Па­ра­докс шме­ля: воз­му­ти­тель­ная аэро­ди­на­ми­ка

«Шмель — это про­сто боль­шая пче­ла, толь­ко не жа­лит и ме­да не де­ла­ет. А еще не мо­жет ле­тать по за­ко­нам аэро­ди­на­ми­ки, но все рав­но ле­та­ет!..» Нет, по­жа­луй, сто­и­ло оста­но­вить­ся на сло­ве «пче­ла», и все бы­ло бы вер­но. Осталь­ное лишь бай­ки, ос­но­ван­ные на не сли

Veliky Providents - - Первая Страница -

Уви­деть ле­то и уме­реть

Нач­нем с оче­вид­но­го: шмель дей­стви­тель­но не про­сто по­хож на пчел, но и на­пря­мую от­но­сит­ся к их слав­но­му се­мей­ству. В об­щем-то, кро­ме шме­лей и пчел, в него боль­ше ни­кто и не вхо­дит, за­то тех и дру­гих око­ло 170 ро­дов и бо­лее 5 ты­сяч ви­дов! Шме­ли тут, прав­да, в мень­шин­стве — 40 ро­дов и 300 ви­дов, но чис­ла все рав­но впе­чат­ля­ют.

Близ­кое род­ство оче­вид­но да­же при пер­вом взгля­де: шме­ли круп­нее ме­до­нос­ных пчел ра­за в два и зна­чи­тель­но пу­ши­стее, но рас­кра­ше­ны по­хо­жим об­ра­зом. Как и все пче­лы, они жи­вут се­мья­ми, ко­ло­ни­я­ми от 50 до 200 осо­бей, в ко­то­рые вхо­дят неспо­соб­ные к раз­мно­же­нию сам­ки-ра­бо­чие, по­ло­возре­лые сам­ки и сам­цы. Ли­дер гнез­да, стро­я­щий его в на­ча­ле каж­дой вес­ны с ну­ля, — мат­ка. Все яй­ца от­кла­ды­ва­ют­ся в од­ну ка­ме­ру — сна­ча­ла вы­во­дит­ся па­ра со­тен ра­бо­чих, за­тем пол­но­цен­ные сам­ки и сам­цы для раз­мно­же­ния. Та­кие усло­вия не то что ло­гич­ны, они жиз­нен­но необ­хо­ди­мы, ведь срок жиз­ни пче­ли­но­го гнез­да не пре­вы­ша­ет по­лу­го­да. Сна­ча­ла мат­ка за­бо­тит­ся о ра­бо­чих, вы­карм­ли­ва­ет их и вос­пи­ты­ва­ет, по­ка те не пе­ре­хо­дят на са­мо­обес­пе­че­ние. Про­дол­жа­те­ли пче­ли­но­го ро­да, спо­соб­ные к раз­мно­же­нию, по­яв­ля­ют­ся на свет лишь в кон­це ле­та, что­бы чуть-чуть по­ле­тать, по­опы­лять рас­те­ния, по­со­би­рать пыль­цу (толь­ко сам­ки, сам­цы на это неспо­соб­ны), спа­рить­ся и окон­чить на том ска­зоч­ку. Сам­цы уми­ра­ют, сам­ки впа­да­ют в спяч­ку, а ста­рая мат­ка по­ги­ба­ет — и вслед за ней все дру­гие оби­та­те­ли гнез­да. Пе­чаль­ная, но на удив­ле­ние эф­фек­тив­ная схе­ма. Вес­ной сам­ки проснут­ся и цикл нач­нет­ся с ну­ля. Глад­кое жа­ло

Да­же в чрез­вы­чай­но ко­рот­кой жиз­ни шме­лей мо­жет най­тись ме­сто для необыч­ных мо­мен­тов, по край­ней ме­ре с че­ло­ве­че­ской точ­ки зре­ния. К при­ме­ру, мед они про­из­во­дят не ху­же, чем дру­гие пче­лы, — толь­ко для нас он по­чти бес­по­ле­зен. Шме­лям нуж­но кор­мить со­всем немно­го осо­бей по срав­не­нию с пче­ли­ным ульем, а зна­чит, и кор­ма про­из­во­дит­ся зна­чи­тель­но мень­ше. К то­му же шме­ли­ный мед по­чти це­ли­ком со­сто­ит из во­ды и по внеш­не­му ви­ду ско­рее на­по­ми­на­ет са­хар­ный си­роп. Его тя­же­ло хра­нить, т. к. он на­чи­на­ет бро­дить уже при тем­пе­ра­ту­ре свы­ше 7°C. Поль­за от та­ко­го про­дук­та есть, но, как пра­ви­ло, она зна­чи­тель­но усту­па­ет за­тра­там на него. Ос­нов­ная цен­ность в эк­зо­ти­че­ском опы­те.

