BЕРА КЕ­КЕ­ЛИЯ И РО­МАН ДУ­ДА

Ес­ли бы Сер­гей Баб­кин в соц­се­тях не по­де­лил­ся сва­деб­ным фо­то сво­их под­опеч­ных из «Го­ло­са краї­ни-7» Ве­ры Ке­ке­лии и Ро­ма­на Ду­ды, это ра­дост­ное событие так и оста­лось бы в сек­ре­те. Ре­бя­та про­сто не хо­те­ли тру­бить о ро­мане на весь мир, но для Viva! сде­ла­ли ис

Viva!Ukraine - - News - Фо­то: Ар­тем Галь­ке­вич

Экс­клю­зив. Фи­на­ли­сты «Го­ло­са краї­ни» рас­ска­зы­ва­ют ис­то­рию сво­ей люб­ви и по­яс­ня­ют, по­че­му ни­ко­го не при­гла­ша­ли на сва­дьбу

Вес­ной, когда мы сни­ма­ли фа­во­ри­тов Viva! шоу «Го­лос краї­ни-7», сре­ди на­ших ге­ро­ев бы­ли и Ве­ра с Ро­мой. То­гда ре­дак­ция впер­вые с ни­ми по­зна­ко­ми­лась, но ре­бя­та и сло­вом не об­мол­ви­лись, что они вме­сте. Да и по­том, встре­тив­шись на дру­гом про­ек­те – «Тан­ці з зір­ка­ми», где оба пе­ли, мо­ло­дые ар­ти­сты ни­ко­му не при­зна­лись, что у них ско­ро сва­дьба. Од­на­ко все тай­ное ста­но­вит­ся яв­ным, по­это­му на этот раз они уж точ­но не от­вер­тят­ся!

– Ре­бя­та, при­шло время все рас­ска­зать. Призна­вай­тесь, вы бы­ли зна­ко­мы до «Го­ло­са краï­ни»? Ро­ман: Нет, мы по­зна­ко­ми­лись на про­ек­те, в по­след­ний день сле­пых про­слу­ши­ва­ний. Нас ото­бра­ли в ко­ман­ду, со­бра­ли всех вме­сте. Ве­ра то­гда, пом­ню, се­ла на­про­тив ме­ня, и я сра­зу об­ра­тил на нее вни­ма­ние, сде­лал ей ком­пли­мент на­счет при­чес­ки. И все. Мы да­же не пе­ре­ки­ну­лись па­рой слов. Воз­мож­но­сти узнать друг дру­га у нас на тот мо­мент не было.

Неде­ли че­рез две или три воз­ник­ли ка­кие-то спо­ры в пе­ре­пис­ке участ­ни­ков на­шей ко­ман­ды, а я то­гда был на ра­бо­те и не осо­бо вни­кал, о чем идет речь. И Ве­ра мне по­зво­ни­ла… Ве­ра: Мы с ре­бя­та­ми об­ме­ня­лись те­ле­фо­на­ми, что­бы быть друг с друж­кой на свя­зи, у нас сра­зу сфор­ми­ро­ва­лась друж­ная ко­ман­да на про­ек­те. Я по­зво­ни­ла Ро­ме, мы по­го­во­ри­ли, и он ска­зал, что я мо­гу зво­нить ему в лю­бое время и по лю­бо­му во­про­су, ес­ли мне что-то по­на­до­бит­ся.

Я да­же не знаю, по­че­му имен­но его на­бра­ла, по­то­му что ре­бят в ко­ман­де было мно­го, мог­ла по­зво­нить лю­бо­му. Но... То ли боль­шее до­ве­рие у ме­ня Ро­ма вы­звал, то ли я по­чув­ство­ва­ла, что он мне смо­жет все разъ­яс­нить... И он дей­стви­тель­но знал, все мне по по­лоч­кам раз­ло­жил. Я то­гда уди­ви­лась спо­со­бу его мыш­ле­ния, что ли, по-взрос­ло­му как-то он раз­мыш­ля­ет. И ты пред­ло­жил мне зво­нить те­бе все­гда (оба сме­ют­ся).

