За­кли­на­те­ли дождей

Veliky Providents - - Шестое Чувство - Мак­сим ФИЛАРЕТОВ

Дар управ­ле­ния по­го­дой — один из са­мых же­лан­ных. Оно и ло­гич­но, ведь так мож­но спа­сти уро­жай от за­су­хи или, на­про­тив, обо­рвать за­тя­нув­ший­ся се­зон дождей, а то и от­ве­сти в сто­ро­ну гроз­ный тай­фун. Тот, кто мо­жет хо­тя бы точ­но пред­ска­зать по­го­ду, уже за­во­ю­ет на­сто­я­щее ува­же­ние, а ведь это за­ча­стую не под си­лу мно­гим со­вре­мен­ным си­ноп­ти­кам. С дру­гой сто­ро­ны, от­вет­ствен­ность за невы­пол­нен­ные обя­за­тель­ства у «по­ве­ли­те­лей по­го­ды» весь­ма вы­со­ка. От­ко­пать сен­таш

Че­ло­век не толь­ко в ос­нов­ном со­сто­ит из во­ды, но и на­пря­мую от нее за­ви­сит. Это хо­ро­шо за­мет­но по раз­ви­тию ци­ви­ли­за­ций: по­чти все они за­рож­да­лись и про­цве­та­ли на бе­ре­гах рек, озер, мо­рей и оке­а­нов, а то и на сты­ке тех и дру­гих. Во­да, па­да­ю­щая с неба, не ме­нее важ­на, так что из всех ва­ри­ан­тов управ­ле­ния по­го­дой са­мым цен­ным во все ве­ка счи­та­лось уме­ние вы­зы­вать и оста­нав­ли­вать дождь. Ри­ту­ал вы­зо­ва до­ждя не то что по­пу­ля­рен, он су­ще­ству­ет у аб­со­лют­но­го боль­шин­ства на­ро­дов по все­му зем­но­му ша­ру, за­ро­див­шись вполне са­мо­сто­я­тель­но, без ка­ких-ли­бо куль­тур­ных свя­зей. Де­та­ли, ко­неч­но, су­ще­ствен­но раз­ли­ча­ют­ся.

Вот один из са­мых по­дроб­но пе­ре­дан­ных об­ря­дов пле­ме­ни Гви­неи, опи­сан­ный ан­глий­ским пу­те­ше­ствен­ни­ком Хью­го Ча­те­ри­сом в 50-х го­дах прошлого ве­ка. По­ка муж­чи­ны ночь на­про­лет би­ли в там­та­мы, мест­ный чу­до­тво­рец, на­зы­ва­е­мый джу-джу, непо­движ­но си­дел, шеп­ча за­кли­на­ния, а ас­си­сти­ро­ва­ла ему об­на­жен­ная мо­ло­дая жен­щи­на — ша­ман из со­сед­не­го пле­ме­ни. Ко­гда она пе­ре­шла от за­го­во­ров к непо­сред­ствен­но­му ди­ри­жи­ро­ва­нию там­та­ма­ми, со­бра­лись ту­чи и про­лил­ся дождь, к нема­ло­му удив­ле­нию на­блю­дав­ше­го за тем ан­гли­ча­ни­на. Ин­дус­ские брах­ма­ны для вы­зо­ва осад­ков за­би­ра­ют­ся на 4 ча­са в боч­ки с во­дой, непре­рыв­но чи­тая мо­лит­вы. Не­паль­ские жен­щи­ны из ре­ги­о­на Ка­пи­л­ва­сту тан­цу­ют об­на­жен­ны­ми на ри­со­вых по­лях. В Сер­бии, Ру­мы­нии и Се­вер­ной Бол­га­рии про­во­дят об­ряд «Гер­ма­на», хо­ро­ня гли­ня­ную кук­лу неко­е­го бе­до­ла­ги, скон­чав­ше­го­ся от за­су­хи. Один из са­мых лю­бо­пыт­ных спо­со­бов при­тя­нуть во­ду с небес су­ще­ству­ет у бал­кар­цев, дер­жа­щих на та­кой слу­чай осо­бый ка­мень — сен­таш. Что­бы вы­звать дождь, сен­таш нуж­но вы­ко­пать из зем­ли, что­бы пре­кра­тить — за­ко­пать глуб­же. Ри­ту­ал без­от­каз­но дей­ству­ет и в на­ши дни, изум­ляя оче­вид­цев как ба­наль­ным внеш­ним ви­дом чу­до-кам­ня, так и неве­ро­ят­ной си­лы лив­нем, ко­то­рый ста­биль­но на­чи­на­ет­ся по­сле его от­ка­пы­ва­ния…

