Пси­хо­ло­ги­че­ская смерть

Че­ло­век мо­жет быть со­вер­шен­но здо­ров, жить обыч­ной жиз­нью, улы­бать­ся, об­щать­ся, ра­бо­тать — и неожи­дан­но по­гиб­нуть во цве­те лет. Не­обя­за­тель­но от бо­лез­ни; при­чи­ной мо­жет стать несчаст­ный слу­чай, ава­рия, на­па­де­ние — все что угод­но. И окру­жа­ю­щие го­рест­но уди

Veliky Providents - - Парадокс - Ан­на КИРЬЯНОВА, пси­хо­лог-фи­ло­соф, пи­са­тель

«Слов­но нежи­вой»

Труд­но опи­сать сло­ва­ми ощу­ще­ние, ко­то­рое воз­ни­ка­ет при об­ще­нии с пси­хо­ло­ги­че­ски уми­ра­ю­щим че­ло­ве­ком. Толь­ко неко­то­рые лю­ди, на­де­лен­ные ин­ту­и­ци­ей и тон­кой чув­стви­тель­но­стью, мо­гут го­во­рить: «Я уви­де­ла смерть в его ле­вом гла­зу. Он был та­кой туск­лый, слов­но нежи­вой». Так ху­дож­ни­ца Эли­за­бет Ви­же-Леб­рен ска­за­ла об од­ном ко­ро­ле, порт­рет ко­то­ро­го пи­са­ла.

Про­стая са­ни­тар­ка в аме­ри­кан­ском гос­пи­та­ле без­оши­боч­но пред­ска­зы­ва­ла смерть па­ци­ен­тов, ко­то­рые шли на по­прав­ку. Ка­за­лось бы — па­ра­докс. Од­на­ко ни­ка­ко­го па­ра­док­са в том не бы­ло. «Они ве­дут се­бя как-то не так!» — го­во­ри­ла жен­щи­на. Дей­стви­тель­но, па­ци­ен­ты бы­ли осо­бен­но смир­ны­ми, по­кор­ны­ми, вос­пи­тан­ны­ми, ни­че­го не тре­бо­ва­ли — от них «пах­ло сми­ре­ни­ем».

Че­хов опи­сы­ва­ет кре­стьян, ко­то­рые точ­но зна­ли вре­мя сво­ей смер­ти. «С веш­ней во­дой уй­ду!» — так ска­зал один по­жи­лой кре­стья­нин док­то­ру. И ушел «с веш­ней во­дой», ко­гда тро­нул­ся лед на ре­ке.

В ме­му­а­рах тех, кто про­шел вой­ну, при­во­дят­ся слу­чаи, ко­гда пе­ред бо­ем «зна­ю­щий че­ло­век» без­оши­боч­но ука­зы­вал на тех, ко­му не суж­де­но бы­ло вер­нуть­ся жи­вы­ми из схват­ки. «Пи­ши до­мой!» — так го­во­рил один по­жи­лой сол­дат тем, кто дол­жен был по­гиб­нуть. Это­го сол­да­та счи­та­ли «кол­ду­ном», из­бе­га­ли его, но в сво­их мрач­ных про­ро­че­ствах он не оши­бал­ся. Впро­чем, сам он то­же по­гиб на по­ле боя, и со­рат­ни­ки ис­пы­та­ли об­лег­че­ние…

Сум­ма несча­стий

«Ма­лень­кая смерть» — это вы­ра­же­ние от­но­сит­ся не толь­ко к сек­су­аль­ной сфе­ре жиз­ни че­ло­ве­ка, не толь­ко к ор­газ­му. «Ма­лень­кую смерть» мо­гут при­чи­нять об­сто­я­тель­ства или дру­гие лю­ди: не уби­вать фи­зи­че­ски, но гу­бить пси­хо­ло­ги­че­ски. И несколь­ко «ма­лень­ких смер­тей» пе­ре­хо­дят в био­ло­ги­че­скую ги­бель.

Ко­гда-то из­гна­ние и трав­ля бы­ли са­мой страш­ной, са­мой му­чи­тель­ной каз­нью. Че­ло­век, ко­то­ро­го из­го­ня­ли из пле­ме­ни, был об­ре­чен на ги­бель от го­ло­да или от сви­ре­пых хищ­ни­ков. Или мог стать пи­щей для дру­го­го пле­ме­ни, или по­пасть в раб­ство… Из­гна­ние оста­ва­лось страш­ной каз­нью и в ан­тич­ные вре­ме­на, по­то­му фи­ло­соф Со­крат пред­по­чел вы­пить ча­шу с ядом. Это бы­ла доб­ро­воль­ная аль­тер­на­ти­ва из­гна­нию из Афин. Мож­но ска­зать, что че­ло­век, пе­ре­жи­ва­ю­щий трав­лю, лож­ные об­ви­не­ния, на­хо­дит­ся в со­сто­я­нии «ма­лень­кой смер­ти». Воз­мож­ность био­ло­ги­че­ской смер­ти рез­ко воз­рас­та­ет в этом слу­чае.