Р.: Ме­ня, чест­но го­во­ря, что­то за­це­пи­ло, но для се­бя я от­ме­тил: «Па­рень, не спе­ши, не де­лай ни­ка­ких по­спеш­ных вы­во­дов». В.: У ме­ня то же са­мое было! Ме­ня что-то за­це­пи­ло в этом раз­го­во­ре, но я се­бя при­тор­мо­зи­ла. Р.: Я го­во­рил се­бе: сдер­жи­вай­ся, не на­до пе­ре­иг­ры­вать и то­му по­доб­ное, вы­жди. Ну, по фак­ту, я очень дол­го ждал. А по­том как-то я пред­ло­жил Ве­ре за­ехать в го­сти­ни­цу, где на тот мо­мент ра­бо­тал, что­бы по­ка­зать ей, как все ра­бо­та­ет из­нут­ри. А когда Ве­ра бы­ла уже в пу­ти, я пе­ре­зво­нил ей и ска­зал, что, к со­жа­ле­нию, в го­сти­ни­це очень мно­го ра­бо­ты, и луч­ше мы где-то в го­ро­де встре­тим­ся, про­гу­ля­ем­ся. По­че­му, как, за­чем, я не знаю, но мне безум­но это­го хо­те­лось. И мы встре­ти­лись, вы­пи­ли ко­фе, схо­ди­ли в ки­но. И на­столь­ко все непри­нуж­ден­но и лег­ко про­шло! – Но сви­да­ни­ем вы это не на­зы­ва­ли? В.: Нет. Так это и не было сви­да­ни­ем! Но, мне кажется, каж­дый внут­ри что-то по­чув­ство­вал. Р.: Да, у ме­ня внут­ри что-то про­изо­шло. Глу­би­на раз­го­во­ров и по­ня­тий, ко­то­рые мы для се­бя от­кры­ва­ли, ме­ня впе­чат­ля­ли с каж­дым днем все боль­ше и боль­ше, и об­щать­ся хо­те­лось все боль­ше. Пом­ню, Ве­ра при­бо­ле­ла немнож­ко и по­зво­ни­ла мне, что­бы я при­вез ей ку­ри­цу и им­бирь. А я то­гда был на ноч­ной смене. Утром та­кой

