Та­тья­на ка­ли­ни­чен­ко/ new era orchestra

Viva!Ukraine - - Юрий Горбунов - Та­тья­на Ви­тязь

От­кро­ве­ния жен­щи­ны-ди­ри­же­ра

Ор­кестр New Era Orchestra пред­ста­вит Укра­и­ну на од­ном из са­мых ува­жа­е­мых ми­ро­вых фе­сти­ва­лей клас­си­че­ской му­зы­ки Septembre Musical, Classical Music Festival Montreux-vevey (Швей­ца­рия). Уни­каль­ность события со­сто­ит в том, что впер­вые за 73 го­да в рам­ках это­го му­зы­каль­но­го фо­ру­ма вы­сту­пит укра­ин­ский кол­лек­тив. В ин­тер­вью для Viva! арт-ди­рек­тор и ди­ри­жер New Era Orchestra Та­тья­на Ка­ли­ни­чен­ко при­от­кры­ва­ет тай­ны про­фес­сии и де­лит­ся ам­би­ци­оз­ны­ми пла­на­ми по куль­тур­ной экс­пан­сии Ев­ро­пы.

ОТа­тьяне Ка­ли­ни­чен­ко пи­шут: «Из­вест­на сво­ей экс­прес­сив­ной ма­не­рой ди­ри­жи­ро­ва­ния, уме­ни­ем со­здать утон­чен­ный ба­ланс меж­ду клас­си­кой и со­вре­мен­но­стью. Ди­ри­жер, объ­еди­нив­ший в рам­ках од­но­го кол­лек­ти­ва са­мых яр­ких и са­мо­быт­ных укра­ин­ских му­зы­кан­тов и со­ли­стов меж­ду­на­род­но­го уров­ня».

– Та­тья­на, нас­коль­ко я знаю, ди­ри­жер ор­кест­ра не са­мая рас­про­стра­нен­ная жен­ская про­фес­сия. Так бы­ло рань­ше. Сей­час дру­гая тен­ден­ция. – Жен­щи­ны от­во­е­вы­ва­ют се­бе ни­ши, пре­жде счи­тав­ши­е­ся су­гу­бо муж­ски­ми? Да, жен­щин-ди­ри­же­ров сей­час ста­но­вит­ся боль­ше. И, что при­ят­но, хо­ро­ших ди­ри­же­ров. Это хо­чу осо­бен­но от­ме­тить. – Ка­ки­ми ка­че­ства­ми нужно об­ла­дать ди­ри­же­ру? Без­от­но­си­тель­но ген­дер­ных ню­ан­сов. Мне ча­сто за­да­ют этот во­прос. И каж­дый раз я вот так сра­зу не мо­гу на него от­ве­тить. Труд­но вы­де­лить что-то од­но. Важ­на со­во­куп­ность ка­честв, по­доб­ная спла­ву дра­го­цен­ных ме­тал­лов, каж­дый из ко­то­рых име­ет свое свой­ство: ка­кой-то – пла­стич­ный, ка­кой-то – жа­ро­устой­чи­вый, ка­кой-то – осо­бой проч­но­сти… Вот с та­ким уни­каль­ным спла­вом я бы се­бя срав­ни­ла. Не знаю, нас­коль­ко это кор­рект­но ( улы­ба­ет­ся).

А рас­смат­ри­вать ка­че­ства по от­дель­но­сти… Ну, раз­ве ин­те­рес­но слу­шать о том, что у ди­ри­же­ра долж­на быть си­ла во­ли и что он дол­жен быть лич­но­стью? Тут апри­о­ри: если ты не лич­ность, то во­об­ще не мо­жешь быть ру­ко­во­ди­те­лем ка­ко­го-ли­бо кол­лек­ти­ва. Ра­зу­ме­ет­ся, у те­бя дол­жен быть ор­га­ни­за­тор­ский та­лант, без это­го не мо­жет быть ди­ри­же­ра. А даль­ше уже мож­но за­щи­щать дис­сер­та­цию о му­зы­каль­ных спо­соб­но­стях, пси­хо­ло­ги­че­ских спо­соб­но­стях и так да­лее. Я бы оста­но­ви­лась на том, что это уни­каль­ная ком­би­на­ция ка­честв, ко­то­рая долж­на по­ло­жи­тель­но сра­бо­тать в этой про­фес­сии и дать ре­зуль­тат. – Вы про­из­во­ди­те впе­чат­ле­ние очень пря­мо­ли­ней­но­го че­ло­ве­ка. Ко­гда ну­жен ре­зуль­тат, то­гда я пря­мо­ли­ней­ный и жест­кий че­ло­век. Но в неко­то­рых си­ту­а­ци­ях пря­мой под­ход не эф­фек­ти­вен, по­это­му нужно быть ди­пло­ма­том. Это ка­че­ство необ­хо­ди­мо ру­ко­во­ди­те­лю, осо­бен­но жен­щине, если она ру­ко­во­дит твор­че­ским кол­лек­ти­вом. – Ка­ким был ваш путь к ди­ри­жер­ско­му пуль­ту? Вы сра­зу при­шли в про­фес­сию? По­че­му был? Он про­дол­жа­ет­ся ( сме­ет­ся). Во­об­ще, зна­е­те, я не сто­рон­ник пря­мых пу­тей и не счи­таю, что пря­мой – все­гда пра­виль­ный. Ино­гда вме­сто то­го что­бы ид­ти пря­мо, я иду в сто­ро­ну.

