Лю­ди и тол­па: за­ко­ны пре­вра­ще­ния

Еще па­ру лет на­зад никто и слы­хом не слы­хи­вал о том, что та­кое спин­нер, а се­го­дня эту аб­со­лют­но бес­по­лез­ную ве­щи­цу по­ку­па­ют мил­ли­о­ны. Еще час на­зад кто-то спо­кой­но шел по сво­им де­лам, и вот он уже в тол­пе се­бе по­доб­ных скан­ди­ру­ет ло­зун­ги, а то и швы­ря­ет к

Veliky Providents - - Первая Страница - Ка­зи­мир СТАНКЕВИЧ

При­ме­ры­ри­ме­ры из ис­то­рии

Древ­ний Рим, Ко­ли­зей. На арене гла­ди­а­то­ры. Один по­вер­жен, второй над ним, с об­на­жен­ным ме­чом, ждет решения зри­те­лей. «Убей его! Убей!» — слы­шат­ся от­дель­ные вы­кри­ки. «Убей его! Убей!» — при­со­еди­ня­ют­ся но­вые го­ло­са. И вот уже мно­го­ты­сяч­ная тол­па ре­вет в еди­ном по­ры­ве, тре­буя смер­ти по­беж­ден­но­му. И по­лу­ча­ет же­ла­е­мое. IV век на­шей эры, март

415 го­да. Алек­сан­дрия. Здесь в ми­ре жи­вут и языч­ни­ки, и хри­сти­ане. Сре­ди языч­ни­ков — ум­ней­шая жен­щи­на своего вре­ме­ни, пре­по­да­ва­тель зна­ме­ни­той Алек­сан­дрий­ской на­уч­ной шко­лы, фи­ло­соф и ма­те­ма­тик Ги­па­тия. Сре­ди хри­сти­ан — епи­скоп Ки­рилл (позд­нее ка­но­ни­зи­ро­ван­ный) и некий чтец Петр. В дни Ве­ли­ко­го по­ста разъ­ярен­ная и слов­но обе­зу­мев­шая тол­па хри­сти­ан под пред­во­ди­тель­ством чте­ца Пет­ра уби­ва­ет Ги­па­тию, за­тем рас­чле­ня­ет и сжи­га­ет ее те­ло. За что? Да ни за что. Нече­го в фи­ло­соф­ско-ре­ли­ги­оз­ные спо­ры с епи­ско­пом Ки­рил­лом всту­пать и ум свой по­ка­зы­вать.

18 мая 1896 го­да. Москва.

Ходын­ское по­ле. Тор­же­ства по слу­чаю ко­ро­на­ции им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая II. Для бес­плат­ной раз­да­чи на­ро­ду при­го­тов­ле­но 30 000 ве­дер пи­ва, 10 000 ве­дер ме­да, 400 000 по­да­роч­ных куль­ков с па­мят­ной круж­кой, 200 грам­ма­ми кол­ба­сы, 400-грам­мо­вой бул­кой-сай­кой, сла­стя­ми. «Го­во­рят, бу­фет­чи­ки по­дар­ки цар­ские сво­им раз­да­ют, — до­ве­ри­тель­но со­об­ща­ет кто-то со­се­ду. — На всех не хва­тит». Слух вспы­хи­ва­ет и рас­про­стра­ня­ет­ся, как огонь по су­хой тра­ве. И вот уже несмет­ная тол­па кру­шит ларь­ки и да­вит упав­ших. Итог: 1 379 по­гиб­ших, 900 по­ка­ле­чен­ных. На­ше вре­мя. Ви­де­ли, как ве­дет се­бя тол­па фут­боль­ных или му­зы­каль­ных фа­на­тов? Хо­тя бы по те­ле­ви­зо­ру или ро­ли­ки в Ин­тер­не­те? На­вер­ня­ка ви­де­ли. Зна­чит, не на­до рас­ска­зы­вать, что это та­кое.

Раз­ные вре­ме­на и об­сто­я­тель­ства, совершенно раз­ные лю­ди. Но все они в ка­кой-то мо­мент пре­вра­ти­лись в тол­пу и ста­ли по­хо­жи друг на дру­га неот­ли­чи­мо, по­сколь­ку утра­ти­ли че­ло­ве­че­ский об­лик. Вслед за ка­приз­ной мо­дой Пом­ни­те бес­смерт­ное? «— Ка­жет­ся, бу­дут но­сить длин­ное и ши­ро­кое, — го­во­ри­ла Фи­ма, по-ку­ри­но­му оку­ная голову в пле­чи. — Мрак. И Эл­лоч­ка с ува­же­ни­ем по­смот­ре­ла на Фи­му Со­бак. Мад­му­а­зель Со­бак слы­ла куль­тур­ной де­вуш­кой: в ее сло­ва­ре бы­ло око­ло ста вось­ми­де­ся­ти слов».

