Де­ла се­мей­ные

В экс­клю­зив­ном ин­тер­вью жур­на­лу Viva! те­ле­ве­ду­щий Ан­дрей До­ман­ский и его же­на Ма­ри­на от­кро­вен­но рас­ска­зы­ва­ют о се­мей­ной жиз­ни, кри­зи­се се­ми лет, вос­пи­та­нии де­тей и мно­гом дру­гом, о чем не каж­дый пуб­лич­ный че­ло­век при­зна­ет­ся во все­услы­ша­ние.

Viva!Ukraine - - Андрей И Марина Доманские - Фо­то: Ка­тя Кон­дра­тье­ва Ви­заж: Ан­же­ла По­со­хо­ва При­чес­ки: Ирис Онуф­ри­ен­ко

САн­дре­ем и Ма­ри­ной До­ман­ски­ми мы не ви­де­лись ров­но шесть лет – с тех са­мых пор, ко­гда на­ши ге­рои на­ко­нец­то со­зре­ли рас­ска­зать на стра­ни­цах Viva! всю прав­ду о непро­стых и за­пу­тан­ных от­но­ше­ни­ях с быв­ши­ми же­на­ми и детьми кла­на До­ман­ских. «Обо мне так мно­го го­во­ри­ли, и го­во­ри­ли неправ­ду, что я при­нял ре­ше­ние рас­ска­зать все сам. От­кро­вен­но и на­чи­сто­ту. Это луч­ший спо­соб по­ло­жить ко­нец до­мыс­лам», – объ­яс­нил то­гда свою по­зи­цию Ан­дрей. Се­го­дня, ко­гда стра­сти утих­ли, а жизнь те­ле­ве­ду­ще­го и его тре­тьей же­ны во­шла в при­выч­ное рус­ло, мы встре­ча­ем­ся сно­ва. Во-пер­вых, узнать, чем жи­ла се­мья все это вре­мя, а во-вто­рых, – так ли по ду­ше на­шим ге­ро­ям это са­мое при­выч­ное рус­ло…

– Итак, семь лет сов­мест­ной жиз­ни… Как быст­ро вре­мя ле­тит. Вро­де бы со­всем недав­но вы с Ма­ри­ной и го­до­ва­лой Ки­рой бы­ли у нас в жур­на­ле. Ан­дрей: И вот у нас уже двое де­тей! – Уже двое?! По-мо­е­му, я как-то от­ста­ла от ва­шей звезд­ной жиз­ни. Во­об­ще, да­вай­те раз­бе­рем­ся, что про­изо­шло за эти го­ды. Что на­жи­ли вы за ис­тек­шие семь лет? А.: Пе­ре­чис­лять все дви­жи­мое и недви­жи­мое иму­ще­ство? – По сте­пе­ни важ­но­сти.

