Вол­шеб­ная сце­на Ро­бер-Уде­на

Ко­роль ил­лю­зий, отец со­вре­мен­ной ма­гии, ку­мир Гар­ри Гу­ди­ни — столь гром­кие ти­ту­лы, что ми­мо прой­ти про­сто невоз­мож­но. И все они при­над­ле­жат од­но­му че­ло­ве­ку, Жа­ну Эже­ну Ро­бер-Уде­ну, ко­то­рый на­чи­нал свою ка­рье­ру как скром­ный фран­цуз­ский ча­сов­щик в се­ре­дине

Veliky Providents - - Шестое чувство - Сер­гей ЕВТУШЕНКО

Уче­ник фо­кус­ни­ка

Как пра­ви­ло, ка­рье­ры ге­ни­ев и боль­шин­ства зна­ме­ни­то­стей на­чи­на­ют­ся со­всем ина­че. Но Жан Эжен не вы­би­рал се­бе судь­бу, а с дет­ства меч­тал стать ча­сов­щи­ком, как и отец. Здесь на­до за­ме­тить, что про­фес­сия ча­сов­щи­ка в 1805 го­ду счи­та­лась од­ной из са­мых слож­ных и тре­бо­ва­ла не толь­ко врож­ден­ных на­вы­ков, но и до­ста­точ­но об­шир­ных зна­ний. Не­уди­ви­тель­но, что юно­ша, хоть и пе­ре­няв ре­мес­ло от от­ца, не упус­кал слу­чая са­мо­об­ра­зо­вы­вать­ся. Ско­пив где-то в 15-лет­нем воз­расте де­нег на двух­том­ный труд о ча­сах, он от­пра­вил­ся в книж­ную лав­ку, но там ему по ошиб­ке вру­чи­ли дру­гой двух­том­ник — об ис­кус­стве ма­гии.

Зву­чит как на­ча­ло вол­шеб­ной сказ­ки, прав­да? Но в ре­аль­но­сти за­га­доч­ные кни­ги ока­за­лись лишь тем, что в на­ши дни бы на­зва­ли «Фо­ку­сы для чай­ни­ков». Про­чи­тав несколь­ко стра­ниц, Жан по­нял, что воз­вра­щать кни­ги неохо­та. По­че­му бы вме­сто это­го не осво­ить еще од­ну ин­те­рес­ную про­фес­сию? В двух­том­ни­ке не со­дер­жа­лось ка­ких-то вы­да­ю­щих­ся сек­ре­тов, так что при­шлось от­прав­лять­ся к зна­ко­мо­му фо­кус­ни­ку и учить­ся жон­гли­ро­вать. При­род­ная лов­кость рук, раз­ви­тая об­ра­ще­ни­ем с тон­ки­ми ча­со­вы­ми ме­ха­низ­ма­ми, здо­ро­во по­мог­ла юно­му ма­гу, и он весь­ма шуст­ро осво­ил азы ре­мес­ла. Впро­чем, на де­ле Жан Эжен по­ка­зы­вал фо­ку­сы лишь в ка­че­стве хоб­би — от­ка­зы­вать­ся от при­быль­ной и увле­ка­тель­ной про­фес­сии ча­сов­щи­ка в те го­ды он не со­би­рал­ся.

Маг ме­ха­низ­мов

Де­ла шли в го­ру, и вско­ре Жан Эжен от­крыл в Па­ри­же на ули­це Там­пль соб­ствен­ную ма­стер­скую «Точ­ное вре­мя». Он не толь­ко ре­мон­ти­ро­вал ча­сы, но и из­го­тав­ли­вал их на за­каз, изоб­ре­тал ме­ха­ни­че­ские иг­руш­ки: птиц, зве­рей, за­вод­ных ку­кол… Из его ма­стер­ской вы­хо­ди­ли (чуть ли не бук­валь­но) неве­ро­ят­ные ав­то­ма­то­ны, иг­ра­ю­щие на му­зы­каль­ных ин­стру­мен­тах, ри­су­ю­щие и пи­шу­щие тек­сты. Его тво­ре­ни­я­ми ин­те­ре­со­вал­ся да­же ко­роль Лу­иФи­липп, а ори­ги­наль­ная мо­дель хро­но­мет­ра из хру­ста­ля де­мон­стри­ро­ва­лась на Фран­цуз­ской про­мыш­лен­ной вы­став­ке 1839 го­да. За го­ды ра­бо­ты ча­сов­щи­ком Жан успел ско­пить и по­тра­тить неболь­шое со­сто­я­ние, же­нить­ся на доч­ке дру­го­го фран­цуз­ско­го ча­сов­щи­ка, Жо­зе­фе Се­силь Уден, и до­ба­вить ее фа­ми­лию к сво­ей, по­те­рять су­пру­гу че­рез 13 лет, а так­же пя­те­рых де­тей из вось­ми… Фак­ти­че­ски он про­жил це­лую жизнь, тво­ря ма­гию ме­ха­низ­мов, и в 40 лет ре­шил, что по­ра пе­рей­ти к но­вой жиз­ни с ма­ги­ей сце­ны.

