур­со­во­ды рас­ска­зы­ва­ют, что от Аль­гам­бры оста­лась все­го 1/4 часть. Но и те­перь, гля­дя на эти остат­ки бы­лой рос­ко­ши, труд­но пред­ста­вить, что ко­гда­то Аль­гам­бра бы­ла еще кра­ше. А ведь бы­ла, со­вер­шен­но точ­но бы­ла…

Ль­ви­ный дво­рик

Мир­то­вый дво­рик

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.