Свет и те­ни Ка­ра­ва­д­жо

Ита­лия… Эта чу­дес­ная стра­на вос­хи­ща­ет не толь­ко па­мят­ни­ка­ми древ­ней куль­ту­ры, не­ве­ро­ят­но кра­си­вой при­ро­дой, изыс­кан­ной кух­ней, фут­бо­лом, ви­ном, но и ге­ни­аль­ны­ми людь­ми, ро­див­ши­ми­ся под ее небом. Один из них — из­вест­ный все­му ми­ру Ми­ке­лан­дже­ло Ме­ри­зи да Ка

Veliky Providents - - 3Hак 3oдиaKa - С лю­бо­вью, Афи­на, аст­ро­лог

Ху­дож­ник по пра­ву рож­де­ния

Рож­ден­ный в день ар­хан­ге­ла Ми­ха­и­ла и по­лу­чив­ший имя в честь свя­то­го, сам Ми­ке­лан­дже­ло был да­ле­ко не ан­ге­лом. Он жил не так, как по­до­ба­ет «нор­маль­но­му» че­ло­ве­ку, и пи­сал не так, как по­до­ба­ет ху­дож­ни­ку. Без­услов­но, по­зи­ци­он­но сла­бое Солн­це в Ве­сах, по­ра­жен­ное со­еди­не­ни­ем с «Кре­стом судь­бы», по­вли­я­ло на то, что жизнь Ка­ра­ва­д­жо ока­за­лась со­всем ко­рот­кой. Но как же долж­ны бы­ли со­еди­нить­ся звез­ды, что­бы спу­стя че­ты­ре с лиш­ним ве­ка его имя не ис­чез­ло в гро­мозд­ких ис­то­ри­че­ских хро­ни­ках?!

Ми­ке­лан­дже­ло Ме­ри­зи да Ка­ра­ва­д­жо по­явил­ся на свет 29 сен­тяб­ря 1571 го­да в со­сто­я­тель­ной се­мье ар­хи­тек­то­ра, и, ка­за­лось бы, ка­рье­ра ху­дож­ни­ка бы­ла пред­опре­де­ле­на — и про­ис­хож­де­ни­ем, и бла­го­при­ят­ным три­го­ном Лу­ны с Неп­ту­ном. Изна­чаль­но ни­что не пред­ве­ща­ло дра­ма­ти­че­ских со­бы­тий, но их че­ре­да на­ча­лась, ко­гда маль­чи­ку бы­ло все­го 5 лет: в 1576-м во вре­мя эпи­де­мии чу­мы умер­ли его отец и дед. Это был год, ко­гда тран­зит­ный Уран «утю­жил» слож­ным ас­пек­том (сен­ти­го­ном) сла­бое на­таль­ное Солн­це бу­ду­ще­го ху­дож­ни­ка, раз­ру­шая и без то­го ко­рот­кое и хруп­кое дет­ство…

В ап­ре­ле 1584-го, в воз­расте 12 лет, Ми­ке­лан­дже­ло по­сту­па­ет на обу­че­ние в ма­стер­скую жи­во­пи­си в Ми­лане. Яв­но при под­держ­ке Неп­ту­на, во­шед­ше­го то­гда в бла­го­при­ят­ную кон­фи­гу­ра­цию с кар­ми­че­ской ли­ни­ей Лун­ных уз­лов Ка­ра­ва­д­жо. Сло­вом, в кос­мо­се все уже бы­ло ре­ше­но! Взры­вая сте­рео­ти­пы

По­лу­чив клас­си­че­ское ху­до­же­ствен­ное об­ра­зо­ва­ние (че­му по­спо­соб­ство­вал Са­турн в со­еди­не­нии с Мер­ку­ри­ем), Ка­ра­ва­д­жо тем не ме­нее взо­рвал ка­ра­мель­но­ра­фи­ни­ро­ван­ный мир ис­кус­ства тем, что стал пи­сать не бла­го­род­ных «мра­мор­ных» ари­сто­кра­тов, а про­стых лю­дей в несве­жей одеж­де, с гряз­ны­ми но­га­ми и бо­ро­дав­ка­ми. Да­же фрук­ты на его кар­ти­нах име­ют чер­во­то­чи­ны, а цве­ты — за­сох­шие, с под­гнив­ши­ми ли­стья­ми. Ка­ра­ва­д­жо неумо­ли­мо раз­ру­шал тра­ди­ции и сте­рео­ти­пы сво­ей эпо­хи, без­услов­но, под вли­я­ни­ем са­мой силь­ной пла­не­ты в го­ро­ско­пе — эпа­таж­но­го Ура­на. На­при­мер, для со­зда­ния ре­а­ли­стич­но­го об­ра­за биб­лей­ской Ма­рии Маг­да­ли­ны ему по­зи­ро­ва­ла улич­ная про­сти­тут­ка.

