«У Ма­тиоса су­и­ци­дов не за­ме­ча­ют»

По­че­му ко­ли­че­ство ЧП в ар­мии рас­тет

Vesti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ма­ри­на ПЕТИК

Во­ен­ный про­ку­рор Ана­то­лий Матиос по­обе­щал, что в бли­жай­шее вре­мя от­бе­рет у ре­дак­ции га­зе­ты «Ве­сти» офис­ное по­ме­ще­ние в цен­тре сто­ли­цы. Для то­го что­бы по­хва­стать­ся сво­и­ми успе­ха­ми в борь­бе с жур­на­ли­ста­ми, он со­брал брифинг, где по­тряс ре­ше­ни­ем су­да от 28 сен­тяб­ря.

«Я рад, что из­да­ние «Ве­сти» те­перь долж­но бу­дет об­ра­тить­ся к на­ци­о­наль­но­му агент­ству по управ­ле­нию ак­ти­ва­ми и про­дол­жить или за­клю­чить с го­су­дар­ством со­гла­ше­ние об ис­поль­зо­ва­нии по­ме­ще­ний, а это 3-й эта­жа «Гул­ли­ве­ра» (бизнес-центр в цен­тре Ки­е­ва. — Авт.). По­чти пять ты­сяч квад­рат­ных мет­ров. Речь идет о том, смо­жет ли оно там в даль­ней­шем ис­поль­зо­вать укра­ден­ное иму­ще­ство», — ска­зал он.

При этом Матиос не стес­нял­ся в вы­ра­же­ни­ях, до­пус­кая оскор­би­тель­ные вы­ска­зы­ва­ния о яко­бы недо­ста­точ­ной «ин­тел­лек­ту­аль­ной глу­бине» на­ше­го из­да­ния. А не­дав­но в од­ном из ин­тер­вью и во­все опу­стил­ся до ис­поль­зо­ва­ния улич­но­го сло­га­на за­каз­ных ак­ций про­те­ста про­тив «Вестей» — «Ве­сти же­сти».

Ве­ро­ят­но, до­ста­точ­но ча­стые на­ши ста­тьи о том, что тво­рит­ся с пре­ступ­но­стью в ар­мии, из­ряд­но под­на­до­е­ли Ма­тио­су. Но хо­тим сра­зу пре­ду­пре­дить глав­но­го во­ен­но­го про­ку­ро­ра — кол­лек­тив «Вестей» ни­ку­да вы­се­лять­ся не со­би­ра­ет­ся, да­же ес­ли Матиос вновь при­е­дет к «Гул­ли­ве­ру» на бро­не­ви­ке или при­ле­тит на вер­то­ле­те.

МА­ТИО­СУ НЕ НАЛИВАТЬ

При­ме­ча­тель­но, что на глав­но­го во­ен­но­го про­ку­ро­ра нет упра­вы да­же у ква­ли­фи­ка­ци­он­но-дис­ци­пли­нар­ной ко­мис­сии про­ку­ро­ров, ко­то­рая вы­нуж­де­на бы­ла от­крыть про­тив него де­ло за нецен­зур­ную брань в соц­се­тях. С прось­бой об этом об­ра­ти­лась меж­ду­на­род­ная пра­во­за­щит­ная ор­га­ни­за­ция Transparency International. По их дан­ным, 25 мая Матиос в Facebook раз­ме­стил пост с ис­поль­зо­ва­ни­ем нецен­зур­ной лек­си­ки (речь идет о кар­тин­ке с под­пи­сью «П..й цу­на­ми! Мао с на­ми!»). А еще Матиос яко­бы пред­ла­гал жур­на­ли­сту $10 тыс. за под­го­тов­ку вы­год­но­го для него сю­же­та. «Но для Ма­тиоса ни­ка­кие за­ко­ны не пи­са­ны. Он лю­бит по­вто­рять фра­зу, мол, «я маю роз­кiш го­во­ри­ти те, що ду­маю». Но его по­стом с ма­та­ми бы­ли шо­ки­ро­ва­ны мно­гие про­ку­ро­ры, хо­тя и до это­го его слог удив­лял. Все сме­ют­ся над его лю­би­мы­ми мы­ша­ми и как­ту­са­ми, ко­то­рых он встав­ля­ет чуть ли не в каж­дом по­сте. То­гда шу­ти­ли: Ма­тио­су боль­ше не наливать», — рас­ска­зал «Ве­стям» ис­точ­ник в ГПУ