Но «под­ход к про­фес­сии» на­чал­ся, ко­гда мне бы­ло 17 лет. Я то­гда жи­ла и учи­лась в Чер­нов­цах. Сту­ден­та­ми мы при­е­ха­ли в Ки­ев на экс­кур­сию. Ко­неч­но же, марш­рут про­ле­гал че­рез Май­дан Не­за­леж­но­сти, и я от­чет­ли­во пом­ню, как уви­де­ла Кон­сер­ва­то­рию – бе­лое кра­си­вен­ное зда­ние с ко­лон­на­ми – и по­ня­ла, что бу­ду здесь учить­ся и жить в этом го­ро­де. Я то­гда не зна­ла, ка­кой путь при­дет­ся мне прой­ти, сколь­ко все­го сде­лать и пре­одо­леть… Впе­ре­ди бы­ла ра­бо­та пре-

по­да­ва­те­лем, кон­церт­мей­сте­ром –и с ди­ри­же­ра­ми, и с опер­ны­ми ис­пол­ни­те­ля­ми, ра­бо­та в те­ат­ре и, ко­неч­но же, рож­де­ние ре­бен­ка. – Но вы все же ста­ли сту­дент­кой Ки­ев­ской кон­сер­ва­то­рии? Ко­неч­но! Хоть я и по­сту­пи­ла ту­да с тре­тье­го ра­за. Хо­ро­шо пом­ню всту­пи­тель­ный эк­за­мен. Соб­ствен­но, са­мый глав­ный, один из опре­де­ля­ю­щих эта­пов – ра­бо­та с ор­кест­ром. Пе­ред то­бой си­дит на­сто­я­щий сим­фо­ни­че­ский ор­кестр, ты аби­ту­ри­ент, и у те­бя есть 20 ми­нут, за ко­то­рые ты дол­жен что-то по­ка­зать при­ем­ной ко­мис­сии и всем при­сут­ству­ю­щим. Это от­кры­тый эк­за­мен: есть та­кая тра­ди­ция в Кон­сер­ва­то­рии, что имен­но на этот эк­за­мен схо­дят­ся все – по­лю­бо­вать­ся на шоу ( улы­ба­ет­ся). – Вы спра­ви­лись с про­фес­си­о­наль­ным ор­кест­ром? Я пом­ню аб­со­лют­но все эти 20 ми­нут, те­перь уже по­ни­маю, что оши­бок бы­ло мно­го, тех­ни­ка – ужас­ная, а уро­вень стрес­са за­шка­ли­вал. Но бы­ло глав­ное, то, что один из мо­их пер­вых учи­те­лей в Чер­нов­цах на­зы­вал «ди­ри­гентсь­кий дриґ». То есть на­сто­я­щий ди­ри­жер дол­жен иметь вот этот «дриґ». Слож­но пе­ре­ве­сти это сло­во сра­зу, но, что это озна­ча­ет, я чет­ко по­ни­маю. – Что зна­чит «дрыг»? Ма­не­ра ди­ри­жи­ро­вать? Нет, это ти­па внут­рен­ний стер­жень, ка­кая-то осо­бая си­ла, по­сыл. Так вот, мой пе­да­гог го­во­рил, что во мне этот «дриґ» есть. И на эк­за­мене, хоть я мно­гое де­ла­ла непра­виль­но и ужас­но нерв­ни­ча­ла, но я смог­ла его про­явить. – А ор­кест­ран­ты под­дер­жи­ва­ют аби­ту­ри­ен­тов или на­сме­ха­ют­ся над неуме­ха­ми? Еще как под­дер­жи­ва­ют! И очень ра­ды, ко­гда на­ко­нец за пульт вста­нет кто-то, кто уме­ет хоть что­то де­лать. И пусть «ма­шет» непра­виль­но, но име­ет хо­тя бы ка­кой-то по­сыл или во­лю. А у ме­ня это бы­ло ( улы­ба­ет­ся). Один из чле­нов ко­мис­сии, про­хо­дя ми­мо, как бы невзна­чай оста­но­вил­ся, ука­зал на ме­ня ру­кой и ска­зал:

Од­на из силь­ных сто­рон New Era Orchestra – экс­клю­зив­ные кон­церт­ные про­грам­мы. Это на­ша от­ли­чи­тель­ная чер­та, на­ша фиш­ка. Мы по­сто­ян­но ис­пол­ня­ем пре­мье­ры про­из­ве­де­ний.

