ОПЕ­РА­ЦИЯ МИХОБОЙКА#

Как шли сра­же­ния за Ми­ха­и­ла Са­а­ка­шви­ли, ждет ли его тюрь­ма и по­че­му со­бы­тия мо­гут стать «чер­ным ле­бе­дем» для вла­сти

Vesti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Марина ПЕТИК Та­рас КОЗУБ Ана­ста­сия КУЧКИНА

Вче­раш­ние стыч­ки на ули­це Ко­стель­ной, где в ши­кар­ной квар­ти­ре про­жи­ва­ет экс-пре­зи­дент Гру­зии Ми­ха­ил Са­а­ка­шви­ли, его за­дер­жа­ние, а по­том осво­бож­де­ние тол­пой про­те­сту­ю­щих очень на­по­ми­на­ли ка­кой-то стран­ный до­го­вор­няк. С утра про­те­сту­ю­щих бы­ло так ма­ло, что по­ли­цей­ским ни­че­го не сто­и­ло увез­ти опаль­но­го по­ли­ти­ка. Но вдруг все пошло не так: ав­то­бус с Ми­хо за­тор­мо­зил­ся, по­ли­цей­ские бо­ро­лись с куч­кой ак­ти­ви­стов, ко­то­рая за несколь­ко ча­сов умуд­ри­лась вы­рас­ти в тол­пу.

ПО­РО­ШЕН­КО АРЕСТОВЫВАЮТ#

Утро для офис­ных со­труд­ни­ков и жиль­цов элит­ных до­мов на ули­це Ко­стель­ной на­ча­лось с эк­ше­на. Воз­ле до­ма №6 со­бра­лась тол­па си­ло­ви­ков, СБУ, по­ли­ции. Сю­да сроч­но под­тя­ги­ва­лись лю­ди с «май­да­на» под Ра­дой. Как вы­яс­ни­лось, ра­но утром в квар­ти­ру Ми­ха­и­ла Са­а­ка­шви­ли при­шли с обыс­ком.

У подъ­ез­да ча­сам к де­вя­ти утра со­бра­лось че­ло­век 50 про­те­сту­ю­щих: му­жи­ки в ка­му­фля­же, со­чув­ству­ю­щие жен­щи­ны. «Ска­жи­те, а что там про­ис­хо­дит?» — спра­ши­ва­ли про­хо­жие. «Да По­ро­шен­ко арестовывают!» — «Да вы что?!» — «Да нет, за Ми­шу сто­им», — по­прав­лял кто-то из про­те­сту­ю­щих.

И вдруг на кры­ше до­ма по­явил­ся сам Ми­хо. Слов­но ка­ри­ка­тур­ный Карлсон, он пе­ре­гнул­ся че­рез ограж­де­ние и на­чал кри­чать: «Лю­ди, под­тя­ги­вай­тесь сю­да. Я все­гда бу­ду сто­ять за Укра­и­ну!» Тол­па слу­ша­ла мол­ча, по­том при­ня­лась скан­ди­ро­вать: «Ми­хо, Ми­хо!» Так и на­пра­ши­ва­ет­ся па­рал­лель с аре­стом Се­ме­на Бу­ден­но­го: ко­гда но­чью за ним при­е­хал «во­ро­нок», он вы­брал­ся на кры­шу и ого­лил шаш­ку. Утром, услы­шав до­клад, Ста­лин от­ве­тил: «Мо­ло­дец, Се­мен, так их и на­до!» — по­сле че­го мар­ша­ла уже не бес­по­ко­и­ли.

Впро­чем, Ми­хо ого­лять бы­ло нече­го, и че­рез пол­ми­ну­ты его от­та­щи­ли с кры­ши несколь­ко си­ло­ви­ков.

То­гда из со­сед­не­го дво­ра му­жи­ки при­та­щи­ли пу­стой му­сор­ник и несколь­ко шин, что­бы пе­ре­крыть ули­цу. Ста­ли гро­мить цве­точ­ные клум­бы и по­че­му-то бло­ки­ро­вать ко­ле­са ско­рой по­мо­щи ка­мен­ны­ми оскол­ка­ми.

