При­но­ся­щий жизнь

Veliky Providents - - Уникум - Сер­гей ЕВТУШЕНКО

Ис­то­рия лю­бит пер­вых. Ска­жем, пер­вый че­ло­век, от­крыв­ший но­вый кон­ти­нент, со­вер­шив­ший кру­го­свет­ное пу­те­ше­ствие, сле­тав­ший в кос­мос… Но ка­ко­го ме­ста в ис­то­рии мо­жет удо­сто­ить­ся по­ляр­ник, ко­то­ро­му не хва­ти­ло 400 ки­ло­мет­ров, что­бы пер­вым до­брать­ся до Се­вер­но­го по­лю­са? Впро­чем, Фритьоф Нан­сен со­вер­шил в сво­ей жиз­ни столь­ко ве­ли­ких дел, что от сла­вы ему при­хо­ди­лось да­же пря­тать­ся.

К по­лю­су на со­ба­ках

Май 1894 го­да, арк­ти­че­ские льды. Дрейф про­дол­жал­ся 1,5 го­да, ко­гда ста­ло окон­ча­тель­но яс­но: за­да­ча до­стичь по­лю­са за счет транс­по­ляр­но­го те­че­ния провалилась. Нан­сен был в яро­сти: прес­са и за­ру­беж­ные ав­то­ри­те­ты, на­сме­ха­ю­щи­е­ся над его дерз­ким пла­ном, ока­за­лись пра­вы. Слег­ка уте­шал тот факт, что рас­че­ты нор­веж­ца во мно­гом под­твер­ди­лись: под се­вер­ны­ми льда­ми от­сут­ство­ва­ла ка­кая-ли­бо су­ша, а глу­би­на оке­ан­ско­го бас­сей­на — 3 850 мет­ров — пре­вы­си­ла са­мые сме­лые ожи­да­ния. И все же льды нес­ли «Фрам» с че­ре­па­шьей ско­ро­стью, от­кла­ды­вая по­се­ще­ние за­вет­но­го Се­вер­но­го по­лю­са на мно­гие го­ды. Нан­сен, схо­дя­щий с ума от ску­ки по­след­ние ме­ся­цы, по­про­сту не мог ждать так дол­го.

Для за­ду­ман­ной им за­теи — до­брать­ся до по­лю­са на со­ба­ках — тре­бо­вал­ся лишь один спут­ник. Им стал опыт­ный лыж­ник Ял­мар Йо­хан­сен, ко­то­рый к то­му же спо­кой­нее всех пе­ре­но­сил вор­ча­ние и вспыш­ки гне­ва Нан­се­на. Вес­ной 1895 го­да они вдво­ем по­ки­ну­ли ко­рабль и от­пра­ви­лись в путь на нар­тах, за­пря­жен­ных 28 со­ба­ка­ми. На их сто­роне вы­сту­па­ли бо­га­тый опыт Нан­се­на в ле­до­вых пе­ре­хо­дах, со­лид­ные за­па­сы про­ви­зии, теп­лая одеж­да и ма­стер­ство лыж­ни­ков. Про­тив — вся мощь без­жа­лост­ной Арк­ти­ки. За ме­сяц борь­бы с силь­ней­шим встреч­ным вет­ром, мо­ро­зом до - 40°C и про­ла­мы­ва­ю­щим­ся льдом по­ляр­ни­ки вновь осо­зна­ли, что по­люс им не по зу­бам. Они по­вер­ну­ли на­зад, но на этот раз стихия от­ка­зы­ва­лась их от­пус­кать: льды на­ча­ли дрей­фо­вать к се­ве­ру, ве­тер сме­нил на­прав­ле­ние. К на­ча­лу ле­та у них оста­лось лишь семь ез­до­вых со­бак, в ав­гу­сте при­шлось при­стре­лить по­след­них двух. Они оста­лись од­ни по­сре­ди льдов, а впе­ре­ди уже чув­ство­ва­лось смер­то­нос­ное ды­ха­ние арк­ти­че­ской зи­мы…

