Бла­го­род­ные всад­ни­ки

Veliky Providents - - Цивилизация -

Как все на­чи­на­лось

Бу­дем спра­вед­ли­вы. Лю­дям боль­ше нра­вят­ся ми­фы и ле­ген­ды, неже­ли фак­ты, не толь­ко по от­но­ше­нию к ры­цар­ству, но и к ис­то­рии во­об­ще, по­сколь­ку при­укра­ши­вать свое про­шлое — в на­ту­ре че­ло­ве­ка. Тем не ме­нее ле­ген­ды и ми­фы, как бы ни бы­ли они пре­крас­ны или ужас­ны, по­чти все­гда со­зда­ют­ся на ос­но­ве фак­тов. А они та­ко­вы. Са­мо сло­во «ры­царь» про­ис­хо­дит от немец­ко­го ritter, что из­на­чаль­но озна­ча­ло «всад­ник». То есть че­ло­век на коне. При­чем на соб­ствен­ном. Пред­те­ча­ми ры­ца­рей мож­но считать древ­не­рим­ских эк­ви­тов (всад­ни­ков) — пат­ри­ци­ан­скую знать, сра­жав­шу­ю­ся вер­хом. Пом­ни­те бул­га­ков­ско­го Пон­тия Пи­ла­та с его «шар­ка­ю­щей ка­ва­ле­рий­ской по­ход­кой»? Вот он как раз был та­ким эк­ви­том. Од­на­ко речь не о нем. До втор­же­ния ара­бов во Франк­ском го­су­дар­стве VII ве­ка, из ко­то­ро­го поз­же вы­рос­ли Франция, Гер­ма­ния и Ни­дер­лан­ды, пре­об­ла­да­ло пе­шее вой­ско. В зна­ме­ни­той бит­ве при Пу­а­тье, слу­чив­шей­ся в 732 го­ду, это вой­ско под пред­во­ди­тель­ством Кар­ла Мар­тел­ла (май­ор­дом фран­ков, дед Кар­ла Ве­ли­ко­го) по­бе­ди­ло ара­бов и оста­но­ви­ло их втор­же­ние в За­пад­ную Ев­ро­пу. Имен­но то­гда Карл Мар­телл по­нял, что его армии ост­ро не хва­та­ет тя­же­ло­во­ору­жен­ных всад­ни­ков и при­нял­ся ре­шать эту пробле­му. Хо­ро­ший конь, сталь­ные до­спе­хи и ору­жие сто­и­ли в те вре­ме­на бе­ше­ных де­нег. А где их взять? Карл Мар­телл при­ду­мал. Он на­чал раз­да­вать сво­им при­бли­жен­ным дру­жин­ни­кам (га­зин­дам) цер­ков­ные зем­ли во вре­мен­ное вла­де­ние, а в от­вет тре­бо­вал от них яв­лять­ся по его пер­во­му зо­ву — вер­хом и в тя­же­лом во­ору­же­нии. За­тем в ход по­шли зем­ли ко­ро­ны, воз­ник вас­са­ли­тет — си­сте­ма за­ко­нов, ре­гу­ли­ру­ю­щая иерар­хи­че­ские от­но­ше­ния меж­ду фе­о­да­ла­ми, и к IX–X ве­кам ры­цар­ство За­пад­ной Ев­ро­пы на­ко­нец офор­ми­лось в осо­бое со­сло­вие.