Ма­ри­на: По сте­пе­ни важ­но­сти – это де­ти. Они дви­жи­мые. Еще и ка­кие! А.: И ак­ва­ри­ум­ные рыб­ки. Их у нас мно­го. Жи­вут в ак­ва­ри­уме на пол­то­ры тон­ны! Это, счи­тай, до­ма бас­сейн с морской во­дой. – Твоя инициатива? А.: Аб­со­лют­но! По­сколь­ку у нас нет те­ле­ви­зо­ра, мне его с успе­хом за­ме­ня­ет ак­ва­ри­ум. Под­вод­ный мир на ка­на­ле Domansky National Geographic ( сме­ет­ся). – А кто за­ни­ма­ет­ся ак­ва­ри­умом? Это же сколь­ко с ним воз­ни! Или при­хо­дит спе­ци­аль­но обу­чен­ный че­ло­век? А.: Этот спе­ци­аль­но обу­чен­ный че­ло­век – я сам ( улы­ба­ет­ся). По су­ти каж­дый день в ак­ва­ри­уме есть что де­лать. Ну, это как ма­лень­кий са­дик у до­ма. М.: На са­мом де­ле очень удоб­но: муж все­гда под бо­ком, все­гда под при­смот­ром! Обыч­но муж­чи­ны в сау­ну хо­дят, а у ме­ня у ак­ва­ри­ума ти­хо во­зит­ся. ( Сме­ет­ся) – Да, с рыб­ка­ми ти­ши­на в до­ме га­ран­ти­ро­ва­на… А.: Ти­ши­на га­ран­ти­ро­ва­на, по­ка в до­ме де­тей нет. Ко­гда они сбе­га­ют из сво­их са­дов, школ, от нянь и воз­вра­ща- ют­ся в ло­но се­мьи, то­гда на­чи­на­ет­ся про­сто стра­шен­ный гвалт! У нас очень тем­пе­ра­мент­ные де­ти! Осо­бен­но Ки­ра Ан­дре­ев­на. Это пер­вая на­ша с Ма­ри­ной дочь, ко­то­рой зав­тра, кста­ти, ис­пол­ня­ет­ся шесть лет. Вот был ура­ган «Ир­ма», а у нас ура­ган «Ки­ра». – Это хо­ро­шо, ко­гда де­ти ак­тив­ные и ше­бут­ные. Так и долж­но быть. А.: Ну, ты зна­ешь, раз­ные есть де­ти. Я сей­час на «Ин­те­ре» ве­ду дет­ский про­ект, «Кру­че всех» на­зы­ва­ет­ся. И при­хо­дят со­вер­шен­но раз­ные дет­ки – ин­тро­вер­ты, экс­тра­вер­ты. С кем-то уже че­рез 10 се­кунд вы луч­шие дру­зья, он те­бя хва­та­ет за ру­ку, ку­да-то ве­дет, что-то рас­ска­зы­ва­ет. А неко­то­рые сто­ро­нят­ся, не под­пус­ка­ют к се­бе. Да что там, на­ши доч­ки ка­кие раз­ные! Ки­ра мак­си­маль­но экс­тра­вер­тив­ная и энер­гич­ная, а Ве­роч­ка – ей все­го год и три, а у нее уже чет­ко ви­ден ха­рак­тер: очень на­сто­ро­жен­но от­но­сит­ся к чу­жим лю­дям. М.: Да, си­сте­ма «свой – чужой» у нее чет­ко раз­ви­та. А.: При­чем да­же ес­ли че­ло­ве­ка мы обо­зна­ча­ем как сво­е­го, она все рав­но не то­ро­пит­ся рас­кры­вать­ся. Вот вче­ра при­ез­жал мой стар­ший сын, и, хо­тя Ве­ра ви­дит его ча­сто, все рав­но дер­жит ди­стан­цию. – Это сколь­ко же тво­е­му стар­ше­му? А.: Ва­си­лию 17 лет, в этом го­ду он по­сту­пил в ин­сти­тут, уже на­чал ра­бо­тать, при­чем там же, где и я на­чи­нал, – на «Про­сто Ра­ди.о» в Одес­се. Стал ка­кие-то день­ги сам за­ра­ба­ты­вать. – За­ра­ба­ты­вать – это хо­ро­шо. Те­бе хоть ка­кое-то под­спо­рье. Нас­коль­ко я по­ни­маю, за фи­нан­со­вое обеспечение всех де­тей от трех бра­ков от­ве­ча­ешь ты. А.: Это есте­ствен­но, ко­гда фи­нан­со­вое обеспечение де­тей ле­жит на от­це. – Ше­сте­рых де­тей по­ста­вить на но­ги, вы­учить, вы­рас­тить… Оли­гар­хом нуж­но быть для это­го. А.: Ну, я мно­го ра­бо­таю ( сме­ет­ся). Мы ино­гда с Ма­ру­сей на­чи­на­ем шу­тить на эту те­му. От­кры­ва­ем чьи-то ин­ста­гра­мы- фейс­бу­ки, а там ка­кие-то кра­си­вые лю­ди в ка­ких-то кра­си­вых ве­щах на кра­си­вых ост­ро­вах. И мы та­кие: «А ведь на их ме­сте мог­ли быть и мы…» ( Сме­ют­ся оба).

