КАТАРЫ: ПУТЬ ЛЮБ­ВИ

Veliky Providents - - Как это было -

Ка­та­ра­ми их ста­ли на­зы­вать с по­да­чи рим­ской ин­кви­зи­ции. Они же се­бя име­но­ва­ли людь­ми доб­ры­ми. «Катары» – в пе­ре­во­де «чи­стые», не в смыс­ле «без гре­ха», но ис­по­ве­ду­ю­щие кре­до: «Бог есть свя­тая чи­стая лю­бовь».

Жизнь в люб­ви

За­ро­див­ше­е­ся в Х ве­ке на юге Ев­ро­пы дви­же­ние лю­дей доб­рых и чи­стых раз­рас­та­лось с та­кой стре­ми­тель­но­стью, что мас­штаб его стал ре­аль­ной угро­зой для рим­ской церк­ви, стре­мив­шей­ся к еди­но­лич­но­му гос­под­ству. Без­нрав­ствен­ность, амо­раль­ный об­раз жиз­ни рим­ских жре­цов при­во­дил к разо­ча­ро­ва­нию паст­ву. Хра­мы пу­сте­ли, лю­ди ис­ка­ли аль­тер­на­тив­ные ду­хов­ные ис­точ­ни­ки.

Весть ка­та­ров име­ла оше­лом­ля­ю­щий успех. Ка­тар­ское дви­же­ние бук­валь­но за не­сколь­ко лет по­ко­ри­ло юг Фран­ции, Ис­па­нии и се­вер Ита­лии. Вско­ре им сим­па­ти­зи­ро­ва­ла ед­ва ли не по­ло­ви­на Ев­ро­пы.

Катары оба­я­ли необык­но­вен­ной доб­ро­той, про­сто­той нра­ва и че­ло­ве­ко­лю­би­ем. Бы­ли аб­со­лют­но неот­мир­ски­ми. Це­лью ду­хов­но­го пу­ти по­ла­га­ли жизнь в чи­стой люб­ви. Вер­ши­ной пу­ти ис­по­ве­до­ва­ли ду­хов­ное со­че­та­ние с бо­же­ством. Нео­фи­ты (на­чи­на­ю­щие) стре­ми­лись до­стичь сту­пе­ни пер­фек­тов (со­вер­шен­ных в люб­ви), но пре­жде про­хо­ди­ли дли­тель­ный ка­тар­сис — та­ин­ство очи­ще­ния, ко­то­рое со­вер­ша­лось под ру­ко­вод­ством опыт­ных пас­ты­рей.

Дви­же­ние ка­та­ров со­сто­я­ло из трех ос­нов­ных вет­вей. На­ча­лом по­слу­жи­ла эми­гра­ция в Х ве­ке сла­вян­ских бо­го­милов во вре­ме­на ре­прес­сий, по­сле­до­вав­ших вслед за на­силь­ствен­ным кре­ще­ни­ем. Вто­рая ветвь — по­сле­до­ва­те­ли ду­хов­ной шко­лы Ма­рии Маг­да­ли­ны: брач­но­чер­тож­ные неве­сты Хри­сто­вы. Тре­тья — на­след­ни­ки древ­них муд­ре­цов Ва­ви­ло­на, Егип­та и Пар­фя­нии: гно­сти­ки, ор­фи­ки, ма­ни­хеи, су­фи­сты, каб­ба­ли­сты и т. д.

Че­ло­век — это бо­же­ство

Катары свя­то ве­ри­ли, что толь­ко чи­стая и со­вер­шен­ная лю­бовь спо­соб­на из­ме­нить мир. Ду­хов­но­го со­вер­шен­ства до­сти­га­ли с по­мо­щью осо­бо­го по­кло­не­ния Бо­гине Де­ве Ма­те­ри, ко­то­рую отож­деств­ля­ли с Цер­ко­вью Люб­ви. Цер­ковь Люб­ви они ис­по­ве­до­ва­ли сво­ей пре­крас­ной Гос­по­жой, име­нуя ее оли­це­тво­рен­ной Бо­ги­ней Мин­нэ.

Об­раз жиз­ни ка­та­ров был очень про­стой: доб­ро­же­ла­тель­ные, до­ве­ри­тель­ные от­но­ше­ния; чи­но­по­чи­та­ние, ав­то­ри­тар­ность и на­си­лие ка­те­го­ри­че­ски от­ри­ца­лись. Мно­гие по­ла­га­ют, что де­виз «сво­бо­да, ра­вен­ство и брат­ство» про­ис­хо­дит от ка­та­ров.

