БАГАЖ ОНЛАЙН И КОФЕ ПО 25 ГРН

Ген­ди­рек­тор аэро­пор­та «Бор­исполь» — о но­вых ло­уко­стах, же­лез­ной до­ро­ге и еде

Vesti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ири­на КАСЬЯНОВА

Мы встре­ти­лись с Пав­лом Ря­би­ки­ным в его ка­би­не­те — в неболь­шом трех­этаж­ном зда­нии на­про­тив тер­ми­на­ла D. Ад­ми­ни­стра­ция меж­ду­на­род­но­го аэро­пор­та «Бор­исполь» и рань­ше рас­по­ла­га­лась здесь. Но сей­час это зда­ние больше по­хо­же на офис боль­шой част­ной ком­па­нии — тур­ни­ке­ты, про­ход по элек­трон­ным про­пус­кам, охра­на... Экс-замм­э­ра Ки­е­ва, экс-нар­деп и экс-зам­ми­ни­стра транс­пор­та Па­вел Ря­би­кин на долж­но­сти ген­ди­рек­то­ра «Бор­испо­ля» 1,5 го­да, но уже за­нял вто­рую по­зи­цию рей­тин­га Delo.ua сре­ди 300 луч­ших то­п­ме­не­дже­ров Укра­и­ны.

— Па­вел Бо­ри­со­вич, как вы ду­ма­е­те, за какие за­слу­ги вы по­па­ли на та­кую вы­со­кую по­зи­цию?

— Это бы­ло неожи­дан­но для ме­ня. У них есть, на­вер­ное, какие-то ме­то­ди­ки. Я не очень люб­лю ра­пор­то­вать об успе­хах. По­это­му ду­маю, что са­мое луч­шее, что мне уда­лось сде­лать, — про­сто де­лать свою ра­бо­ту.

— Ну, все-та­ки, об­ра­зо­ва­ние у вас непро­филь­ное — вы ди­пло­мат. До это­го к авиа­ции не име­ли от­но­ше­ния, бы­ли толь­ко пас­са­жи­ром.

— Вы счи­та­е­те, что ди­рек­тор аэро­пор­та дол­жен иметь ка­кое-то спе­ци­аль­ное об­ра­зо­ва­ние? На­до как-то осо­бо для это­го учить­ся? Я в транс­порт­ной сфе­ре так или ина­че с на­ча­ла 90-х го­дов. Был фи­нан­со­вым ди­рек­то­ром од­ной из авиа­ком­па­ний. Ра­бо­тал в транс­порт­ном ко­ми­те­те Вер­хов­ной Ра­ды. Воз­глав­лял в Ми­ни­стер­стве транс­пор­та сек­тор, от­ве­ча­ю­щий за авиа­цию. До­ста­точ­ный бэк­гра­унд, ду­маю? Кро­ме то­го, тут важ­но быть ква­ли­фи­ци­ро­ван­ным пас­са­жи­ром, что­бы ви­деть си­сте­му со сто­ро­ны. И при­дя в си­сте­му, что­то ско­ор­ди­ни­ро­вать. Это важ­но. Как пра­ви­ло, ес­ли ты на­хо­дишь­ся внут­ри си­сте­мы, то ви­дишь ее со сто­ро­ны си­стем­ных ин­те­ре­сов. А ко­гда ты зна­ешь ин­те­ре­сы пас­са­жи­ров, те­бе лег­че что-то по­ме­нять. Луч­ше вам от­ве­тят пас­са­жи­ры, ко­то­рые поль­зу­ют­ся услу­га­ми аэро­пор­та по­след­ние пол­то­ра го­да.

— Но в рей­тин­ге участ­во­ва­ли се­рьез­ные ком­па­нии. А во­круг аэро­пор­та в свое вре­мя шли раз­ные раз­го­во­ры, бы­ли скан­да­лы, пре­тен­зии.

— Ес­ли нет скан­да­лов, раз­го­во­ров и пре­тен­зий, зна­чит там ни­кто ни­че­го не де­ла­ет. Ни­че­го не пи­шут о том, кто ни­че­го не де­ла­ет. По­то­му что, ко­гда ты что-то де­ла­ешь, обя­за­тель­но ущем­ля­ешь чьи-то ин­те­ре­сы. По­яв­ля­ют­ся недо­воль­ные.