Да, де­ти – очень за­трат­ная часть, осо­бен­но в на­ше вре­мя. Ка­за­лось бы, сей­час ва­ри­ан­тов их при­стро­ить мас­са, но вез­де это свя­за­но с фи­нан­со­вы­ми вло­же­ни­я­ми. Хо­чешь, что­бы с тво­им ре­бен­ком про­ис­хо­ди­ло что-то хо­ро­шее, – пла­ти не толь­ко день­га­ми, но и сво­им вре­ме­нем. Это рань­ше, в со­вет­ские вре­ме­на, мож­но бы­ло уви­деть про­сто пре­дан­но­го де­лу пе­да­го­га, ко­то­рый доб­ро­со­вест­но ра­бо­та­ет за свою учи­тель­скую став­ку. Сей­час хо­ро­шие пе­да­го­ги зна­ют се­бе це­ну. И это пра­виль­но. Ну, да, по­это­му де­ти весь­ма за­трат­ны. – Ан­дрей, Ма­ри­на, вы пе­ре­шли ру­беж, ко­то­рый счи­та­ет­ся слож­ным, – семь лет. Для людей се­мей­ных эта ма­ги­че­ская циф­ра озна­ча­ет некий Ру­би­кон в от­но­ше­ни­ях. Вы ощу­ти­ли на се­бе кри­зис се­ми лет? Или это все вы­дум­ки? М.: Ду­маю, в этом есть ка­кая-то до­ля ис­ти­ны. Но ос­нов­ной кри­зис, на­вер­ное, у нас воз­ник год на­зад с по­яв­ле­ни­ем Ве­ры. Де­ло в том, что трое де­тей – это дей­стви­тель­но мно­го! То есть это де­ти, ко­то­рые все вре­мя с на­ми жи­вут, о ко­то­рых еже-

днев­но, еже­ми­нут­но мы за­бо­тим­ся, по­сто­ян­но ре­ша­ем ка­кие-то те­ку­щие во­про­сы: Ве­ра, Ки­ра и Тем­ка (это мой сын от пер­во­го бра­ка, ему ско­ро три­на­дцать бу­дет). А.: Ко­неч­но, де­ти – это мас­са по­ло­жи­тель­ных эмо­ций, но ес­ли ты от­но­сишь­ся к ним со всей от­вет­ствен­но­стью, то это очень-очень непро­сто. М.: И в за­бо­тах о де­тях так по­лу­чи­лось, что мы во­об­ще пе­ре­ста­ли ду­мать друг о дру­ге. А.: Мы за­бы­ли о нас. М.: Вот пред­ставь: Ки­ре пять лет, рож­да­ет­ся Ве­ра. А Ки­ра при­вык­ла, что с ней ло­жишь­ся, чи­та­ешь сказ­ку. А я не мо­гу это­го сде­лать, мне нуж­но Ве­ру уло­жить, плюс я уста­ла за це­лый день с груд­ным ре­бен­ком. Как пра­ви­ло, Ан­дрей с Ве­рой и за­сы­па­ет. Так вы­гля­дит по­чти каж­дый ко­нец на­ше­го дня. А.: Ви­дишь, она ого­во­ри­лась и да­же не за­ме­ти­ла. Она Ки­ру на­зва­ла Ве­рой. Это пер­вый