НЕ РАСКРЫВАЮТ УБИЙ­СТВА ВО­ЕН­НЫХ

Но это пол­бе­ды. На са­мом де­ле во­ен­ная про­ку­ра­ту­ра на­столь­ко увлек­лась са­мо­пи­а­ром, что по­сле де­ла о ба­та­льоне «Тор­на­до», ко­то­рых ви­нят в пыт­ках в зоне АТО, и убий­стве ад­во­ка­та ГРУш­ни­ков (имен­но Матиос пы­тал­ся вы­дать его за рас­пра­ву Крем­ля, а на са­мом де­ле, как вы­яс­ни­ли «Ве­сти», это ока­за­лось преступлением на бы­то­вой поч­ве) о рас­кры­тии во­ен­ных пре­ступ­ле­ний не слыш­но.

По сло­вам быв­ше­го за­ме­сти­те­ля во­ен­но­го про­ку­ро­ра цен­траль­но­го ре­ги­о­на Ана­то­лия Мар­ке­ви­ча, в 2014 го­ду ве­дом­ство бы­ло вос­со­зда­но имен­но для рас­кры­тия во­ен­ных пре- ступ­ле­ний. «Но им сей­час ин­те­рес­нее с пом­пой за­дер­жать взя­точ­ни­ка, по­ка­зать обыск, рас­клад­ку ку­пюр на ков­ре. Ведь рас­кры­тие су­и­ци­дов и убий­ства во­ен­ных не при­не­сет та­ко­го пи­а­ра. Ес­ли по­смот­реть ре­зуль­тат ра­бо­ты во­ен­ной про­ку­ра­ту­ры, то про­цент рас­кры­ва­е­мо­сти у них ми­зер­ный», — го­во­рит «Ве­стям» Мар­ке­вич.

По его сло­вам, во­ен­ная про­ку­ра­ту­ра спе­ци­аль­но со­зда­ет си­ту­а­цию, ко­гда убий­ство, су­и­цид или несчаст­ный слу­чай в во­ин­ской ча­сти ква­ли­фи­ци­ру­ют как обыч­ное убий­ство. «Они спе­ци­аль­но уби­ра­ют во­ен­ную мо­ти­ва­цию и ква­ли­фи­ци­ру­ют де­ло как обыч­ное убий­ство и спи­хи­ва­ют по­ли­ции. Там то­же этим за­ни­мать­ся не хо­тят, в ре­зуль­та­те смер­ти во­ен­ных про­сто ни­кто не рас­сле­ду­ет. По­то­му что расследование во­ен­ных пре­ступ­ле­ний — де­ло очень кро­пот­ли­вое, нуж­но еще и на ме­сто со­бы­тий вы­ез­жать. По­пра­вить эту си­ту­а­цию мог бы ге­не­раль­ный про­ку­рор, но он это­го не ви­дит, ве­ро­ят­но, по­то­му что сам без юри­ди­че­ско­го об­ра­зо­ва­ния. И слу­ша­ет все, что ему го­во­рит во­ен­ный про­ку­рор. По­это­му небо­е­вые по­те­ри у нас рас­тут, а про­ку­ра­ту­ра за­ни­ма­ет­ся са­мо­пи­а­ром», — го­во­рит Мар­ке­вич.