— Ну все же без скан­да­лов не обо­шлось. В ап­ре­ле вы за­яви­ли, что аэро­порт «Бор­исполь» не смо­жет об­слу­жи­вать рей­сы ир­ланд­ско­го ло­уко­сте­ра Ryanair, чем вы­зва­ли вол­ну него­до­ва­ния. Как уда­лось до­го­во­рить­ся с ком­па­ни­ей?

— А в чем вы ви­ди­те скан­дал? С Ryanair сна­ча­ла бы­ли усло­вия, ко­то­рые нам не поз­во­ли­ли до­го­во­рить­ся. По­то­му что мы эко­но­ми­че­ски не мог­ли сде­лать то, что хо­те­ли они.

— При­шлось как-то усту­пить? Или на вас да­ви­ли? То­гда кто?

— Нет. Са­мое боль­шое дав­ле­ние — это дав­ле­ние вре­ме­ни. Ко­гда все де­ла­ет­ся быст­ро, то­гда не по­лу­ча­ет­ся ни­че­го. Нуж­но все де­лать в ре­аль­ное вре­мя. Да. Нам по­на­до­би­лось не три ме­ся­ца, как пла­ни­ро­ва­лось, а год, для то­го что­бы до­стиг­нуть нор­маль­ных ра­моч­ных усло­вий, ко­то­рые удо­вле­тво­ря­ют и ком­па­нию, и аэро­порт. И скле­ить ка­кую-то кон­струк­цию, при ко­то­рой мож­но ра­бо­тать. — Ryanair за­пу­стил пер­вый рейс и до кон­ца ок­тяб­ря вы­пол­ня­ет толь­ко од­но на­прав­ле­ние — Бер­лин. С кон­ца ок­тяб­ря, с на­ча­ла зим­ней на­ви­га­ции, до­пол­ни­тель­но к это­му до­ба­вит­ся еще 11 на­прав­ле­ний. В об­щей слож­но­сти до кон­ца это­го го­да авиа­ком­па­ния даст до­пол­ни­тель­но на укра­ин­ский ры­нок 140 ты­сяч кре­сел. И ес­ли ис­хо­дить из ана­ло­гов, ко­то­рые мы ви­дим по сле­ду­ю­ще­му го­ду, то это мо­жет быть еще где-то 560 ты­сяч кре­сел. По­ка ве­сен­не­лет­нее рас­пи­са­ние непо­нят­но, бу­дем с ни­ми со­гла­со­вы­вать.

— Какие еще ло­уко­сты мо­гут по­явить­ся в Укра­ине?

— До кон­ца это­го го­да мы ждем в аэро­пор­ту «Бор­исполь» еще три ком­па­нии. Две из них — аб­со­лют­но новые, ко­то­рых еще не бы­ло в Укра­ине. Назва­ния по­ка не го­во­рим. Толь­ко по­сле со­гла­со­ван­но­го пресс-ре­ли­за с ком­па­ни­ей. Но в це­лом в этом го­ду в «Бор­исполь» при­дет ре­корд­ное ко­ли­че­ство авиа­ком­па­ний — ров­но 10.

— Как это от­ра­зит­ся на пас­са­жи­ро­по­то­ке?

— На дан­ный мо­мент ко­ли­че­ство ле­та­ю­щих пас­са­жи­ров в мире уве­ли­чи­ва­ет­ся. Мы в трен­де. В сред­нем в мире рост пас­са­жи­ро­по­то­ка — +8%, в аэро­пор­ту «Бор­исполь» — +17–18%. Мак­си­маль­ный по­ка­за­тель по пас­са­жи­ро­обо­ро­ту в 2013 го­ду был по­чти 8 млн че­ло­век. В этом го­ду бу­дет больше 12 млн че­ло­век. Сти­му­ли­ру­ю­щим фак­то­ром, в том чис­ле, стал без­виз. Но это все от­ло­жен­ный спрос, свя­зан­ный с низ­кой по­ку­па­тель­ной спо­соб­но­стью. Бу­дет пла­те­же­спо­соб­ность на­се­ле­ния вы­ше — бу­дут больше ле­тать.

