Ве­ра и зна­ние: что нам важ­нее?

Еще ка­ких-то 30 лет на­зад лю­бой со­вет­ский че­ло­век твер­до знал, что уче­ние Марк­са все­силь­но, по­то­му что оно вер­но. Сей­час же ис­тин­ность дан­но­го утвер­жде­ния оспа­ри­ва­ет­ся на каж­дом ша­гу. Но мно­гие марк­си­сты оста­ют­ся непо­ко­ле­би­мы, из-за че­го марк­сизм ча­сто на

Veliky Providents - - В поисках истины - Аким БУХТАТОВ

Раз­бе­рем­ся с тер­ми­на­ми

Что­бы не пу­тать­ся в рас­суж­де­ни­ях и вы­во­дах, сле­ду­ет для на­ча­ла уяс­нить, о чем, соб­ствен­но, пой­дет речь. Из­вест­ный бри­тан­ский фи­ло­соф и ма­те­ма­тик, убеж­ден­ный ате­ист Бер­тран Рас­сел го­во­рил, что ве­ра — это чье-ли­бо твер­дое убеж­де­ние при от­сут­ствии до­ка­за­тельств. И был прав. По­ня­тие ве­ры от­но­сит­ся в первую оче­редь к эмо­ци­о­наль­ной сфе­ре че­ло­ве­ка, его чув­ствам. Хо­тя тот, кто ве­рит во что-ли­бо, ча­сто ищет (и на­хо­дит!) до­ка­за­тель­ства для сво­ей ве­ры. То есть дей­ству­ет как че­ло­век, ищу­щий не ве­ры, но зна­ния. Но и по­след­не­му ни­ку­да не деть­ся без ве­ры. При­ни­ма­ем же мы на ве­ру тео­рию от­но­си­тель­но­сти Эйн­штей­на или прин­цип кор­пус­ку­ляр­но-вол­но­во­го ду­а­лиз­ма! Хо­тя лич­но ни­ко­гда не на­блю­да­ли за­мед­ле­ния вре­ме­ни при уве­ли­че­нии ско­ро­сти и в гла­за не ви­де­ли фо­то­на, ко­то­рый од­но­вре­мен­но яв­ля­ет­ся ча­сти­цей и вол­ной. То же са­мое от­но­сит­ся к ве­ре как ре­ли­ги­оз­но­му яв­ле­нию. Ате­и­сты ду­ма­ют, что хри­сти­ане ве­рят в вос­кре­ше­ние Хри­ста без вся­ких до­ка­за­тельств. Но лю­бой хри­сти­а­нин ска­жет вам, что та­ко­вым до­ка­за­тель­ством яв­ля­ет­ся сви­де­тель­ство еван­ге­ли­стов. Рас­смат­ри­ва­ют же ис­то­ри­ки сви­де­тель­ства ле­то­пис­цев в ка­че­стве неопро­вер­жи­мых до­ка­за­тельств то­го или ино­го ис­то­ри­че­ско­го со­бы­тия! И неваж­но, что с на­уч­ной точ­ки зре­ния вос­кре­ше­ние невоз­мож­но. Ко­гда-то на­у­ка твер­до зна­ла, что Зем­ля на­хо­дит­ся в цен­тре Все­лен­ной, а кам­ни не мо­гут па­дать с неба. И что ока­за­лось?

Но мы от­влек­лись. Зна­ние, как и ве­ра, то­же бы­ва­ет раз­ным. На­уч­ное, вне­на­уч­ное, ре­ли­ги­оз­ное, обы­ден­но-прак­ти­че­ское, ин­ту­и­тив­ное… По­ня­тий­ные труд­но­сти как раз и воз­ни­ка­ют то­гда, ко­гда пу­та­ют формы зна­ний. К при­ме­ру, ре­ли­ги­оз­ное с обы­ден­но-прак­ти­че­ским или на­уч­ное с вне­на­уч­ным (эзо­те­ризм). В лю­бом слу­чае зна­ние — это или об­раз ре­аль­но­сти, ко­то­рый мы по­ни­ма­ем и пред­став­ля­ем, или неод­но­крат­но под­твер­жден­ная ин­фор­ма­ция, с по­мо­щью ко­то­рой мож­но ре­шить ту или иную за­да­чу.

Сын оши­бок труд­ных

В во­про­сах зна­ния и ве­ры не обой­тись без опы­та.

