АХ­ТЕМ СЕ­И­ТА­Б­ЛА­ЕВ И АЛЕ­НА ШО­ПТЕН­КО

Ах­те­ма мож­но сме­ло на­звать тем­ной ло­шад­кой «Тан­ців з зір­ка­ми». До стар­та про­ек­та ма­ло кто по­до­зре­вал, что этот все­гда сдер­жан­ный муж­чи­на спо­со­бен так уве­рен­но и плав­но дви­гать­ся на пар­ке­те.

Viva!Ukraine - - News - Ири­на Пи­ку­ля

«Для нас глав­ной бы­ла не по­бе­да. Моя за­да­ча, – го­во­рит Але­на, – за­ни­мать­ся твор­че­ством и нести его лю­дям. Ах­тем со мной со­гла­сил­ся».

Прав­да, у ар­ти­ста в на­став­ни­ках бы­ла од­на из са­мых силь­ных тан­цов­щиц и ти­ту­ло­ван­ных хо­рео­гра­фов стра­ны Але­на Шо­птен­ко. Здесь без ва­ри­ан­тов – до фи­на­ла все рав­но дой­дешь.

– Ах­тем, в фи­на­ле вы пред­ста­ви­ли крым­ско­та­тар­ский на­род­ный та­нец с эле­мен­та­ми фью­жен. Как от­ре­а­ги­ро­ва­ли та­та­ры? Ах­тем: По­сле фи­на­ла я по­лу­чил столь­ко вос­тор­жен­ных от­кли­ков от крым­ских та­тар! Только по­сле пре­мье­ры филь­ма «Хай­тар­ма» бы­ла та­кая же огром­ная вол­на под­держ­ки. Мне го­во­рят: ты пе­ре­дай Алене, как только она к нам в Бах­чи­са­рай, Ев­па­то­рию или Сим­фе­ро­поль при­е­дет – мы ей устро­им та­кой при­ем, ка­ко­го она еще в жиз­ни не ви­де­ла! Але­на очень силь­ный хо­рео­граф, все ее по­ста­нов­ки боль­ше, чем тан­цы, это ми­нис­пек­так­ли, дра­ма­ти­че­ские ис­то­рии, на­пол­нен­ные глу­бо­ким смыс­лом. А в по­ста­нов­ке хай­тар­мы нам огром­ную по­мощь ока­за­ла Гуль­на­ра Са­вен­ко, крым­ско­та­тар­ская часть тан­ца – это ее за­ме­ча­тель­ная ра­бо­та.

Во­об­ще, по­чти каж­дый крым­ский та­та­рин уме­ет тан­це­вать на­род­ные тан­цы, хо­тя это и до­воль­но труд­но: нуж­но уло­вить слож­ный ритм, по­ста­нов­ку рук, что­бы пле­чи не под­ни­ма­лись, бы­ли мяг­кие паль­цы. И при этом на­до все­гда пом­нить, что ни в ко­ем слу­чае нельзя смот­реть парт­не­ру в гла­за. Я пре-ду­пре­ждал Але­ну, что наш та­нец бу­дут смот­реть все мои со­оте­че­ствен­ни­ки не только на ма­те­ри­ко­вой Укра­ине, но и в Кры­му. Я по­ни­мал, ка­кое су­ма­сшед­шее дав­ле­ние внут­ри ощу­ща­ла Але­на: она тан­цу­ет для це­ло­го на­ро­да, ко­то­рый сей­час на­хо­дит­ся в ок­ку­па­ции. Но она спра­ви­лась бле­стя­ще! Кста­ти, у нас су­ще­ству­ет по­ве­рье: ес­ли оста­нет­ся хо­тя бы од­на жен­щи­на и муж­чи­на на Зем­ле, ко­то­рые смо­гут стан­це­вать хай­тар­му, наш на­род ни­ко­гда не умрет. – Ко­му при­шла идея стан­це­вать хай­тар­му в фи­на­ле? А. С.: У нас по это­му по­во­ду да­же не воз­ни­ка­ло дис­кус­сий. Але­на мне с са­мо­го на­ча­ла ска­за­ла, что на­ме­ре­на стан­це­вать на про­ек­те 13 тан­цев неза­ви­си­мо от то­го, дой­дем мы до фи­на­ла или нет ( улы­ба­ет­ся). Але­на: Для нас глав­ной бы­ла не по­бе­да. Моя за­да­ча – за­ни­мать­ся твор­че­ством и нести его лю­дям. Ах­тем со­гла­сил­ся с та­кой по­зи­ци­ей. Каж­дый та­нец был осо­бен­ным, чет­ко про­ду­ман­ным.

А по по­во­ду хай­тар­мы. Мы долж­ны бы­ли стан­це­вать ее рань­ше, но по­лу­чи­лось только в фи­на­ле.