«Бу­дет ди­ри­же­ром!» И не ошиб­ся. – У каж­до­го своя ма­не­ра ди­ри­жи­ро­вать: кто-то де­ла­ет это ар­ти­стич­но, эмо­ци­о­наль­но, экс­прес­сив­но, а кто-то – сдер­жан­но, ску­пясь на дви­же­ния. Это за­ви­сит от лич­но­го тем­пе­ра­мен­та или от же­ла­ния при­вне­сти в вы­со­кое ис­кус­ство эле­мент шоу? Вот вы са­ми и от­ве­ти­ли на свой во­прос. Это внеш­няя сторона про­фес­сии, ко­то­рая име­ет ме­сто быть. Ко­неч­но же, она важ­на, но на­до смот­реть на ре­зуль­тат: ли­бо осо­бая ма­не­ра име­ет эф­фект в му­зы­ке и ор­кестр иг­ра­ет луч­ше, ли­бо ты про­сто сам по се­бе кра­си­во ди­ри­жи­ру­ешь. По­это­му лич­но для ме­ня все же важ­но, как зву­чит ор­кестр. Ка­ким спо­со­бом ди­ри­жер это­го до­сти­га­ет – сек­рет, ма­гия. У каж­до­го свой путь, сколь­ко лю­дей – столь­ко ди­ри­жер­ских сти­лей. Кто-то ис­по­ве­ду­ет ас­ке­тизм, кто-то де­мон­стри­ру­ет те­ат­раль­ные же­сты, при­ко­вы­вая к се­бе взгляд. Но при этом ор­кестр мо­жет и не зву­чать.

У вы­да­ю­ще­го­ся ди­ри­же­ра Мра­вин­ско­го бы­ли очень ску­пые дви­же­ния, а Берн­стайн устра­и­вал на­сто­я­щий фей­ер­верк, но при этом ор­кестр зву­чал фан­та­сти­че­ски! Если ма­не­ра ди­ри­жи­ро­вать яв­ля­ет­ся ор­га­нич­ным про­дол­же­ни­ем те­бя и ра­бо­та­ет на ре­зуль­тат, то­гда пре­крас­но. Если же эта часть ото­рва­на от ре­зуль­та­та, зна­чит, что­то не так. – Та­тья­на, в чем уни­каль­ность ва­ше­го кол­лек­ти­ва New Era Orchestra? И сно­ва я ска­жу сло­во «ком­плекс »: это и то, как зву­чит ор­кестр, и то, как му­зы­кан­ты иг­ра­ют, как они вы­гля­дят, ка­кая ис­хо­дит от них энер­гия. Эти все как бы «ме­ло­чи» в ре­зуль­та­те со­би­ра­ют­ся в од­но це­лое, ко­гда ты по­ни­ма­ешь, что вот это осо­бен­ный ор­кестр со сво­им ли­цом. И еще од­на из на­ших силь­ных сто­рон – это очень ин­те­рес­ные кон­церт­ные про­грам­мы. Это я люб­лю, это на­ша фиш­ка. Мы по­сто­ян­но

Ко­гда ну­жен ре­зуль­тат, то­гда я пря­мо­ли­ней­ный и жест­кий че­ло­век. Но в неко­то­рых си­ту­а­ци­ях пря­мой под­ход не эф­фек­ти­вен, по­это­му нужно быть ди­пло­ма­том. Это ка­че­ство необ­хо­ди­мо ру­ко­во­ди­те­лю, осо­бен­но жен­щине, если она ру­ко­во­дит твор­че­ским кол­лек­ти­вом.