3 июля 1845 го­да Ро­бер-Уден дал свое пер­вое пред­став­ле­ние — в са­мо­дель­ном те­ат­ре, пе­ре­обо­ру­до­ван­ном из несколь­ких ком­нат, лю­без­но предо­став­лен­ных ему в ко­ро­лев­ском двор­це. Хо­тя у Жа­на был нема­лый опыт фо­ку­сов, ска­зать, что вы­ступ­ле­ние про­ва­ли­лось, — зна­чит не ска­зать ни­че­го. Для по­втор­ной по­пыт­ки по­на­до­би­лась вся воз­мож­ная сме­лость, да еще и под­нач­ки дру­зей, но со вре­ме­нем он осво­ил сце­ни­че­ское ма­стер­ство. При­чем осво­ил столь бли­ста­тель­но, что имен­но с его сти­ля бра­ли при­мер все по­сле­ду­ю­щие ил­лю­зи­о­ни­сты! Во вре­мя сво­их «Фан­та­сти­че­ских ве­че­ров» Ро­бер-Уден не про­сто по­ка­зы­вал трю­ки — он ак­тив­но об­щал­ся со зри­те­ля­ми, шу­тил и сме­ял­ся, ост­ро­ум­но ком­мен­ти­ро­вал соб­ствен­ное пред­став­ле­ние, не за­бы­вая при этом о хо­ро­ших ма­не­рах. А че­рез несколь­ко лет и в фо­ку­сах ему про­сто не ста­ло рав­ных.

Го­лубь из пап­ки, пу­ля в зу­бах

Что­бы пред­ста­вить се­бе, на ка­кой уро­вень воз­вел Ро­бер-Уден ис­кус­ство ил­лю­зии, мож­но пой­ти на лю­бое со­вре­мен­ное ма­ги­че­ское пред­став­ле­ние — и с вы­со­чай­шей ве­ро­ят­но­стью уви­деть там один из его но­ме­ров! К при­ме­ру, имен­но он изоб­рел лов­лю пу­ли зу­ба­ми, что по­сле него по­вто­ря­ли бес­счет­ные по­ко­ле­ния ил­лю­зи­о­ни­стов, и мно­гие по­ги­ба­ли во вре­мя ис­пол­не­ния. Насто­я­щим буд­то бы бы­ло все: пи­сто­лет, па­трон, по­рох, ды­ра в ми­ше­ни… Но про­ис­хо­дил оглу­ши­тель­ный вы­стрел, фи­гу­ра на сцене па­да­ла, взма­хи­вая ру­ка­ми, что­бы че­рез мгно­ве­ние вско­чить как ни в чем не бы­ва­ло, де­мон­стри­руя пуб­ли­ке за­жа­тую в зу­бах пу­лю.

Дру­гой ко­рон­ный трюк Ро­бер-Уде­на — вы­ра­щи­ва­ние апель­си­но­во­го де­ре­ва с пло­да­ми, ко­то­рые мог по­про­бо­вать лю­бой зри­тель. Да­лее, поль­зу­ясь тем, что Па­риж в се­ре­дине XIX ве­ка бо­лел ме­ди­у­ма­ми, фо­кус­ник за­яв­лял, что от­крыл но­вое свой­ство эфи­ра, яко­бы при его по­гло­ще­нии че­ло­век нена­дол­го те­ря­ет вес! И неза­мед­ли­тель­но де­мон­стри­ро­вал до­ка­за­тель­ства пуб­ли­ке на сво­ем млад­шем сыне, под­ни­мая его в воз­дух од­ним-един­ствен­ным паль­цем. Этот трюк был на­столь­ко убе­ди­те­лен, что пер­во­на­чаль­но зри­те­ли за­ва­ли­ва­ли те­атр пись­ма­ми, тре­буя пре­кра­тить ужас­ные опы­ты с по­ту­сто­рон­ней ма­те­ри­ей на невин­ном ре­бен­ке! Мож­но лишь до­га­ды­вать­ся, с ка­ким хо­хо­том их чи­та­ло се­мей­ство Ро­бер-Уден…