тре­вож­ный зво­но­чек. Это про­ис­хо­дит сплошь и ря­дом, ко­гда ша­ри­ки за ро­ли­ки за­хо­дят, Ки­ра-ве­ра, Ве­ра-ки­ра… С Те­мой про­ще: он Тема. Но вни­ма­ния тре­бу­ют все, про­сто тре­бу­ют его по­раз­но­му. И всем его нуж­но МНО­ГО! Вот и по­лу­ча­ет­ся, что ты все вре­мя в де­тях: по­ел? по­спал? по­гу­лял? пе­ре­одел­ся? что в шко­ле?.. В ито­ге ты рас­тво­ря­ешь­ся в этих непре­кра­ща­ю­щих­ся про­бле­мах. А их очень мно­го, ес­ли ты пы­та­ешь­ся быть адек­ват­ным ро­ди­те­лем. М.: В хло­по­тах, я бы так ска­за­ла, а не про­бле­мах. А.: В хло­по­тах, да. И как-то по­сте­пен­но за­бы­ва­ешь, что ты муж, а она же­на, что вы есть друг у дру­га. М.: В ка­кой-то мо­мент мы на­ча­ли по­ни­мать, что ста­ли от­да­лять­ся друг от дру­га. А.: Мы ста­ли при­ло­же­ни­ем к де­тям. М.: Да, на­ше об­ще­ние вы­гля­дит при­мер­но так: «Ты ре­ши­ла школь­ные про­бле­мы Те­мы?» – «А ты за­ехал за Ки­рой?», «Ку­пил пам­пер­сы Ве­ре?» Мы уже да­же как муж и же­на не осо­бо се­бя ощу­ща­ем. И в ка­кой-то мо­мент – так, стоп, да­вай по­го­во­рим! Но да­же на это про­сто уже нет сил. А.: Ка­кие си­лы, ес­ли за день ты об­бе­жал два учеб­ных за­ве­де­ния: у од­но­го но­вый са­дик, у дру­го­го но­вая шко­ла… Ве­че­ром са­дишь­ся на ди­ван, бе­решь же­ну за ру­ку, а пе­ред гла­за­ми чек-лист и мыс­лен­но: «Ты все сде­лал?» – «Все сде­лал». – «Хо­ро­шо». И утром опять по­шла бел­ка в ко­ле­со. Ну, мы, ко­неч­но, мо­жет быть, сей­час немно­го утри­ру­ем. – А я ду­маю, не утри­ру­е­те. Ведь вам при­хо­дит­ся ре­шать три гло­баль­ных про­ек­та! М.: Да, ведь все де­ти очень раз­ные, та­лан­ты и ин­те­ре­сы у них то­же раз­ные. Это очень боль­шая от­вет­ствен­ность – на­пра­вить ре­бен­ка на опре­де­лен­ный путь, ча­сто на­сто­ять на том, что­бы он не бро­сил ка­кое­то за­ня­тие… А.: ( Сме­ет­ся) По-мо­е­му, мы да­ем ин­тер­вью для ка­ко­го­то жур­на­ла «Про­бле­мы мо­ло­дых ро­ди­те­лей». – Мы на­зы­ва­ем­ся ина­че, но ва­ши про­бле­мы по­нят­ны всем, у ко­го

