От Дио­ге­на до Плюш­ки­на

Ле­ген­дар­ный древ­не­гре­че­ский фи­ло­соф Дио­ген, как из­вест­но, по­се­лил­ся в боч­ке: так он по­ста­рал­ся вну­шить за­ев­шим­ся со­граж­да­нам, что для сча­стья че­ло­ве­ку не тре­бу­ет­ся иму­ще­ство. Что по­кой и гар­мо­ния — выс­шие цен­но­сти и об­ре­сти их нетруд­но где угодно, а не то

Veliky Providents - - Теневая Сторона - Ма­рия ПЛЕТНЕВА

Не­хо­ро­шая квар­ти­ра

Бы­ва­ют та­кие ак­ку­рат­ные ста­руш­ки (и даже ста­рич­ки), что аж ди­ву да­ешь­ся. Все-то у них раз­ло­же­но по по­ряд­ку, ни­где ни пы­лин­ки, ни крош­ки. В хо­ло­диль­ни­ке лишь све­жие про­дук­ты, на ку­хон­ных пол­ках ак­ку­рат­но под­пи­сан­ные ба­ноч­ки... Чи­сто­та, красота и гар­мо­ния.

Но бы­ва­ют и дру­гие оби­та­ли­ща по­жи­лых лю­дей, по­па­дая в ко­то­рые неволь­но вспо­ми­на­ешь бул­га­ков­скую фор­му­ли­ров­ку: «не­хо­ро­шая квар­ти­ра». Жи­лье, воз­мож­но ко­гда­то весь­ма непло­хое, пре­вра­ще­но в фи­ли­ал по­мой­ки. По шка­фам, пол­кам, эта­жер­кам рас­пи­ха­ны все «бо­гат­ства», ко­то­рые толь­ко можно най­ти на свал­ке. Крюч­ки и гвоз­ди, ста­рые по­ло­ви­ки, дра­ные оде­я­ла...

Ни од­ну ко­роб­ку, ни один па­кет, при­не­сен­ный из ма­га­зи­на, нель­зя вы­бро­сить: вдруг при­го­дит­ся? И хо­зяй­ка или хо­зя­ин за­бот­ли­во при­стра­и­ва­ет но­вое при­об­ре­те­ние к ку­че име­ю­ще­го­ся хла­ма. В гла­зах си­я­ет счаст­ли­вый ого­нек: оче­ред­ная до­бы­ча!

Неваж­но, что в до­ме сто­ит ужа­са­ю­щий за­пах, что за­во­дят­ся вся­кие непри­ят­ные тва­ри — от блох и та­ра­ка­нов до мы­шей и крыс. Ото­бьем­ся, за­то своего не упу­стим!

От­ку­да эта страсть к бес­смыс­лен­но­му на­ко­пи­тель­ству, эта без­за­вет­ная любовь к хла­му?

За­пад­ные пси­хо­ло­ги на­зва­ли ее син­дро­мом Дио­ге­на — ви­ди­мо, по кон­трасту с прин­ци­па­ми древ­не­го фи­ло­со­фа, от­ка­зав­ше­го­ся от иму­ще­ства по идей­ным со­об­ра­же­ни­ям. А мы с ва­ми, ско­рее все­го, вспом­ним ге­роя го­го­лев­ских «Мерт­вых душ» Плюш­ки­на.

Судь­ба Плюш­ки­на

Тем, кто дав­но не пе­ре­чи­ты­вал хре­сто­ма­тий­ное про­из­ве­де­ние, на­пом­ним. Ко­гда пред­при­им­чи­вый гос­по­дин Чи­чи­ков за­ехал к по­ме­щи­ку Плюш­ки­ну, то по­на­ча­лу при­нял хо­зя­и­на име­ния за ста­рую ключ­ни­цу... А даль­ше пу­те­ше­ствие по до­му, за­би­то­му по­лу­сгнив­ши­ми ве­ща­ми, ис­пор­чен­ной пи­щей, ве­ре­воч­ка­ми, ко­то­ры­ми уже ни­че­го не воз­мож­но пе­ре­вя­зать...

А ведь неко­гда бы­ла у Плюш­ки­на со­всем иная жизнь, уве­ря­ет автор. И же­на, и де­ти, и был он ра­зум­ным ра­чи­тель­ным хо­зя­и­ном. Как же слу­чи­лась эта страш­ная ме­та­мор­фо­за?!

Же­на умер­ла, де­ти разъ­е­ха­лись, а но­во­го смыс­ла жиз­ни несчаст­ный так и не на­шел. Ма­ло то­го, еще и озлил­ся на весь мир... Вот и пы­та­ет­ся за­щи­тить­ся на свой ма­нер, хра­ня лю­бую тря­пи­цу: уж боль­ше у него никто ни­че­го не от­ни­мет, как неко­гда от­ня­ли же­ну и де­тей! По­луш­ки не от­даст, за плес­не­ве­лую гор­буш­ку уда­вит­ся.