Не­смот­ря на рас­про­стра­нен­ное мне­ние, жа­лить шме­ли уме­ют, хо­тя де­ла­ют это дей­стви­тель­но ре­же обыч­ных ме­до- нос­ных пчел. За­то ес­ли уж возь­мут­ся за ра­бо­ту (на­при­мер, обе­ре­гая гнез­до), то мо­гут на­гра­дить обид­чи­ка-че­ло­ве­ка доб­рой сот­ней уко­лов. Жа­ло шме­ля боль­ше на­по­ми­на­ет жа­ла ос и шерш­ней — оно глад­кое и лег­ко вы­ни­ма­ет­ся из ко­жи для по­втор­ной ата­ки. Яд не бо­лее опа­сен, чем пче­ли­ный, но, учи­ты­вая раз­мер шме­лей, их луч­ше не про­во­ци­ро­вать ни при ка­ких об­сто­я­тель­ствах.

Густая «шерсть» на те­ле шме­ля нуж­на ему не толь­ко для кра­со­ты — она дей­стви­тель­но хо­ро­шо хра­нит теп­ло, поз­во­ляя на­се­ко­мо­му вы­ле­тать за пыль­цой и нек­та­ром спо­за­ран­ку. Кро­ме то­го, шме­ли по су­ти яв­ля­ют­ся жи­вы­ми обо­гре­ва­те­ля­ми, по­вы­ша­ю­щи­ми тем­пе­ра­ту­ру сво­е­го те­ла до 40°C с по­мо­щью быст­ро­го со­кра­ще­ния мышц гру­ди. Лю­бо­пыт­но, что в боль­шую жа­ру шмель со­вер­шен­но неспо­со­бен вы­ле­теть из убе­жи­ща — пе­ре­грев по­ме­ша­ет. За­то око­ло­ну­ле­вая тем­пе­ра­ту­ра пе­ре­но­сит­ся эле­мен­тар­но. По­го­ди­те, а раз­ве по­лет шме­ля не на­ру­ша­ет за­ко­ны фи­зи­ки или что-то в та­ком ду­хе? Воз­му­ти­тель­ная аэро­ди­на­ми­ка В са­мом де­ле, недол­гий по­иск в Ин- тер­не­те мо­жет при­не­сти оби­лие та­ких глу­бо­ко­мыс­лен­ных ци­тат, как: «Шмель не дол­жен ле­тать по за­ко­нам фи­зи­ки, но не зна­ет об этом и все рав­но ле­та­ет». Зву­чит по­э­тич­но, спо­ру нет, толь­ко вот к ре­аль­но­сти не име­ет ни ма­лей­ше­го от­но­ше­ния. Ле­ген­да гла­сит,