Всем нам, а жен­щи­нам осо­бен­но, из­ве­стен фе­но­мен мо­ды. Вот толь­ко вче­ра все но­си­ли ко­рот­кое и уз­кое, а се­го­дня уже длин­ное и ши­ро­кое. По­валь­но и по­го­лов­но. Фи­ма Со­бак кол­лек­тив­но­го бес­со­зна­тель­но­го не оши­ба­ет­ся ни­ко­гда. И зря снис­хо­ди­тель­но усме­ха­ют­ся муж­чи­ны: в их ми­ре про­ис­хо­дит то же самое. Те же спин­не­ры — пря­мое это­му до­ка­за­тель­ство. И лад­но бы дело ка­са­лось толь­ко ве­щей — нет, все­силь­ная мо­да пра­вит бал и в ис­кус­стве с ли­те­ра­ту­рой (неожи­дан­ный успех тех или иных книг, филь­мов, те­ат­раль­ных по­ста­но­вок, му­зы­каль­ных групп — яр­кий то­му при­мер), услу­гах и раз­вле­че­ни­ях. Да что там, даже на­у­ка не из­бе­га­ет мод­ных тен­ден­ций, хо­тя, ка­за­лось бы, ко­му еще пре­тен­до­вать на объ­ек­тив­ность, как не уче­ным! Даже эко­но­ми­ка! Про по­валь­ное увле­че­ние крип­то­ва­лю­той (бит­ко­и­ны и все та­кое про­чее) слы­ша­ли? Мо­да в чи­стом ви­де. Или спро­си­те лю­бо­го про­фес­си­о­наль­но­го бро­ке­ра, всегда ли от те­ку­щей конъ­юнк­ту­ры и си­ту­а­ции в той или иной эко­но­ми­че­ской об­ла­сти за­ви­сят бир­же­вые взле­ты и па­де­ния? И он, ес­ли бу­дет с ва­ми че­стен, от­ве­тит, что от­нюдь не всегда. Ча­сто про­сто от мо­ды, трен­да. Что невоз­мож­но пред­ска­зать. И не- труд­но за­ме­тить, что мы, сле­дуя этой са­мой мо­де, по су­ти ве­дем се­бя точ­но так же, как че­ло­век, по­пав­ший под вли­я­ние тол­пы, — спон­тан­но и без­дум­но, а ино­гда, в самых край­них про­яв­ле­ни­ях, и безум­но. Са­мый страш­ный зверь на пла­не­те

Тол­пы бы­ва­ют раз­ные. Ска­жем, тол­па лю­бо­пыт­ству­ю­щих (раз­гля­ды­ва­ю­щих ин­те­рес­ное при­род­ное яв­ле­ние, по­жар, про­ис­ше­ствие, улич­ное те­ат­ра­ли­зо­ван­ное зре­ли­ще) весь­ма от­ли­ча­ет­ся по сво­е­му по­ве­де­нию от тол­пы, ор­га­ни­зо­ван­ной с по­мо- щью флеш­мо­ба (че­рез Ин­тер­нет с це­лью про­ве­де­ния той или иной ак­ции, обыч­но ху­до­же­ствен­ной). И уж ко­неч­но, обе они от­ли­ча­ют­ся от тол­пы на по­ли­ти­че­ском ми­тин­ге или охва­чен­ных вос­тор­гом (яро­стью) фут­боль­ных фа­на­тов. Тем не ме­нее, ка­кой бы ни бы­ла тол­па, ра­ди че­го бы она ни со­бра­лась в том или ином ме­сте, у нее всегда есть од­но об­щее свойст- во, оди­на­ко­вое во всех слу­ча­ях. А именно: в по­дав­ля­ю­щем боль­шин­стве слу­ча­ев че­ло­век в тол­пе ве­дет се­бя не так, как обыч­но. Он под­чи­ня­ет­ся за­ко­нам тол­пы, ста­но­вит­ся ее ча­стью и по­сту­па­ет так, как все во­круг. Все удив­ля­ют­ся и аха­ют — он то­же. Все по­ют — по­ет и он. Все кри­чат от ра­до­сти — кри­чит и че­ло­век. Все гро­мят и кру­шат все во­круг — и наш услов­ный че­ло­век, охва­чен­ный все­об­щим безу­ми­ем, хва­та­ет ка­мень и швы­ря­ет его в бли­жай­шую вит­ри­ну… Один из первых ис­сле­до­ва­те­лей пси­хо­ло­гии тол­пы, фран­цуз­ский пси­хо­лог, со­цио­лог, ан­тро­по­лог и ис­то­рик Гю­став Ле­бон пи­сал: «…тол­па пред­став­ля­ет со­бой вре­мен­ный ор­га­низм, об­ра­зо­вав­ший­ся из раз­но­род­ных эле­мен­тов, на од­но мгно­ве­ние со­еди­нив­ших­ся вме­сте, по­доб­но то­му как со­еди­ня­ют­ся клет­ки, вхо­дя­щие в со­став жи­во­го те­ла и об­ра­зу­ю­щие по­сред­ством это­го со­еди­не­ния но­вое су­ще­ство, об­ла­да­ю­щее свой­ства­ми, от­ли­ча­ю­щи­ми­ся от тех, ко­то­ры­ми об­ла­да­ет каж­дая клет­ка в от­дель­но­сти». И это но­вое су­ще­ство яв­ля­ет­ся са­мым страш­ным зве­рем на пла­не­те, по­сколь­ку об­ла­да­ет при­ми­тив­ной пси­хо­ло­ги­ей на уровне ин­стинк тов и од­но­вре­мен­но с этим гро­мад­ной си­лой и мо­щью, спо­соб­ной уни­что­жить все что угодно: от от­дель­но­го ин­ди­ви­ду­у­ма, встав­ше­го у нее на пу­ти, до за­кон­но­го пра­ви­тель­ства. Тол­па не тер­пит ина­ко­мыс­ля­щих и ина­ко­дей­ству­ю­щих и всегда го­то­ва их уни­что­жить. Она тем глу­пее и страш­нее, чем боль­ше. Она тре­бу­ет про­стых ре­ше­ний, яр­ких и про­стых эмо­ций и го­то­ва ид­ти за ли­де­ром и ку­ми­ром. Но толь­ко до тех пор, по­ка он спо­со­бен ее удо­вле­тво­рять сво­ей ха­риз­мой, ло­зун­га­ми и энер­ге­ти­кой. НеН быть как все

