Пы­ла­ю­щая сказ­ка

Лю­ди ча­сто оце­ни­ва­ют жи­вот­ных по сте­рео­ти­пам: в ос­нов­ном по внеш­но­сти, ре­же по опи­са­ни­ям, до­шед­шим со ста­ро­дав­них вре­мен. В ре­зуль­та­те опас­ные зве­ри сквозь приз­му куль­ту­ры ста­но­вят­ся ми­лы­ми и доб­ры­ми, а со­вер­шен­но без­вред­ным тва­рям при­пи­сы­ва­ют­ся чу­до­вищ­ны

Veliky Providents - - Иные - Сер­гей ЕВТУШЕНКО

Ядо­ви­тая, аж жуть

Глав­ная при­ме­ча­тель­ная чер­та ог­нен­ной са­ла­манд­ры — эф­фект­ная внеш­ность. Это неболь­шая 20-сан­ти­мет­ро­вая ящер­ка (на са­мом де­ле, ко­неч­но, зем­но­вод­ное) яр­ко­го чер­но-жел­то­го окра­са, при­чем жел­тые пят­на ино­гда об­ра­зу­ют раз­но­об­раз­ные сим­мет­рич­ные узо­ры. Те­ло ко­ре­на­стое, с по­движ­ным хво­стом и круп­ной го­ло­вой, из-за че­го са­ла­манд­ру ан­фас мож­но ино­гда при­нять за ля­гуш­ку. Брюш­ко чер­ное или ко­рич­не­вое, ла­пы ко­рот­кие, без пла­ва­тель­ных пе­ре­по­нок. В це­лом это чрез­вы­чай­но сим­па­тич­ное зем­но­вод­ное, хо­тя и с пре­ду­пре­жда­ю­щей рас­крас­кой: «Не ешь­те ме­ня, я ядо­ви­тое». Нас­коль­ко же опас­на ог­нен­ная са­ла­манд­ра?

Вы­да­ю­щий­ся рим­ский мыс­ли­тель Пли­ний Стар­ший за­яв­лял, что «са­ла­манд­ра — са­мое зло­вред­ное из всех ядо­ви­тых жи­вот­ных». Ес­ли дру­гие жи­вот­ные при­но­сят вред от­дель­ным лю­дям, са­ла­манд­ра мо­жет уни­что­жить це­лый на­род, за­ле­зая на де­ре­вья и отрав­ляя пло­ды, на­пол­няя ядом ко­лод­цы и да­же на­все­гда пор­тя сто­лы, на ко­то­рых ме­сят хлеб. Так как сви­ньи мо­гут спо­кой­но по­жи­рать са­ла­мандр, ве­ро­ят­но, из их мя­са мож­но из­го­то­вить про­ти­во­ядие, рас­суж­дал за­тем фи­ло­соф. Учи­ты­вая то, что имен­но Пли­ний, при всем к нему огром­ном ува­же­нии, од­на­жды под­ло­жил вы­ше­упо­мя­ну­тую сви­нью стра­у­сам, рас­про­стра­нив слух про их при­выч­ку вты­кать го­ло­ву в пе­сок, к его сло­вам нас­чет са­ла­мандр то­же сто­ит от­не­стись со скеп­си­сом. В це­лом он ока­зал­ся прав лишь в двух пунк­тах: са­ла­манд­ры дей­стви­тель­но ядо­ви­ты и их в са­мом де­ле мо­гут без ка­ких-ли­бо про­блем сло­пать сви­ньи. Но во­все не по­то­му, что сви­ньи та­кие непро­би­ва­е­мые, а про­сто яд са­ла­манд­ры — суб­стан­ция от­нюдь не впе­чат­ля­ю­щая. Да, это ней­ро­ток­син, вы­зы­ва­ю­щий па­ра­лич, арит­мию и су­до­ро­ги… у ка­ко­го-ни­будь хорь­ка, взду­мав­ше­го сду­ру по­обе­дать чер- но-жел­той вкус­няш­кой. Че­ло­ве­ку са­ла­манд­ра не мо­жет при­чи­нить вред, да­же ес­ли тот взду­ма­ет ее съесть жи­вьем, раз­ве что вы­зо­вет несва­ре­ние же­луд­ка и жже­ние сли­зи­стой обо­лоч­ки. От­ку­да Пли­ний Стар­ший вы­ко­пал ад­скую отра­ву, уни­что­жа­ю­щую «це­лые на­ро­ды», — насто­я­щая за­гад­ка.

