Па­ра­док­сы спор­та: за­чем нам по­бе­ды и по­ра­же­ния

«О спорт! Ты — мир!» Пьер де Ку­бер­тен, «Ода спор­ту»

Veliky Providents - - Первая Страница - Аким БУХТАТОВ

Мы лю­бим спорт. В боль­шин­стве сво­ем. Неко­то­рые да­же им за­ни­ма­лись и про­дол­жа­ют за­ни­мать­ся с той или иной сте­пе­нью ин­тен­сив­но­сти. Но ред­ко кто-то из нас за­ду­мы­ва­ет­ся, что спорт зна­чит в на­шей жиз­ни и за­чем во­об­ще ну­жен. Чем он яв­ля­ет­ся — за­хва­ты­ва­ю­щим вре­мя­пре­про­вож­де­ни­ем или свое­об­раз­ным спо­со­бом по­зна­ния ми­ра на­ря­ду с ис­кус­ством, на­у­кой и ре­ли­ги­ей? Че­ло­век со­рев­ну­ю­щий­ся

Ис­то­рия спор­та (сло­во про­ис­хо­дит от ста­рофран­цуз­ско­го desport — «иг­ра», «раз­вле­че­ние») ухо­дит кор­ня­ми в та­кую глубь ве­ков, что ис­сле­до­ва­те­ли не мо­гут дать точ­но­го от­ве­та на во­прос, ко­гда же, соб­ствен­но, лю­ди на­ча­ли за­ни­мать­ся этим ви­дом ин­тел­лек­ту­аль­ной и фи­зи­че­ской де­я­тель­но­сти. Да, ин­тел­лек­ту­аль­ной то­же, по­сколь­ку лю­бое со­рев­но­ва­ние без ак­тив­но­го под­клю­че­ния ум­ствен­ных спо­соб­но­стей не вы­иг­рать. Под­чер­ки­ва­ем — лю­бое. На­чи­ная от под­ня­тия тя­же­стей или бе­га на ско­рость и рас­сто­я­ние и за­кан­чи­вая те­ми же шах­ма­та­ми. Су­дя по все­му, в са­мой че­ло­ве­че­ской при­ро­де за­ло­же­на неис­тре­би­мая тя­га к со­рев­но­ва­нию, иг­ре. Хле­бом неко­то­рых не кор­ми — дай по­ме­рять­ся лов­ко­стью, си­лой, а так­же умом и со­об­ра­зи­тель­но­стью. Осо­бен­но в мо­ло­до­сти, ко­гда энер­гия бьет че­рез край. Не­да­ром од­на из тео­рий воз­ник­но­ве­ния спор­та, ав­то­ром ко­то­рой яв­ля­ет­ся из­вест­ный ан­глий­ский фи­ло­соф и со­цио­лог XIX ве­ка Гер­берт Спен­сер, так и на­зы­ва­ет­ся — тео­рия из­бы­точ­ной энер­гии. Мол, ко­гда пер­во­быт­ным лю­дям неку­да бы­ло тра­тить си­лы, остав­ши­е­ся от тру­дов пра­вед­ных, они на­чи­на­ли со­рев­но­вать­ся друг с дру­гом: бо­роть­ся, ки­дать кам­ни — кто даль­ше, бе­гать на­пе­ре­гон­ки, стре­лять из лу­ка и так да­лее. На­ря­ду с этой тео­ри­ей су­ще­ству­ют и дру­гие: тео­рия иг­ры, в ко­то­рой вся куль­ту­ра че­ло­ве­че­ства, вклю­чая фи­зи­че­скую, рас­смат­ри­ва­ет­ся с точ­ки зре­ния неудер­жи­мо­го стрем­ле­ния к иг­ре; тео­рия ма­гии, ко­то­рая пы­та­ет­ся до­ка­зать, что спорт вы­рос из ма­ги­че­ских ри­ту­а­лов; тео­рия вой­ны (спорт — под­го­тов­ка к войне) и дру­гие. Как бы то ни бы­ло, и без вся­ких до­ка­за­тельств со­вер­шен­но яс­но, что спорт — это часть че­ло­ве­че­ской куль­ту­ры. Та­кая же древ­няя, как ис­кус­ство, на­у­ка и религия. О древ­не­гре­че­ских Олим­пий­ских иг­рах зна­ют все. Но спор­том (в част­но­сти, гим­на­сти­кой) за­ни­ма­лись и в Древ­нем Ки­тае, за­дол­го до Олим­пий­ских игр, 6 ты­сяч лет на­зад. Изоб­ра­же­ния борь­бы, кон­ных со­стя­за­ний, бе­га, стрель­бы из лу­ка, раз­лич­ных игр в мяч мы встре­ча­ем сре­ди древ­них на­скаль­ных ри­сун­ков, у шу­ме­ров, пер­сов, на сте­нах гроб­ниц древ­них егип­тян, у ац­те­ков, кри­тян, ин­ков… В об­щем, по всей зем­ле и во все вре­ме­на.