Искус­ство­ве­ды с неодоб­ре­ни­ем от­ме­ча­ли, что Ка­ра­ва­д­жо «на­чал пи­сать, слу­ша­ясь соб­ствен­но­го та­лан­та, а не сле­дуя пре­вос­ход­ным тво­ре­ни­ям древ­них и при­зна­вая од­ну лишь при­ро­ду объ­ек­том сво­ей ки­сти». Он впер­вые в ис­то­рии жи­во­пи­си объ­еди­нил две сю­жет­ные ли­нии — порт­рет и на­тюр­морт в по­лотне «Маль­чик с кор­зи­ной фрук­тов». Кар­ти­ны, ко­то­рые вос­тор­га­ли фор­ма­ми, крас­ка­ми, ре­а­ли­стич­ны­ми об­ра­за­ми, ху­дож­ник пи­сал без эс­ки­зов и чер­но­ви­ков — сра­зу на­бе­ло (в чем ощу­ща­ет­ся вли­я­ние жест­ко­го Са­тур­на, ко­то­рый че­рез со­еди­не­ние дал твер­дость и точ­ность Мер­ку­рию, то есть ки­сти ху­дож­ни­ка).

Но глав­ное но­ва­тор­ство, про­сла­вив­шее Ка­ра­ва­д­жо в ве­ках, за­клю­ча­лось в том, что он пер­вым на­чал ис­поль­зо­вать в жи­во­пи­си свет и те­ни. В пе­ри­од Сред­не­ве­ко­вья и ран­не­го Воз­рож­де­ния счи­та­лось, что те­ни пор­тят кар­ти­ну. Ка­ра­ва­д­жо не по­бо­ял­ся пой­ти на­пе­ре­кор ав­то­ри­те­там и стал ис­поль­зо­вать свет и те­ни, чем при­внес в жи­во­пись ре­а­лизм, дра­ма­тизм и страсть.

Это бы­ло дей­стви­тель­но кру­то! Его кар­ти­на «Ужин в Эм­мау­се», ко­гда те­ни впер­вые по­яви­лись на по­лотне, ста­ла спус­ко­вым крюч­ком в «те­не­вой» ис­то­рии изоб­ра­зи­тель­но­го ис­кус­ства. Ему ста­ли под­ра­жать, и впо­след­ствии та­кая ма­не­ра жи­во­пи­си по­лу­чи­ла на­зва­ние ка­ра­ва­джизм. Ее ис­поль­зо­ва­ли Ру­бенс, Рем­брандт, Ве­лас­кес и мно­гие дру­гие ма­сте­ра. Вне за­ко­на

Кар­ти­ны Ка­ра­ва­д­жо поль­зо­ва­лись ко­лос­саль­ным спро­сом и сто­и­ли до­ро­го. Од­на­ко мно­гие со­вре­мен­ни­ки непри­ми­ри­мо кри­ти­ко­ва­ли его тех­ни­ку, име­но­ва­ли ма­сте­ра «ге­ни­аль­ным чу­до­ви­щем» и да­же «ан­ти­хри­стом».

Впро­чем, он и не пы­тал­ся быть ан­ге­лом! Лу­на в со­еди­не­нии с Хи­ро­ном поз­во­ля­ла Ка­ра­ва­д­жо весь­ма экс­тра­ва­гант­но про­яв­лять свое чув­ство юмо­ра. Вме­сто при­выч­но­го неза­мет­но­го ав­то­гра­фа, ко­то­рый все ху­дож­ни­ки ста­вят в пра­вом ниж­нем уг­лу кар­ти­ны, Ка­ра­ва­д­жо на по­лотне «Казнь Ио­ан­на Кре­сти­те­ля» под­пи­сал­ся в цен­тре кар­ти­ны, пря­мо под лу­жей кро­ви, ко­то­рая на­тек­ла из от­руб­лен­ной го­ло­вы свя­то­го, при­чем за­пе­чат­лел свое имя той же крас­ной крас­кой. А в по­лот­нах на биб­лей­ские те­мы — «Са­ло­мея с го­ло­вой Ио­ан­на Кре­сти­те­ля» и «Да­вид с го­ло­вой Го­лиа­фа» — от­руб­лен­ные го­ло­вы он пи­сал… с се­бя.

Оп­по­зи­ция Мар­са с Лу­ной в го­ро­ско­пе рож­де­ния обес­пе­чи­ла ге­ния неис­чер­па­е­мой энер­ги­ей, но этот же ас­пект пред­опре­де­лил эмо­ци­о­наль­ные взры­вы и некон­тро­ли­ру­е­мые при­сту­пы агрес­сии. А впо­след­ствии, в 1610-м, ве­ро­ят­нее все­го, стал при­чи­ной на­силь­ствен­ной смер­ти.