СУМОУБИЙСТВО ПЯ­ТЬЮ ВЫСТРЕЛАМИ

Сло­ва Мар­ке­ви­ча под­твер­жда­ет и офи­ци­аль­ная ста­ти­сти­ка. В про­шлом го­ду, по дан­ным Ми­но­бо­ро­ны, в АТО по­гиб­ли 211 во­ен­ных, при этом небо­е­вых по­терь на­мно­го боль­ше: са­мо­убийств — 63; убийств — 30; до­рож­но­транс­порт­ных про­ис­ше­ствий — 18; отрав­ле­ний (ал­ко­го­лем, нар­ко­ти­че­ское и дру­гое) — 10, неосто­рож­но­го об­ра­ще­ния с ору­жи­ем — 39; на­ру­ше­ний мер без­опас­но­сти — 4; смер­ти в след­ствие бо­лез­ней — 58; несчаст­ных слу­ча­ев — 29 и дру­гих — 5. Все­го — 256

На­при­мер, в Мир­го­ро­де Пол­тав­ской об­ла­сти раз­ра­зил­ся скан­дал во­круг за­га­доч­ной смер­ти ка­пи­та­на 26-лет­не­го Ва­си­лия Ху­ка­ло. Во­ен­но­слу­жа­щий из 3-го тер­ри­то­ри­аль­но­го уз­ла пра­ви­тель­ствен­ной Гос­спец­свя­зи и за­щи­ты ин­фор­ма­ции по­гиб еще 15 ян­ва­ря. И, по вер­сии по­ли­ции, при­чи­ной ста­ло са­мо­убий­ство. Но род­ные не ве­рят, ведь у пар­ня на­шли три от­вер­стия в за­тыл­ке от пуль, а он мог знать о ма­хи­на­ци­ях ру­ко­вод­ства. По­че­му-то де­лом за­ни­ма­ет­ся пол­тав­ская про­ку­ра­ту­ра, а не во­ен­ная, хо­тя это их пря­мая обя­зан­ность.

«У нас око­ло 300 су­и­ци­дов во­ен­ных, и их вро­де как не за­ме­ча­ют. И мно­гие очень со­мни­тель­ные: это ли­бо убий­ства, ли­бо до­ве­де­ние до са­мо­убийств. В од­ном из слу­ча­ев бы­ло пять вы­стре­лов в шею. Я встре­чал­ся с людь­ми, ко­то­рые за­ни­ма­ют­ся «са­мо­убий­ством» офи­це­ра еще от 2015 го­да. Офи­цер мог быть при­част­ным или сви­де­те­лем пе­ре­ме­ще­ния че­рез гра­ни­цу то­ва­ров. Но­чью по­го­во­рил с кол­ле­гой, ска­зал: «Иду от­ды­хать», а че­рез па­ру ча­сов его на­шли мерт­вым — на гру­ди разо­рва­лась гра­на­та. Но во­ен­ная про­ку­ра­ту­ра от­ма­хи­ва­ет­ся», — со­об­щил Мар­ке­вич.

ВЫНОСЯТ ВСЕ ПОД­РЯД

Экс-за­ме­сти­тель гла­вы ГПУ Ни­ко­лай Го­лом­ша так­же счи­та­ет, что во­ен­ная про­ку­ра­ту­ра на­ру­ша­ет Кон­сти­ту­цию и за­ни­ма­ет­ся несвой­ствен­ной ей функ­ци­ей. «Во­ен­ная про­ку­ра­ту­ра долж­на за­ни­мать­ся ис­клю­чи­тель­но во­ен­ны­ми пре­ступ­ле­ни­я­ми, так за­пи­са­но в за­коне, — го­во­рит Го­лом­ша «Ве­стям». — А у нас в стране ца­рит пра­во­вой ни­ги­лизм, ко­гда пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны вме­ши­ва­ют­ся в ма­лый и сред­ний бизнес, про­во­дят там обыс­ки. Что им там де­лать? Для это­го есть на­ло­го­вые ор­га­ны. А они друг за дру­гом хо­дят — од­ни сер­ве­ра изъ­яли, за ни­ми вто­рые идут, за­би­ра­ют ком­пью­те­ры, По­том тре­тьи за­би­ра­ют то, что оста­лось. И каж­дый счи­та­ет, что он прав. Си­ло­вые ор­га­ны се­год­ня ра­бо­та­ют по указ­ке сво­е­го на­чаль­ства, пло­дя и по­кры­вая свои гряз­ные схе­мы на­па­де­ни­я­ми на бизнес».

«Си­ло­ви­ки се­год­ня ра­бо­та­ют по указ­ке на­чаль­ства»

Ана­то­лий Матиос очень гор­дит­ся сво­ей та­ту­и­ров­кой в ви­де со­вы

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.