Че­ло­век бо­ле­ю­щий

Но спорт — это не толь­ко спортс­ме­ны с их лов­ко­стью, си­лой, мет­ко­стью, ско­ро­стью, ин­тел­лек­том и спор­тив­ной уда­чей (обя­за­тель­ная и труд­но­уло­ви­мая со­став­ля­ю­щая, без ко­то­рой ред­ко об­хо­дят­ся спор­тив­ные по­бе­ды). Спорт не мо­жет су­ще­ство­вать без зри­те­лей, бо­лель­щи­ков. Опять же, ес­ли об­ра­тить­ся к ис­то­рии, то ста­но­вит­ся по­нят­но: зри­те­ли­бо­лель­щи­ки по­яви­лись ров­но в тот мо­мент, ко­гда двое пер­во­быт­ных муж­чин впер­вые схва­ти­лись на трав­ке воз­ле пе­ще­ры в шут­ли­вой, но в то же вре­мя и очень се­рьез­ной борь­бе. И тут же, ра­зу­ме­ет­ся, пле­мя раз­де­ли­лось на два ла­ге­ря, каж­дый из ко­то­рых при­нял­ся го­ря­чо под­дер­жи­вать сво­е­го кан­ди­да­та на по­бе­ду. Так воз­ник­ли бо­лель­щи­ки. Хо­тя, ес­ли быть точ­ным, все-та­ки на три ла­ге­ря, а не на два. По­то­му что в зри­тель­ской мас­се все­гда при­сут­ству­ет неболь­шой про­цент тех, кто не бо­ле­ет за то­го или ино­го спортс­ме­на (ко­ман­ду), а про­сто на­сла­жда­ет­ся са­мим зре­ли­щем — его кра­со­той и дра­ма­тур­ги­ей. Имен­но дра­ма­тур­ги­ей. По на­ка­лу и раз­но­об- ра­зию чувств, ко­то­рые про­буж­да­ют в бо­лель­щи­ках спор­тив­ные со­стя­за­ния, они ни­чуть не усту­па­ют иным филь­мам или спек­так­лям — си­речь про­из­ве­де­ни­ям ис­кус­ства. Тут, кста­ти, воз­ни­ка­ет се­рьез­ный во­прос: мож­но ли из­ме­рить и срав­нить глу­би­ну и яр­кость чувств фут­боль­ных бо­лель­щи­ков во вре­мя от­вет­ствен­но­го мат­ча и, до­пу­стим, те­ат­раль­ных зри­те­лей на ка­че­ствен­ной по­ста­нов­ке «Гам­ле­та»? И ес­ли мож­но, то ка­кие бу­дут боль­ше при­бли­жать нас к гор­до­му зва­нию «че­ло­век»? Сле­зы, вы­зван­ные пе­ре­жи­ва­ни­ем за ге­роя филь­ма или ли­те­ра­тур­но­го про­из­ве­де­ния, мо­гут быть срав­ни­мы в этом кон­тек­сте со сле­за­ми от про­иг­ры­ша лю­би­мой ко­ман­ды? Ав­тор не бе­рет­ся от­ве­тить на этот во­прос, хо­тя и не со­мне­ва­ет­ся в от­ве­те тех, кто лю­бит ис­кус­ство и не лю­бит спор­тив­ные со­стя­за­ния и на­обо­рот. Те же, ко­му до­ро­го и то, и дру­гое, на­вер­ня­ка за­ду­ма­ют­ся. Ну а ес­ли уж го­во­рить о мас­со­во­сти, то здесь бо­лель­щи­ки кро­ют це­ни­те­лей ис­кус­ства, как бык че­ре­па­ху. Обыч­ный матч чем­пи­о­на­та ми­ра по фут­бо­лу смот­рят мил­ли­о­ны, а фи­нал — мил­ли­ар­ды.