Спря­тать­ся не то­ро­пясь

Рас­хож­де­ние в об­ра­зе са­ла­манд­ры ожи­да­ний с ре­аль­но­стью во­об­ще на­столь­ко по­тря­са­ет, что ста­но­вит­ся смеш­но. С био­ло­ги­че­ской точ­ки зре­ния ог­нен­ная са­ла­манд­ра — без­обид­ней­шее со­зда­ние, по шка­ле «кру­тиз­ны» недо­тя­ги­ва­ю­щее да­же до боль­шин­ства жаб. Су­ди­те са­ми: един­ствен­ное, чем она мо­жет по­хва­стать­ся, — при­род­ный яд (весь­ма хи­лый) и кра­си­вая внеш­ность, все осталь­ное иг­ра­ет про­тив нее. Жи­вет в го­рах и пред­го­рьях, на бе­ре­гах рек, пред­по­чи­тая лист­вен­ные и сме­шан­ные ле­са, что­бы бы­ло про­ще пря­тать­ся. Ве­дет, ра­зу­ме­ет­ся, ноч­ной и су­ме­реч­ный об­раз жиз­ни — по той же са­мой при­чине. Неко­то­рые зем­но­вод­ные, как и реп­ти­лии, лю­бят по­греть­ся на сол­ныш­ке, что­бы за­ря­дить­ся теп­лом, но толь­ко не са­ла­манд­ра. Вы­со­кие тем­пе­ра­ту­ры для нее — вот иро­ния судь­бы! — крайне вред­ны. Мно­гие зем­но­вод­ные, как лег­ко по­нять по на­зва­нию, обо­жа­ют пла­вать или да­же жи­вут в во­де, но, ра­зу­ме­ет­ся, к са­ла­мандре это не от­но­сит­ся! Она очень пло­хо пла­ва­ет и за­ча­стую то­нет, ес­ли ее вы­нуж­да­ют от­сту­пить в во­до­ем. Возможно, она быст­ро бе­га­ет? Да нет, та­ко­го тор­мо­за еще на­до по­ис­кать. Един­ствен­ный ме­тод охо­ты, ко­то­рый для нее ра­бо­та­ет, — рез­ко вы­ско­чить на до­бы­чу из за­са­ды и про­гло­тить це­ли­ком, по­ка та не разо­бра­лась, что к че­му. Луч­ше все­го ра­бо­та­ет про­тив столь «шуст­рых ре­бят», как чер­ви, гу­се­ни­цы и слиз­ни, хо­тя вре­ме­на­ми уда­ет­ся за­гло­тить да­же мо­ло­дую ля­гуш­ку. Со­всем уж из­ред­ка са­ла­манд­ра мо­жет вы­стре­лить ядом на рас­сто­я­ние в не­сколь­ко сан­ти­мет­ров, пы­та­ясь отра­вить жерт­ву. И на этом ее до­сти­же­ния окон­ча­тель­но за­вер­ша­ют­ся. Да­же пря­чет­ся она по­сред­ствен­но, пусть и ста­ра­тель­но за­ка­пы­ва­ет­ся в трух­ля­вые пни, нор­ки под кам­ня­ми да упав­шие де­ре­вья. А в по­след­ние ме­ся­цы осе­ни са­ла­манд­ры и во­все впа­да­ют в спяч­ку, сби­ва­ясь для это­го в боль­шие груп­пы — от де­сят­ков до со­тен осо­бей. Авось ес­ли най­дут, то съе­дят тех, кто по бо­кам, а до цен­траль­ных не до­бе­рут­ся…

