ма­ша ви­но­гра­до­ва

Viva!Ukraine - - Monatik - Ири­на Пи­ку­ля

Ве­ду­щая при­гла­ша­ет к се­бе до­мой. Тро­га­тель­ная фо­то­сес­сия с му­жем и до­че­рью, кра­си­вая ис­то­рия люб­ви.

Од­на из са­мых кра­си­вых, улыб­чи­вых и по­зи­тив­ных ра­диои те­ле­ве­ду­щих в Укра­ине го­во­рит, что жи­вет по прин­ци­пу «здесь и сей­час», и по­ла­га­ет, что в пря­мом эфи­ре, как и в жиз­ни, нуж­но все­гда оста­вать­ся со­бой. А ка­кая Ма­ша Ви­но­гра­до­ва вне ра­бо­ты, Viva! ре­ши­ла вы­яс­нить са­ма и от­пра­ви­лась к ней до­мой – сде­лать кра­си­вую фо­то­сес­сию и по­зна­ко­мить­ся с му­жем Оле­гом и двух­лет­ней до­че­рью Май­ей.

Ф ото­сес­сии очень утом­ля­ют, осо­бен­но та­ких ма­лень­ких де­тей как Майя, по­это­му для раз­го­во­ра с Ма­шей и Оле­гом ре­ше­но бы­ло вы­брать дру­гой день и дру­гое ме­сто. Ма­ша пред­ло­жи­ла уют­ное ка­фе­кон­ди­тер­скую на По­до­ле, где из огром­ных окон льет­ся свет, зву­чит при­ят­ная му­зы­ка, а ме­ню пред­ла­га­ет необыч­ные и по­лез­ные блю­да. Мне то­гда при­шло в го­ло­ву, что это за­ве­де­ние под стать на­шей ге­ро­ине. Она та­кая же сол­неч­ная и необык­но­вен­ная, стиль­ная и кра­си­вая, а еще – рья­ный адепт пра­виль­но­го и здо­ро­во­го об­ра­за жиз­ни.