«Му­жи­ки, стро­им­ся в два ря­да! Те­перь еще в два ря­да от мо­ей ру­ки!» — ко­ман­до­вал муж­чи­на с ще­ти­ной на ли­це. В ре­зуль­та­те в че­ты­ре ря­да вы­стро­и­лось че­ло­век 50. «Дар­мо­еды в шта­бе си­дят, а сю­да лю­дей при­гнать не мо­гут», — вор­чал один из ру­ко­во­ди­те­лей. Кто-то из мест­ных по­этов на­чал чи­тать свои сти­хи об Укра­ине, но мик­ро­фо­на не ока­за­лось, и слу­ша­ли его от си­лы че­ло­век пять, сто­яв­ших ря­дом.

Часть лю­дей ре­ши­ли от­пра­вить в об­ход ули­цы Ко­стель­ной, что­бы зай­ти с ты­ла, прав­да, для мно­гих это ста­ло непо­силь­ной за­да­чей — в ми­тин­ге участ­во­ва­ли в ос­нов­ном не ки­ев­ляне.

ПЕТАРДЫ И БЕН­ЗИН

Тем вре­ме­нем на­ча­лась стыч­ка меж­ду ак­ти­ви­ста­ми и си­ло­ви­ка­ми. По­сколь­ку ше­рен­гу по­ли­цей­ских в «сфе­рах» сме­ни­ла Нац­г­вар­дия, про­те­сту­ю­щим уда­лось про­дви­нуть­ся к подъ­ез­ду до­ма Ми­хо. Тут уже сто­ял при­го­тов­лен­ный бу­сик, ку­да долж­ны бы­ли уса­дить Са­а­ка­шви­ли. Один из про­те­сту­ю­щих по­пы­тал­ся но­жом про­ткнуть ко­ле­са, но его тут же уло­жи­ли ли­цом в ас­фальт.

Так и на­пра­ши­ва­ет­ся па­рал­лель с аре­стом Бу­ден­но­го

Сре­ди про­те­сту­ю­щих ино­гда всплы­вал кол­ле­га Са­а­ка­шви­ли — экс-зам ген­про­ку­ро­ра Да­вид Са­к­ва­ре­лид­зе. Он то­же по­пы­тал­ся вы­стро­ить про­те­сту­ю­щих це­пью, но его ма­ло кто слу­шал. Все с упо­е­ни­ем гро­ми­ли клум­бы, за­тем по­ле­те­ли петарды, а один из ми­тин­гу­ю­щих умуд­рил­ся за­лезть на га­зо­вую тру­бу до­ма и об­лил се­бя бен­зи­ном, угро­жая под­жечь. СБУш­ни­ки быст­ро ста­щи­ли его на зем­лю и уве­ли.

И тут над тол­пой про­ле­те­ло: «Хлоп­цы, Ми­хо ве­дут по лест­ни­це!» Хлоп­цы за­мер­ли, а по­том рва­ну­ли к подъ­ез­ду. Вновь на­ча­лась стыч­ка. Прав­да, си­ло­ви­кам уда­лось от­тес­нить немно­го­чис­лен­ную тол­пу и вы­та­щить Ми­хо из подъ­ез­да. Ми­мо про­мельк­ну­ло зна­ко­мое круг­лое ли­цо, рас­тре­пан­ные во­ло­сы — и Ми­хо ис­чез в мик­ро­ав­то­бу­се. Про­те­сту­ю­щие бро­си­лись бло­ки­ро­вать ули­цу, по­ли­цей­ские окру­жи­ли ав­то и на­ча­ли мед­лен­но дви­гать­ся по Ко­стель­ной вверх. Му­жи­ки ки­да­ли под ко­ле­са сна­ча­ла друг дру­га, по­том клум­бы, до­рож­ные зна­ки, дос­ки. По­ли­цей­ские пе­ри­о­ди­че­ски от­тал­ки­ва­ли са­мых от­ча­ян­ных. Ко­гда под ру­ку по­па­дал­ся де­пу­тат Де­ре­вян­ко, то он на­чи­нал кри­чать, что ни­кто не сме­ет бить де­пу­та­та. Са­к­ва­ре­лид­зе пы­тал­ся драть­ся и ру­гать­ся. А гру­зин, ко­то­рый кри­чал, что он то­же жур­на­лист, стал сты­дить по­ли­цей­ских: «Что вы де­тям сво­им бу­де­те рас­ска­зы­вать? Как вы ку­му сво­е­му об этом рас­ска­же­те?» — при­во­дил он свои ар­гу­мен­ты.