Но до тра­ги­че­ско­го фи­на­ла еще да­ле­ко. А по­ка из-за при­стра­стия к азарт­ным иг­рам и чрез­мер­ной вспыль­чи­во­сти Ка­ра­ва­д­жо при­об­рел ре­пу­та­цию мо­та и де­бо­ши­ра. Но до по­ры до вре­ме­ни, бла­го­да­ря за­щи­те вы­со­ко­по­став­лен­ных особ, ему все схо­ди­ло с рук. По­ка не слу­чи­лось страш­ное: убий­ство. Со­глас­но од­ной вер­сии — по неосто­рож­но­сти. Со­глас­но дру­гой — на­ме­рен­ное. Осе­нью 1591 го­да во вре­мя иг­ры в мяч Ка­ра­ва­д­жо точ­ным уда­ром убил сво­е­го парт­не­ра по иг­ре, ко­то­рый необ­ду­ман­но съяз­вил в его ад­рес. В этот пе­ри­од тран­зит­ный Уран про­шел­ся по на­таль­но­му Плу­то­ну, а Неп­тун встал точ­но на кар­ми­че­скую ли­нию Лун­ных уз­лов. Ко­ле­со судь­бы мед­лен­но по­вер­ну­лось и ста­ло на­би­рать обо­ро­ты.

Скры­ва­ясь от пре­сле­до­ва­ния вла­стей, ху­дож­ник сбе­жал из Ита­лии и по­се­лил­ся на ост­ро­ве Маль­та. В те вре­ме­на Маль­той вла­дел ор­ден ры­ца­рей-кре­сто­нос­цев. Ка­ра­ва­д­жо на­пи­сал порт­рет ма­ги­стра ор- де­на в до­спе­хах, за что по­лу­чил не толь­ко по­дар­ки, день­ги, двух ра­бов (ко­то­рым тут же по­да­рил воль­ную), но так­же столь необ­хо­ди­мое «по­ли­ти­че­ское убе­жи­ще». Его при­ня­ли в чле­ны ор­де­на, хо­тя и без пра­ва но­сить маль­тий­ский крест, по­сколь­ку опаль­ный жи­во­пи­сец не был дво­ря­ни­ном. Но за неуем­ный нрав, пьян­ство и агрес­сив­ные вы­ход­ки бра­тья по ор­де­ну не ста­ли дол­го тер­петь Ка­ра­ва­д­жо и за­клю­чи­ли его в кре­пость. Ему уда­лось бе­жать и тай­но по­ки­нуть ост­ров. Он стал ски­тать­ся по Ита­лии, сни­мал жи­лье, по­сто­ян­но, да­же но­чью, дер­жал под по­душ­кой кин­жал. Шаль­ная жизнь про­дол­жа­лась, и, со­глас­но по­ли­цей­ским до­кла­дам, за Ка­ра­ва­д­жо чис­ли­лись пре­ступ­ле­ния, дра­ки и да­же несколь­ко убийств. Ли­цо ху­дож­ни­ка бы­ло до неузна­ва­е­мо­сти изуро­до­ва­но шра­ма­ми и за­тя­нув­ши­ми­ся ра­на­ми. Но на­таль­ный Плу­тон в ас­пек­те с ко­ле­сом фор­ту­ны все­гда спа­сал сво­е­го под­опеч­но­го и да­вал уди­ви­тель­ную, по­чти жи­вот­ную вы­нос­ли­вость.

По­гиб Ка­ра­ва­д­жо 18 июля 1610 го­да, в воз­расте 38 лет, при невы­яс­нен­ных об­сто­я­тель­ствах, на точ­ной оп­по­зи­ции тран­зит­но­го Мар­са с на­таль­ным Солн­цем, ско­рее все­го, на­силь­ствен­ной смер­тью, и был по­хо­ро­нен в об­щей мо­ги­ле. Он ни­ко­гда не со­сто­ял в бра­ке и потом­ства не оста­вил. Так неожи­дан­но пре­рва­лась ко­рот­кая зем­ная жизнь че­ло­ве­ка-ко­ме­ты, осве­тив­ше­го се­рое по­лот­но сво­е­го вре­ме­ни уди­ви­тель­ным та­лан­том, но не впи­сав­ше­го­ся в со­ци­аль­ные ре­а­лии эпо­хи.

…За несколь­ко дней до смер­ти Ка­ра­ва­д­жо был ве­ли­ко­душ­но по­ми­ло­ван вла­стя­ми, од­на­ко так об этом и не узнал.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.