— Ка­кое бу­ду­щее у тер­ми­на­лов B, F, D? Что пла­ни­ру­е­те там сде­лать?

— Мы под­го­то­ви­ли про­ект «Кон­цеп­ции раз­ви­тия аэро­пор­та «Бор­исполь» до 2045 го­да», ко­то­рый сей­час на­хо­дит­ся в Ка­би­не­те ми­ни­стров. На дан­ный мо­мент мы ре­а­ли­зо­ва­ли пол­но­стью стра­те­гию раз­ви­тия аэро­пор­та до 2019 го­да, озву­чен­ную в 2014 го­ду. Мы со­бра­ли весь тран­зит под од­ну кры­шу — в тер­ми­нал D, но эта «кры­ша» уже не вы­дер­жи­ва­ет на­груз­ки. По­это­му с на­ча­ла ве­сенне-лет­ней на­ви­га­ции мы пла­ни­ру­ем рас­кон­сер­ви­ро­вать тер­ми­нал F и пе­ре­ве­сти ту­да ло­укост-ком­па­нии и чар­тер­ных пе­ре­воз­чи­ков. Па­рал­лель­но с этим мы на­чи­на­ем в сле­ду­ю­щем го­ду стро­и­тель­ство га­ле­реи, ко­то­рая уве­ли­чит про­пуск­ную спо­соб­ность тер­ми­на­ла D. Там бу­дет еще до­пол­ни­тель­но шесть аэро­мо­стов, что в 1,5 ра­за уве­ли­чит ко­ли­че­ство сто­я­ноч­ных мест. Для это­го уже стро­ит­ся но­вый пер­рон.

На ме­сте тер­ми­на­ла B, по мо­им рас­че­там, че­рез 8–10 лет по­явит­ся но­вый тер­ми­нал. До это­го вре­ме­ни мы его бу­дем дер­жать как ре­зерв­ный. Сей­час там раз­ме­ща­ет­ся мно­го служб аэро­пор­та. И мы его за­дей­ству­ем в слу­чае мас­со­во­го при­то­ка пас­са­жи­ров. Так, с на­ча­лом празд­ни­ка, по­свя­щен­но­го ев- рей­ско­му Но­во­му го­ду, тер­ми­нал B стал об­слу­жи­вать чар­тер­ные рей­сы с па­лом­ни­ка­ми. Мы при­влек­ли до­пол­ни­тель­ный пер­со­нал со зна­ни­ем идиш, предо­ста­ви­ли ко­шер­ную еду. До­пол­ни­тель­но ре­а­ли­зо­ва­ли тре­бо­ва­ния по без­опас­но­сти. В аэро­пор­ту ра­бо­та­ло мно­го со­труд­ни­ков Betahon — из­ра­иль­ской ор­га­ни­за­ции, обес­пе­чи­ва­ю­щей без­опас­ность при пе­ре­воз­ках. Точ­но так же этот тер­ми­нал от­кры­вал­ся на фи­нал Ли­ги чем­пи­о­нов.

— То есть ре­кон­струк­ция тер­ми­на­ла B уже не преду­смот­ре­на?

— Тер­ми­нал по­стро­ен в 1965 го­ду, его про­ек­ти­ро­ва­ние ве­лось в го­ды, ко­гда ис­поль­зо­ва­лись со­всем дру­гие тех­но­ло­гии. В ре­став­ра­ции нуж­да­ют­ся ку­пол и фа­са­ды. Но мы под­счи­та­ли за­тра­ты, и они не со­от­вет­ству­ют про­пуск­ной спо­соб­но­сти, ко­то­рую он мо­жет обес­пе­чить.

— Жал­ко. Тер­ми­нал B по­яв­лял­ся во мно­гих филь­мах и се­ри­а­лах, в том чис­ле ино­стран­ных.