Че­ло­век за­ра­ба­ты­ва­ю­щий

И ко­неч­но, день­ги — ку­да же без них! Спорт и день­ги все­гда шли ру­ка об ру­ку. За 700 лет до н. э. олим­пи­о­ник (по­бе­ди­тель Олим­пий­ских игр) в Древ­ней Гре­ции по­лу­чал в сред­нем 500 драхм. Обыч­ный ра­бот­ник за­ра­ба­ты­вал в сред­нем 1 драх­му в неде­лю, 4 в ме­сяц и 48 в год. Вот и счи­тай­те. Со­вре­мен­ные про­фес­си­о­наль­ные спортс­ме­ны и чем­пи­о­ны за­ра­ба­ты­ва­ют ни­как не мень­ше сво­их древ­не­гре­че­ских (и не толь­ко) кол­лег: не сек­рет, что го­но­ра­ры звезд фут­бо­ла, хок­кея, бас­кет­бо­ла, тен­ни­са, про­фес­си­о­наль­но­го бок­са и мно­гих дру­гих ви­дов спор­та ис­чис­ля­ют­ся мил­ли­о­на­ми дол­ла­ров. Речь, по­вто­рим, идет о про­фес­си­о­наль­ном и ча­стич­но мас­со­вом спор­те, по­то­му что в су­гу­бо лю­би­тель­ском день­ги по­чти не кру­тят­ся. Но они точ­но так же ма­ло кру­тят­ся во вся­кой са­мо­де­я­тель­но­сти — то, чем лю­ди за­ни­ма­ют­ся ис­клю­чи­тель­но для ду­ши и те­лес­но­го здоровья, де­нег не при­но­сит. А как толь­ко на­чи­на­ет при­но­сить, это за­ня­тие пе­ре­хо­дит в ка­те­го­рию про­фес­си­о­наль­ных. Но мы слег­ка от­влек­лись. Так вот, вер­нем­ся к день­гам в про­фес­си­о­наль­ном спор­те. Они очень боль­шие. Здесь и мно­го­мил­ли­ард­ное про­из­вод­ство спорт­ин­вен­та­ря и одеж­ды, и спор­тив­ная еда и ле­кар­ства (сю­да же вхо­дят и пре­па­ра­ты, счи­та­ю­щи­е­ся до­пин­гом), и стро­и­тель­ство (один со­вре­мен­ный ста­ди­он об­хо­дит­ся в де­сят­ки, а ино­гда и сот­ни мил­ли­о­нов дол­ла­ров), и мно­гое дру­гое. Мы уже не го­во­рим о бук­ме­кер­ских кон­то­рах, тра­ди­ци­он­но за­ра­ба­ты­ва­ю­щих мил­ли­ар­ды на че­ло­ве­че­ском азар­те, стра­сти к иг­ре. По неко­то­рым оцен­кам, го­до­вой обо­рот все­го ми­ро­во­го биз­не­са, так или ина­че свя­зан­но­го со спор­том, при­бли­жа­ет­ся к 500 мил­ли­ар­дам дол­ла­ров США.

Че­ло­век по­беж­да­ю­щий

И все-та­ки, несмот­ря на все гри­ма­сы про­фес­си­о­наль­но­го спор­та, к ко­им от­но­сят­ся до­пинг, жаж­да на­жи­вы, до­го­вор­ные мат­чи и бои, ко­нец спор­тив­ной ка­рье­ры в 35 лет (ред­ко кто вы­сту­па­ет доль­ше), бук­ме­кер­ство, се­рьез­ней­шие трав­мы и бо­лез­ни спортс­ме­нов не пе­ре­ве­ши­ва­ют той ра­до­сти, вос­тор­га, чув­ства гор­до­сти или да­же про­сто удо­вле­тво­ре­ния от хо­ро­шо сде­лан­но­го де­ла, ко­то­рые чув­ству­ют про­фес­си­о­наль­ные спортс­ме­ны. Не толь­ко про­фес­си­о­наль­ные, ко­неч­но. Но мы сей­час го­во­рим о спор­те вы­со­чай­ших до­сти­же­ний, по­сколь­ку имен­но в нем все по­ло­жи­тель­ные и от­ри­ца­тель­ные сто­ро­ны это­го ви­да че­ло­ве­че­ской де­я­тель­но­сти про­яв­ля­ют­ся наи­бо­лее яр­ко. Позна­ние ми­ра — в при­ро­де че­ло­ве­ка. А так как и сам че­ло­век яв­ля­ет­ся неотъ­ем­ле­мой ча­стью это­го ми­ра, то и позна­ние са­мо­го се­бя от­но­сит­ся сю­да же. И спорт как нель­зя луч­ше от­ве­ча­ет этим кри­те­ри­ям. Ре­кор­ды до­ста­ют­ся свер­ху­си­ли­я­ми, за ко­то­ры­ми го­ды из­ма­ты­ва­ю­щих тре­ни­ро­вок, же­лез­ная во­ля, неукро­ти­мое стрем­ле­ние к по­бе­де. Ра­зу­ме­ет­ся, и боль­шие день­ги. Но без них нын­че ни­ку­да. Ис­кус­ство, на­у­ка и религия — из­вест­ные спо­со­бы по­зна­ния че­ло­ве­ком ми­ра — то­же без них не об­хо­дят­ся. И каж­дый ре­корд, каж­дое вы­со­кое до­сти­же­ние — это не толь­ко по­бе­да че­ло­ве­че­ско­го те­ла, но и ду­ха. А зна­чит, еще один шаг в по­зна­нии се­бя и ми­ра. За­кон­чить хо­чет­ся сло­ва­ми все то­го же Пье­ра де Ку­бер­те­на из его зна­ме­ни­той «Оды спор­ту»: О спорт! Ты — на­сла­жде­ние! Ты вер­ный, неиз­мен­ный спут­ник жиз­ни.

На­ше­му ду­ху и те­лу ты щед­ро да­ришь ра­дость бы­тия.

Ты — бес­смер­тен.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.