Пе­ре­чис­ле­ние всех но­ме­ров ко­ро­ля ил­лю­зий за­ня­ло бы мно­го стра­ниц: ту­да вхо­ди­ло чте­ние мыс­лей, на удив­ле­ние точ­ное про­ви­де­ние бу­ду­ще­го, вол­шеб­ная пап­ка, из ко­то­рой мож­но бы­ло до­стать все — от мед­ных ка­стрюль до жи­вых го­лу­бей, неподъ­ем­ные ко­роб­ки, те­ле­пор­ти­ру­ю­щи­е­ся мо­не­ты и мно­гое, мно­гое дру­гое. Не сто­ит за­бы­вать, что Ро­бер-Уден оста­вал­ся та­лант­ли­вым ча­сов­щи­ком, но­ва­то­ром в об­ла­сти элек­три­че­ства и маг­не­тиз­ма и с удо­воль­стви­ем ис­поль­зо­вал все воз­мож­ные на­вы­ки и до­сти­же­ния тех­ни­ки для под­го­тов­ки пред­став­ле­ний. Ряд его трю­ков не рас­крыт до сих пор, а в те вре­ме­на они вос­при­ни­ма­лись как ис­тин­ная ма­гия.

Ре­аль­ность ил­лю­зии

Один из наи­бо­лее из­вест­ных эпи­зо­дов в жиз­ни Жа­на Эже­на ка­са­ет­ся его пу­те­ше­ствия по Ал­жи­ру (в то вре­мя фран­цуз­ской ко­ло­нии) по прось­бе им­пе­ра­то­ра Луи-На­по­лео­на III, дабы по­сра­мить мест­ных кол­ду­нов и свя­щен­ни­ков, убе­див на­се­ле­ние в вер­но­сти ко­роне. Ро­бер-Уден, бу­дучи уже со­сто­я­тель­ным му­жем за 50, со­гла­сил­ся по­слу­жить Оте­че­ству и от­пра­вил­ся по­ко­рять серд­ца неиз­вест­ной ал­жир­ской пуб­ли­ки.

Пер­во­на­чаль­но он вы­сту­пал пе­ред зна­тью, за­тем про­вел тур по се­ле­ни­ям, изум­ляя про­стых граж­дан. Го­во­рят, что по­ло­ви­на кре­стьян по­сле вы­ступ­ле­ний счи­та­ла его свя­тым, дру­гая по­ло­ви­на — дья­во­лом, но глав­ное — ни­кто не при­нял за шар­ла­та­на.

Неиз­вест­но, нас­коль­ко силь­ным ока­зал­ся эф­фект но­ме­ров Ро­бер-Уде­на на са­мом де­ле, но им­пе­ра­тор остал­ся до­во­лен. Вер­нув­шись на ро­ди­ну, ил­лю­зи­о­нист сно­ва за­нял­ся изоб­ре­те­ни­я­ми, вы­пу­стил три пол­но­цен­ные кни­ги о тай­нах фо­ку­сов и ти­хо скон­чал­ся 13 июня 1871 го­да.

Жан Эжен Ро­бер-Уден стал вдох­но­ве­ни­ем для ты­сяч юных (и не очень) фо­кус­ни­ков еще при жиз­ни, а по­сле смер­ти так и во­все ле­ген­дой. Так, в 1892 го­ду некий на­чи­на­ю­щий маг Эрик Вайс взял псев­до­ним Гу­ди­ни, нена­ро­ком ис­ка­зив фа­ми­лию Уден на бри­тан­ский ма­нер. Спу­стя го­ды он сам вы­пу­стил кни­гу о раз­об­ла­че­нии сво­е­го ку­ми­ра, за­яв­ляя, что часть трю­ков тот по­за­им­ство­вал у дру­гих ма­гов, хоть до­ка­зать это бы­ло по­чти невоз­мож­но.

Ге­ни­аль­ность Ро­бер-Уде­на за­клю­ча­лась в со­вер­шен­но неудер­жи­мом же­ла­нии тво­рить ма­гию в лю­бом ее про­яв­ле­нии. Воз­мож­но, он не вла­дел ми­сти­че­ски­ми зна­ни­я­ми, но из его рук за­дол­го до по­яв­ле­ния ро­бо­тов вы­хо­ди­ли ме­ха­ни­че­ские пти­цы и лю­ди, дей­ство­вав­шие как жи­вые. На сцене рас­цве­та­ли апель­си­но­вые де­ре­вья, а че­ло­век об­ре­тал спо­соб­ность ле­тать. А ил­лю­зии это или ре­аль­ность — ре­шать, в кон­це кон­цов, лишь зри­те­лям, на­блю­да­ю­щим за пред­став­ле­ни­ем.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.