– Ма­ша, а ты зна­ешь, что бы­ла та­кая Ма­рия Ви­но­гра­до­ва – из­вест­ная со­вет­ская ак­три­са, звезда эпи­зо­дов? Я слы­ша­ла о ней. И знаю, что еще есть жур­на­ли­сты и ве­ду­щие с та­кой фа­ми­ли­ей. Ко­гда по­сту­па­ла в ин­сти­тут, у ме­ня спра­ши­ва­ли, не мои ли это род­ствен­ни­ки? Но нет. Я пер­вая в сво­ей се­мье, кто свя­зан с этой про­фес­си­ей. – С тво­ей внеш­но­стью ты лег­ко мог­ла бы стать ки­но­звез­дой. По­че­му по­шла на ра­дио, по­че­му не по­про­бо­ва­ла свои си­лы как ак­три­са, пе­ви­ца, мо­дель? Я хо­те­ла быть те­ле­ве­ду­щей, но при по­ступ­ле­нии по ка­фед­рам и груп­пам не рас­пре­де­ля­ют– ты про­сто по­сту­па­ешь в Ин­сти­тут жур­на­ли­сти­ки. Я ду­ма­ла, что иду на те­ле­жур­на­ли­сти­ку, но в сен­тяб­ре, ко­гда бы­ло рас­пре­де­ле­ние, не про­шла в те­ле­груп­пу, но ме­ня с удо­воль­стви­ем взя­ли в ра­дио­груп­пу. Сна­ча­ла я рас­стро­и­лась, а по­том ду­маю: «Ну, лад­но, по­смот­рим что бу­дет» ( сме­ет­ся). И так по­лу­чи­лось, что с ра­дио я во­об­ще очень креп­ко за­вя­за­лась, у ме­ня с ним лю­бовь-лю­бовь. Ну, и те­ле­ви­де­ние по­том при­шло как-то са­мо по се­бе и без спе­ци­аль­но­го об­ра­зо­ва­ния. – С пер­во­го ра­за по­сту­пи­ла, без про­блем? Да, но на кон­тракт. Ме­ня фи­нан­со­во под­дер­жа­ли ро­ди­те­ли. Ма­ма очень хо­те­ла, что­бы у ме­ня бы­ла сте­пень ма­ги­стра, и по­сле ба­ка­лав­ра­та я со сво­и­ми хо­ро­ши­ми оцен­ка­ми смог­ла по­сту­пить уже на бюд­жет в ма­ги­стра­ту­ру. – Рас­ска­жи, от­ку­да ты, из ка­кой се­мьи? Ро­ди­лась в Чер­ни­го­ве, но, ко­гда мне бы­ло семь лет, мы всей се­мьей пе­ре­еха­ли в Ки­ев. Мои ро­ди­те­ли не свя­за­ны с ме­ди­а­ми­ром, они очень хо­те­ли, что­бы я ста­ла юри­стом. На са­мом де­ле, это бы­ли их неосу­ществ­лен­ные меч­ты. Ма­ма хо­те­ла быть юри­стом, но в Чер­ни­го­ве не бы­ло та­ко­го ву­за. Ко­гда при­шло вре­мя мне вы­би­рать, ку­да по­сту­пать, ма­ма спро­си­ла: «А может на юр­фак?» Я по­ни­ма­ла, что ту­да точ­но не хо­чу, и мне при­шлось сроч­но опре­де­лять­ся ( сме­ет­ся). – Зна­чит, ты тот ред­кий слу­чай, ко­гда ра­бо­та­ют по про­фи­лю, по­то­му что, мне ка­жет­ся, на ра­дио сей­час мно­го слу­чай­ных лю­дей. Это прав­да. В мо­ем те­пе­реш­нем ра­дио­окру­же­нии я прак­ти­че­ски един­ствен­ная, кто окон­чил ра­дио­жур­на­ли­сти­ку и ра­бо­та­ет на ра­дио! На вто­ром кур­се я уже по­шла ра­бо­тать в На­ци­о­наль­ную ра­дио­ком­па­нию Укра­и­ны на ра­дио «Про­мінь». Это бы­ла моя пер­вая ра­бо­та. Я, на­вер­ное, боль­ше по­ня­ла, что та­кое ра­дио, ра­бо­тая на «Про­міні», чем за все го­ды на са­мом жур­фа­ке. Но это не во­прос жур­фа­ка, это, мне ка­жет­ся, во­прос во­об­ще укра­ин­ско­го об­ра­зо­ва­ния. – Сколь­ко лет ты уже ра­бо­та­ешь в утрен­нем шоу? Че­ты­ре го­да. Я уста­ла ди­ко, но не знаю, как без это­го жить, мне очень нра­вит­ся! – Маш, по­зна­комь нас с му­жем. Как и ко­гда вы встре­ти­лись? Олег: По­зна­ко­ми­лись мы очень дав­но, лет 10 – 12 на­зад, че­рез на­ших об­щих дру­зей на иг­ре в ма­фию в од­ном из ре­сто­ра­нов Ки­е­ва. По­сле это­го несколь­ко лет не об­ща­лись, а по­том как-то уви­де­лись, и я при­гла­сил Ма­шу на от­кры­тие мо­ей тан­це­валь­ной шко­лы. Это бы­ло в сен­тяб­ре 2009-го. Но Ма­ша так и не при­шла. Я по­ду­мал: «Ну, раз не при­е­ха­ла, зна­чит, боль­но ей на­до». А по­том, спу­стя несколь­ко недель, зво­нок позд­но ве­че­ром: «Ал­ло, при­вет! Чем за­ни­ма­ешь­ся?» Ска­зал, что ни­чем, а на са­мом де­ле при­е­хал до­мой, очень устав­ший по­сле ра­бо­ты. «А я здесь в цен­тре с дру­зья­ми. Подъ­ез­жай». Бы­ло уже ча­сов 11, се­ре­ди­на недели, зав­тра ра­но утром на ра­бо­ту, но я от­ве­тил