— Да. Со вре­мен сво­е­го дет­ства я пом­ню, что там бы­ло от­кры­тое про­стран­ство от пер­во­го эта­жа до ку­по­ла. А по­том во вре­мя ре­кон­струк­ции в 90-х го­дах сде­ла­ли пе­ре­кры­тия. Рань­ше его сни­ма­ли. Но сей­час у нас больше за­про­сов на съем­ки в тер­ми­на­ле F. Не­смот­ря на то, что тер­ми­нал не об­слу­жи­ва­ет

«Же­лез­ная до­ро­га в аэро­порт — это ар­хи­пер­спек­тив­ный про­ект»

пас­са­жи­ров и са­мо­ле­ты, он очень хо­ро­шо за­ра­ба­ты­ва­ет на ком­мер­че­ских про­грам­мах. Но мы бу­дем от­ка­зы­вать­ся от непро­филь­ных до­хо­дов и нач­нем ис­поль­зо­вать его по на­зна­че­нию.

— Ко­гда бу­дет го­то­ва пар­ков­ка воз­ле тер­ми­на­ла D?

— Она ак­тив­но стро­ит­ся. Внут­ри смон­ти­ро­ва­ны ча­сти тех­но­ло­ги­че­ско­го обо­ру­до­ва­ния, сей­час за­кан­чи­ва­ют мон­таж кон­струк­ции мо­ста, со­еди­ня­ю­ще­го пар­ков­ку с тер­ми­на­лом. И по­том нач­нет­ся об­ли­цов­ка фа­са­да.

— Сей­час там так неудоб­но — при­пар­ко­вы­вать­ся, вы­хо­дить.

— Там неудоб­но бы­ло сде­ла­но про­ек­ти­ро­ва­ние по ме­сту по­сад­ки. Во всех аэро­пор­тах есть по­ня­тие при­вок­заль­ной пло­ща­ди. Так, пе­ред тер­ми­на­лом B она есть — на ней раз­ме­ща­ют­ся пар­кинг, шесть ли­ний ав­то­бу­сов, мно­го про­ез­дов пе­ред тер­ми­на­лом, ав­то­бус­ная стан­ция. А тер­ми­нал D из­на­чаль­но спро­ек­ти­ро­ва­ли вдоль до­ро­ги, без пло­ща­ди. И на при­ле­те вме­сто ше­сти по­лос все­го три, по­это­му нет усло­вий для Kiss and Fly — крат­ко­сроч­ной сто­ян­ки: при­е­хал, багаж вы­гру­зил и уехал. На все мак­си­мум три ми­ну­ты. То же са­мое на пер­вом эта­же — есть пер­вая ли­ния для так­си, ав­то­бу­сов, слу­жеб­но­го транс­пор­та, вто­рая по­ло­са тран­зи­та и по­том три по­ло­сы. По­это­му пе­ре­ход над этой до­ро­гой мо­жет за­ме­нить при­вок­заль­ную пло­щадь.

— Бу­дет ли преду­смот­ре­на дли­тель­ная сто­ян­ка, на несколь­ко дней, как в тер­ми­на­ле B?

— Как раз сей­час над этим ра­бо­та­ем. Бу­дет раз­лич­ная та­ри­фи­ка­ция — на ко­рот­кую и дли­тель­ную сто­ян­ку. Сей­час это то­же есть. Но це­на на дли­тель­ную сто­ян­ку на ближ­ней пар­ков­ке воз­ле тер­ми­на­ла — 150 гри­вен в сут­ки, для срав­не­ния — на са­мой даль­ней сто­ян­ке 50 гри­вен в сут­ки. Раз­ни­ца в три ра­за за счет уда­лен­но­сти, но объ­яс­ня­ет­ся это тем, что сто­ян­ки, ко­то­рые на­хо­дят­ся воз­ле тер­ми­на­ла, вос­тре­бо­ва­ны пас­са­жи­ра­ми, при­ез­жа­ю­щи­ми встре­тить-вы­са­дить. Я ду­маю, что по та­ко­му же прин­ци­пу бу­дет и пар­кинг.

— Веч­ная те­ма всех аэро­пор­тов — во­ров­ство ба­га­жа, ко­то­рое не ис­че­за­ет, не­смот­ря на все нов­ше­ства, вво­ди­мые на пред­при­я­ти­ях. Что вам уда­лось сде­лать в этом на­прав­ле­нии?