Страсть к на­ко­пи­тель­ству

Страсть к бес­смыс­лен­но­му на­ко­пи­тель­ству — бо­лезнь ста­ри­ков, и во­все не всегда она вы­гля­дит так омер­зи­тель­но. Не каж­дый ре­аль­ный Плюш­кин та­щит со свал­ки все, что уда­лось най­ти, но… прой­ти ми­мо по­мой­ки все-та­ки не мо­жет. Хоть од­ним глаз­ком, да гля­нет: не си­я­ет ли там ал­маз в ви­де непе­ре­го­рев­шей лам­поч­ки или трух­ля­во­го сто­ли­ка, ко­то­рый как-ни­будь в хо­зяй­стве сго­дит­ся? И ес­ли взгляд на чем-то оста­но­вит­ся — рука по­тя­нет­ся сама…

Та­кие лю­ди вла­чат жал­кое су­ще­ство­ва­ние, при этом по­чти у всех Плюш­ки­ных име­ют­ся ка­кие-то сбе­ре­же­ния, у неко­то­рых вполне со­лид­ные сче­та в бан­ке. Толь­ко на­коп­ле­ния они не тро­га­ют — бо­же упа­си! Все на чер­ный день.

Ко­неч­но, пе­ред на­ми на­сто­я­щее пси­хи­че­ское рас­строй­ство. Ка­ли­фор­ний­ские пси­хо­ло­ги, мно­го лет изу­чав­шие дан­ный фе­но­мен, сде­ла­ли ин­те­рес­ный вы­вод: кор­ни бо­лез­ни ухо­дят в са­мо устрой­ство че­ло­ве­че­ско­го моз­га. Страсть к на­ко­пи­тель­ству за­ло­же­на в глу­би­нах под­со­зна­ния, что в пер­во­быт­ные вре­ме­на бы­ло вполне оправ­дан­но. По ме­ре раз­ви­тия ци­ви­ли­за­ции смысл те­рял­ся, но мно­го­ты­ся­че­лет­ний ин­стинкт ни­ку­да не дел­ся. Именно поэтому сре­ди нас немало кол­лек­ци­о­не­ров: кто со­би­ра­ет мар­ки, кто от­крыт­ки, кто маг­ни­ти­ки на хо­ло­диль­ник, кто как­ту­сы. Со­би­ра­ют — и счаст­ли­вы лю­бо­му по­пол­не­нию кол­лек­ции. Где же грань, ко­гда со­став­ле­ние кол­лек­ции пе­ре­хо­дит в бо­лезнь? И по­че­му это слу­ча­ет­ся?

Тай­ны моз­га

Как по­ка­за­ли ис­сле­до­ва­ния, у лю­дей, одер­жи­мых стра­стью к бес­смыс­лен­но­му на­ко­пи­тель­ству, име­ют­ся опре­де­лен­ные от­кло­не­ния в стро­е­нии моз­га. Лоб­ные до­ли ко­ры раз­ви­ты от­но­си­тель­но сла­бо, осо­бен­но в пра­вом по­лу­ша­рии. А ведь именно здесь на­хо­дит­ся центр, от­ве­ча­ю­щий за ра­ци­о­наль­ность на­ших дей­ствий. Центр от­клю­ча­ет­ся — и че­ло­ве­ка уже не за­бо­тит, на­сколь­ко ра­зум­ны его по­ступ­ки.

Син­дром во­все не обя­за­тель­но яв­ля­ет­ся врож­ден­ным: он мо­жет стать ре­зуль­та­том неудач­ной опе­ра­ции, трав­мы го­ло­вы, бо­лез­ни (на­при­мер, эн­це­фа­ли­та), тя­же­ло­го стрес­са.

По ста­ти­сти­ке, жерт­вой син­дро­ма Дио­ге­на (или, ес­ли угодно, Плюш­ки­на) ча­ще все­го ста­но­вят­ся лю­ди, ко­то­рые дол­гие го­ды ве­ли ак­тив­ную жизнь, по­лу­чи­ли об­ра­зо­ва­ние, со­зда­ли се­мью. Утра­та че­го-то жиз­нен­но важ­но­го (ра­бо­ты, де­нег, се­мьи, чув­ства вос­тре­бо­ван­но­сти) и ока­зы­ва­ет­ся спус­ко­вым крюч­ком.

SOS!