Ти­ши­на га­ран­ти­ро­ва­на, по­ка в до­ме нет де­тей. Ко­гда они сбе­га­ют из сво­их са­дов, школ, от нянь и воз­вра­ща­ют­ся в ло­но се­мьи, то­гда на­чи­на­ет­ся стра­шен­ный гвалт! У нас очень тем­пе­ра­мент­ные де­ти! Осо­бен­но Ки­ра Ан­дре­ев­на. Был ура­ган «Ир­ма», а у нас ура­ган «Ки­ра».

есть де­ти. А по­сколь­ку в стране сей­час на­сто­я­щий бе­би-бум, то, смею на­де­ять­ся, вы не зря вы­бра­ли та­кую те­му для ин­тер­вью. М.: Да, мно­го­дет­но­стью сей­час ни­ко­го не уди­вишь. Ко­гда я, бе­ре­мен­ная Ве­рой, при­ш­ла в жен­скую кон­суль­та­цию, мне ка­за­лось, что я мать-ге­ро­и­ня. А мне го­во­рят: «По­ду­ма­ешь, тре­тий! Это сей­час нор­ма в Укра­ине». – Как пра­ви­ло, пер­вый ре­бе­нок ста­но­вит­ся жерт­вой экс­пе­ри­мен­тов ро­ди­те­лей-нео­фи­тов. На вто­ром ре­бен­ке их пыл немно­жеч­ко охла­де­ва­ет. А тре­тье­го уже остав­ля­ют в по­кое – и так вы­рас­тет. М.: Сто про­цен­тов! Так бы­ло с Те­мой. В шесть лет у него бы­ла ку­ча ре­пе­ти­то­ров, он уже чи­тал не толь­ко по-укра­ин­ски, но и по­ан­глий­ски. Мы се­рьез­но го­то­ви­лись к по­ступ­ле­нию в шко­лу. Сей­час Ки­ре шесть лет, она зна­ет бук­вы, мо­жет что-то по сло­гам про­чи­тать, но мы пе­ре­ста­ли пе­ре­жи­вать по это­му по­во­ду. В лю­бом слу­чае, она все рав­но бу­дет хо­ро­шо чи­тать ( сме­ет­ся). За­то она от­лич­но иг­ра­ет на фор­те­пи­а­но, за­ни­ма­ет­ся ба­ле­том, уже два ра­за участ­во­ва­ла в се­рьез­ных ба­лет­ных по­ста­нов­ках в На­ци­о­наль­ной опе­ре. И ей это ин­те­рес­но! Сей­час мы боль­ший упор де­ла­ем на фи­зи­че­ском раз­ви­тии. И шко­лу для Ки­ры вы­бра­ли та­кую, где де­тей бе­рут не рань­ше се­ми лет и все, что от ре­бен­ка тре­бу­ет­ся, – быть пси­хо­ло­ги­че­ски го­то­вым к обу­че­нию. Я уже не хо­чу, что­бы мои де­ти учи­лись, дабы по­сту­пить в шко­лу, а там они все рав­но бу­дут учить­ся еще де­сять лет. А.: Вот так и жи­вем… И ка­жет­ся ино­гда, что ты ба­рах­та­ешь­ся вот в этой ру­тине и пе­ри­о­ди­че­ски вы­гля­ды­ва­ешь из до­му в услов­ную фор­точ­ку, а там вол­шеб­ный, уди­ви­тель­ный, ма­ня­щий мир, в ко­то­ром лю­ди хо­дят на ка­кие-то ве­че­рин­ки, пу­те­ше­ству­ют на услов­ные Ба­га­мы, Бер­му­ды, Мальдивы, пла­ни­ру­ют как ми­ни­мум на пол­го­да впе­ред: «По­сле от­пус­ка воз­вра­ща­ем­ся в Ки­ев, у нас там Ку­раж-ба­зар вся­кий, а по­том еще ка­кой-ни­будь спек­такль – то ли по­ста­вим, то ли са­ми при­мем в нем уча­стие, то ли про­сто схо-

