И ВЫ ПАЦИЕНТ РИИ"

Си­ру­ют де­сят­ки слу­ча­ев при­ну­ди­тель­ной ие кли­ни­ки. При­чи­на — квар­ти­ры, день­ги, биз­нес. Мож­но оцве­та­ет ка­ра­тель­ная ме­ди­ци­на, вы­яс­ня­ли «Ве­сти»

Vesti - - НОВОСТИ -

по­жи­лой и жи­вет один», — от­ме­ча­ет пра­во­за­щит­ник Эду­ард Ба­ги­ров.

Си­ту­а­ция усу­губ­ля­ет­ся спе­ци­фи­кой пси­хи­ат­рии. «Ес­ли у вас бо­лит го­ло­ва — вы мо­же­те сде­лать МРТ, с пси­хи­ат­ри­ей так не по­лу­чит­ся. Здесь все за­вя­за­но на субъ­ек­тив­ном мне­нии опре­де­лен­но­го вра­ча. И ес­ли этот пси­хи­атр недоб­ро­со­вест­ный и име­ет ко­рыст­ные мо­ти­вы, я вам не за­ви­дую. Не сек­рет, что в Укра­ине дей­ству­ют так на­зы­ва­е­мые чер­ные пси­хи­ат­ры, ко­то­рые за $400–500 на­пи­шут вам все что угод­но», — го­во­рит Тро­фи­мов.

По­сле по­лу­че­ния «нуж­ной» справ­ки у пси­хи­ат­ра все, что необ­хо­ди­мо сде­лать род­ствен­ни­ку или дру­го­му недоб­ро­же­ла­те­лю, — на­пи­сать за­яв­ле­ние в суд и до­ждать­ся рас­смот­ре­ния де­ла о ли­ше­нии дее­спо­соб­но­сти. «При­зна­ние че­ло­ве­ка недее­спо­соб­ным име­ет ряд пра­во­вых по­след­ствий. Та­кой че­ло­век ли­ша­ет­ся воз­мож­но­сти осу­ществ­лять лю­бые сдел­ки (их осу­ществ­ля­ет опе­кун), са­мо­сто­я­тель­но пред­став­лять свои ин­те­ре­сы, а лю­бые за­клю­чен­ные та­ким че­ло­ве­ком до­го­во­ры мо­гут быть при­зна­ны недей­стви­тель­ны­ми», — го­во­рит Ба­ги­ров. По его сло­вам, на се­го­дняш­ний день че­ло­век, ли­шен­ный дее­спо­соб­но­сти, име­ет мень­ше прав, чем за­клю­чен­ный. «Имен­но по­это­му в пси­хи­ат­рии се­го­дня со­вер­ша­ет­ся боль­шое ко­ли­че­ство пре­ступ­ле­ний и на­ру­ша­ют­ся пра­ва че­ло­ве­ка. Но из-за кор­руп­ци­он­ных свя­зей меж­ду пси­хи­ат­ра­ми и су­да­ми и про­ти­во­дей­ствия со сто­ро­ны по­ли­ции и след­ствен­ных ор­га­нов при­влечь ви- нов­ных к от­вет­ствен­но­сти крайне слож­но», — го­во­рят в ГКПЧ.

МЕДИКАМЕНТЫ КАК НА­КА­ЗА­НИЕ

Как рас­ска­зал «Ве­стям» экс­перт Хель­синк­ской пра­во­за­щит­ной груп­пы Бо­г­дан Мой­са, не­ред­ко пра­ва па­ци­ен­тов гру­бо на­ру­ша­ют­ся. Сре­ди наиболее ча­стых на­ру­ше­ний — ис­поль­зо­ва­ние ме­ди­ка­мен­тов в ка­че­стве на­ка­за­ния. «На­при­мер, ко­гда пациент про­ви­нил­ся, его об­ка­лы­ва­ют силь­но­дей­ству­ю­щи­ми пре­па­ра­та­ми. Об этом сви­де­тель­ству­ют по­ка­за­ния па­ци­ен­тов, со­бран­ные на­ми в ря­де пси­хи­ат­ри­че­ских ле­чеб­ниц Украины», — от­ме­ча­ет Мой­са. Еще од­на ко­лос­саль­ная про­бле­ма, по сло­вам Мой­сы, это пи­та­ние. «Нор­ма­ти­вы Мин­здра­ва, ка­са­ю­щи­е­ся пи­та­ния па­ци­ен­тов, не от­ве­ча­ют уров­ню, необ­хо­ди­мо­му для вы­жи­ва­ния, а ес­ли пациент при­ни­ма­ет медикаменты, ко­то­рые сти­му­ли­ру­ют ап­пе­тит, то необ­хо­ди­мость в пи­та­нии уве­ли­чи­ва­ет­ся. Ни­че­го это­го не преду­смот­ре­но», — от­ме­ча­ет экс­перт. Си­ту­а­ция с пи­та­ни­ем ухуд­ши­лась по­сле при­ня­тия при­ка­за «О со­вер­шен­ство­ва­нии ор­га­ни­за­ции ле­чеб­но­го пи­та­ния и ра­бо­ты ди­е­то­ло­ги­че­ской си­сте­мы в Укра­ине». На­при­мер, со­глас­но при­ка­зу, в сут­ки пациент дол­жен по­лу­чить 10 г сли­воч­но­го масла, 200 г кар­то­фе­ля, 15 г сме­та­ны, 250 г хле­ба и 50 г мя­са.