Дви­же­ние мик­ро­ав­то­бу­са уда­лось за­дер­жать сна­ча­ла при вы­ез­де на Трех­свя­ти­тель­скую. Тут ско­пи­лось мно­го до­ро­гих ино­ма­рок мест­ных жи­те­лей и офис­ни­ков, ме­шав­шие про­ез­ду. Несколь­ко ав­то по­стра­да­ло от рук про­те­сту­ю­щих — они, не стес­ня­ясь, стал­ки­ва­ли ма­ши­ны с до­ро­ги, и те би­лись друг об дру­га. Пе­ри­о­ди­че­ски в тол­пе всплы­вал гла­ва Нац­по­ли­ции Юрий Зо­зу­ля, ко­то­ро­го про­те­сту­ю­щие окре­сти­ли за­про­дан­цем. Од­на из ак­ти­ви­сток бро­си­ла в пат­руль­ный «При­ус» кир­пич и про­би­ла им зад­нее стекло. По­сле это­го ее быст­рень­ко ку­да-то уве­ли.

ВСЕ ПОШЛО НЕ ТАК

Да­лее кор­теж вы­ехал на Трех­свя­ти­тель­скую. И тут уже все пошло ка­кто не так. Мик­ро­ав­то­бус за­сто­по­рил­ся, а к нему ста­ли под­тя­ги­вать­ся на­род­ные де­пу­та­ты, ми­тин­гу­ю­щие и сто­рон­ни­ки Са­а­ка­шви­ли. Все это вре­мя Ми­хо был внут­ри мик­ро­ав­то­бу­са, ко­то­рый несколь­ко раз пы­та­лись то раз­вер­нуть, то рас­ка­чать. На­ча­лась дав­ка — про­те­сту­ю­щие сно­ва бро­си­лись с кулаками на Нац­г­вар­дию и по­ли­цию, од­но­му из за­зы­вал раз­би­ли гу­бу и по­рва­ли ру­кав сви­те­ра. Под скан­ди­ро­ва­ние пен­си­о­не­ров: «Миш­ке — во­лю» мик­ро­ав­то­бус по­пы­та­лись немно­го про­вез­ти по ули­це, по­сле че­го по­пе­рек вы­ста­ви­ли бе­ло­снеж­ный «Лек­сус», при­пар­ко­ван­ный не­по­да­ле­ку, и дви­же­ние сно­ва оста­но­ви­лось.

Тем вре­ме­нем вни­зу по ули­це пен­си­о­нер­ки, вспом­нив опыт Май­да­на, ста­ли вы­кор­че­вы­вать с тро­туа­ров брус­чат­ку, а муж­чи­ны под­та­щи­ли му­сор­ные ба­ки и пе­ре­кры­ли ими ули­цу. «Жен­щи­ны, у ко­го есть день­ги, схо­ди­те в га­стро­ном и ку­пи­те молока», — про­си­ли их сквозь брань про­те­сту­ю­щие. «Во­ду не пей, а то ху­же бу­дет», — прак­ти­че­ски вы­ры­вая из рук бу­тыл­ку с ми­не­рал­кой у каш­ля­ю­ще­го пен­си­о­не­ра, кри­чал ко­ре­на­стый муж­чи­на.

По­ка дра­лись, по­ли­ция успе­ла от­тес­нить лю­дей и взять мик­ро­ав­то­бус в коль­цо со всех сто­рон. Но про­те­сту­ю­щие су­ме­ли раз­бить стек­ла и сло­мать зад­нюю дверь, во­дру­зить на ма­ши­ну сине-жел­тый флаг и вы­та­щить от­ту­да Ми­хо. По­сле че­го вся ко­лон­на с по­бед­ным «Ура!» дви­ну­лась в сто­ро­ну Вер­хов­ной Ра­ды.

СМОТРИТЕ

Боль­ше фо­то и ви­део с про­те­стов в Ки­е­ве на нашем сай­те

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.