бод­рень­ким го­ло­сом: «Да, ко­неч­но, сей­час бу­ду!» ( Улы­ба­ет­ся) Раз­во­ра­чи­ва­юсь и еду к ней. Ну и все! М.: А на Но­вый год мы уже вме­сте в Кар­па­ты по­еха­ли с ком­па­ни­ей. У нас как-то быст­ро все за­вя­за­лось. Олег до­воль­но ор­га­нич­но влил­ся в мою ком­па­нию. Те­перь дру­зей-маль­чи­ков у ме­ня нет, по­то­му что все мои быв­шие дру­зья-маль­чи­ки – это уже его дру­зья ( сме­ет­ся). О.: Я то­гда так мно­го ра­бо­тал, что мы с Ма­шей встре­ча­лись толь­ко позд­но по ве­че­рам. Ду­мал, как осво­бо­дить вре­мя, что­бы каж­дый день ви­деть­ся, а не че­рез день… При­ду­мы­вал, ка­кие Ма­ше сде­лать сюр­при­зы. Пом­ню, на ее день рож­де­ния арен­до­вал трам­вай-ка­фе, ко­то­рый кур­си­ро­вал по На­бе­реж­но­Кре­ща­тиц­кой. – Это бы­ло твое же­ла­ние удив­лять, или Ма­ша тре­бо­ва­ла сюр­при­зов? О.: Нет, это бы­ло ис­клю­чи­тель­но мое же­ла­ние. Ко­неч­но, спу­стя пять-шесть лет по­яви­лись уже и та­кие тре­бо­ва­ния, ко­гда мы ста­ли жить в бра­ке и нас немнож­ко за­тя­нул быт. Ну, ни­че­го, мне ка­жет­ся, у всех бы­ва­ет та­кой пе­ри­од. – У каж­дой де­вуш­ки есть пред­став­ле­ние об иде­аль­ных от­но­ше­ни­ях, об иде­аль­ном муж­чине. В на­ча­ле тво­их с Оле­гом от­но­ше­ний все бы­ло иде­аль­но, как ты и меч­та­ла, или при­шлось ло­мать меч­ты, а может, се­бя или Оле­га? М.: Нет, ни­кто ни­ко­го не ло­мал. Моя ба­буш­ка недав­но на­пом­ни­ла мне… Ко­гда я бы­ла ма­лень­кой, то все­гда го­во­ри­ла, что вый­ду за­муж за та­ко­го, как па­па, или луч­ше ( улы­ба­ет­ся). Про­сто у ме­ня на са­мом де­ле до­воль­но по­ка­за­тель­ная се­мья. Мои ро­ди­те­ли по­же­ни­лись со­всем мо­ло­ды­ми, у них все хо­ро­шо, они до сих пор счаст­ли­во жи­вут вме­сте. И в этом плане мне по­вез­ло, по­то­му что я ви­де­ла пе­ред со­бой мо­дель адек­ват­ной хо­ро­шей се­мьи. По­это­му я по­ни­ма­ла, что то­же так хо­чу, мне не на­до по-дру­го­му. Ко­гда мы на­ча­ли встре­чать­ся с Оле­гом, он из­на­чаль­но был до­воль­но се­рьез­ным, пред­ска­зу­е­мым, ста­биль­ным.