— Мы во­шли в сред­не­ми­ро­вую ста­ти­сти­ку в на­шей гео­гра­фи­че­ской зоне — в Бер­лине, Бел­гра­де, Ма­д­ри­де, Ки­е­ве при­бли­зи­тель­но оди­на­ко­вое ко­ли­че­ство жа­лоб на во­ров­ство. Зна­е­те, вез­де при­сут­ству­ет че­ло­ве­че­ский фак­тор. Вез­де с багажом об­ща­ют­ся груз­чи­ки. И во всем мире в груз­чи­ки че­ло­век, ко­то­рый име­ет вы­со­кую со­ци­аль­ную от­вет­ствен­ность, не идет. Вот вам от­вет на все во­про­сы. В ре­зуль­та­те мы тра­тим очень боль­шие день­ги на то, что­бы кон­тро­ли­ро­вать пер­со­нал, ра­бо­та­ю­щий, кон­так­ти­ру­ю­щий с багажом. То есть это и ви­део­кон­троль, и опе­ра­тив­ные ме­ро­при­я­тия, это и си­сте­мы ви­део­со­про­вож­де­ния все­го пу­ти ба­га­жа от са­мо­ле­та до за­ла.

— Но это во­об­ще дав­но бы­ло сде­ла­но.

— Дав­но, да, но это во­прос по­кры­тия. Ес­ли рань­ше мы по­кры­ва­ли 30% рей­сов, то сей­час — 96% рей­сов. В но­вом ба­гаж­ном от­де­ле­нии, ко­то­рое ско­ро сда­ет­ся, мы во­об­ще пла­ни­ру­ем уста­но­вить пря­мую транс­ля­цию для пас­са­жи­ров, ожи­да­ю­щих багаж. Багаж бу­дут вы­гру­жать на лен­ту, и каж­дый смо­жет ви­деть, как об­ра­ща­ют­ся с его ве­ща­ми. И, ско­рее все­го, в но­яб­ре мы пре­зен­ту­ем от­кры­тие ба­гаж­но­го от­де­ле­ния вме­сте с от­кры­ти­ем транс­фер­ной зо­ны, мо­жет, и с пар­кин­гом. Хо­тя те­сто­вую экс­плу­а­та­цию нач­нем уже сей­час.

— За­кон­чи­лись ли обыс­ки в аэро­пор­ту? Как вы про­ком­мен­ти­ру­е­те за­дер­жа­ние ва­ших под­чи­нен­ных?

— Опять-та­ки это че­ло­ве­че­ский фак­тор. Мы зна­ем, что предъ­яв­ле­ны об­ви­не­ния двум со­труд­ни­кам в том, что они зло­упо­треб­ля­ли слу­жеб­ным по­ло­же­ни­ем при про­ве­де­нии тен­де­ров по так на­зы­ва­е­мым до­по­ро­го­вым за­куп­кам сал­фе­ток, шам­пу­ней, ка­ран­да­шей, за­прав­ки кар­три­джей и так да­лее — все, что за­ку­па­ет­ся в огром­ных ко­ли­че­ствах. Бы­ло изъ­я­тие до­ку­мен­тов в трех ка­би­не­тах. По­ка идет след­ствие.

— В се­зон по­пу­ляр­на те­ма в соц­се­тях — за­по­стить счет в аэро­пор­ту. А сколь­ко сей­час сто­ит зай­ти в аэро­порт, что­бы от­крыть тор­го­вую точ­ку?

— Все кон­кур­сы на арен­ду про­во­дит Фонд го­су­дар­ствен­но­го иму­ще­ства, ко­то­рый яв­ля­ет­ся соб­ствен­ни­ком пло­ща­дей. Как толь­ко мы ви­дим, что какие-то пло­ща­ди у нас тех­но­ло­ги­че­ски не за­дей­ство­ва­ны, мы на­прав­ля­ем им эти пред­ло­же­ния по сда­че объ­ек­тов в арен­ду. По­след­ний кон­курс, про­ве­ден­ный ФГИ, по­ка­зал, что в опре­де­лен­ных ме­стах тер­ми­на­ла 1 квад­рат­ный метр сто­ит 12 (!) ты­сяч гри­вен в месяц. Я не очень по­ни­маю, чем там нуж­но тор­го­вать, сколь­ко про­дать кофе и со­си­сок, что­бы от­бить 12 ты­сяч гри­вен в месяц. Я знаю чуть-чуть эко­но­ми­ку ма­ло­го биз­не­са в го­ро­де и по­ни­маю, что да­же воз­ле мет­ро «Кре­ща­тик» с квад­рат­но­го мет­ра столь­ко не за­ра­бо­тать. Мы сей­час на­ча­ли экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать и про­бу­ем по­ста­вить ка­че­ствен­ные ав­то­ма­ты, что­бы чаш­ка кофе сто­и­ла 25 грн, как в го­ро­де.