По­жа­луй, са­мым спор­ным на­ру­ше­ни­ем яв­ля­ет­ся фик­са­ция боль­но­го. Как от­ме­ча­ет Мой­са, до 2016 го­да в Укра­ине во­об­ще не бы­ло утвер­жден­но­го ме­ха­низ­ма, как имен­но эту фик­са­цию про­из­во­дить, кто дол­жен ее кон­тро­ли­ро­вать, на­сколь­ко мож­но фик­си­ро­вать че­ло­ве­ка и про­чее. Это при­во­ди­ло к то­му, что вра­чи и млад­ший мед­пер­со­нал на свое усмот­ре­ние при­вя­зы­ва­ли лю­дей к кой­кам. По за­ко­ну фик­са­ция — это край­няя до­пу­сти­мая ме­ра усми­ре­ния че­ло­ве­ка, ко­то­рый на­хо­дит­ся в со­сто­я­нии обостре­ния. Но, как го­во­рит экс­перт, не­смот­ря на то что МОЗ раз­ра­бо­та­ло по­ря­док фик­са­ции, до кон­ца про­бле­мы это не ре­ши­ло. «Про­бле­ма в том, что до­ка­зать, что че­ло­век был в со­сто­я­нии обостре­ния и никаких дру­гих ме­то­дов вли­я­ния нель­зя бы­ло пред­при­нять, невоз­мож­но. Да и пациент не мо­жет до­ка­зать, что фик­са­ция в от­но­ше­нии его бы­ла пред­при­ня­та пра­во­мер­но», — го­во­рит Мой­са.

НО­ВЫЙ ЗА­КОН

С 10 июня 2018 го­да в Укра­ине всту­пи­ли в си­лу из­ме­не­ния в За­кон «О пси­хи­ат­ри­че­ской по­мо­щи», ко­то­рые при­зва­ны бы­ли за­щи­тить пра­ва лиц, при­знан­ных недее­спо­соб­ны­ми. Но по­лу­чи­лось на­обо­рот. В част­но­сти, до­ку­мент от­ме­нил обя­за­тель­ное на­ли­чие со­от­вет­ству­ю­ще­го ре­ше­ния су­да для при­ну­ди­тель­но­го по­ме­ще­ния в пси­хи­ат­ри­че­скую боль­ни­цу. Экс-упол­но­мо­чен­ный ВР по пра­вам че­ло­ве­ка Ва­ле­рия Лут­ков­ская та­кие из­ме­не­ния на­зва­ла некон­сти­ту­ци­он­ны­ми и об­ра­ти­лась с тре­бо­ва­ни­ем пе­ре­смот­реть за­кон в КС, вер­нув су­деб­ный кон­троль.

О его необ­хо­ди­мо­сти го­во­рит и Мой­са. «В за­коне ре­шать во­прос вме­сто су­дов мо­гут ор­га­ны по­пе­чи­тель­ства. Но ко­гда мы про­во­ди­ли ана­лиз их ра­бо­ты в 2016 го­ду, они бы­ли очень сла­бы, и утвер­ждать, что сей­час вдруг что-то из­ме­ни­лось, мы не мо­жем. Глав­ный во­прос в том, мо­гут ли эти ор­га­ны рас­смат­ри­вать де­ла или им до­ста­точ­но, что­бы врач с опе­ку­ном про­сто при­нес­ли до­ку­мен­ты», — от­ме­ча­ет Мой­са.

НАБУ ВЕ­ДЕТ ДЕ­ЛО

В Еди­ном го­сре­ест­ре су­деб­ных ре­ше­ний встре­ча­ют­ся де­ла, в ко­то­рых ли­ца при­вле­ка­ют­ся к от­вет­ствен­но­сти по ста­тье за неза­кон­ное помещение в пси­хи­ат­ри­че­скую ле­чеб­ни­цу (ч.1 ст. 151 УК Украины. Мак­си­маль­ная санк­ция этой ста­тьи от 2 до 5 лет ли­ше­ния сво­бо­ды). Но по ре­зуль­та­там рас­смот­ре­ния дей­ствия пе­ре­ква­ли­фи­ци­ру­ют. Как рас­ска­за­ла «Ве­стям» со­вет­ник управ­ля­ю­ще­го парт­не­ра Ад­во­кат­ско­го объ­еди­не­ния «Клоч­ков и парт­не­ры» Людмила Ко­зят­ник, это свя­за­но с тру­до­ем­ким про­цес­сом сбо­ра до­ка­за­тельств. «В дан­ном слу­чае нужен большой объем про­цес­су­аль­ных и след­ствен­ных дей­ствий, в том чис­ле на­зна­че­ние це­ло­го ря­да экс­пер­тиз», — от­ме­ча­ет Ко­зят­ник. Кро­ме то­го, к уго­лов­ной от­вет­ствен­но­сти не мо­гут при­влечь, на­при­мер, род­ствен­ни­ка, а лишь то­го, кто непо­сред­ствен­но при­ни­мал ре­ше­ние: врач ско­рой пси­хи­ат­ри­че­ской по­мо­щи, де­жур­ный врач, врач при­ем­но­го от­де­ле­ния, врач-пси­хи­атр, за­ве­ду­ю­щий от­де­ле­ни­ем, глав­ный врач. «Но за несколь­ко лет в Укра­ине не бы­ло пре­це­ден­тов вы­не­се­ния об­ви­ни­тель­ных при­го­во­ров этим долж­ност­ным ли­цам по дан­ной ста­тье», — ре­зю­ми­ро­ва­ла Ко­зят­ник.