Катары утвер­жда­ли: че­ло­век — наи­выс­шая цен­ность ми­ро­зда­ния, в нем пре­бы­ва­ет бес­смерт­ное бо­же­ство. Че­ло­век са­кра­лен, и ду­ша его свя­щен­на. От­ри­цая мерт­вое об­ря­до­ве­рие, учи­ли о вос­хож­де­нии по сту­пе­ням лест­ни­цы ду­хов­но­го со­вер­шен­ство­ва­ния.

Ос­но­ва пу­ти — дев­ство

Ос­но­вой пу­ти по­ла­га­лось дев­ство. Катары по пре­иму­ще­ству бы­ли дев­ствен­ни­ка­ми. Ни­ка­ко­го пе­ре­се­че­ния с по­ряд­ком ми­ра се­го, сим­во­лы ко­то­ро­го — по­хоть, узур­па­ция, ма­мо­на и ма­те­ри­а­лизм. Учи­ли о клю­чах стя­жа­ния ду­ха свя­то­го, да­ю­ще­го по­бе­ду над бо­лез­нью, стра­хом и смер­тью. До­стиг­шие со­вер­шен­ства ста­но­ви­лись ры­ца­ря­ми, хра­ни­те­ля­ми ча­ши Гра­а­ля. Под та­ин­ством ев­ха­ри­стии под­ра­зу­ме­ва­ли ми­сти­че­ский брак с небес­ным Воз­люб­лен­ным. Доб­рые пас­ты­ри вла­де­ли клю­ча­ми вы­хо­да из раб­ства две­на­дца­ти зо­ди­а­ков и по­бе­ды над фа­ту­мом ро­до­вых про­грамм.

Ат­мо­сфе­ра незем­ной доб­ро­ты и дев­ствен­ной люб­ви при­вле­ка­ла в ка­тар­ское дви­же­ние мно­же­ство по­сле­до­ва­те­лей. Цер­ковь Люб­ви име­ла един­ствен­ную мис­сию — рож­дать но­во­го че­ло­ве­ка: чи­сто­го, доб­ро­го и лю­бя­ще­го.

Настав­ля­лись не столь­ко про­по­ве­дя­ми и бе­се­да­ми с пас­ты­ря­ми, сколь­ко свя­то­стью ближ­не­го. Ду­хов­ный свет но­во­го че­ло­ве­ка пе­ре­да­вал­ся от од­но­го к дру­го­му. Невоз­мож­но бы­ло не под­ра­жать дев­ствен­ной чи­сто­те, доб­ро­те и люб­ви. Свя­тость ка­та­ров мгно­вен­но по­ко­ря­ла и увле­ка­ла. Имен­но в этом фе­но­мен ка­тар­ской си­лы и вла­сти люб­ви!

Ог­нен­ная сва­дьба

Ин­кви­зи­ция кро­ва­вым кат­ком про­шлась по ка­тар­ским зем­лям. За­клей­мив ка­та­ров ере­ти­ка­ми, кре­сто­нос­цы бес­по­щад­но уни­что­жа­ли невин­ных по­сле­до­ва­те­лей ве­ли­ко­го дви­же­ния. Один за дру­гим па­ли ду­хов­ные фор­по­сты ка­тар­ской Ат­лан­ти­ды: Бе­зье, Кар­ка­сон, Ми­нер­ва, Пер­пе­ту­за, Ту­лу­за, Ке­ри­бюс.

Что­бы от ка­та­ров не оста­ва­лось нетлен­ных мо­щей, сжи­га­ли на ко­страх. По­тря­са­ло бес­стра­шие, с ко­то­рым катары вос­хо­ди­ли в ин­кви­зи­тор­ское пла­мя. Осо­бым сви­де­тель­ством ве­ли­кой си­лы ду­ха яви­лась оса­да ка­тар­ско­го зам­ка Мон­се­г­юр, где хра­нил­ся свя­щен­ный Гра­аль.

На про­тя­же­нии мно­гих ме­ся­цев кре­сто­нос­цы дер­жа­ли оса­ду. Катары не бра­ли в ру­ки ору­жия — кре­пость за­щи­щал неболь­шой гар­ни­зон бла­го­род­ных во­и­нов, бес­страш­но дер­жав­ших круг­ло­су­точ­ную обо­ро­ну. Две­сти со­вер­шен­ных све­тиль­ни­ков Мон­се­г­ю­ра го­то­ви­лись к гол­го­фе.