— Раз вы вспом­ни­ли о го­ро­де. Как вы оце­ни­ва­е­те ин­ве­сти­ци­он­ную при­вле­ка­тель­ность Ки­е­ва и Укра­и­ны на дан­ный мо­мент? Какие ин­ве­сто­ры мо­гут к нам зай­ти?

— По­тен­ци­аль­но — очень вы­со­ко. Но в стране, где нет вер­хо­вен­ства пра­ва, ин­вест­при­вле­ка­тель­ность по­ка низ­кая. У Ки­е­ва она вы­ше, чем по стране, как у сто­ли­цы. Сей­час вре­мя по­ку­пать — мож­но срав­ни­тель­но недо­ро­го со­здать боль­шую при­ба­воч­ную сто­и­мость.

— А кто бы к нам мог зай­ти? В мэ­рии по­сто­ян­но го­во­рят об ин­ве­сто­рах. И Ви­та­лий Клич­ко ез­дит за гра­ни­цу в по­ис­ках ин­ве­сто­ров для мас­штаб­ных про­ек­тов. Мно­го бы­ло озву­че­но, но по­ка ни­че­го мы не ви­дим.

— Для мас­штаб­ных про­ек­тов нуж­но 5–10 лет. Мо­жет, вре­мя еще не при­шло. Мы жи­вем в ре­аль­ном мире, а не в муль­ти­ках. Чем больше про­ект, тем больше на него ухо­дит вре­ме­ни. И тем не ме­нее, я хо­чу ска­зать, что го­род очень ак­тив­но дви­жет­ся, осо­бен­но в сфе­ре со­зда­ния об­ще­ствен­ных про­странств с уча­сти­ем, в том чис­ле, ино­стран­ных ин­ве- сто­ров. Посмот­ри­те, на­при­мер, на ма­лень­кий про­ект с про­ка­том ве­ло­си­пе­дов. Да, го­род вы­зы­ва­ет до­ве­рие у ино­стран­ных ин­ве­сто­ров. Но по­ка на неболь­шие сум­мы. Пой­дут неболь­шие сум­мы, за ни­ми — мас­штаб­ные ин­ве­сти­ции.

— Три го­да на­зад вы ушли из вла­сти, оста­вив пост замм­э­ра Ки­е­ва. Вы го­во­ри­ли, что по лич­ным мо­ти­вам. Хо­тя во­круг ва­ше­го ухо­да бы­ло мно­го раз­ных раз­го­во­ров. По­че­му ушли? Не по­лу­чи­лось за­ду­ман­ное? По­че­му во­об­ще при­шли?

— Че­ло­век пред­по­ла­га­ет, а гос­подь рас­по­ла­га­ет. Это муд­рость, о ко­то­рой не нуж­но за­бы­вать. Вре­мя тре­бо­ва­ло ак­тив­ных дей­ствий, го­род на­хо­дил­ся в со­сто­я­нии пол­ней­ше­го кри­зи­са и раз­ру­хи по­сле со­бы­тий 2013-2014 го­дов. На­ше­му то­ва­ри­щу нужна бы­ла по­мощь. И мы с Иго­рем Ни­ко­но­вым со­гла­си­лись пой­ти кри­зис-ме­не­дже­ра­ми, что­бы от­стро­ить си­сте­му хо­тя бы ми­ни­маль­но­го управ­ле­ния го­ро­дом. Ко­гда при­шло вре­мя, каж­дый по­ки­нул мэ­рию по сво­ей при­чине. Ни­ко­нов вер­нул­ся в биз­нес, я ушел по лич­ным об­сто­я­тель­ствам. Мо­жет быть, еще бы за­дер­жал­ся, но при­шлось вы­би­рать — ли­бо здо­ро­вье близ­ко­го че­ло­ве­ка, ли­бо ра­бо­та.