Так что же те­перь, ска­жет чи­та­тель, не по­се­щать мас­со­вые зре­ли­ща, не хо­дить на ми­тин­ги и во­об­ще из­бе­гать боль­шо­го скоп­ле­ния на­ро­да? В об­щем и це­лом да, боль­шо­го скоп­ле­ния на­ро­да лучше из­бе­гать. Во вся­ком слу­чае, не сто­ит лезть в тол­пу, ес­ли вы не зна­е­те, за­чем она со­бра­лась. Это мо­жет быть очень опас­но. И уж тем бо­лее не нуж­но это­го де­лать, ес­ли с ва­ми де­ти. Не мя­теж или бес­смыс­лен­ное буй­ство фа­на­тов, так па­ни­че­ская дав­ка. В рав­ной сте­пе­ни опас­но для жиз­ни все.

Ес­ли же вы по тем или иным при­чи­нам все-та­ки ока­за­лись в тол­пе, то нуж­но пом­нить несколь­ко до­воль­но про­стых пра­вил, ко­то­рые по­мо­гут вам из­бе­жать ее вла­сти.

Итак. Со­вре­мен­ные ис­сле­до­ва­ния по­ка­зы­ва­ют, что в лю­бой тол­пе, со­вер­ша­ю­щей те или иные дей­ствия, есть за­чин­щи­ки и те, кто, гля­дя на них, на­чи­на­ют дейст во­вать так же. Это ин­ди­ви­ды с низ­ким по­ро­гом при­ня­тия решения о соб­ствен­ном уча­стии. Те, кто кри­чат «До­лой!» лишь по­то­му, что так де­ла­ют их со­се­ди или зна­ко­мые. Или по тем же при­чи­нам по­ку­па­ют пре­сло­ву­тый спин­нер. Или слу­ша­ют по­пу­ляр­но­го ис­пол­ни­те­ля. Так вот, сбо­ри­ще лю­дей не пре­вра­ща­ет­ся в тол­пу лишь в том слу­чае, ес­ли ко­ли­че­ство та­ких ин­ди­ви­дов ми­ни­маль­но или же во­все от­сут­ству­ет. Про­сто неко­му обе­зьян­ни­чать и под­дер­жи­вать за­чин­щи­ков. Та­кое хоть и ред­ко, но бы­ва­ет, и к это­му нуж­но стре­мить­ся. Пом­ни­те ма­мин ар­гу­мент в дет­стве на на­ше оправ­да­тель­ное ле­пе­та­ние: «Как все, так и я…»? Мол, а ес­ли все в про­пасть прыг­нут, ты то­же за ни­ми шаг­нешь? Так вот, ма­ма бы­ла пра­ва. Не нуж­но быть как все. Осо­бен­но в тол­пе. И тем бо­лее в тол­пе воз­буж­ден­ной. Оста­вай­тесь че­ло­ве­ком, у ко­то­ро­го есть свое мне­ние, свой ум и своя, тщательно об­ду­ман­ная ли­ния по­ве­де­ния. В кон­це кон­цов, че­ло­ве­ком, ко­то­рый про­сто хо­ро­шо вос­пи­тан. И то­гда ра­зум по­бе­дит ин­стинк­ты, тол­па не возы­ме­ет над ва­ми вла­сти, и вы смо­же­те спо­кой­но ее по­ки­нуть.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.