Кровь ра­ди во­ды

Но свя­щен­ные бу­лыж­ни­ки и пляс­ки го­лы­шом — лишь цве­точ­ки по срав­не­нию со мно­ги­ми дру­ги­ми про­яв­ле­ни­я­ми по­год­но­го кол­дов­ства. Дождь — это не шут­ки, от него за­ви­сит жизнь пле­ме­ни, на­ро­да, кон­ти­нен­та. Ра­ди до­ждя про­ли­ва­ют кровь — и хо­ро­шо, ес­ли в ма­лых ко­ли­че­ствах. На ост­ро­ве Ява муж­чи­ны хле­ста­ли друг дру­га пру­тья­ми по спи­нам, по­ка не вы­сту­пит кровь, что долж­но бы­ло при­ма­нить ту­чи, а од­но из пле­мен Абис­си­нии и во­все на­чи­на­ло сра­жать­ся друг с дру­гом на­смерть. Ди­ери из Цен­траль­ной Ав­стра­лии со­ору­жа­ют осо­бую хи­жи­ну ко­ни­че­ской фор­мы над глу­бо­кой ямой, по­ме­ща­ют в хи­жи­ну двух кол­ду­нов и вскры­ва­ют им ве­ны, что­бы те окро­пи­ли кро­вью жи­те­лей в яме под ни­ми. Кол­ду­ны так­же долж­ны раз­бра­сы­вать пух, сим­во­ли­зи­ру­ю­щий об­ла­ка, а за­тем еще са­мо­сто­я­тель­но от­та­щить из хи­жи­ны два огром­ных кам­ня, ка­ким-то об­ра­зом за­бро­сив их на са­мое вы­со­кое де­ре­во. Сом­ни­тель­но, что ис­те­ка­ю­щие кро­вью лю­ди, будь они хоть де­сять раз кол­ду­на­ми, спо­соб­ны на та­кие по­дви­ги, но ес­ли уж это не по­мо­жет вы­звать дождь, то что еще?

Су­ро­вее, чем са­ми по­год­ные об­ря­ды, мо­жет быть лишь на­ка­за­ние за их про­вал. Кол­ду­ны, жре­цы, ша­ма­ны и да­же во­жди по все­му ми­ру при­ни­ма­ли все воз­мож­ные по­че­сти, по­ка де­ла шли хо­ро­шо, но сто­и­ло на­чать­ся за­су­хе, к ним от­но­си­лись со­всем ина­че. В неко­то­рых рай­о­нах Аф­ри­ки во­ждей, ко­то­рые не смог­ли вы­звать дождь, в луч­шем слу­чае оскорб­ля­ют и бьют пал­ка­ми, в худ­шем — из­го­ня­ют и уби­ва­ют на ме­сте. На ко­рал­ло­вых ост­ро­вах Ниуэ ко­гда-то был мо­нар­хи­че­ский строй, но с од­ним ню­ан­сом: ко­ро­лей, од­но­вре­мен­но вер­хов­ных жре­цов, жда­ла смерт­ная казнь в неуро­жай­ные го­ды. В ре­зуль­та­те несколь­ких за­суш­ли­вых се­зо­нов под­ряд все на­столь­ко бо­я­лись сесть на трон, что но­во­го ко­ро­ля по­про­сту не на­шлось. У ря­да пле­мен Верх­не­го Ни­ла не су­ще­ство­ва­ло мо­нар­хов в при­выч­ном смыс­ле сло­ва, за­то име­лись ца­ри до­ждя, об­ла­да­ю­щие вполне по­нят­ным да­ром. Ко­гда пле­ме­ни тре­бо­вал­ся дождь, они вру­ча­ли ца­рю ко­ро­ву. Не по­мо­га­ло? Его пре­ду­пре­жда­ли уже по-пло­хо­му, с угро­за­ми. Ес­ли и по­сле это­го дождь не на­чи­нал­ся, го­ре-за­кли­на­те­лю вспа­ры­ва­ли жи­вот, в ко­то­ром он яко­бы и скры­вал лив­ни.

Че­реп, горш­ки и кре­стьян­ские хо­ды

Уме­ние по­ве­ле­вать по­го­дой при­пи­сы­ва­лось неко­то­рым ис­то­ри­че­ским лич­но­стям, на­при­мер вы­да­ю­ще­му­ся бал­кар­ско­му по­эту Кя­зи­му Ме­чи­е­ву. Для вы­зо­ва до­ждя ему не нуж­но бы­ло да­же от­ка­пы­вать тот са­мый ка­мень, лишь пра­виль­но ис­поль­зо­вать ло­ша­ди­ный че­реп с на­чер­чен­ны­ми на нем хи­ми­че­ским ка­ран­да­шом за­кли­на­ни­я­ми в точ­но вы­бран­ное вре­мя. Го­во­рят, что Кя­зим пре­крас­но раз­би­рал­ся как в эзо­те­ри­ке, так и в аст­ро­ло­гии, ни­ко­гда не от­ка­зы­вая лю­дям в прось­бе о по­мо­щи. Зна­ме­ни­тый ан­глий­ский пи­са­тель Рай­дер Хаг­гард был лич­но зна­ком со ста­ру­хой Муд­жа­джи, ве­ли­кой ша­ман­кой Транс­ва­а­ля (ЮАР), про­из­во­дя­щей неве­ро­ят­ное впе­чат­ле­ние си­лой ха­рак­те­ра и власт­ны­ми ма­не­ра­ми, при­су­щи­ми раз­ве что осо­бам ко­ро­лев­ской кро­ви. Муд­жа­джи при­зы­ва­ла лив­ни с по­мо­щью осо­бых «дож­де­вых горш­ков», со­дер­жа­щих та­ин­ствен­ные сна­до­бья, лич­но за­пус­ка­ла тан­цы до­ждя и кон­тро­ли­ро­ва­ла каж­дый ас­пект ри­ту­а­лов. Счи­та­лось, что по до­сти­же­нии пре­клон­но­го воз­рас­та «ко­ро­ле­ва до­ждя» долж­на по­кон­чить с со­бой, при­няв яд, пе­ред этим пе­ре­дав зна­ния пре­ем­ни­це. Но Муд­жа­джи бы­ла на­столь­ко мо­гу­ще­ствен­на, что ни­кто не осме­ли­вал­ся тре­бо­вать от нее ис­пол­не­ния тра­ди­ции.