Сим­вол без под­твер­жде­ния

И все про­дол­жа­лось вполне непло­хо, по­ка од­на­жды гни­лое сы­рое брев­но, в ко­то­ром мир­но дрых­ла са­ла­манд­ра, не бро­си­ли в ко­стер ка­кие-то древ­ние охот­ни­ки. Ко­стер от та­ко­го об­ра­ще­ния тут же по­тух, а са­ла­манд­ра, вы­ско­чив из остат­ков сво­е­го убе­жи­ща, ока­за­ла на неокреп­шие умы по­ис­ти­не раз­ру- ши­тель­ное вли­я­ние. И пер­вым из та­ких умов, еще за­дол­го до уди­ви­тель­ных за­яв­ле­ний Пли­ния, стал Ари­сто­тель, пред­по­ло­жив­ший уме­ние са­ла­манд­ры ту­шить лю­бой огонь. От­ныне и на мно­гие сот­ни лет ее на­ча­ли по­чи­тать как ис­тин­но­го ду­ха ог­ня, оли­це­тво­ре­ние са­мой страш­ной из че­ты­рех сти­хий и прак­ти­че­ски на­сто­я­щее чу­до­ви­ще. Она то рож­да­лась в пла­ме­ни, то при­зы­ва­ла его и (уж что «аб­со­лют­но точ­но») ста­биль­но га­си­ла лю­бой источ­ник ог­ня — в этом бы­ли свя­то убеж­де­ны все сред­не­ве­ко­вые ал­хи­ми­ки. Не, ну а что, Ари­сто­тель-то не даст со­врать! А за­тем во­об­ще объ­яви­ли кро­хот­ное зем­но­вод­ное сим­во­лом крас­но­го фи­ло­соф­ско­го кам­ня. Дабы вы­звать ее и под­чи­нить сво­ей во­ле, тре­бо­ва­лось «кри­стал­ли­зи­ро­вать» энер­гию сол­неч­ных лу­чей в стек­лян­ном со­су­де. Бо­го­сло­вы, стре­мя­щи­е­ся по­знать био­ло­гию, при­во­ди­ли фе­ник­са как при­мер вос­кре­се­ния во пло­ти, а са­ла­манд­ру — как до­ка­за­тель­ство су­ще­ство­ва­ния жи­вых тел в огне. Да­же та­кие свет­лые го­ло­вы, как Па­ра­цельс или Лео­нар­до да Вин­чи, не усто­я­ли пе­ред на­тис­ком об­ще­ствен­но­го мне­ния. Пер­вый по­ла­гал, что с са­ла­манд­ра­ми невоз­мож­но до­го­во­рить­ся из­за их «ог­нен­ной при­ро­ды», вто­рой утвер­ждал, что са­ла­манд­ра пи­та­ет­ся огнем и бла­го­да­ря ему ме­ня­ет ко­жу. Мно­гие ис­лам­ские мыс­ли­те­ли под­хва­ты­ва­ли ле­ген­ду об ог­нен­ном зем­но­вод­ном, и лишь ве­ли­кий Аль-Би­ру­ни пря­мо за­яв­лял, что несго­ра­е­мость са­ла­манд­ры — чи­стей­шей во­ды брех­ня. Увы, его го­лос за­те­рял­ся на фоне осталь­но­го сла­жен­но­го хо­ра, и страш­но пред­ста­вить, сколь­ко невин­ных са­ла­мандр по­гиб­ло в ре­зуль­та­те рве­ния юных ал­хи­ми­ков, же­ла­ю­щих про­ве­рить их чу­дес­ные свой­ства…

Вы­жив­шая во­пре­ки

Лишь в кон­це XVIII ве­ка вид­ный швед­ский зоо­лог Карл Лин­ней дал точ­ное и пол­ное опи­са­ние ви­да, не об­ра­щая вни­ма­ния на ми­фы и за­блуж­де­ния. Как ни стран­но, но, несмот­ря на край­нюю хруп­кость и уяз­ви­мость, са­ла­манд­ры — весь­ма древ­ний вид, за­ро­див­ший­ся око­ло 150 мил­ли­о­нов лет на­зад, в фи­наль­ном от­рез­ке юр­ско­го пе­ри­о­да. Пред­ки со­вре­мен­ных зем­но­вод­ных бы­ли не та­ки­ми при­ве­ред­ли­вы­ми в плане во­ды, за­то вы­гля­де­ли очень по­хо­же. Опять-та­ки в за­щи­ту ог­нен­ных са­ла­мандр сто­ит за­ме­тить: хо­тя ме­ста их оби­та­ния уни­что­жа­ют, чис­лен­ность зем­но­вод­ных не слиш­ком со­кра­ща­ет­ся. Уме­ние вы­жи­вать в те­че­ние 150 мил­ли­о­нов лет не про­пьешь, пусть и с та­ким со­се­дом, как че­ло­ве­че­ство. Про­дви­ну­тую мас­ки­ров­ку мож­но за­ме­нить при­вле­ка­тель­ной внеш­но­стью, а недо­стат­ки про­жи­ва­ния в гни­лых брев­нах об­ра­тить се­бе на поль­зу. Кто зна­ет, мо­жет, пер­вая са­ла­манд­ра на­ме­рен­но вы­ско­чи­ла из ог­ня, что­бы на­пу­гать лю­дей и рас­про­стра­нить слу­хи? Ес­ли уж уда­лось убе­дить Ари­сто­те­ля с Пли­ни­ем Стар­шим, с осталь­ны­ми точ­но про­блем не бу­дет. Ог­нен­ные са­ла­манд­ры — по­тря­са­ю­щий при­мер жи­во­го ми­фа, су­ще­ство­вав­ше­го в те­че­ние не од­ной эпо­хи. Это за­хва­ты­ва­ет во­об­ра­же­ние зна­чи­тель­но силь­нее, чем ост­рей­шие клы­ки и страш­ные ког­ти у дру­гих зве­рей, ведь все­гда ин­те­рес­но, где имен­но рож­да­ет­ся сказ­ка.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.