Фре­де­рик Джек­сон был не толь­ко про­фес­си­о­наль­ным по­ляр­ни­ком, но и бе зупреч­ным джентль­ме­ном, так что, ко­гда его от­ка­за­лись взять на борт « Фра­ма» в 1890 го­ду из- за бри­тан­ско­го, а не нор­веж­ско­го про­ис­хож­де­ния, он не силь­но рас­стро­ил­ся. Вме­сто это­го Джек­сон ор­га­ни­зо­вал соб­ствен­ную экс­пе­ди­цию с 1894 по 1897 год для ком­плекс­но­го ис­сле­до­ва­ния по­ляр­но­го ар­хи­пе­ла­га и со­став­ле­ния карт. Ка­ко­во же бы­ло удив­ле­ние ан­гли­ча­ни­на, ко­гда в июне 1896 го­да на мы­се Фло­ра он на­ткнул­ся на двух за­ку­тан­ных в лох­мо­тья ди­ка­рей, в ко­то­рых да­же род­ные ма­те­ри не при­зна­ли бы Ял­ма­ра Йо­хан­се­на и Фритьо­фа Нан­се­на. Они пе­ре­жи­ли лю­тую зи­му, пи­та­ясь мя­сом мор­жей и бе­лых мед­ве­дей и со­ору­див бер­ло­гу из кам­ней и шкур. Они не до­стиг­ли по­лю­са, но не поз­во­ли­ли Арк­ти­ке се­бя сло­мить и убить. Ге­рой по­не­во­ле На са­мом де­ле Фритьо­фу Нан­се­ну уда­лось во мно­гом стать пер­вым, хоть от­кры­тие Се­вер­но­го по­лю­са в этот спи­сок и не по­па­ло. Как нас­чет пер­во­го в ис­то­рии пе­ре­се­че­ния лед­ни­ко­во­го по­кро­ва Грен­лан­дии в 1888 го­ду? Или ор­га­ни­за­ции пер­вой по­ляр­ной экс­пе­ди­ции в XIX ве­ке, в хо­де ко­то­рой не по­гиб­ло ни од­но­го че­ло­ве­ка? Той са­мой, на бор­ту «Фра­ма», ко­то­рый бла­го­по­луч­но вер­нул­ся в Но­р­ве­гию 20 ав­гу­ста 1896 го­да, че­рез неде­лю по­сле при­бы­тия до­мой Нан­се­на и Йо­хан­се­на. Тео­рия о воз­мож­но­сти до­стичь по­лю­са за 3 го­да за счет дрей­фа льдин ока­за­лась неточ­ной, но эки­паж суд­на все рав­но че­ство­ва­ли как ге­ро­ев. Бы­ли со­бра­ны цен­ней­шие на­уч­ные дан­ные, но что важ­нее — от­кры­ты но­вые спо­со­бы вы­жи­ва­ния в усло­ви­ях экс­тре­маль­но­го хо­ло­да. Имен­но Нан­сен пер­вым из ев­ро­пей­ских по­ляр­ни­ков ши­ро­ко ис­поль­зо­вал опыт вы­жи­ва­ния эс­ки­мо­сов, изоб­рел бам­бу­ко­вые нар­ты и так­ти­ку сан­ных экс­пе­ди­ций с со­ба­ка­ми, ис­поль­зу­ю­щи­ми­ся и как тяг­ло­вая си­ла, и как про­ви­ант.

Фритьоф Нан­сен, уже бу­дучи из­вест­ным че­ло­ве­ком в Но­р­ве­гии, в один мо­мент пре­вра­тил­ся в на­ци­о­наль­но­го ге­роя и был нема­ло по­дав­лен за­слу­жен­ной сла­вой. Его по­рог оса­жда­ли прес­са, по­клон­ни­ки, уче­ни­ки и жаж­ду­щие кон­суль­та­ции кол­ле­ги, из­да­тель­ство под­го­ня­ло с на­пи­са­ни­ем обе­щан­ной кни­ги, Ле­ген­дар­ный «Фрам» на­пе­ре­бой сы­па­лись пред­ло­же­ния но­вых экс­пе­ди­ций. Для че­ло­ве­ка, по­след­ние 1,5 го­да об­щав­ше­го­ся с един­ствен­ным на­пар­ни­ком по­сре­ди арк­ти­че­ской пу­сты­ни, это ста­ло не мень­шим ис­пы­та­ни­ем, чем зи­мов­ка в ру­ко­дель­ной бер­ло­ге. И это не счи­тая за­бот о се­мье и непро­стых от­но­ше­ний с же­ной, не же­ла­ю­щей сно­ва рас­ста­вать­ся с му­жем на несколь­ко лет! Нан­сен сто­ял пе­ред вы­бо­ром. На од­ной ча­ше ве­сов ле­жа­ли но­вые по­хо­ды сквозь снег и лед, су­ро­вая, но чест­ная схват­ка с при­ро­дой и веч­ная сла­ва. На дру­гой — се­мей­ный быт, вы­ступ­ле­ния в го­ря­чо лю­би­мой им Но­р­ве­гии, хо­ро­шо опла­чи­ва­е­мая ра­бо­та в уни­вер­си­те­те. Каж­дый, кто лич­но знал Нан­се­на, не со­мне­вал­ся: вско­ре он не вы­дер­жит чрез­мер­но­го вни­ма­ния лю­дей и под­даст­ся зо­ву опас­ных при­клю­че­ний. Но это толь­ко до­ка­зы­ва­ло, как ма­ло кто-то знал Нан­се­на на са­мом де­ле. Пат­ри­от жиз­ни