Из­ве­стен так­же некий Юрий Зиль­берт, в про­шлом ве­ке лич­но на­учив­ший­ся при­зы­вать дождь и от­во­дить мол­нии. Ис­то­рия гла­сит, что его со­сла­ли в Во­ро­неж вме­сте с Ман­дель­шта­мом, где он за­тем, несмот­ря на то что был про­фес­си­о­наль­ным фи­зи­ком, на­чал осва­и­вать ми­сти­че­ские спо­со­бы управ­ле­ния по­го­дой. Зиль­берт при­шел к вы­во­ду, что на ат­мо­сфе­ру ока­зы­ва­ет вли­я­ние объ­еди­нен­ная во­ля со­тен че­ло­век — и имен­но по­то­му кре­стьян­ские крест­ные хо­ды вполне се­бе ра­бо­та­ют для вы­зо­ва до­ждя. По­об­щав­шись вдо­воль с мест­ной ведь­мой и на­ве­дя справ­ки о по­год­ных ма­гах прошлого, быв­ший фи­зик и сам на­учил­ся кон­цен­три­ро­вать энер­гию в нуж­ном клю­че. Го­во­рят, за­тем его увез НКВД для за­пус­ка лю­тых мо­ро­зов зи­мой 1941 го­да…

Ка­ра для бо­гов

Лю­бо­пыт­но, что на­род­ное него­до­ва­ние по по­во­ду за­су­хи рас­про­стра­ня­лось не толь­ко на ша­ма­нов и во­ждей, но и непо­сред­ствен­но на бо­жеств, от­ве­ча­ю­щих за небес­ные си­лы. Мо­лит­вы мо­лит­ва­ми, а уро­жай по­ги­бал — и то­гда лю­ди на­чи­на­ли во­всю от­тя­ги­вать­ся на быв­ших по­кро­ви­те­лях. Япон­ские кре­стьяне, ска­жем, швы­ря­ли об­раз бо­га с про­кля­ти­я­ми в гни­ю­щее ри­со­вое по­ле, а ки­тай­цы и во­все из­би­ва­ли идо­лов пал­ка­ми, при­чем как в за­су­ху, так и в за­тя­нув­ший­ся се­зон дождей. Они же од­на­жды в 1888 го­ду по­са­ди­ли ста­тую бо­га под арест, вы­пу­стив бед­но­го идо­ла лишь че­рез 5 дней, ко­гда ли­вень пре­кра­тил­ся. От ази­ат­ских кол­лег не от­ста­ва­ли и ев­ро­пей­цы, нещад­но ка­рая изоб­ра­же­ния и ста­туи свя­тых при осо­бо силь­ной непо­го­де. Так, в 1893 го­ду граж­дане Па­лер­мо вы­бро­си­ли свя­то­го Ио­си­фа из церк­ви в сад, что­бы тот «лич­но убе­дил­ся», что сна­ру­жи ре­аль­но за­су­ха. Свя­то­го Ан­же­ло, по­кро­ви­те­ля Ли­ка­та, разъ­ярен­ная тол­па и во­все угро­жа­ла по­ве­сить, ес­ли тот не даст им на­ко­нец хоть немно­го до­ждя. Лишь кре­стьяне из На­вар­ры по­сту­па­ли мяг­че и по­сле­до­ва­тель­ней: ко­гда свя­той Петр не «ор­га­ни­зо­вы­вал» осад­ки во­вре­мя, его ста­тую нес­ли к бли­жай­ше­му во­до­е­му и не­сколь­ко раз ту­да оку­на­ли.

Мы не мо­жем жить без во­ды, по­то­му и вы­зы­ва­ем ее все­ми до­ступ­ны­ми спо­со­ба­ми, злясь на оши­ба­ю­щих­ся си­ноп­ти­ков и с на­деж­дой по­гля­ды­вая на небо. Неиз­вест­но, ка­кой ша­ман или свя­щен­ник по­мо­жет нам луч­ше все­го, но од­но несо­мнен­но: ес­ли про­явить немно­го тер­пе­ния, дождь ра­но или позд­но обя­за­тель­но про­льет­ся.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.