Ре­бе­нок ли­жет ме­тал­ли­че­скую бле­стя­щую двер­ную руч­ку на мо­ро­зе с твер­дой ве­рой, что это слад­кий ле­де­нец. Не­мед­лен­но по­лу­ча­ет опыт при­о­ри­те­та зна­ния над ве­рой, но по-преж­не­му в глу­бине ду­ши ве­рит, что в сле­ду­ю­щий раз все бу­дет ина­че. Вз­рос­лый че­ло­век, ате­ист, взы­ва­ет в труд­ную ми­ну­ту: «Гос­по­ди, по­мо­ги!» До­пу­стим, по­мощь при­хо­дит, утвер­ждая, ка­за­лось бы, гла­вен­ство ве­ры. Но ате­ист ча­ще все­го не ста­но­вит­ся ве­ру­ю­щим, он со­вер­шен­но точ­но зна­ет, что Бо­га все рав­но нет… Сколь­ко раз нуж­но лиз­нуть двер­ную руч­ку на мо­ро­зе и по­лу­чить по­мощь от Бо­га, что­бы в пер­вом слу­чае убе­дить­ся в гла­вен­стве зна­ния над ве­рой, а во вто­ром на­обо­рот? Для всех по-раз­но­му. Кому-то хва­та­ет и од­но­го слу­чая, а кто-то всю жизнь оста­ет­ся в за­блуж­де­нии. И это ка­са­ет­ся всей на­шей жиз­ни, ко­то­рая по су­ти пред­став­ля­ет со­бой нескон­ча­е­мую че­ре­ду опы­тов, с по­мо­щью ко­то­рых мы по­лу­ча­ем то или иное зна­ние или ве­ру. Или не по­лу­ча­ем, по­сколь­ку на­сту­пать на граб­ли — лю­би­мое за­ня­тие че­ло­ве­че­ства от ве­ка.

Бе­се­да с муд­ре­ца­ми

Над гла­вен­ством ве­ры или зна­ния за­ду­мы­ва­лись луч­шие умы. По су­ти лю­бой из вы­да­ю­щих­ся фи­ло­со­фов, пи­са­те­лей или бо­го­сло­вов, кто раз­мыш­лял на дан­ную те­му, схо­ди­лись в од­ном: ос­нов­ной сти­мул че­ло­ве­че­ской жиз­ни — стрем­ле­ние к сча­стью. Но что это та­кое и как его до­стичь? Тут мне­ния рас­хо­ди­лись. И ча­сто ра­ди­каль­но. К при­ме­ру, зна­ме­ни­тый бо­го­слов и фи­ло­соф, слу­жи­тель за­пад­но­хри­сти­ан­ской церк­ви Авре­лий Ав­гу­стин, из­вест­ный бо­лее под име­нем Бла­жен­но­го Ав­гу­сти­на, про­воз­гла­сил свое зна­ме­ни­тое «Ве­рую, что­бы по­ни­мать» и по­сту­ли­ро­вал пре­вос­ход­ство ве­ры над на­уч­ным зна­ни­ем по од­ной про­стой при­чине. Сча­стье че­ло­ве­ка, по его мне­нию, со­сто­ит ис­клю­чи­тель­но в по­зна­нии Бо­га, ка­ко­вое ни­ко­им об­ра­зом не мо­жет быть по­лу­че­но на­уч­ным пу­тем (что спра­вед­ли­во), а лишь пу­тем ве­ры. Но на­шлись и те, кто не со­гла­сил­ся с дан­ным те­зи­сом. «По­ни­маю, что­бы ве­ро­вать!» — вос­клик­нул Пьер Абе­ляр, зна­ме­ни­тый фран­цуз­ский фи­ло­соф, тео­лог и по­эт. И за­во­е­вал се­бе не мень­ше сто­рон­ни­ков. Бы­ли и дру­гие. Им­ма­ну­ил Кант, ко­то­рый без­ого­во­роч­но ве­рил в Бо­га, но не мог со­гла­сить­ся с недо­стат­ка­ми обы­ден­но­го ре­ли­ги­оз­но­го со­зна­ния, вплот­ную по­до­шел к вы­во­ду, что ре­ли­ги­оз­ная ве­ра, при­су­щая сред­не­му обы­ва­те­лю (то есть боль­шин­ству ве­ру­ю­щих), яв­ля­ет­ся по су­ти не бо­лее чем на­деж­дой, уте­ше­ни­ем и име­ет ма­ло об­ще­го с ве­рой ис­тин­ной и глу­бо­кой. Что же ка­са­ет­ся ра­зу­ма, то в пре­ди­сло­вии ко вто­ро­му из­да­нию сво­ей зна­ме­ни­той ра­бо­ты «Кри­ти­ка чи­сто­го ра­зу­ма» ве­ли­кий фи­ло­соф на­пи­сал: «Итак, я дол­жен был ото­дви­нуть и сна­ча­ла при­под­нять разум, что­бы осво­бо­дить ме­сто, при­над­ле­жа­щее ве­ре». Тем са­мым да­вая по­нять, что сме­ши­вать разум (зна­ние) и ве­ру (в дан­ном слу­чае ре­ли­ги­оз­ную) — за­ня­тие бес­по­лез­ное. Еще бо­лее ка­те­го­ри­чен в дан­ном во­про­се был фи­ло­соф из­вест­ный Вла­ди­мир Со­ло­вьев. По его мне­нию, борьба за гла­вен­ство меж­ду ве­рой и зна­ни­ем невоз­мож­на в прин­ци­пе, так как эти по­ня­тия несо­из­ме­ри­мы. Ос­но­вы­ва­ясь на се­го­дняш­них ре­а­ли­ях, это все рав­но что спо­рить, кто луч­ше иг­ра­ет: Опер­ный те­атр или «Ди­на­мо», не уточ­няя при этом смыс­ла по­ня­тия «иг­ра». Но и это еще не все. К при­ме­ру, мно­гие мыс­ли­те­ли­по­зи­ти­ви­сты и нео­по­зи­ти­ви­сты и во­все от­ри­ца­ли поль­зу ве­ры и да­же клас­си­че­ской фи­ло­со­фии в де­ле до­сти­же­ния сча­стья че­ло­ве­че­ско­го, по­ла­га­ясь лишь на стро­гое на­уч­ное зна­ние. А вот эк­зи­стен­ци­а­ли­сты и при­вер­жен­цы фе­но­ме­но­ло­гии (на­у­ка об опы­те со­зна­ния), на­обо­рот, утвер­жда­ли и про­дол­жа­ют утвер­ждать, что по­нять что-ли­бо по-на­сто­я­ще­му без ве­ры невоз­мож­но. И эти спо­ры не ути­ха­ют.