Пре­це­дент вско­ре мо­жет быть. Как со­об­щи­ли «Ве­стям» ис­точ­ни­ки в НАБУ, сей­час их де­тек­ти­вы ве­дут расследование в от­но­ше­нии де­я­тель­но­сти ор­га­ни­зо­ван­ной пре­ступ­ной груп­пы в ТМО «Пси­хи­ат­рия», ко­то­рая неза­кон­но «за­кры­ва­ла» лю­дей в ле­чеб­ни­це. «На се­го­дня офи­ци­аль­но по­тер­пев­ши­ми в ре­зуль­та­те про­из­во­ла вра­чей на­счи­ты­ва­ют­ся уже пять че­ло­век», — ска­зал нам со­бе­сед­ник.

В ка­че­стве экс­пе­ри­мен­та «Ве­сти» по­пы­та­лись до­го­во­рить­ся с вра­ча­ми ТМО «Пси­хи­ат­рия», от­пра­вив­шись в боль­ни­цу им. Пав­ло­ва. По ле­ген­де, мы про­си­ли гос­пи­та­ли­зи­ро­вать ба­буш­ку, ко­то­рая «ме­ша­ет нам жить». Но нам от­ка­за­ли. «Вы пред­ставь­те се­бе, что вы при­шли не в боль­ни­цу, а в по­ли­цию и про­си­те по­дер­жать немно­го че­ло­ве­ка… Есте­ствен­но, вам от­ка­жут. Так и у нас. Дер­жать че­ло­ве­ка мы мо­жем толь­ко по доб­ро­воль­но­му со­гла­сию или по ре­ше­нию су­да», — ска­зал нам за­ве­ду­ю­щий од­но­го из от­де­ле­ний.

Про­фес­сор, пси­хи­атр Ана­то­лий Чу­при­ков, ко­то­рый в свое вре­мя ста­вил ди­а­гноз се­рий­но­му убий­це Ана­то­лию Оно­при­ен­ко, уве­ря­ет, что род­ствен­ни­ки дей­стви­тель­но ча­сто да­вят на вра­чей. «Род­ствен­ни­ки очень ча­сто на­ста­и­ва­ют на гос­пи­та­ли­за­ции, да­вят на вра­чей, рас­ска­зы­ва­ют по­дроб­но­сти из жиз­ни боль­ных, ко­то­рые са­ми они ни­ко­гда не рас­ска­жут. Но слу­ча­ев при­ну­ди­тель­но­го удер­жа­ния лю­дей в ле­чеб­ни­цах ста­ло на­мно­го мень­ше, чем в тех же «ну­ле­вых». Сей­час, ес­ли боль­ной, на­хо­дясь в от­но­си­тель­но здра­вом уме, ка­те­го­ри­че­ски от­ка­зы­ва­ет­ся от гос­пи­та­ли­за­ции, ад­ми­ни­стра­ция боль­ни­цы са­ма немед­лен­но со­об­ща­ет об этом в про­ку­ра­ту­ру. А ко­мис­сия вра­чей уже ре­ша­ет, что с ним де­лать», — го­во­рит Чу­при­ков. Он уве­ря­ет, что это рань­ше пси­хи­ат­ри­че­ские боль­ни­цы бы­ли пе­ре­пол­не­ны, а сей­час мно­ги­ми боль­ны­ми за­ни­ма­ет­ся ам­бу­ла­тор­ная служ­ба. «Кро­ме то­го, в во­про­сах пси­хи­ат­ри­че­ско­го ле­че­ния есть один важ­ный ню­анс — ко­гда боль­ной по­сле ле­че­ния и вы­здо­ров­ле­ния ли­ша­ет­ся кри­ти­че­ско­го мыш­ле­ния за пе­ри­од пре­бы­ва­ния на ста­ци­о­на­ре. Ему ка­жет­ся, что с ним пло­хо об­ра­ща­лись, му­ча­ли его, а ес­ли он еще вре­ме­на­ми се­бя буй­но вел и его при­хо­ди­лось фик­си­ро­вать, то он счи­та­ет, что над ним еще и из­де­ва­лись. Но это не так», — уве­ря­ет Чу­при­ков.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.