ПОХИТИТЕЛЬНИЦУ МАЛЫШКИ ДЕР­ЖАТ ВЗАПЕРТИ

Vesti - - КРАТКО -

Че­рез пол­то­ра ме­ся­ца по­сле по­хи­ще­ния малышки Вик­то­рии се­мья Пин­чу­ков все еще не мо­жет за­быть пе­ре­жи­тый ужас. «Мы до сих пор не мо­жем осо­знать в пол­ной ме­ре, что с на­ми про­изо­шло. Все как во сне. Те 16 ча­сов, что с на­ми не бы­ло на­шей де­воч­ки, бы­ли са­мы­ми страш­ны­ми в жиз­ни! Я ино­гда как по­ду­маю, что мог­ло про­изой­ти с до­чень­кой! Ужас охва­ты­ва­ет», — рас­ска­зы­ва­ет «Ве­стям» Оль­га Пин­чук, ма­ма трех­ме­сяч­ной Ви­ки, ко­то­рую укра­ла из ко­ляс­ки 21 ок­тяб­ря в дет­са­ду на Обо­ло­ни ки­ев­лян­ка Да­я­на Шаль. По сло­вам Оль­ги, се­мья прак­ти­че­ски не вы­хо­дит из до­му. А па­па Руслан ино­гда гу­ля­ет с ко­ляс­кой, но от до­ма те­перь не от­хо­дит и с по­сто­рон­ни­ми не об­ща­ет­ся. Оль­га го­во­рит, что обе де­воч­ки ча­сто бо­ле­ют, хо­тя Ви­ка, не­смот­ря на при­клю­че­ния, нор­маль­но раз­ви­ва­ет­ся для сво­е­го воз­рас­та. На Да­я­ну она зла не дер­жит, хо­тя и вспо­ми­на­ет с раз­дра­же­ни­ем. «Мы ее не тро­га­ли, не зна­ли. Са­ма к нам влез­ла! Ей не пять лет! Пусть моз­ги вклю­ча­ет! Кто вер­нет нам 10–15 лет жиз­ни, ко­то­рые мы по­те­ря­ли за те 16 ча­сов!» — воз­му­ща­ет­ся Оль­га. На ка­кой стадии су­деб­ное раз­би­ра­тель­ство, в се­мье не зна­ют. Го­во­рят, ни­кто к ним не при­хо­дил, не зво­нил — ни из по­ли­ции, ни ад­во­ка­ты. Ад­во­кат Да­я­ны, Ми­ха­ил Ре­зин, рас­ска­зал «Ве­стям», что его кли­ент­ка на­хо­дит­ся под до­маш­ним аре­стом. «Она ни­ку­да не мо­жет вый­ти — ни в ма­га­зин, ни в ап­те­ку. Си­деть ей до­ма еще два ме­ся­ца. Жи­вут на ба­буш­ки­ну пен­сию», — го­во­рит Ми­ха­ил. По его сло­вам, до сих пор нет экс­пер­ти­зы, ко­то­рая да­ла бы от­вет на во­прос — ро­жа­ла ли де­вуш­ка. На­пом­ним, са­ма она уве­ря­ла, что ро­ди­ла и вы­бро­си­ла ре­бен­ка в му­сор­ник. Хо­тя ее ба­буш­ка го­во­ри­ла «Ве­стям», что ни­ка­ких де­тей у внуч­ки не бы­ло. Ад­во­кат воз­му­щен без­дей­стви­ем по­ли­ции. «За это вре­мя де­вуш­ку несколь­ко раз вы­во­зи­ли на экс­пе­ри­мент. Еще в са­мом на­ча­ле. А по­том все за­тих­ло. К ней ни ра­зу не при­хо­дил сле­до­ва­тель. На до­про­сы то­же не вы­зы­ва­ли. Во­об­ще, счи­таю, что ме­ра пре­се­че­ния слиш­ком жест­кая. Она же не со­ци­аль­но опасная, что­бы изо­ли­ро­вать. Тем бо­лее де­воч­ка очень ка­ет­ся», — ска­зал нам Ре­зин.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.