— Обра­ща­ет­ся ли к вам сей­час Ви­та­лий Клич­ко за по­мо­щью?

— Да, ко­неч­но. Я со­вет­ник мэ­ра по во­про­сам транс­пор­та и ин­фра­струк­ту­ры. Я участ­вую во всех ме­ро­при­я­ти­ях, свя­зан­ных с этой те­ма­ти­кой. Мы сов­мест­но от­ра­ба­ты­ва­ли фи­нал Ли­ги чем­пи­о­нов, Ев­ро­ви­де­ние, про­дви­же­ние ту­ри­сти­че­ских про­ек­тов го­ро­да, по­то­му что аэро­порт здесь яв­ля­ет­ся клю­че­вым эле­мен­том.

— Сей­час стро­и­тель­ство элек­трич­ки меж­ду аэро­пор­том и ж/д вок­за­лом в са­мом раз­га­ре. Как вы ду­ма­е­те, бу­дет ли она поль­зо­вать­ся по­пу­ляр­но­стью?

— Очень ак­ту­аль­ный во­прос, ко­то­рый ожи­вит связь же­лез­ной до­ро­ги с аэро­пор­том. Мы рас­счи­ты­ва­ем, что кро­ме пас­са­жи­ров, ко­то­рым нуж­но с вок­за­ла по­пасть в аэро­порт, до­ро­гой вос­поль­зу­ют­ся и ки­ев­ляне, ко­то­рым нуж­но опе­ра­тив­но до­би­рать­ся сю­да на ра­бо­ту. У нас боль­шое ко­ли­че­ство ра­бо­чих мест. И нехват­ка ра­бо­чих рук.

— То есть вы счи­та­е­те, что это пер­спек­тив­ный про­ект, не­смот­ря на мно­гие пес­си­ми­сти­че­ские про­гно­зы?

— Я счи­таю, что это ар­хи­пер­спек­тив­ный про­ект. Я не га­даю на ко­фей­ной гу­ще, я ви­жу, что нам на­до и сколь­ко нам на­до. Я ви­жу мощ­но­сти же­лез­ной до­ро­ги, ко­то­рые за­ло­же­ны сю­да. Мак­си­мум че­рез три го­да им по­тре­бу­ет­ся ме­нять по­движ­ной со­став. По­ка они да­ют ше­сти­ва­гон­ную вер­сию — это, на­сколь­ко я по­ни­маю, око­ло 360 че­ло­век. А че­рез три го­да при­дет­ся пе­рей­ти на двух­этаж­ный ше­сти­ва­гон­ный со­став. По­то­му что ко­ли­че­ство поль­зо­ва­те­лей этой вет­ки бу­дет рас­ти. А для нас эта до­ро­га — воз­мож­ность увеличить ко­ли­че­ство ра­бо­чей си­лы. Ведь уже сей­час мы на­прав­ля­ем свои ав­то­бу­сы в дру­гие об­ла­сти.

— Хо­чу спро­сить у вас как у по­ли­ти­ка…

— Я не по­ли­тик.

— Ну в ка­кой-то ме­ре все-та­ки по­ли­тик — в Вер­хов­ной Ра­де же си­де­ли. Так вот, ес­ли вдруг вас по­зо­вут в пар­ла­мент­ский спи­сок, пой­де­те опять в по­ли­ти­ку?

— По­ка я свя­зан с кон­трак­том, ко­то­рый где-то на по­ло­вине. И мне это ин­те­рес­но. Мне все­гда ин­те­рес­но что-то но­вое. Сей­час ин­те­рес­но здесь, в «Бор­испо­ле», и ра­бо­ты непо­ча­тый край.

«Ки­ев вы­зы­ва­ет до­ве­рие у ино­стран­ных ин­ве­сто­ров, но по­ка на неболь­шие сум­мы»

— Так те­перь на что мы мо­жем рас­счи­ты­вать?

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.