– С ка­ким чув­ством сей­час пе­ре­смат­ри­ва­е­те свои тан­цы в Youtube? А. С.: Я Алене Вик­то­ровне го­во­рил: до сих пор не верю, что этот тан­цу­ю­щий на пар­ке­те муж­чи­на – я. Та­кое ощу­ще­ние, буд­то смот­рю на ко­го-то внешне очень по­хо­же­го на се­бя, ко­то­рый тан­цу­ет вальс, фью­жен, хип-хоп... Для ме­ня каж­дый та­нец – это экс­т­рим. Зна­е­те, есть по­ня­тие «за­со­лен­но­го огур­ца», когда све­жий огу­рец бро­са­ют в бан­ку с за­со­лен­ны­ми, и у него нет аль­тер­на­ти­вы – он все рав­но ста­нет за­со­лен­ным. Так и я. Ме­ня об этом пре­ду­пре­жда­ла Але­на Вик­то­ров­на еще в на­ча­ле: «У вас нет ва­ри­ан­тов, все рав­но вы бу­де­те тан­це­вать» ( сме­ет­ся). – Ка­кой та­нец для вас был са­мым слож­ным? А. С.: Ну, мне лич­но очень слож­но дал­ся фокс­трот «Вер­бо­ва до­щеч­ка». А. Ш.: По­жа­луй, со­гла­шусь. Объ­яс­ню по­че­му: это был пя­тый эфир, «эк­ва­тор про­ек­та».

Есть по­ня­тие мы­шеч­ной па­мя­ти. Когда ты мно­го раз по­вто­ря­ешь та­нец, он фик­си­ру­ет­ся в мы­шеч­ной па­мя­ти, и ты уже не ду­ма­ешь о дви­же­ни­ях. Невоз­мож­но стан­це­вать хо­ро­шо, ес­ли ты не по­вто­рил это мил­ли­он раз. Факт. «Вер­бо­ву до­щеч­ку» мы стан­це­ва­ли, на­вер­ное, са­мое боль­шое ко­ли­че­ство раз. Вся слож­ность бы­ла не только в те­ма­ти­ке тан­ца (он по­став­лен по мо­ти­вам куль­то­во­го филь­ма «Тіні за­бу­тих пред­ків»), но и в со­еди­не­нии укра­ин­ско­го фол­ка с ев­ро­пей­ским фокс­тро­том. В этом и был ин­те­рес для ме­ня как для хо­рео­гра­фа – со­еди­нить несо­еди­ни­мое. В этом и есть ма­стер­ство.

Но бы­ла се­ре­ди­на про­ек­та, а к это­му пе­ри­о­ду, как пра­ви­ло, все­гда по­яв­ля­ет­ся пси­хо­ло­ги­че­ское на­пря­же­ние и силь­ная уста­лость, на­ко­пив­ша­я­ся ра­нее. Уже по­сле эк­ва­то­ра че­ло­век втя­ги­ва­ет­ся, и все идет по на­ка­тан­ной. – А ка­кой ваш лю­би­мый та­нец? А. С.: Их несколь­ко. «Люди» на пес­ню «Бум­бок­са» и наш пер­вый па­со­добль. Когда мы на­ча­ли его вспо­ми­нать, да­же Але­на ска­за­ла: «Я во­об­ще не по­ни­маю, как мы это стан­це­ва­ли». ( Сме­ет­ся) Хо­тя мне до­рог каж­дый та­нец, по­то­му что за этим сто­ит боль­шой труд. Але­на не даст со­врать, я до­ста­точ­но неудоб­ный че­ло­век. Мо­жет, по­то­му, что взрос­лый, или по­то­му, что тя­же­ло иду на ком­про­мисс. Но я по­том с ра­до­стью при­зна­вал: ка­ки­е­то ве­щи, ко­то­рые мне бы­ли непо­нят­ны на ре­пе­ти­ции (ма­ло дра­ма­тур­гии и так да­лее), в кон­це кон­цов от этой си­нер­гии хо­рео­гра­фии, ко- стю­мов, му­зы­ки, све­то­во­го и сце­но­гра­фи­че­ско­го ре­ше­ния у те­бя все скла­ды­ва­ет­ся. А. Ш.: Кра­си­вым у нас по­лу­чил­ся кон­темп на по­лу. Это был ин­те­рес­ный для ме­ня вы­зов. Пар­тер­ная тех­ни­ка на са­мом де­ле ни­чуть не лег­че, чем та­нец стоя, хо­тя со сто­ро­ны мо­жет по­ка­зать­ся, что тан­це­вать ле­жа на­мно­го лег­че. Мне очень нра­вит­ся наш пер­вый па­со­добль с лен­та­ми. Он для ме­ня са­мый ин­те­рес­ный с точ­ки зре­ния по­ста­нов­ки, по­то­му что лен­ты – это все­гда ло­те­рея, не зна­ешь, как они се­бя по­ве­дут. Но мы его стан­це­ва­ли та­кое ко­ли­че­ство раз, что у лен­ты не было шан­сов непра­виль­но лечь. – Але­на, ес­ли оха­рак­те­ри­зо­вать те­бя с по­мо­щью тан­ца, ты как раз та­кой па­со­добль с лен­та­ми – непред­ска­зу­е­мый и неор­ди­нар­ный. А как бы ты опи­са­ла Ах­те­ма? А. Ш.: Мне кажется, Ах­тем – это вальс. Бе­лый ки­тель, в ко­то­ром он тан­це­вал вальс, ему очень идет. Ах­тем в лю­бом тан­це вы­гля­дел пре­крас­но: что ни дай – у него все по­лу­ча­лось хо­ро­шо ( улы­ба­ет­ся).

По­чти каж­дый крым­ский та­та­рин уме­ет тан­це­вать на­род­ные тан­цы, хо­тя это и до­воль­но труд­но

Але­на оха­рак­те­ри­зо­ва­ла Ах­те­ма как пла­стич­но­го, тру­до­лю­би­во­го и нераз­го­вор­чи­во­го парт­не­ра. По­след­нее ка­че­ство было для Шо­птен­ко со зна­ком плюс, ведь па­ра без лиш­них слов при­сту­па­ла к ре­пе­ти­ци­ям.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.