по­мя­тый весь по­сле сме­ны при­шел до­мой, при­вел се­бя в по­ря­док и от­пра­вил­ся ис­кать им­бирь. Ни­как не мог его най­ти. Вот так впер­вые и по­пал к Ве­ре в гости. – Обыч­но де­вуш­ки, когда бо­ле­ют, пар­ней и на по­рог до­ма не пус­ка­ют: они же то­гда пред­ста­ют не в луч­шем ви­де… В.: Да я са­ма не по­ни­маю, как на это ре­ши­лась. И по­том, для ме­ня во­об­ще неха­рак­тер­но про­сить ко­го-то что-то при­вез­ти. Я вос­пи­та­на так, что при­вык­ла все де­лать са­ма, не ис­кать по­мо­щи. Р.: А я ждал это­го мо­мен­та, по­ни­ма­ешь? Вы­жи­дал ( улы­ба­ет­ся). В.: Мы па­ру недель вот так об­ща­лись. Я бо­ле­ла, Ро­ма при­ез­жал ко мне в гости, мы пи­ли чай, дол­го си­де­ли, раз­го­ва­ри­ва­ли. По­ка в один пре­крас­ный мо­мент Ро­ма ме­ня не по­це­ло­вал ( улы­ба­ет­ся). Р.: По прав­де го­во­ря, я безум­но бо­ял­ся упу­стить всю эту ма­гию и оча­ро­ва­ние, в ко­то­ром на тот мо­мент на­хо­дил­ся. Я был го­тов ждать и го­во­рить ты­ся­чи слов про­сто ра­ди то­го, что­бы быть ря­дом! – То есть у вас по клас­си­ке жан­ра пер­вый шаг сде­лал муж­чи­на. Р.: Это было, кста­ти, за­бав­но. Си­дим мы где-то чет­вер­тый час, я что-то вдох­нов­лен­но рас­ска­зы­ваю Ве­ре. И все это время у ме­ня в го­ло­ве на­вяз­чи­во кру­тит­ся мысль: «Гос­по­ди, па­рень, ты дол­жен ее по­це­ло­вать! Нет, что ты, успо­кой­ся». И я си­жу, смот­рю на нее, и, пом­ню, что я то­гда ска­зал: «Слу­шай, я мо­гу еще ча­са три точ­но го­во­рить. Но я бу­ду жа­леть, ес­ли это­го сей­час не сде­лаю». И по­це­ло­вал Ве­ру. Ну, и с тех пор мы вме­сте. Бук­валь­но па­ру недель мы по­ка­та­лись друг к дру­гу в гости, а по­том ре­ши­ли, что бу­дем жить вме­сте. – Ве­ра, рас­ска­жи, как Ро­ма за то­бой уха­жи­вал? Р.: Ну, по­го­ди, я все еще уха­жи­ваю за Ве­рой. В.: Ро­ма ро­ман­тик. Да, это до сих пор про­ис­хо­дит. Ме­ня впе­чат­ля­ет, что он все время при­но­сит цве­ты в дом. Он очень лю­бит цве­ты, ес­ли бы Ро­ма не стал му­зы­кан­том, на­вер­ня­ка ра­бо­тал бы са­дов­ни­ком. Мы меч­та­ем, когда у нас бу­дет боль­шая квар­ти­ра, там обя­за­тель­но бу­дет ме­сто для оран­же­реи. – Ска­жи­те, на­вер­ня­ка вы друг дру­гу за­да­ва­ли во­про­сы: «За что ты ме­ня по­лю­бил? Что ты осо­бен­но­го во мне на­шел?» Р.: Ты зна­ешь, когда я был ма­лень­ким, мне безум­но нра­ви­лась од­на де­воч­ка. Я при­хо­дил до­мой и рас­ска­зы­вал ма­ме, за что ее люб­лю: она са­мая кра­си­вая, у нее кра­си­вое пла­тье и то­му по­доб­ное. А ма­ма мне от­ве­ча­ла: «Вот вы­рас­тешь, и мы по­го­во­рим с то­бой на эту те­му». Когда я под­рост­ком рас­ска­зы­вал ма­ме, как влюб­лен, что на­шел свой иде­ал, и пе­ре­чис­лял ка­че­ства, за ко­то­рые по­лю­бил, она от­ве­ча­ла: «Ро­ма, ну, не лю­бовь это! Ты пой­мешь это поз­же». Я воз­му­щал­ся, не по­ни­мал, как это так! А вот когда мы по­зна­ко­ми­лись с Ве­рой, я по­зво­нил ма­ме и го­во­рю: «Ма­ма, ну все!» Она мне: «По­че­му, за что ты по­лю­бил Ве­ру?» – «Не знаю, за все». И то­гда ма­ма ска­за­ла: «Вот это и есть лю­бовь, когда лю­бишь че­ло­ве­ка за все, без ка­ких-ли­бо ис­клю­че­ний». – Как, кста­ти, ты по­зна­ко­мил Ве­ру с ма­мой? Р.: В по­ле ( сме­ет­ся). Де­ло в том, что мои ро­ди­те­ли дол­гое время дер­жа­ли ко­зью фер­му. И мы с Ве­рой ез­ди­ли к ним на уча­сток, они жи­вут неда­ле­ко от за­по­вед­ной зо­ны, за Ды­ме­ром. Когда мы встре­ти­лись, ма­ма как раз вы­па­са­ла коз. По­том мы по­сре­ди по­ля си­де­ли, ели брын­зу, пи­ли мо­ло­ко, раз­го­ва­ри­ва­ли. – Вол­но­ва­лась пе­ред встре­чей с ма­мой? В.: Нет, я зна­ла, что мы по­нра­вим­ся друг дру­гу. До на­шей встре­чи я мно­го слы­ша­ла о Ро­ми­ной ма­ме,