Свя­зан­ные од­ной клят­вой

Итак, ры­царь — это преж­де все­го элит­ный, уме­лый, пре­крас­но во­ору­жен­ный во­ин, дво­ря­нин. Во-вто­рых, это ча­ще все­го зем­ле­вла­де­лец, во вла­сти ко­то­ро­го на­хо­ди­лось то или иное ко­ли­че­ство кре­стьян. Хо­тя здесь нуж­но сде­лать неболь­шое от­ступ­ле­ние и за­ме­тить, что от­нюдь не все ры­ца­ри бы­ли зем­ле­вла­дель­ца­ми. По од­ной про­стой при­чине — на всех зем­ли не хва­та­ло. Вот и при­хо­ди­лось так на­зы­ва­е­мым од­но­щи­то­вым ры­ца­рям слу­жить сво­е­му сю­зе­ре­ну за жа­ло­ва­нье. В-тре­тьих, ры­царь — это че­ло­век, ко­то­рый на­пря­мую участ­ву­ет в управ­ле­нии го­су­дар­ством. В за­ви­си­мо­сти от сво­е­го по­ло­же­ния на иерар­хи­че­ской лест­ни­це, ра­зу­ме­ет­ся, но тем не ме­нее. Имен­но ры­ца­ри вер­ши­ли во­про­сы вой­ны и ми­ра в сред­не­ве­ко­вой Ев­ро­пе, имен­но от их ре­ше­ний и дей­ствий за­ви­се­ла и по­ли­ти­ка, и эко­но­ми­ка, и куль­ту­ра. Ду­хо­вен­ство обес­пе­чи­ва­ет об­ще­ние с Бо­гом и спасение ду­ши. Кре­стьяне и ре­мес­лен­ни­ки кормят и про­из­во­дят все необ­хо­ди­мое. Ры­ца­ри за­щи­ща­ют и пра­вят. За­ме­тим при этом, что, во­пре­ки усто­яв­ше­му­ся мне­нию, те же ан­глий­ские йо­ме­ны или фран­цуз­ские вил­ла­ны (сво­бод­ные кре­стьяне, име­ю­щие собственные на­де­лы зем­ли) за­ча­стую об­ла­да­ли боль­шей сво­бо­дой, неже­ли ры­ца­ри. По­че­му? Это лег­ко по­нять, уяс­нив иерар­хию ры­цар­ско­го со­сло­вия. Пер­вый ры­царь — это, ко­неч­но, ко­роль. Един­ствен­ный, над кем нет ни­чьей зем­ной вла­сти. Да­лее идут кня­зья и гер­цо­ги, немно­гим усту­па­ю­щие ко­ро­лю знат­но­стью ро­да. Их зем­ли до­ста­лись им в на­след­ство с древ­ней­ших вре­мен, они на них пол­ные хо­зя­е­ва. А вот граф­ство — из­на­чаль­но королевская зем­ля, по­да- рен­ная ко­ро­лем сво­е­му при­бли­жен­но­му дру­жин­ни­ку, ко­то­рый и стал на­зы­вать­ся гра­фом. Ви­конт — за­ме­сти­тель гра­фа по управ­ле­нию зем­лей. Ба­рон — ры­царь, та­к­же по­лу­чив­ший зем­лю в управ­ле­ние или соб­ствен­ность от ко­ро­ля, гер­цо­га или кня­зя. Еще на сту­пень­ку ни­же ба­ро­нов — шат­ле­ны, вла­дель­цы от­дель­ных зам­ков с клоч­ком зем­ли во­круг них. Отец д’Ар­та­нья­на, к при­ме­ру, был та­ким шат­ле­ном, а вот Атос — уже граф, са­мый ти­ту­ло­ван­ный из всей зна­ме­ни­той чет­вер­ки. Ни­же всех, как уже го­во­ри­лось, про­стые ры­ца­ри без зе­мель и зам­ков. Все ры­ца­ри, за ис­клю­че­ни­ем ко­ро­ля, име­ли над со­бой сю­зе­ре­на, ко­то­ро­му бы­ли обя­за­ны бес­пре­ко­слов­но под­чи­нять­ся. Ры­царь, по­лу­чав­ший от ко­ро­ля (гер­цо­га, кня­зя, ба­ро­на) зем­лю или жа­ло­ва­нье, при­но­сил вас­саль­ную клят­ву и ста­но­вил­ся слу­гой, вас­са­лом сво­е­го се­ньо­ра. При этом ко­роль, чьи­ми вас­са­ла­ми бы­ли гер­цо­ги и гра­фы, не имел пра­ва вме­ши­вать­ся во внут­рен­ние де­ла графств и гер­цогств или тре­бо­вать под­чи­не­ния от вас­са­лов по­след­них. Тот са­мый зна­ме­ни­тый прин­цип Сред­не­ве­ко­вья: «Вас­сал мо­е­го вас­са­ла — не мой вас­сал». За ис­клю­че­ни­ем Ан­глии, где ко­ро­лю под­чи­нял­ся лю­бой ры­царь. От­сю­да, из доб­ро­воль­ной вас­саль­ной клят­вы, по су­ти, и воз­ни­ка­ет весь фе­но­мен ры­цар­ства с его ко­дек­сом че­сти, де­ви­за­ми, культурой и об­ра­зом жиз­ни.