«Ма­лень­кой смер­тью» яв­ля­ет­ся и утра­та любви. Утра­та от­но­ше­ний с эмо­ци­о­наль­но зна­чи­мым че­ло­ве­ком. Это из­ме­на, на­при­мер. По шка­ле стрес­сов из­ме­на за­ни­ма­ет пер­вое ме­сто. Та­кой стресс в пол­ном смыс­ле сло­ва пси­хо­ло­ги­че­ская ги­бель. Об­ман, пре­да­тель­ство — это утра­та ча­сти се­бя, ведь часть на­шей ду­ши, на­шей лич­но­сти вло­же­на в то­го, ко­го мы лю­бим. И смерть близ­ко­го — то­же на­ша «ма­лень­кая смерть». В те­че­ние го­да-по­лу­то­ра по­сле утра­ты лю­би­мо­го че­ло­ве­ка мо­жет по­гиб­нуть и тот, кто горь­ко опла­ки­ва­ет его кон­чи­ну.

«Ма­лень­кой смер­тью» мо­жет быть за­тяж­ной кон­фликт с род­ствен­ни­ка­ми, с близ­ки­ми людь­ми. Так, сест­ра Ре­бек­ка ото­бра­ла у бра­та, фи­ло­со­фа Спи­но­зы, все иму­ще­ство. Он сам от­дал бо­га­тое на­след­ство, за­ве­щан­ное ему от­цом. Но нена­висть сест­ры бы­ла силь­на и толь­ко ста­ла еще ярост­нее по­сле бла­го­род­но­го по­ступ­ка бра­та. Она про­кли­на­ла бра­та, воз­мож­но, имен­но она по­сы­ла­ла к Спи­но­зе на­ем­но­го убий­цу с кин­жа­лом. Фи­ло­соф тя­же­ло за­бо­лел ту­бер­ку­ле­зом и умер в 44 го­да в пол­ной ни­ще­те. Он ни­ко­гда не имел се­мьи, по­сто­ян­но под­вер­гал­ся пре­сле­до­ва­ни­ям, бо­лел. Пси­хо­ло­ги­че­ски его уби­ва­ли — и уби­ли. И по­сле смер­ти сест­ра при­е­ха­ла про­ве­рить, не оста­лось ли иму­ще­ства… Убий­цы без­жа­лост­ны. А доб­рый че­ло­век ощу­ща­ет и чув­ству­ет их нена­висть и злоб­ные про­кля­тия. И это про­во­ци­ру­ет его ги­бель.

Не кам­нем, но сло­вом

Сло­ва мо­гут вы­звать «ма­лень­кую смерть». В ме­ди­цине из­ве­стен ятро­ген­ный нев­роз — ко­гда врач го­во­рит па­ци­ен­ту страш­ный ди­а­гноз, мрач­ный про­гноз. Они мо­гут быть оши­боч­ны­ми, эти страш­ные про­гно­зы и ди­а­гно­зы, но они мо­гут при­ве­сти к ги­бе­ли че­ло­ве­ка. Мо­жет раз­вить­ся имен­но та кар­ти­на за­бо­ле­ва­ния, ко­то­рую опи­сы­ва­ет док­тор. И при­го­вор, про­из­не­сен­ный вра­чом, да­же ошибочный, бу­дет «при­ве­ден в ис­пол­не­ние». По­это­му так мно­го дис­кус­сий о том, на­до ли го­во­рить че­ло­ве­ку его страш­ный ди­а­гноз. Силь­ный че­ло­век мо­жет со­брать­ся с ду­хом и вы­жить на­зло всем. А сла­бый… Сла­бый мо­жет по­гиб­нуть от нега­тив­но­го вну­ше­ния быст­рее, чем от са­мой бо­лез­ни.

