Са­майн и Хел­ло­уин

Veliky Providents - - Мой дом — мой мир -

Са­майн, как из­вест­но, был од­ним из важ­ней­ших празд­ни­ков в цик­ли­че­ской го­до­вой си­сте­ме кель­тов. У них год де­лил­ся на две ча­сти — свет­лую и тем­ную. Свет­лая по­ло­ви­на го­да, по­во­рот на ле­то, на­чи­на­лась в ме­сяц Бел­тейн (май), так же на­зы­вал­ся и празд­ник, тра­ди­ци­он­но от­ме­ча­ю­щий­ся 1 мая. Тем­ная по­ло­ви­на го­да, по­во­рот на зи­му, на­чи­на­лась в ме­сяц Са­майн (но­ябрь), та­ко­во бы­ло и назва­ние празд­ни­ка, при­хо­див­ше­го­ся на 1 но­яб­ря. Са­майн в глу­бо­кой древ­но­сти был празд­ни­ком уро­жая: в по­след­ний ме­сяц осе­ни скот за­го­ня­ли с паст­бищ на зи­мов­ку в стой­ла, за­кро­ма и кла­дов­ки бы­ли на­пол­не­ны при­па­са­ми, на­сту­па­ло вре­мя пи­ров и гу­ля­ний. Кель­там бы­ло при­су­ще обо­жеств­ле­ние при­род­ных сил — это свой­ствен­но всем ар­ха­и­че­ским ре­ли­ги­оз­ным воз­зре­ни­ям. И зем­ле­дель­че­ский празд­ник Са­майн по­сте­пен­но при­об­рел ма­ги­че­скую окрас­ку: счи­та­лось, что в Са­майн от­кры­ва­ет­ся гра­ни­ца меж­ду ми­ром смерт­ных и по­ту­сто­рон­ним ми­ром. Са­майн стал еще и празд­ни­ком мерт­вых. Вот толь­ко в кельт­ской тра­ди­ции к бла­го­че­сти­во­му по­ми­но­ве­нию ро­ди­чей это не име­ло ни­ка­ко­го от­но­ше­ния. Де­ло в том, что кельт­ское на­се­ле­ние древ­них Ир­лан­дии и Шот­лан­дии по­ла­га­ло, что имен­но на Са­майн уми­ра­ют лю­ди, на­ру­шив­шие свои гей­сы. Гейс — это та­бу, ма­ги­че­ский за­прет, на­ла­гав­ший­ся на че­ло­ве­ка. Си­сте­ма опре­де­ле­ния гей­сов на­хо­ди­лась в ве­де­нии дру­и­дов. Смысл на­ло­же­ния гей­са за­клю­чал­ся в по­пыт­ке уста­но­вить ма­ги­че­скую связь меж­ду че­ло­ве­ком и по­ту­сто­рон­ним ми­ром, что­бы за­щи­тить че­ло­ве­ка от небла­го­при­ят­ной судь­бы. Та­ким об­ра­зом до­сти­га­лось рав­но­ве­сие — на­ло­жи­ли на ко­го-то гейс, вот он уже и не про­гне­ва­ет Выс­шие си­лы из­лиш­ним бла­го­по­лу­чи­ем. А тот, кто свой гейс на­ру­шал, за­пус­кал раз­ру­ши­тель­ный ме­ха­низм ро­ко­вых неудач. И этих на­ру­ши­те­лей, на­шед­ших свою кон­чи­ну в ночь на Са­майн, по­ми­на­ли отнюдь не доб­рым сло­вом. Зна­че­ние та­ко­го дня мерт­вых бы­ло зло­ве­щим на­по­ми­на­ни­ем: со­блю­дай за­ко­ны ми­ро­по­ряд­ка, не то на твою го­ло­ву об­ру­шит­ся ка­ра! Не на­ру­шай та­бу, умей до­го­во­рить­ся с по­ту­сто­рон­ним ми­ром по­сред­ством пра­виль­ных ри­ту­а­лов. Ну а День Всех Свя­тых — ве­ли­кий хри­сти­ан­ский празд­ник, ко­то­рый из­ве­стен где-то с кон­ца IV ве­ка. В пра­во­слав­ной тра­ди­ции он по­движ­ный и от­ме­ча­ет­ся в пер­вое воскресенье по­сле Пя­ти­де­сят­ни­цы, то есть Дня Свя­той Тро­и­цы, при­хо­дя­ще­го­ся обыч­но на ко­нец мая — на­ча­ло июня. А в ка­то­ли­че­ской и лю­те­ран­ской тра­ди­ции празд­ник яв­ля­ет­ся ста­ци­о­нар­ным: по­ко­че­вав неко­то­рое вре­мя по ка­лен­да­рю, в IX ве­ке День Всех Свя­тых был на­зна­чен на 1 но­яб­ря. Смысл Хел­ло­уи­на за­ло­жен в са­мом его на­зва­нии. Ан­глий­ское сло­во Halloween про­ис­хо­дит от ан­гло­сак­сон­ско­го Hālgena fen, что в бук­валь­ном пе­ре­во­де озна­ча­ет «Свя­той ве­чер». То есть ка­нун Дня Всех Свя­тых, как со­чель­ник — ка­нун Рож­де­ства.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.