Чте­ние и пись­мо необя­за­тель­ны

Зна­ме­ни­тый сред­не­ве­ко­вый фи­ло­соф и хри­сти­ан­ский ми­стик Май­стер Эк­харт, во мно­гом пред­вос­хи­тив­ший Ге­ге­ля, пи­сал, что путь ры­ца­ря — это путь внут­рен­ней транс­фор­ма­ции, ос­но­ван­ный на слу­же­нии «Бо­гу, жен­щине и ко­ро­лю». Во всех сво­их пред­при­я­ти­ях ры­царь дол­жен был ру­ко­вод­ство­вать­ся дол­гом че­сти, со­стра­да­ни­ем и ми­ло­сер­ди­ем. Со­от­вет­ствен­но, си­сте­ма вос­пи­та­ния бу­ду­щих ры­ца­рей бы­ла вы­стро­е­на долж­ным об­ра­зом. Сы­но­вья гер­цо­гов, гра­фов и ба­ро­нов са­ми го­то­ви­лись стать ры­ца­ря­ми, а по­се­му долж­ны бы­ли усво­ить ко­декс ры­цар­ской че­сти, как «От­че наш», и дей­ство­вать со­глас­но все­му вы­ше­ска­зан­но­му. Ра­зу­ме­ет­ся, по­лу­ча­лось не у всех. И да­же да­ле­ко не у всех. В ре­аль­но­сти ры­ца­ри во­все не бы­ли на­столь­ко бла­го­род­ны­ми и вы­со­ко­нрав­ствен­ны­ми людь­ми, как об этом со­об­ща­ют ро­ма­ны, ле­ген­ды и ми­фы. Но стрем­ле­ние ры­ца­рей быть та­ко­вы­ми, сле­до­вать, нас­коль­ко воз­мож­но, вы­ра­бо­тан­ным пра­ви­лам несо­мнен­но. Вос­пи­та­ние бу­ду­ще­го ры­ца­ря на­чи­на­лось с 7 лет, ко­гда отец-ры­царь от­да­вал сы­на на вос­пи­та­ние сво­е­му се­ньо­ру. Маль­чиш­ка ста­но­вил­ся уче­ни­ком ры­ца­ря и до 14 лет нес служ­бу па­жа, бу­дучи, по су­ти, слу­гой се­ньо­ра. Од­на­ко при этом по­лу­чал бу­ду­щий ры­цар­ский опыт, учил­ся. Се­мью ис­кус­ства­ми дол­жен был овла­деть бу­ду­щий ры­царь: вер­хо­вой ез­дой, стрель­бой из лу­ка, ку­лач­ным бо­ем, пла­ва­ни­ем, со­ко­ли­ной охо­той, сло­же­ни­ем сти­хов и иг­рой в шах­ма­ты. При этом сти­хи нуж­но бы­ло сла­гать уст­но, по­сколь­ку уме­ние чи­тать и пи­сать не вхо­ди­ло в обя­за­тель­ные усло­вия по­лу­че­ния ры­цар­ско­го зва­ния. И да­же, на­обо­рот, за­ча­стую счи­та­лось по­ме­хой (зна­ние букв — удел пи­са­рей и мо­на­хов, а не бла­го­род­ных ры­ца­рей). Ор­де­на. Ко­нец ры­цар­ства

Не ста­нем опи­сы­вать об­ряд по­свя­ще­ния в ры­ца­ри — он слиш­ком хо­ро­шо из­ве­стен. Од­на­ко ска­жем несколь­ко слов о ры­цар­ских ор­де­нах. Как уже го­во­ри­лось, ры­ца­ри — это в первую оче­редь во­и­ны, ко­то­рые слу­жат сво­е­му сю­зе­ре­ну. Од­на­ко во вре­ме­на пер­вых Кре­сто­вых по­хо­дов, в ко­то­рых ры­ца­ри при­ни­ма­ли са­мое непо­сред­ствен­ное и го­ря­чее уча­стие, мно­гие из них ста­ли на­зы­вать се­бя «во­и­на­ми Хри­сто­вы­ми», под­ра­зу­ме­вая под этим за­щи­ту хри­сти­ан­ской ве­ры и ее свя­тынь (Гроб Гос­по­день, Ие­ру­са­лим и Па­ле­сти­на в це­лом). И со­вер­шен­но есте­ствен­но, что та­кие ры­ца­ри на­ча­ли объ­еди­нять­ся в осо­бые ор­га­ни­за­ции — ор­де­на. Там­пли­е­ры, гос­пи­та­лье­ры, Брат­ство во­и­нов Хри­ста, ор­ден свя­то­го Ла­за­ря, тев­то­ны… Мно­го их бы­ло за всю ис­то­рию ры­цар­ства. Не­ко­то­рые су­ще­ству­ют и до­ныне, хо­тя ста­вят пе­ред со­бой со­вер­шен­но иные за­да­чи, неже­ли 500 или 1 000 лет на­зад. Рас­сказ о них — те­ма для от­дель­ной ста­тьи.

А в за­клю­че­ние ска­жем, что ры­цар­ство как та­ко­вое пре­кра­ти­ло свое су­ще­ство­ва­ние с из­ме­не­ни­ем эко­но­ми­ки и то­вар­но-де­неж­ных от­но­ше­ний. На сме­ну фе­о­даль­но­му об­ще­ству шло бур­жу­аз­ное, в ко­то­ром це­ни­лись со­всем дру­гие иде­а­лы… Да, по­дви­ги и де­ла ры­ца­рей оста­лись да­ле­ко в про­шлом, но до сих пор мы на­зы­ва­ем муж­чи­ну ры­ца­рем, ес­ли хо­тим под­черк­нуть его вер­ность сло­ву и лю­би­мой жен­щине, учти­вость, при­вер­жен­ность за­ко­нам че­сти, от­ва­гу и му­же­ство. И это пра­виль­но. Ка­зи­мир СТАНКЕВИЧ

Го­тов­ность вы­сту­пить в по­ход в лю­бое вре­мя. Му­же­ство, от­ва­га и честь. Мастер­ское вла­де­ние ко­нем и ору­жи­ем. Пи­ры и тур­ни­ры. Вер­ность Пре­крас­ной Да­ме и су­ве­ре­ну. По­чти без­гра­нич­ная власть. Пре­зри­тель­ное от­но­ше­ние к тем, кто ни­же тебя в со­слов­ной иерар­хии. Все это — ры­ца­ри Сред­не­ве­ко­вья. Осо­бое со­сло­вие, ка­ста, в от­но­ше­нии ко­то­рой ми­фы и ле­ген­ды це­нят­ся вы­ше фак­тов.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.