Тот, кто ру­га­ет и оскорб­ля­ет че­ло­ве­ка, то­же стре­мит­ся его убить. По­то­му что при оскорб­ле­ни­ях в ор­га­низ­ме про­ис­хо­дят те же из­ме­не­ния, что и при из­би­е­нии. Вы­бра­сы­ва­ют­ся ад­ре­на­лин и кор­ти­зол, по­ра­жа­ют­ся участ­ки моз­га, от­вет­ствен­ные за бо­ле­вые ощу­ще­ния, воз­ни­ка­ют про­бле­мы с ра­бо­той всех внут­рен­них ор­га­нов… По­это­му хам и тот, кто про­кли­на­ет и оскорб­ля­ет, — убий­цы. Толь­ко вме­сто но­жа и кам­ня они ору­ду­ют сло­вом, о чем пи­сал еще Фрейд. «Ко­гда под ру­кой не ока­за­лось кам­ня, че­ло­век вы­крик­нул про­кля­тие» — так го­во­рил ве­ли­кий пси­хо­ана­ли­тик о смыс­ле оскорб­ле­ний и про­кля­тий. И по­сле то­го, как нас осы­па­ли бра­нью или уни­зи­ли сло­ва­ми, про­кля­ли или ска­за­ли страш­ное, мы то­же ока­зы­ва­ем­ся в со­сто­я­нии «ма­лень­кой смер­ти».

В по­лет!

Си­ту­а­ций, ко­то­рые при­во­дят к пси­хо­ло­ги­че­ской смер­ти, нема­ло. Но в обыч­ной жиз­ни че­ло­век дол­жен жить, ра­бо­тать, об­щать­ся, со­дер­жать се­бя и се­мью, до­сти­гать че­го-то — мно­го обя­зан­но­стей у че­ло­ве­ка. И на­до ве­сти се­бя до­стой­но, улы­бать­ся и скры­вать свое со­сто­я­ние. Да­же от са­мо­го се­бя. На­до при­спо­саб­ли­вать­ся! А муд­рый Фрейд дав­ным-дав­но написал о том, что каж­дое при­спо­соб­ле­ние — то­же ча­сти­ца смер­ти. Мы по­дав­ля­ем се­бя, чàсть сво­ей лич­но­сти, жи­вем не сво­и­ми эмо­ци­я­ми и не сво­ей жиз­нью… И че­ло­ве­ка с «пси­хо­ло­ги­че­ской смер­тью» за спи­ной мож­но рас­по­знать. Он ис­пы­ты­ва­ет упа­док сил. Он при­ла­га­ет ти­та­ни­че­ские уси­лия, что­бы за­ста­вить се­бя ра­бо­тать в преж­нем ритме. У него нет сил да­же для спо­ров и кон­флик­тов за­ча­стую. Он лег­ко раз­дра­жа­ет­ся, но мо­мен­таль­но ис­пы­ты­ва­ет сла­бость и не мо­жет про­дол­жать борь­бу за свои ин­те­ре­сы. Его ма­ло что ин­те­ре­су­ет. А во сне ему снят­ся по­езд­ки и пу­те­ше­ствия. Он слов­но хо­чет уехать по­даль­ше от это­го ми­ра. Юнг пи­сал, что сны мо­гут стать пре­крас­ны­ми да­же, за­ман­чи­вы­ми, кра­соч­ны­ми — и в них иные стра­ны и вос­хи­ти­тель­ные кар­ти­ны при­ро­ды. Или по­ез­да, са­мо­ле­ты, ма­ши­ны, в ко­то­рые на­до по­ско­рее сесть и уехать. Или уле­теть. Немед­лен­но уле­теть! И в ре­чи че­ло­ве­ка мо­гут по­яв­лять­ся случайные вкрап­ле­ния, да­же не жа­ло­бы. «Я так устал», «Ко­гда же все это кон­чит­ся», «Мне все на­до­е­ло», — слов­но смот­рит че­ло­век скуч­ный фильм под на­зва­ни­ем «Жизнь» и ждет, ко­гда же кон­чит­ся эта опо­сты­лев­шее дей­ство…

В та­ких си­ту­а­ци­ях на­до го­во­рить с че­ло­ве­ком. По­мочь ему из­лить ду­шу, ес­ли это близ­кий и зна­чи­мый че­ло­век. По­быть с ним ря­дом и по­на­блю­дать за его по­ве­де­ни­ем. Не остав­лять его од­но­го. А спе­ци­а­лист мо­жет по­нять при­чи­ну и, воз­мож­но, под­дер­жать про­фес­си­о­наль­ным уча­сти­ем, об­ще­ни­ем. Но мож­но ли это вылечить, от­ве­тить всем и сра­зу нель­зя. Все ин­ди­ви­ду­аль­но. За­га­доч­но. Как са­ма смерть, ко­то­рая мо­жет за­брать че­ло­ве­ка. А мо­жет — от­сту­пить…

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.