дим в ка­че­стве зри­те­лей…» И ка­жет­ся, что жизнь как-то про­хо­дит сто­ро­ной, и у те­бя скуч­ные буд­ни! М.: И то­гда мы с Ан­дре­ем се­ли и вы­яс­ни­ли для се­бя, что рас­тво­ря­ем­ся в де­тях. Вот я смот­рю на сво­их ро­ди­те­лей. Они еще мо­ло­ды и энер­гич­ны. У них есть я и моя сест­ра, но, глав­ное, они есть друг у дру­га. И это у них на пер­вом ме­сте. Это са­мое цен­ное! Бла­го­да­ря это­му они и нам да­ли опре­де­лен­ную до­лю сво­бо­ды. В об­щем, непра­виль­но, ко­гда ро­ди­те­ли за­бы­ва­ют о се­бе и жи­вут ис­клю­чи­тель­но ин­те­ре­са­ми де­тей. Мы по­ня­ли, что вся исто­рия ко­гда-то и на­чи­на­лась с нас дво­их. По­это­му ре­ши­ли, что нуж­но к это­му фор­ма­ту, так ска­зать, к пер­во­ис­точ­ни­ку от­но­ше­ний, и вер­нуть­ся. – Де­тей – ба­буш­кам, а са­ми – на Ба­га­мы? М.: По­чти. Мы уста­но­ви­ли пра­ви­ла: что бы ни слу­чи­лось, раз в два ме­ся­ца мы долж­ны ми­ни­мум на три дня, а луч­ше на неде­лю, уез­жать. А.: Escape. По­бег ( сме­ет­ся). М.: Да. И как толь­ко мы на­ча­ли это де­лать, ру­ти­на пе­ре­ста­ла быть ру­ти­ной. ( Сме­ет­ся) – Это тре­бу­ет некой твер­до­сти ду­ха. Как бы ре­ши­тель­но вы ни на­стро­и­лись, ду­ша бо­лит: как они там без нас? А.: Да. Че­рез два-три дня у Ма­ру­си на­чи­на­ет­ся лом­ка, она уже смот­рит фо­то­гра­фии в те­ле­фоне. – Ма­ри­на, семь с по­ло­ви­ной лет на­зад, ко­гда толь­ко об­ра­зо­ва­лась ва­ша се­мья, ты же как-то ри­со­ва­ла се­бе «кар­ти­ну мас­лом»? В ка­ком-то све­те ви­де­ла Андрея, как-то его пред­став­ля­ла в ро­ли му­жа. Сов­па­ла ли ре­аль­ность с ожи­да­ни­я­ми? М.: Не сов­па­ла. Чест­но го­во­ря, я все пред­став­ля­ла се­бе го­раз­до ху­же ( сме­ет­ся). Во­об­ще, я счи­таю, что на­ша се­мья со­зда­лась боль­ше во­пре­ки, чем бла­го­да­ря. Все об­сто­я­тель­ства скла­ды­ва­лись так, что я, де­воч­ка из хо­ро­шей се­мьи очень пра­виль­ных ро­ди­те­лей, по­шла на­пе­ре­кор всем и все­му, от­клю­чи­ла моз­ги и ре­ши­ла быть с че­ло­ве­ком, в ко­то­ро­го влю­би­лась по уши. Я по­ни­ма­ла, что де­лаю что-то не так, но ни­че­го не мог­ла с со­бой сде­лать. При­чем это со мной слу­чи­лось впер­вые. Я все­гда при­ни­ма­ла чет­кие, взве­шен­ные ре­ше­ния, мог­ла все про­ана­ли­зи­ро­вать, спро­гно­зи­ро­вать, спла­ни­ро­вать. А здесь я про­сто по­ня­ла, что са­ма се­бе не хо­зяй­ка.

И мо­гу ска­зать, что, на­обо­рот, от­кры­ла в Ан­дрю­хе чер­ты, о ко­то­рых не по­до­зре­ва­ла. Он очень пре­дан се­мье. Так, дру­зья, ко­то­рые жи­вут в дру­гих стра­нах и не зна­ют предыс­то­рию на­ших от­но­ше­ний, удив­ля­ют­ся, что у Андрея это тре­тий брак. Они шо­ки­ро­ва­ны, по­то­му что пе­ред ни­ми че­ло­век, аб­со­лют­но на­стро­ен­ный на се­мью. Он во­об­ще не лю­бит ни­ку­да без ме­ня хо­дить и вор­чит, ес­ли я ку­да-то хо­чу от­пра­вить­ся без него – с по­друж­кам по­ви­дать­ся или, на­при­мер, к па­рик­ма­хе­ру. А.: Так она со сти­ли­стом мо­жет про­ве­сти це­лый день! М.: Ну да, мы с ним зна­ко­мы уже лет два­дцать. Я у него кра­шусь. Ино­гда это за­ни­ма­ет во­семь-де­сять ча­сов. И Андрея рань­ше это страш­но нер­ви­ро­ва­ло. По­ка он лич­но не по­зна­ко­мил­ся и не по­нял, что мы дей­стви­тель­но хо­ро­шие дру­зья. А.: Нет, ну это нор­маль­но кра­сить­ся во­семь-де­сять ча­сов? М.: А что? По­кра­си­лись, по­ели, вы­пи­ли немнож­ко, что-то об­су­ди­ли, по­смот­ре­ли жур­на­лы, по­сплет­ни­ча­ли… Та­кие се­бе по­си­дел­ки, я очень люб­лю та­кой фор­мат ( улы­ба­ет­ся). Но, кста­ти, по­сле то­го как я на­ча­ла жить с Ан­дре­ем, я до сих пор не по­ня­ла, что со мной про­изо­шло. Я ведь очень со­ци­аль­но ак­тив­ный че­ло­век, у ме­ня все­гда бы­ло огром­ное ко­ли­че­ство дру­зей, я всех зна­ла, вез­де бы­ва­ла. А сей­час по­сто­ян­но си­жу до­ма. Ска­зать, что при­чи­на в де­тях? Не ду­маю. Мне стало ком­форт­но быть до­мо­се­дом. Вме­сте с Ан­дре­ем мы в это ушли. – Во внут­рен­нюю им­ми­гра­цию. М.: Да. И мы не мо­жем по­нять, воз­мож­но, мы по­ста­ре­ли? ( Сме­ет­ся) А.: Да, в ка­кой-то мо­мент мы про­сто по­ня­ли, что ве­дем се­бя непра­виль­но и