Мне ка­жет­ся, для муж­чи­ны это хо­ро­шие ка­че­ства. Су­пер­ро­ман­тизм и «в омут с го­ло­вой» – это класс­но, но, за­гля­ды­вая в бли­жай­шее бу­ду­щее, по­ни­ма­ешь, что эти ка­че­ства не долж­ны быть в при­о­ри­те­те. Он может сей­час с то­бой «в омут с го­ло­вой», а по­том его еще ку­да-то дер­нет ( сме­ет­ся)… О.: По­че­му? Мои дей­ствия бы­ли на­прав­ле­ны на су­пер­ро­ман­ти­ку, пом­нишь? ( Сме­ет­ся) У нас с то­бой бы­ли неиз­би­тые встречи, не про­сто по­си­деть по­пить ко­фе в ка­фе – мы с то­бой то в Кар­па­ты по­едем, то в Одес­су, то во Ль­вов. Но сей­час, ко­гда все вспо­ми­наю, ка­жет­ся, что это бы­ло так дав­но, в ка­кой-то дру­гой жиз­ни. По­сле рож­де­ния ре­бен­ка вся та жизнь за­бы­ва­ет­ся со­вер­шен­но! Вс­по­ми­на­ют­ся, ко­неч­но, ка­кие-то при­ят­ные мо­мен­ты… И то, мне ка­жет­ся, мно­гие со­бы­тия вс­по­ми­на­ют­ся толь­ко по фо­то­гра­фи­ям. Столь­ко бы­ло пу­те­ше­ствий то­гда! У нас бы­ла про­грам­ма на iphone, ко­то­рая по­ка­зы­ва­ла про­цент­ное со­от­но­ше­ние, сколь­ко мы уви­де­ли зем­но­го ша­ра. Не пом­ню точ­но, но был вы­со­кий про­цент, осо­бен­но по Ев­ро­пе, по­чти всю ее объ­ез­ди­ли. – А кто ко­го под­са­дил на пу­те­ше­ствия? Или вы оба та­кие ак­тив­ные? О.: Это боль­ше Ма­ши­на ини­ци­а­ти­ва, она под­са­ди­ла, на­вер­ное, с ка­ко­го-то пер­во­го пу­те­ше­ствия. В пер­вый год мы по­еха­ли сна­ча­ла в Кар­па­ты, по­том в Тур­цию, по­том на Маль­ту, ШриЛан­ку. А там по­нес­лось… М.: Я Оле­гу столь­ко пу­те­ше­ствий-сюр­при­зов де­ла­ла! На каж­дый день рож­де­ния прак­ти­че­ски. Мне ка­жет­ся, ес­ли б я не ра­бо­та­ла на ра­дио и те­ле­ви­де­нии, я бы, на­вер­ное, ра­бо­та­ла тур-аген­том и пла­ни­ро­ва­ла бы ин­ди­ви­ду­аль­ные ту­ры ( улы­ба­ет­ся). При­чем мы пред­по­чи­та­ем при­ле­теть и по хо­ду вы­брать отель и даль­ней­ший марш­рут, от­тал­ки­ва­ясь от сво­е­го на­стро­е­ния. Про­сто мы лю­бим узна­вать мир, лю­бим пу­те­ше­ство­вать. – Рас­ска­жи­те о са­мой без­ба­шен­ной по­езд­ке или о са­мом эк­зо­ти­че­ском пу­те­ше­ствии? М.: На­вер­ное, это сва­деб­ное. Мы на ме­сяц уеха­ли в Азию, и то­же без кон­крет­но­го пла- на. У нас бы­ли би­ле­ты во Вьет­нам в Хо­ши­мин и че­рез ка­кое-то вре­мя – об­рат­ные. А все, что про­ис­хо­ди­ло в са­мом пу­те­ше­ствии, за­ви­се­ло от на­ших сию­ми­нут­ных же­ла­ний. Мы по­ку­па­ли си­ту­а­тив­но би­ле­ты, ле­та­ли из стра­ны в стра­ну. О.: Под ко­нец бы­ло та­кое чув­ство, что для нас сесть в са­мо­лет и по­ле­теть – это как про­ехать­ся в так­си. Мы вы­ле­та­ли, при­зем­ля­лись, еха­ли, сно­ва ле­те­ли… Про­смат­ри­ва­ешь би­ле­ты в Ин­тер­не­те: «О, се­го­дня класс­ный вы­лет на Ба­ли! По­ле­те­ли?» – «По­ле­те­ли». У нас бы­ло, по-мо­е­му, 12 или 15 пе­ре­ле­тов. – Кста­ти, как быст­ро вы ре­ши­ли по­же­нить­ся? Ко­гда ты сде­лал Ма­ше пред­ло­же­ние? О.: Пять лет на­зад, 31 де­каб­ря. Хо­тел все за­ву­а­ли­ро­ван­но сде­лать, так, что­бы Ма­ша не сра­зу до­га­да­лась. Го­во­рю: «Возь­ми с со­бой пас­порт, мы ку­да-то ле­тим на Но­вый год». За­вя­зал ей гла­за, по­са­дил в ма­ши­ну, и едем. Го­во­рю: «Как ду­ма­ешь, ку­да мы едем?» А мы еха­ли про­сто по длин­ной до­ро­ге, где мно­го фо­на­рей. И Ма­ша по­ду­ма­ла: «Ну, раз пас­порт, зна­чит, в аэро­порт «Бор­исполь». Это на са­мом де­ле был Мос­ков­ский мост, но неваж­но ( сме­ет­ся). Мы еха­ли в на­шу но­вую квар­ти­ру на 25-м эта­же в но­вом до­ме, ко­то­рый да­же еще не сда­ли в экс­плу­а­та­цию. Толь­ко че­рез ме­сяц долж­ны бы­ли всем вы­дать клю­чи, но я до­го­во­рил­ся с за­строй­щи­ка­ми. Усте­лил там всю квар­ти­ру ле­пест­ка­ми роз, све­чи, шам­пан­ское. М.: Ты же ска­жи, что у те­бя бы­ли по­мощ­ни­ки, что ты не один там рвал ро­зы ( сме­ет­ся). О.: Ко­неч­но, по­мог­ли дру­зья. За­вел Ма­шу с за­кры­ты­ми гла­за­ми в подъ­езд, под­ня­лись, у нее бы­ла па­ни­ка: «Ку­да мы за­шли?!» Лифт, 25-й этаж, дол­го едет – ку­да, что это?! По­том ее за­вел в квар­ти­ру, раз­вя­зал гла­за, встал на ко­ле­но и сде­лал пред­ло­же­ние. Хо­тел услы­шать «да», но услы­шал «угу» ( улы­ба­ет­ся). Го­во­рю: «Что это за «угу»? Так ты со­глас­на?» М.: Нет, сна­ча­ла во­об­ще ни­че­го не услы­ша­ла. Про­сто стою, смот­рю на него и мол­чу. Я не