Как же по­сту­пать близ­ким и про­сто нерав­но­душ­ным лю­дям, ес­ли в окру­же­нии име­ет­ся та­кой Плюш­кин? Преж­де все­го, со­ве­ту­ют док­то­ра, не от­тал­ки­вай­те боль­но­го: сво­им пре­зре­ни­ем, непри­я­ти­ем мы лишь усу­губ­ля­ем си­ту­а­цию. Осо­бен­но важ­но опо­знать бо­лезнь в на­ча­ле, ко­гда невин­ное кол­лек­ци­о­ни­ро­ва­ние еще не пре­вра­ти­лось в безу­мие и не за­став­ля­ет несчаст­но­го эко­но­мить на всем, хра­нить пу­стые ко­ро­боч­ки и та­щить в дом раз­ную рух­лядь. По­сто­ян­но да­вай­те че­ло­ве­ку по­нять, что лю­би­те его и даже... ин­те­ре­су­е­тесь его кол­лек­ци­ей.

Да-да, по­на­ча­лу это именно кол­лек­ция, и в на­ших си­лах оста­вить ее та­ко­вой. Об­су­ди­те вме­сте, что ин­те­рес­нее со­би­рать, как лучше хра­нить, что­бы са­мо­му лю­бо­вать­ся и дру­зьям по­ка­зы­вать. По­да­ри­те спе­ци­аль­ные аль­бо­мы или ящич­ки.

Мно­гое за­ви­сит от то­го, на­сколь­ко хо­ро­шо вам из­ве­стен круг ин­те­ре­сов под­опеч­но­го. Ес­ли син­дром об­на­ру­жил­ся у ба­буш­ки, на­чи­най­те вме­сте с ней кол­лек­ци­о­ни­ро­вать ре­цеп­ты ин­те­рес­ных блюд или вы­крой­ки, вкле­и­вая их в осо­бые тет­ра­ди. А мо­жет, сто­ит рас­сор­ти­ро­вать фо­то­гра­фии всех по­ко­ле­ний се­мьи, по­бро­дить по «ме­стам бо­е­вой сла­вы» и со­брать кол­лек­цию сним­ков до­мов, дво­ров и де­ре­ве­нек, где про­шли дет­ство и юность род­ных? Ищи­те — и обя­за­тель­но най­де­те.

По­ря­док в до­ме — по­ря­док в го­ло­ве

Мы не зря го­во­рим о том, как важ­но под­толк­нуть по­тен­ци­аль­но­го Плюш­ки­на к идее со­дер­жать кол­лек­цию в по­ряд­ке, не да­вать ей рас­пол­зать­ся по до­му. И дело не толь­ко в том, что жить сре­ди гру­ды га­зет­ных вы­ре­зок или пра­ба­буш­ки­ных сал­фе­то­чек невы­но­си­мо. Важ­нее иное: чем боль­ше по­ряд­ка в кол­лек­ции, тем чет­че ра­бо­та­ет мозг. Ино­гда даже вклю­ча­ет­ся пре­сло­ву­тый центр в пра­вой ча­сти лоб­ной до­ли моз­го­вой ко­ры, кон­тро­ли­ру­ю­щий ра­ци­о­наль­ность по­ступ­ков. Пусть не на всю мощь, пусть хоть на ма­лую до­лю, но вклю­ча­ет­ся!

И жизнь че­ло­ве­ка, стра­да­ю­ще­го син­дро­мом Дио­ге­на, не го­во­ря уже о его близ­ких, ста­но­вит­ся зна­чи­тель­но лег­че.

Самое глав­ное, убеж­де­ны пси­хи­ат­ры, не за­пу­стить бо­лезнь: чем даль­ше — тем сильнее раз­ру­ша­ет­ся лич­ность па­ци­ен­та. По­яв­ля­ют­ся раз­дра­жи­тель­ность, некон­тро­ли­ру­е­мая агрес­сия, немыс­ли­мое ско­пи­дом­ство, ко­гда че­ло­век не мо­жет за­ста­вить се­бя ку­пить даже ко­пе­еч­ное ле­кар­ство.

Еще бо­лее непри­ят­ное по­след­ствие: боль­ной на­чи­на­ет по­до­зре­вать в во­ров­стве всех и каж­до­го, кто ока­зал­ся в по­ле его зре­ния. А ку­да сам за­пря­тал то, что счи­та­ет укра­ден­ным, он уже ни за что не вспом­нит... Еще немно­го — и че­ло­век от­ка­жет­ся от­кры­вать две­ри. Не впу­стит ни род­ных, ни участ­ко­во­го врача, ни сан­тех­ни­ка — ведь во­круг од­ни вра­ги и рас­хи­ти­те­ли… И это уже пол­ный крах: по­ра класть несчаст­но­го в ста­ци­о­нар. До­маш­ни­ми ме­то­да­ми тут не по­мо­жешь: вре­мя упу­ще­но...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.