Ес­ли лю­ди стре­мят­ся к зре­лым от­но­ше­ни­ям, ес­ли они го­то­вы слу­шать и слы­шать друг дру­га, то­гда бу­дет и ре­зуль­тат. Это та­кие оче­вид­ные ве­щи, но по­че­му-то ма­ло кто к ним от­но­сит­ся все­рьез.

ни­че­го хо­ро­ше­го из на­ше­го от­шель­ни­че­ства не вый­дет. По­это­му по­сте­пен­но на­чи­на­ем се­бя пин­ка­ми из этой зо­ны ком­фор­та вы­го­нять «в лю­ди». И, что ха­рак­тер­но, есть по­зи­тив­ный мо­мент: па­ру раз по­про­бо­ва­ли, и нам да­же по­нра­ви­лось! Что нема­ло­важ­но. Так что, на­де­юсь, для об­ще­ства мы не со­всем по­те­ря­ны ( сме­ют­ся). – В по­след­нее вре­мя мно­гие се­леб­ри­ти на­ча­ли про­во­дить се­ми­на­ры, тре­нин­ги… А.: О, да! – Ес­ли бы вы ре­ши­ли пой­ти по сто­пам кол­лег, на ка­кую те­му мог­ли бы про­ве­сти тре­нинг? Че­му бы вы мог­ли на­учить? М.: Слож­ный во­прос. Воз­мож­но, как не уто­нуть в люб­ви к де­тям и оста­вить си­лы для лич­ност­но­го и про­фес­си­о­наль­но­го раз­ви­тия?.. А.: Кста­ти, что ин­те­рес­но, мы с Ма­ру­сей да­же за­те­ва­ли раз­го­во­ры на эту те­му. Идеи воз­ни­ка­ли. М.: Нуж­но по­нять, ка­кая тема мог­ла бы за­ин­те­ре­со­вать людей… А.: Мо­жет как раз тема про­блем в от­но­ше­ни­ях?.. М.: Воз­мож­но! Ведь мы то­же че­рез это по­сто­ян­но про- хо­дим, но на­ша по­зи­ция в этом во­про­се оста­ет­ся неиз­мен­ной – не от­во­ра­чи­вать­ся от про­блем, а смот­реть им в «ли­цо» и, глав­ное, ре­шать их. По­то­му что мы по­ни­ма­ем: ча­сто про­бле­мы воз­ни­ка­ют на пу­стом ме­сте, про­сто от уста­ло­сти, от то­го, что нет сил на вни­ма­ние друг к дру­гу. А.: Кто-то че­го-то ждет от парт­не­ра, а тот не да­ет это­го в силу ка­ких-то сво­их при­чин. М.: Но ес­ли лю­ди стре­мят­ся к зре­лым от­но­ше­ни­ям, ес­ли они го­то­вы слу­шать и слы­шать друг дру­га, то­гда бу­дет и ре­зуль­тат. Это та­кие оче­вид­ные ве­щи, но по­че­му-то ма­ло кто к ним от­но­сит­ся все­рьез. А.: По­то­му что быть ин­фан­тиль­ным удоб­но. За­крыл че­ло­век гла­за и ве­дет се­бя как ре­бе­нок. Ни­ка­кой от­вет­ствен­но­сти. Все идет так, как идет. Мне ка­жет­ся, очень мно­го нераз­ви­то­сти имен­но в от­но­ше­ни­ях муж­чин и жен­щин. – Ре­бя­та, а вот та­кой во­прос: че­го вы жде­те от жиз­ни? М.: Я жду, что уви­жу счаст­ли­вы­ми и ре­а­ли­зо­ван­ны­ми сво­их де­тей, как они идут са­мо­сто­я­тель­но по на­ме­чен­но­му ими пу­ти и за­ни­ма­ют­ся лю­би­мым де­лом. Еще бы мне хо­те­лось, на­ко­нец, ку­пить те­ле­ви­зор и по­смот­реть мас­штаб­ный ав­тор­ский про­ект му­жа, где он ре­а­ли­зо­вал бы в пол­ном объ­е­ме свой ин­тел­лект, весь на­коп­лен­ный про­фес­си­о­наль­ный опыт, уме­ния… А.: Че­го я жду от жиз­ни сей­час? Зна­ешь, я на­столь­ко бла­го­да­рен за то, что со мной про­ис­хо­дит каж­дый бо­жий день! Ле­то, зи­ма – по рас­пи­са­нию, де­ти – жи­вы-здо­ро­вы, сла­ва бо­гу, рас­тут счаст­ли­вые, до­воль­ные, ра­дост­ные. И у ме­ня по­лу­ча­ет­ся за­ра­ба­ты­вать ров­но столь­ко, сколь­ко мы хо­тим тра­тить. И я пол­но­стью под­дер­жи­ваю ожи­да­ния Ма­ру­си! Для ме­ня дей­стви­тель­но очень важ­но быть по­лез­ным лю­дям, от­да­вать свои зна­ния, ма­стер­ство и даль­ше в ка­ких-то ин­те­рес­ных ам­би­ци­оз­ных про­ек­тах. Еще я бы хо­тел, что­бы жизнь поз­во­ли­ла мне дать де­тям необ­хо­ди­мый на­бор ин­стру­мен­тов. Что­бы они зна­ли, как че­ка­нить свое соб­ствен­ное пер­со­наль­ное сча­стье.