В де­кре­те я про­си­де­ла все­го три недели: мне уда­лось сов­ме­щать ма­те­рин­ство и ра­бо­ту. И по­том, мне по­мо­га­ла моя ма­ма.

то что­бы со­мне­ва­лась, про­сто бы­ло ка­кое-то шо­ко­вое со­сто­я­ние, ко­гда ты не мо­жешь сра­зу от­ве­тить. Я по­мол­ча­ла, по­до­шла к нему, об­ня­ла, а он го­во­рит: «Так что?» Я го­во­рю: «Угу». – «Что?» – «Угу» ( сме­ет­ся). Ну, в об­щем, я, ко­неч­но, не ожи­да­ла. О.: И са­мое глав­ное, что бы­ло в этой но­вой квар­ти­ре с еще го­лы­ми бе­тон­ны­ми сте­на­ми, – кол­лаж же­ла­ний. Я за па­ру дней до это­го при­е­хал к ней до­мой, к сво­ей бу­ду­щей те­ще, и за­брал Ма­шин кол­лаж же­ла­ний. Пер­вая кар­тин­ка из него сбы­лась. – То есть кол­лаж же­ла­ний ра­бо­та­ет?! М.: Это прав­да! Мы вот недав­но го­во­ри­ли – все из кол­ла­жа же­ла­ний пол­но­стью сбы­лось! – А что там еще бы­ло? М.: Там мно­го все­го бы­ло. И с ра­бо­той бы­ли свя­за­ны кар­тин­ки, и с квар­ти­рой, и с за­му­же­ством, пу­те­ше­стви­я­ми, ро­ди­те­ля­ми, ма­ши­ной. – Точ­но та­ко­го цве­та и точ­но та­кой мар­ки? М.: По­чти. Вре­мя идет, по­ни­ма­ешь? Я хо­те­ла од­но, но с уче­том то­го, что это все сбы­лось не сра­зу... Шли го­ды…

О.: Мо­дель­ный ряд ме­нял­ся ( улы­ба­ет­ся). М.: И по­том, ко­гда Олег ска­зал: «Ну, ты же так хо­те­ла эту ма­ши­ну!» А я уже смот­рю и го­во­рю: «Да нет, я не хо­чу ее брать, возь­му что-то дру­гое, по­но­вее» ( сме­ет­ся). А он пы­тал­ся прям до кон­ца мой кол­лаж же­ла­ний ис­пол­нить на тот мо­мент ( улы­ба­ет­ся). – На­вер­ня­ка на этом кол­ла­же был и твой иде­аль­ный муж­чи­на, ко­то­рый по­том ма­те­ри­а­ли­зо­вал­ся в Оле­га. Рас­ска­жи, что те­бя при­влек­ло в нем? М.: Сей­час я его люб­лю про­сто по­то­му, что люб­лю. Но ес­ли го­во­рить в об­щем, то, ко­неч­но, он безум­ная опо­ра для ме­ня, для на­ше­го ре­бен­ка, он пре­крас­ный отец! Он го­тов иг­рать с Май­ей ча­са­ми, быть ло­шад­кой, зай­чи­ком, быть кем угод­но для нее ( сме­ет­ся). Олег не из тех пап, ко­то­рые не мо­гут по­ме­нять под­гуз­ник, ука­чать ре­бен­ка. Он спо­со­бен де­лать все, что и я, раз­ве что гру­дью не кор­мил ( сме­ет­ся).