Неукро­ти­мый по­ляр­ник при­нял ре­ше­ние — и остал­ся с се­мьей и ро­ди­ной. Он по­стро­ил огром­ный дом, не толь­ко для се­бя и близ­ких, но и для то­го, что­бы иметь воз­мож­ность про­во­дить на­уч­ные изыс­ка­ния, ку­пил 32-тон­ную ях­ту, на ко­то­рой за­тем со­вер­шил ряд оке­а­ни­че­ских ис­сле­до­ва­ний, кон­суль­ти­ро­вал и под­го­тав­ли­вал по­хо­ды на Се­вер­ный и Южный по­лю­са… Толь­ко не участ­во­вал в них сам. Лишь один че­ло­век мог пред­по­ло­жить по­доб­ный ис­ход со­бы­тий — тот са­мый на­пар­ник и вер­ный друг Нан­се­на, Ял­мар Йо­хан­сен. Он один знал, что Фритьоф Нан­сен все­гда дей­ство­вал с по­зи­ции ра­зу­ма, не под­да­ва­ясь азар­ту, не под­вер­гая рис­ку се­бя и дру­гих. Не до­брав­шись до по­лю­са и не от­пра­вив­шись в но­вый по­ход, что­бы жить даль­ше там, где по­гиб­ли дру­гие. И впо след­ствии, как ока­за­лось, что­бы спа­сти жизнь еще сот­ням ты­сяч лю­дей.

Фритьоф Нан­сен стал по­ли­ти­ком фак­ти­че­ски про­тив сво­е­го же­ла­ния — про­сто на­ци­о­наль­ный ге­рой был слиш­ком цен­ной фи­гу­рой, что­бы остав­лять его в сто­роне. Но­р­ве­гия в на­ча­ле XX ве­ка ак­тив­но стре­ми­лась к неза­ви­си­мо­сти от Шве­ции, свя­зан­ная с той сов­мест­ной уни­ей и вы­нуж­ден­ная под­чи­нять­ся ука­зам швед­ско­го ко­ро­ля. Нан­се­на под­клю­чи­ли к про­цес­су рас­тор­же­ния унии и ди­пло­ма­ти­че­ским пе­ре­го­во­рам как на­сто­я­ще­го пат­ри­о­та, и тот не смог от­ка­зать­ся. По­сле вы­бо­ров нор­веж­ско­го ко­ро­ля и успеш­ных пе­ре­го­во­ров в Лон­доне в 1907 го­ду Нан­сен тут же по­дал в от­став­ку, но со­хра­нил со­от­вет­ству­ю­щие свя­зи и на­вы­ки. Они при­го­ди­лись ему че­рез неко­то­рое вре­мя по­сле окон­ча­ния Пер­вой ми­ро­вой вой­ны. Нан­сен при­нял пост вер­хов­но­го ко­мис­са­ра Ли­ги На­ций по де­лам бе­жен­цев и все­ми си­ла­ми пы­тал­ся по­мочь стра­да­ю­щим от по­след­ствий этой вой­ны.

Бе­ды по­стра­дав­ших из дру­гих стран он при­ни­мал к серд­цу так же, как при­нял бы бе­ды нор­веж­цев, и по­мо­гал бе­жен­цам да­же то­гда, ко­гда от тех от­ка­зы­ва­лась вся Ли­га На­ций. Бла­го­да­ря уси­ли­ям Нан­се­на бы­ли спа­се­ны сот­ни ты­сяч гре­ков, бе­жав­ших из Тур­ции, 300 ты­сяч ар­мян, вы­жив­ших по­сле ге­но­ци­да в Осман­ской им­пе­рии, и огром­ное чис­ло пред­ста­ви­те­лей иных на­ци­о­наль­но­стей.

Исто­ри­ки до сих пор спо­рят, кто сде­лал для че­ло­ве­че­ства боль­ше — Нан­сен-по­ляр­ник или Нан­сен-по­ли­тик, по­лу­чив­ший Но­бе­лев­скую пре­мию ми­ра? И про­сто­го от­ве­та тут не су­ще­ству­ет. Фритьоф Нан­сен, по сви­де­тель­ствам всех, кто его знал, об­ла­дал сквер­ным ха­рак­те­ром и осли­ным упрям­ством, но это бы­ла лишь шир­ма для яс­но­го ума и зо­ло­то­го серд­ца. Толь­ко та­кой че­ло­век мог прой­ти сквозь снег, вы­жить и при­не­сти жизнь дру­гим.

Фритьоф Нан­сен

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.