«До опре­де­лен­но­го мо­мен­та в жиз­ни у ме­ня было аб­со­лют­но дру­гое пред­став­ле­ние о том, как стро­ят­ся от­но­ше­ния меж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной. В слу­чае с Ве­рой я по­нял, что это тот са­мый че­ло­век», – от­кро­вен­но при­знал­ся Ро­ман.

хо­ро­шо пред­став­ля­ла, ка­кая она. Я вот уже по­ни­ма­ла, что все бу­дет хо­ро­шо, что мы най­дем об­щий язык. Так и по­лу­чи­лось. Р.: Да, у ме­ня впер­вые в жиз­ни, когда наши се­мьи – это уже что-то нераз­де­ли­мое. У ме­ня ни ра­зу не про­ска­ки­ва­ла мысль о том, что я ка­кой-то по­сто­рон­ний че­ло­век. Я при­шел и чув­ствую се­бя своим, по­ни­ма­ешь? И это нема­ло­важ­но. Мне очень ча­сто зво­нят ро­ди­те­ли, и в первую оче­редь спра­ши­ва­ют, как де­ла у Ве­ры, что она, как она. У ме­ня вы­зы­ва­ет это чув­ство гор­до­сти и вос­хи­ще­ния. – Кста­ти, по­че­му вы ре­ши­ли так быст­ро сыг­рать сва­дьбу? Мож­но же про­жить мно­го лет в граж­дан­ском бра­ке. Р.: Ну, пусть дру­гие так жи­вут. До опре­де­лен­но­го мо­мен­та в жиз­ни у ме­ня было аб­со­лют­но дру­гое пред­став­ле­ние о том, как стро­ят­ся от­но­ше­ния меж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной. В слу­чае с Ве­рой я по­нял, что это тот са­мый че­ло­век. На са­мом де­ле еще в фев­ра­ле я знал, что сде­лаю ей пред­ло­же­ние. В.: Я не зна­ла, что он го­то­вил­ся несколь­ко ме­ся­цев ( улы­ба­ет­ся). Как по­том при­знал­ся, коль­цо дол­го ис­кал. Р.: Сде­лал я пред­ло­же­ние не так дав­но, 8 сен­тяб­ря. Да, я все ни­как не мог в ма­га­зи­нах най­ти под­хо­дя­щее коль­цо – все не нра­ви­лось, все ка­за­лось ба­наль­ным. В кон­це кон­цов я на­шел ре­бят, ко­то­рые по мо­е­му эс­ки­зу сде­ла­ли коль­цо. – Рас­ска­жи, как сде­лал пред­ло­же­ние Ве­ре? Р.: Я шу­тя несколь­ко раз го­во­рил: «Ве­ра, вы­хо­ди за ме­ня!» В.: Мне кажется, он смот­рел на мою ре­ак­цию, щу­пал поч­ву, го­во­ря мне эти сло­ва. Мы про­сто мог­ли ехать в так­си, и он вдруг: «Слу­шай, вы­хо­ди за ме­ня за­муж». Ко­неч­но, я го­во­ри­ла «да» ( улы­ба­ет­ся). – На са­мом де­ле, де­вуш­ке же при­ят­но услы­шать та­кие сло­ва. В.: Да, при­ят­но! Но я не по­ни­ма­ла, се­рьез­но ли это, по­то­му что это все сло­ва. Р.: А мне нуж­но было по­ни­мать, го­то­ва ли она к та­ко­му ша­гу. Я очень бо­ял­ся. Я чуть­чуть смяг­чал ка­кие-то ве­щи, что­бы по­смот­реть на ее ре­ак­цию: вы­ра­же­ние ее глаз, в кон­це кон­цов, бо­я­лась ли она смот­реть на ме­ня в эти мо­мен­ты. Или, на­обо­рот, хо­те­ла, что­бы я по­шел немнож­ко даль­ше. И вот так по­лу­чи­лось, что мы пред­ва­ри­тель­но, опять же, яко­бы шу­тя, на­зна­чи­ли да­ту, когда мы пой­дем и по­да­дим за­яв­ле­ние. И Ве­ра уже с пол­ной уве­рен­но­стью от­ме­ти­ла в ка­лен­да­ре, что 12 сен­тяб­ря мы по­да­дим за­яв­ле­ние в загс.