И еще я по­ня­ла: для ме­ня мой Олег – че­ло­век-пи­нок. Все, что я пла­ни­рую сде­лать, он уско­ря­ет, по­то­му что я мо­гу дол­го ду­мать, пла­ни­ро­вать, взве­ши­вать. Он: «Да­вай! Вот сей­час са­мое вре­мя!» В об­щем, мно­гие ве­щи он фор­си­ру­ет в мо­ей жиз­ни, и они про­ис­хо­дят быст­рее бла­го­да­ря то­му, что он немно­го су­ма­сшед­ший в этом плане ( улы­ба­ет­ся).

Для ме­ня муж – это че­ло­век-пи­нок. Все, что я пла­ни­рую сде­лать, он уско­ря­ет. Я мо­гу дол­го ду­мать, а он го­во­рит: «Да­вай! Вот сей­час са­мое вре­мя!»

О.: А для ме­ня Ма­ша са­мая луч­шая жен­щи­на в ми­ре, и все луч­шие ка­че­ства, ко­то­рые мо­гут быть, со­бра­ны в ней. – Рас­ска­жи о са­мом глав­ном Ма­ши­ном ка­че­стве. О.: Ис­крен­ность. Я что-то мо­гу сей­час упу­стить, но в Ма­ше это мне боль­ше все­го нра­вит­ся. Под­ход к жиз­ни. Не все пой­мут, что это зна­чит, но все долж­но быть пра­виль­но, все долж­но быть ис­клю­чи­тель­но в рам­ках за­ко­на. М.: Я, на­при­мер, кон­тро­ли­рую вклю­че­ние по­во­рот­ни­ка, ко­гда Олег пе­ре­стра­и­ва­ет­ся в дру­гой ряд ( сме­ет­ся). Я та­кой аб­со­лют­но за­ко­но­по­слуш­ный граж­да­нин, и ме­ня мно­гое вво­дит в сту­пор: «Как это? Нель­зя так де­лать! И так нель­зя де­лать!» У ме­ня есть внут­рен­няя дис­ци­пли­на. – Ска­жи, Олег, ко­гда у му­жа кра­си­вая стиль­ная же­на, он дол­жен хо­ро­шо за­ра­ба­ты­вать, что­бы удо­вле­тво­рять все ее же­ла­ния. У Ма­ши бы­ва­ют безум­ные же­ла­ния? И хва­та­ет ли де­нег на это? О.: Ма­ше все­го хва­та­ет, и я да­же боль­ше ска­жу: Ма­ша са­мо­до­ста­точ­ная лич- ность, и мне это бо­лее чем нра­вит­ся. Я из­на­чаль­но не хо­тел свя­зы­вать свою жизнь, судь­бу с че­ло­ве­ком, ко­то­рый не хо­чет и не стре­мит­ся быть луч­ше. Это не озна­ча­ет, что нуж­но за­ра­ба­ты­вать на свою жизнь и стре­мить­ся к фи­нан­со­вой неза­ви­си­мо­сти. Оно са­мо со­бой при­хо­дит. И вот Ма­ша как раз це­ле­устрем­лен­ный и са­мо­до­ста­точ­ный че­ло­век, и улуч­ша­ет и свою и мою жизнь, а я улуч­шаю жизнь на­шей се­мьи ( улы­ба­ет­ся). – То есть Ма­ша не ка­приз­ная? О.: Нет, это боль­ше да­же от ме­ня ис­хо­дит. Ес­ли я хо­чу ку­пить, неваж­но, по­да­рок или это про­сто для на­шей се­мьи что-то до­ро­гое, она го­во­рит: «Нет, это непра­виль­но, это необ­ду­ман­ная вещь. Она не сто­ит этих де­нег. Олег, не