что в на­ча­ле XX

ве­ка некий уче­ный (ска­жем, отец гид­ро­ди­на­ми­ки Лю­двиг Прандтль) по­пы­тал­ся вы­чис­лить подъ­ем­ную си­лу кры­льев шме­ля и при­шел к неуте­ши­тель­но­му вы­во­ду, что те слиш­ком ма­лы и не мо­гут под­дер­жи­вать на­се­ко­мое в воз­ду­хе. Неиз­вест­но, су­ще­ство­вал ли по­доб­ный экс­пе­ри­мент на са­мом де­ле, по­сколь­ку из на­уч­ных тек­стов мож­но най­ти лишь ис­клю­чи­тель­но его опро­вер­же­ния. Ме­ха­ни­ка кры­льев у на­се­ко­мых в це­лом до­воль­но за­пу­тан­ная шту­ка, но, ра­зу­ме­ет­ся, ни­ка­ких за­ко­нов аэро­ди­на­ми­ки и фи­зи­ки она не на­ру­ша­ет. Ско­рее, на­про­тив, яв­ля­ет­ся яр­ким их под­твер­жде­ни­ем. Мол­ние­нос­ные дви­же­ния кры­льев шме­ля мож­но срав­нить с ло­па­стя­ми мик­ро­ско­пи­че­ско­го вер­то­ле­та — прин­цип бо­лее или ме­нее тот же. Един­ствен­ное, в чем дан­ная бай­ка хоть сколь­ко-то пра­ва: ле­тун из боч­ко­об­раз­но­го шме­ля весь­ма по­сред­ствен­ный. Ме­до­нос­ные пче­лы ле­та­ют луч­ше, осы то­же, а про ка­ких-ни­будь мух и го­во­рить нече­го. Но шме­ли­ные кры­лья все же чест­но вы­пол­ня­ют свою роль, до­став­ляя хо­зя­и­на по на­зна­че­нию безо вся­ких фи­зи­че­ских па­ра­док­сов. Так­ти­ка ку­куш­ки Ка­жет­ся, что в шме­ли­ном бы­ту, за ис­клю­че­ни­ем ко­рот­кой жиз­ни, ца­рят по­кой и дру­же­лю­бие. Но в се­мье не без чер­ной ов­цы — или же в дан­ном слу­чае ку­куш­ки. Шме­ли-ку­куш­ки — на­ту­раль­ные па­ра­зи­ты, вы­жи­ва­ю­щие ис­клю­чи­тель­но за счет дру­гих. Они не со­би­ра­ют пыль­цу, за­то драть­ся уме­ют за де­ся­те­рых — в этом им по­мо­га­ют бо­лее ост­рые жа­ла и че­лю­сти, а так­же креп­кий хи­ти­но­вый ске­лет. Ку­куш­ки, как сле­ду­ет из на­зва­ния, про­ни­ка­ют в чу­жие гнез­да, что­бы под­бро­сить хо­зя­е­вам соб­ствен­ное потом­ство. Обыч­но для это­го уби­ва­ют­ся мат­ка и все ра­бо­чие, кто осме­лит­ся что-то про­жуж­жать про­тив, но ряд ви­дов до­воль­но мир­но со­су­ще­ству­ют со сво­и­ми жерт­ва­ми. Объ­еда­ют, ко­неч­но, но уби­вать не ста­нут. При­чем каж­дый от­дель­ный вид ку­ку­шек вы­би­ра­ет се­бе це­лью лишь па­ру соб­ствен­ных ви­дов обыч­ных зем­ля­ных шме­лей, отыс­ки­вая тех по осо­бым фе­ро­мон­ным мет­кам. За­хва­тив гнез­до, па­ра­зи­ты за­став­ля­ют чу­жих ра­бо­чих па­хать на се­бя, так как соб­ствен­ных по­ро­дить не в со­сто­я­нии. Ин­ди­ви­ду­аль­ная си­ла не все­гда спа­са­ет: пе­ри­о­ди­че­ски оби­та­те­ли гнез­да да­ют от­пор и за­би­ва­ют за­хват­чи­ка жа­ла­ми на­смерть. Но са­мую ори­ги­наль­ную стра­те­гию обо­ро­ны вы­ра­бо­та­ли се­ве­ро­аме­ри­кан­ские шме­ли Bombus fervidus. За­ви­дев в сво­ем до­ме ку­куш­ку, они тут же под­но­сят ей «хлеб-соль», а точ­нее, слад­кий нек­тар. Сна­ча­ла за­хват­чик до­во­лен теп­лым при­е­мом, по­ка с удив­ле­ни­ем не об­на­ру­жит, что нек­та­ра как-то мно­го­ва­то. Все те­ло ку­куш­ки по­кры­ва­ет клей­кая мас­са, за­леп­ля­ю­щая гла­за и уси­ки, ско­вы­ва­ю­щая кры­лья, не да­ю­щая ды­шать… Ес­ли незва­ный гость не убе­рет­ся во­сво­я­си, му­чи­тель­ная смерть неми­ну­е­ма. Слад­кая, мед­лен­ная и очень иро­нич­ная. Учи­ты­вая мир­ный нрав ря­до­вых шме­лей, а так­же их вы­да­ю­щу­ю­ся спо­соб­ность к опы­ле­нию, тех по­не­мно­гу ис­поль­зу­ют на по­лях и в теп­ли­цах. Пер­вая ком­па­ния, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­ща­я­ся на раз­ве­де­нии шме­лей, воз­ник­ла в Бель­гии в 1987 го­ду, а сле­дом по­доб­ные пред­при­я­тия на­ча­ли от­кры­вать­ся по все­му ми­ру. Се­го­дня их чис­ло уже вы­рос­ло по­чти до 40. Что тут ска­зать? Ес­ли ты пче­ла, пусть и необыч­ная, во­лей-нево­лей при­дет­ся дру­жить с че­ло­ве­че­ством. От­нюдь не худ­ший рас­клад для обе­их сто­рон. Сер­гей ЕВТУШЕНКО

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.