Я бла­го­да­рен за каж­дый бо­жий день! Ле­то, зи­ма – по рас­пи­са­нию, де­ти – жи­вы­здо­ро­вы, сла­ва бо­гу, рас­тут счаст­ли­вые, до­воль­ные, ра­дост­ные.

Ино­гда ка­жет­ся, что ты ба­рах­та­ешь­ся вот в этой ру­тине и пе­ри­о­ди­че­ски вы­гля­ды­ва­ешь из до­му в услов­ную фор­точ­ку... ...а там вол­шеб­ный, уди­ви­тель­ный, ма­ня­щий мир, в ко­то­ром лю­ди хо­дят на ка­кие-то ве­че­рин­ки, пу­те­ше­ству­ют на услов­ные Ба­га­мы, Бер­му­ды, Мальдивы.

...И ка­жет­ся, что жизнь как-то про­хо­дит сто­ро­ной, и у те­бя скуч­ные буд­ни!

...пла­ни­ру­ют как ми­ни­мум на пол­го­да впе­ред: «По­сле от­пус­ка воз­вра­ща­ем­ся в Ки­ев, у нас там ку­раж-ба­зар вся­кий, а по­том еще ка­кой-ни­будь спек­такль – то ли по­ста­вим, то ли сыг­ра­ем, то ли про­сто схо­дим...»

«Это есте­ствен­но, ко­гда фи­нан­со­вое обеспечение де­тей ле­жит на от­це», – убеж­ден Ан­дрей До­ман­ский, па­па ше­сте­рых де­тей

И то­гда мы с Ан­дре­ем се­ли, по­го­во­ри­ли и вы­яс­ни­ли для се­бя, что рас­тво­ря­ем­ся в де­тях. А это­го де­лать нель­зя.

Мы ино­гда с Ма­ру­сей от­кры­ва­ем чьи-то ин­ста­гра­мы-фейс­бу­ки, а там ка­кие-то кра­си­вые лю­ди в ка­ких-то кра­си­вых ве­щах на кра­си­вых ост­ро­вах. И мы шу­тим: «А ведь на их ме­сте мог­ли быть и мы…» Да, де­ти – очень за­трат­ная часть, осо­бен­но в на­ше вре­мя.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.