нуж­но». – «Но я хо­чу!» – «Олег, не на­до». Она, на­обо­рот, оста­нав­ли­ва­ет ме­ня в эти мо­мен­ты. – Зна­чит, в ва­шей се­мье тран­жи­ра – Олег? М.: Не то что­бы тран­жи­ра. Он не по­ку­па­ет ненуж­ные ве­щи. Тут ско­рее во­прос в мо­мен­те: пра­виль­ный ли это мо­мент, что­бы вы­ло­жить ка­кую-то сум­му, или, может, эти день­ги сей­час нуж­ны на что-то дру­гое. Ча­ще все­го они нуж­ны на что-то дру­гое ( сме­ет­ся). – Олег, рань­ше твоя ра­бо­та бы­ла свя­за­на с шоу-биз­не­сом, но сей­час, ка­жет­ся, при­став­ка «шоу» ушла? О.: Мне все­го 30, но я успел по­ме­нять две, нет, три про­фес­сии. Од­на та, ко­то­рую по­лу­чил в ву­зе, но ни­ко­гда не ра­бо­тал по спе­ци­аль­но­сти: в На­ци­о­наль­ном уни­вер­си­те­те пи­ще­вых тех­но­ло­гий я учил­ся на тех­но­ло­га хле­бо­бу­лоч­ных из­де­лий. Ко­гда по­сту­пал, меч­тал стать по­ва­ром. По­том бы­ла тан­це­валь­ная сфе­ра, шоу-биз­нес, хо­рео­гра­фия. Я мно­го лет за­ни­мал­ся брейк-дан­сом. На «Таврий­ских иг­рах» да­же взял пер­вое ме­сто по брейк-дан­су. У ме­ня бы­ло семь тан­це­валь­ных сту­дий по всей Укра­ине. Это был биз­нес для ду­ши. По­том я свою часть про­дал и за­нял­ся биз­не­сом в сфе­ре управ­ле­ния недви­жи­мо­стью: я предо­став­ляю услу­ги для су­перобес­пе­чен­ных лю­дей в Укра­ине и за ее пре­де­ла­ми плюс за­ни­ма­юсь де­ве­ло­п­мен­том в Ки­е­ве. – Так Ма­ша вы­хо­ди­ла за­муж за кру­то­го брейк-дан­се­ра, а не за кру­то­го биз­не­сме­на! А сва­дьба у вас бы­ла тра­ди­ци­он­ная? О.: Да, хо­ро­шая бы­ла сва­дьба: на 60 че­ло­век в Ки­е­ве в ре­сто­ране на Дне­пре. При­гла­си­ли дру­зей и род­ствен­ни­ков. Кста­ти, у нас на сва­дьбе пел Мо­на­тик – то­гда он толь­ко на­чи­нал свою соль­ную ка­рье­ру, а Алек­сандр Скич­ко был ве­ду­щим. На тот мо­мент он участ­во­вал в про­ек­те «Украї­на має та­лант», и мне по­нра­ви­лись его па­ро­дии. – До сва­дьбы вы дол­го встре­ча­лись, а по­сле то­го как ста­ли му­жем и же­ной, ва­ша жизнь и вы са­ми по­ме­ня­лись? М.: Мы по­ме­ня­лись не по­то­му, что ста­ли се­мьей. Мне ка­жет­ся, мы по­сто­ян­но со­вер­шен­ству­ем­ся, под­го­ня­ем друг дру­га впе­ред ( улы­ба­ет­ся). Ну еще один этап, ко­гда и мы по­ме­ня­лись, и все по­ме­ня­лось, – по­сле рож­де­ния до­че­ри. Из­ме­ни­лись на­ши при­о­ри­те­ты.

Мы бы­ли уже боль­ше го­да же­на­ты, и я за­бе­ре­ме­не­ла.