Ме­ра ис­пол­ни­лась, ко­гда гра­дус ог­ня люб­ви в серд­цах пре­взо­шел вся­кую ме­ру. Мон­се­г­юр­ский Хри­стос неви­ди­мо воз­гла­вил ше­ствие брач­но­чер­тож­ных невест. Это бы­ло ве­ли­кое зре­ли­ще! Две­сти со­вер­шен­ных ка­та­ров, об­ла­чен­ных в бе­лые одеж­ды, тор­же­ствен­ной про­цес­си­ей с си­я­ю­щи­ми ли­ка­ми, буд­то ам­ми­э­ли, спус­ка- лись с неба. Во­ис­ти­ну ог­нен­ная сва­дьба!

Они вхо­ди­ли в ин­кви­зи­тор­ский огонь со сло­ва­ми «Бог есть лю­бовь!» Нет, они не сго­ре­ли — пре­су­ще­стви­лись в те­ла нетлен­ные, в жизнь но­вую и веч­ную! Над кост­ри­щем раз­ли­лось об­ла­ко бла­го­уха­ния. За­тем, как гла­сит пре­да­ние, пла­мя ин­кви­зи­тор­ско­го ко­ст­ра вне­зап­но взо­рва­лось и пе­ре­ки­ну­лось на па­ла­чей... Лю­бовь по­бе­ди­ла и зло, и смерть!

Клю­чи к бла­жен­ствам

Катары учи­ли о незем­ных бла­жен­ствах. Ноч­ные бде­ния, мо­лит­вен­ное со­зер­ца­ние, ме­ди­та­ция, вку­ше­ние из Гра­а­ля — клю­чи к бла­жен­ствам. Мно­гие до­сти­га­ли нетле­ния. Мо­ще­ви­тые те­ла хра­ни­лись в тай­ных успен­ских пе­ще­рах, от од­но­го при­сут­ствия ко­то­рых со­вер­ша­лись чу­дес­ные ис­це­ле­ния.

При­зы­ва­ли не ве­ро­вать во Хри­ста и Бо­го­ро­ди­цу, но стать хри­стом и бо­го­ро­ди­цей. Учи­ли о хри­сти­ан­стве внут­рен­нем, неиз­ре­чен­ном. От серд­ца к серд­цу, из уст в уста пе­ре­да­ва­ли та­ин­ствен­ные свит­ки, име­но­вав­ши­е­ся меж­ду ни­ми еван­ге­ли­ца­ми. Су­ще­ство­ва­ло ты­ся­чи еван­ге­лий, в ко­то­рых Хри­стос об­ра­щал­ся от пер­во­го ли­ца к сво­им по­сле­до­ва­те­лям. Ис­ка­ли по­знать Хри­ста не ре­ли­ги­оз­но­го, книж­но-ис­то­ри­че­ско­го, но пре­веч­но­го, неожи­дан­но­го, об­жи­га­ю­ще­го.

Катары тво­ри­ли свя­щен­ное та­ин­ство кон­со­ла­мен­ту­ма, смысл ко­то­ро­го за­клю­чал­ся в том, что на из­бран­ни­ка пас­ты­ри низ­во­ди­ли ду­ха свя­то­го, внут­ренне пе­ре­да­вая со­кро­вен­ные пе­ча­ти пре­муд­ро­сти и люб­ви.

Катары воз­вра­ща­ют­ся!

В XIV ве­ке ок­си­тан­ский про­рок Гий­ом Бе­ли­баст во вре­мя ауто­да­фе про­ро­че­ски вос­клик­нул: «Прой­дет 700 лет, и лавр вновь за­зе­ле­не­ет. Катары вер­нут­ся!»

Дей­стви­тель­но, ве­ли­кое про­ро­че­ство сбы­лось. Дви­же­ние ка­та­ров воз­рож­да­ет­ся. Ка­тар­ская цер­ковь люб­ви, прой­дя свое гол­гоф­ское му­че­ни­че­ство, от­кры­ва­ет ми­ру но­вый ду­хов­ный путь, сле­дуя ко­то­ро­му че­ло­век спо­со­бен до­стиг­нуть со­вер­шен­ной свя­то­сти.

Лавр, свя­щен­ное дре­во чи­стой люб­ви, вновь за­зе­ле­нел. Катары вер­ну­лись в мир устро­ять ци­ви­ли­за­цию люб­ви!

Бо­рис ОРЛОВ

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.