И вот в тот день, когда я, на­ко­нец, ре­шил офи­ци­аль­но

Есть та­кой бри­тан­ский ис­пол­ни­тель Fink. Вот его ком­по­зи­цию Looking too closely мы бы и взя­ли саунд­тре­ком к на­шей ис­то­рии люб­ви!

сде­лать Ве­ре пред­ло­же­ние, у нее был кон­церт, я дол­го ее ждал до­ма. Когда она при­шла, уса­дил ее пе­ред зер­ка­лом, взял ги­та­ру и го­во­рю: «Смот­ри в зер­ка­ло и про­сто слу­шай». И под му­зы­ку, на­иг­ры­вая на­пи­сан­ную спе­ци­аль­но для это­го слу­чая ме­ло­дию, по­про­сил Ве­ру стать мо­ей же­ной. – Рас­ска­жи­те, о ка­кой сва­дьбе вы меч­та­ли и ка­кую сыг­ра­ли. В.: Мы меч­та­ли о сва­дьбе для дво­их. Так и про­изо­шло. Только взя­ли фо­то­гра­фа, и все вме­сте от­пра­ви­лись за го­род, в кра­си­вые ме­ста: в ка­ньон в Жи­то­мир­ской об­ла­сти, за­тем в до­мик ры­ба­ка, ко­то­рый на­хо­дит­ся на се­ре­дине озе­ра. В тот день был ту­ман и по­то­му было фан­та­сти­че­ски кра­си­во! Про­сто оста­нав­ли­ва­лись в кра­си­вом ме­сте, в по­лях, вы­хо­ди­ли, гу­ля­ли. Ко­неч­но, вы­ма­за­лись страш­но, по­ка к обе­ду до­е­ха­ли до загса. – И на­по­сле­док. Ес­ли бы од­на­жды вы ре­ши­ли экра­ни­зи­ро­вать свою ис­то­рию люб­ви, ка­кой был бы саунд­трек? В.: Есть та­кой бри­тан­ский ис­пол­ни­тель Fink, ко­то­рый, кста­ти, недав­но был с кон­цер­том в Ки­е­ве. У него есть очень кра­си­вая ком­по­зи­ция Looking too closely. Вот ее мы бы взя­ли саунд­тре­ком к на­шей ис­то­рии люб­ви! ( Улы­ба­ют­ся оба)

«Ко­неч­но, иде­аль­ных лю­дей нет, но Ве­ра для ме­ня иде­ал. Я не из тех, кто бро­са­ет­ся в лю­бовь, не осо­зна­вая по­след­ствий. Я очень рас­су­ди­тель­ный», – при­знал­ся нам Ду­да.

О том, что у них ро­ман, ре­бя­та по­чти ни­ко­му не го­во­ри­ли. Об этом зна­ли только их ро­ди­те­ли и па­ра дру­зей.

Ве­ра го­во­рит, что Ро­ма очень ро­ман­тич­ный. Прак­ти­че­ски каж­дый день он да­рит ей цве­ты в бу­ке­тах и ва­зо­нах. Их уже столь­ко, что в квар­ти­ре не оста­лось сво­бод­но­го ме­ста.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.