Чест­но ска­жу, не ожи­да­ла, что это прям так быст­ро по­лу­чит­ся, у ме­ня как раз толь­ко на­ча­лось утрен­нее шоу на ра­дио, я бы­ла в па­ни­ке: «А! Что де­лать?! Как я бу­ду ра­бо­тать даль­ше?» В ито­ге ни в ка­кой декрет я не ушла, уда­лось сов­ме­щать ма­те­рин­ство и ра­бо­ту: про­си­де­ла в де­кре­те все­го три недели ( сме­ет­ся). Мне все это вре­мя по­мо­га­ла моя ма­ма. – Кста­ти, ба­бу­шек и де­ду­шек учи­те, как вос­пи­ты­вать внуч­ку? М.: Ой, мы пы­та­лись вна­ча­ле че­му-то учить их, но они на са­мом де­ле адек­ват­ные в плане вся­ких «на­род­ных ме­то­дов и ре­цеп­тов» и не гнут свою ли­нию. И я к ма­ме при­слу­ши­ва­юсь, по­то­му что по­ни­маю: она ж ме­ня как-то вы­рас­ти­ла ( улы­ба­ет­ся). И она ко мне при­слу­ши­ва­ет­ся, есте­ствен­но, по сути это мой ре­бе­нок и мои пра­ви­ла и ре­ше­ния. У нас ни ра­зу не воз­ни­ка­ло се­рьез­ных кон­флик­тов на этой поч­ве. О.: А с сен­тяб­ря, ко­гда доч­ке ис­пол­ни­лось два го­ди­ка, Майя хо­дит в част­ный са­дик. Та­кой про­гресс! Про­грес­сив­ный ве­се­лый здоровый ре­бе­нок. Вы­учи­ла уже пять пе­сен на ан­глий­ском язы­ке. – Вы уже ино­стран­ные язы­ки изу­ча­е­те? М.: Это в са­ди­ке дет­ки учат. Но мы и до­ма учим, ста­вим му­зы­каль­ные муль­ти­ки на ан­глий­ском язы­ке. По­ка она учит толь­ко укра­ин­ский и ан­глий­ский, ска­жем так. – Ма­ша каж­дый день ве­дет утрен­нее шоу. Рас­ска­жи­те, как обыч­но про­хо­дит ва­ше утро: кто кор­мит, оде­ва­ет и от­во­дит Майю в са­дик? М.: Ко­неч­но на Оле­ге все! Он оде­ва­ет ее и в са­дик от­во­дит. Зав­тра­ка­ет она уже там. Хо­ро­шо, что са­дик у нас под до­мом. Я встаю и ухо­жу, по­ка все спят. Ме­ня утром не су­ще­ству­ет во­об­ще ( улы­ба­ет­ся). – Зна­чит, ре­бе­нок пол­но­стью на па­пе утром? О.: Да. Я ее бу­жу, мы чи­стим зуб­ки, умы­ва­ем­ся, со­би­ра­ем­ся, оде­ва­ем­ся, ве­се­лим­ся, со­би­ра­ем рюк­зак – Майя хо­дит в са­дик с рюк­за­ком. – А ко­гда вме­сте, на­ко­нец, до­ма, на вы­ход­ных, чем обыч­но у вас в се­мье при­ня­то за­ни­мать­ся? О.: Мы обо­жа­ем вы­ход­ные! У нас та­кая про­грам­ма су­ма­сшед­шая, очень мно­го пла­нов. Мы по­сто­ян­но ку­да-то опаз­ды­ва­ем. Прос­ну­лись – и уже опоз­да­ли. Хо­чет­ся сде­лать для ре­бен­ка по мак­си­му­му. А еще в вы­ход­ные уде­лить вре­мя для нас дво­их. – То есть ва­лять­ся це­лый день в пи­жа­мах – это не о вас? О.: Мы хо­тим, но у нас нет вре­ме­ни на это. М.: Вы­сы­пать­ся по­лу­ча­ет­ся. Ино­гда Майя в вы­ход­ные может до пол-один­на­дца­то­го с на­ми спать, и ей то­же в кайф, что все спят. Но ко­гда мы про­сы­па­ем­ся, тут уже осо­бо нет вре­ме­ни на «по­ва­лять­ся». Мы сра­зу ку­да-то едем. По­иг­рать, по­ри­со­вать, в зоо­парк, в тор­го­вый центр, в ка­фе, что-то еще сде­лать. Вот недав­но в ку­коль­ном те­ат­ре бы­ли. А с Оле­гом мы вме­сте иг­ра­ем в вы­ход­ные дни в сквош или в ки­но идем. Нам двух дней ка­та­стро­фи­че­ски не хва­та­ет для се­мьи, но мы ста­ра­ем­ся ( улы­ба­ет­ся).

«Ба­буш­ка недав­но на­пом­ни­ла мне: ко­гда я бы­ла ма­лень­кой, все­гда го­во­ри­ла, что вый­ду за­муж за та­ко­го, как па­па, или луч­ше», – улы­ба­ет­ся Ма­ша.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.