«От си­ту­а­ции за­ви­сит»

Под ко­нец хо­чет­ся при­ве­сти эпи­зод из ки­но­филь­ма 1969 го­да ре­жис­се­ра Резо Чхе­ид­зе «Ну и мо­ло­дежь!». Юные ге­рои, ко­то­рые еще не зна­ют, что зав­тра нач­нет­ся вой­на и все они, кро­ме од­но­го, по­гиб­нут, за­щи­щая Ро­ди­ну, ле­жат на тби­лис­ской кры­ше под лет­ним солн­цем. «Как ду­ма­е­те, — спра­ши­ва­ет кто-то. — Один па­ро­воз силь­нее или два?» — «От си­ту­а­ции за­ви­сит», — от­ве­ча­ет са­мый ум­ный. То­гда вста­ет са­мый здо­ро­вый, бе­рет ум­но­го за груд­ки и с угро­зой про­из­но­сит: «А я го­во­рю, что два па­ро­во­за все­гда силь­нее, чем один. Ну так как? Один па­ро­воз силь­нее или два?» — «Два», — по­кор­но от­ве­ча­ет ум­ный. За­тем спус­ка­ет­ся с кры­ши, от­хо­дит по­даль­ше и кри­чит: «Эй, а все­та­ки бы­ва­ют слу­чаи, ко­гда один па­ро­воз силь­нее двух!» Здо­ро­вый в яро­сти вска­ки­ва­ет на но­ги и бежит за ум­ным. Ум­ный убе­га­ет. Из од­но­го это­го эпи­зо­да мож­но сде­лать несколь­ко по­лез­ных вы­во­дов. Во-пер­вых, в спо­ре не все­гда рож­да­ет­ся ис­ти­на. Во­вто­рых, тот, кто по-на­сто­я­ще­му уве­рен в сво­ей право­те, дол­жен уметь ее от­ста­и­вать. И на­ко­нец, дей­стви­тель­но, от си­ту­а­ции за­ви­сит не толь­ко что силь­нее — один па­ро­воз или два, но и что че­ло­ве­ку важ­нее — ве­ра или зна­ние. В ка­кой-то мо­мент не обой­тись без пер­во­го, в иной — без вто­ро­го. А бы­ва­ет и так, что по­тре­бу­ет­ся все ра­зом. И это пра­виль­но.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.