ис­пол­ня­ем пре­мье­ры про­из­ве­де­ний. Это ста­ло на­шей от­ли­чи­тель­ной чер­той. Из­вест­но: если кон­церт New Era Orchestra, зна­чит, обя­за­тель­но бу­дет ка­кая- то пре­мье­ра. Я все­гда вы­ис­ки­ваю что- то осо­бен­ное, ин­те­рес­ное, и не толь­ко из со­вре­мен­ной му­зы­ки. Наш ор­кестр ис­пол­нил впер­вые в Украине про­из­ве­де­ния та­ких вы­да­ю­щих­ся ком­по­зи­то­ров, как Джон Адамс, Фи­лип Гласс (США), Май­кл Най­ман, Джон Та­ве­нер, Макс Рих­тер (Ве­ли­ко­бри­та­ния), Янис Ксе­на­кис (Фран­ция), Та­ка­ши Йо­ши­ма­цу (Япо­ния), Ав­нер Дор­ман (Из­ра­иль), Ар­турс Мас­катс (Лат­вия). Так­же New Era Orchestra ис­пол­нил пре­мье­ры про­из­ве­де­ний Гия Кан­че­ли (Гру­зия), Ар­во Пяр­та (Эсто­ния), Хо­аки­на Род­ри­го (Ис­па­ния), Ясу­си Аку­та­га­вы (Япо­ния), Пе­те­ри­са Васк­са (Лат­вия). – Ваш кол­лек­тив при­гла­си­ли участ­во­вать в пре­стиж­ном му­зы­каль­ном фе­сти­ва­ле Septembre Musical Montreux-vevey. Впер­вые Укра­и­на бу­дет пред­став­ле­на на этом му­зы­каль­ном фо­ру­ме. Да, это очень кру­то и это неве­ро­ят­ная честь, по­то­му что кон­церт укра­ин­ско­го ор­кест­ра впер­вые за 73 го­да во­шел в му­зы­каль­ную про­грам­му фе­сти­ва­ля та­ко­го уров­ня.

Так­же у нас бу­дет кон­церт в Берне, где к нам при­со­еди­нит­ся бле­стя­щая пи­а­нист­ка Та­мар Бе­райя (Гру­зия–швей­ца­рия), ко­то­рая че­ты­ре го­да про­жи­ла и га­стро­ли­ро­ва­ла в Украине. Мы ра­ды, что на­ше со­труд­ни­че­ство с Та­мар име­ет все шан­сы укре­пить­ся и раз­ви­вать­ся.

Все бы­ло на­мно­го лег­че, если бы Укра­и­на бы­ла вклю­че­на в ми­ро­вое му­зы­каль­ное про­стран­ство. У нас не пред­став­ле­ны фи­ли­а­лы меж­ду­на­род­ных му­зы­каль­ных агентств. Мы не вклю­че­ны в эту си­сте­му… И по­лу­ча­ет­ся, что нам нужно пре­одо­ле­вать этот ба­рьер – не толь­ко фи­зи­че­ски гра­ни­цу пе­ре­сечь, но и быть в кон­тек­сте этой ту­сов­ки, что­бы те­бя ви­де­ли, что­бы быть на слу­ху…

Кста­ти, это успеш­но уда­ет­ся мно­гим укра­ин­ским му­зы­кан­там, от­дель­но взя­тым ар­ти­стам. С од­ной сто­ро­ны, это хо­ро­шо, с дру­гой – сей­час огром­ный от­ток му­зы­кан­тов из стра­ны. – Вы не так мо­биль­ны, как соль­ные ар­ти­сты, но за­то у вас есть кол­лек­тив. Это пре­стиж­но. Да, вер­но, у ме­ня боль­шое пре­иму­ще­ство, я ру­ко­во­жу ор­кест­ром, со­ос­но­ва­те­лем ко­то­ро­го яв­ля­юсь. Ко­гда-то я услы­ша­ла сло­ва од­но­го из­вест­но­го ди­ри­же­ра, ко­то­рые зна­чи­тель­ным об­ра­зом по­вли­я­ли на мою твор­че­скую судь­бу: «Ми­ро­вая прак­ти­ка по­ка­зы­ва­ет, что вы­да­ю­щих­ся успе­хов до­би­ва­ют­ся толь­ко ди­ри­же­ры, ко­то­рые ра­бо­та­ют со сво­им кол­лек­ти­вом». Мне важ­но ра­бо­тать над тем, что­бы Укра­и­на бы­ла вклю­че­на в меж­ду­на­род­ное му­зы­каль­ное про­стран­ство. – Очень ам­би­ци­оз­ные пла­ны. Мне ста­вят в при­мер дру­гих ди­ри­же­ров, де­скать, « ты вот здесь с ор­кест­ром сво­им ба­рах­та­ешь­ся, а ведь де­ла­ешь та­кие класс­ные ве­щи! За­чем те­бе столь­ко лю­дей? Если бы ты бы­ла од­на, как ди­ри­жер мог­ла бы ра­бо­тать и там, и там, и там… И не обя­за­тель­но за со­бой та­щить 50 че­ло­век. И ку­чу ма­шин, ав­то­бу­сов, опе­ра­то­ров, тех­ни­ку…» У ме­ня же все­го мно­го, та­кое се­бе пе­ре­движ­ное го­су­дар­ство. Это до­ро­го. Да, ко­гда ты не один, это тре­бу­ет уси­лий не в мил­ли­он раз боль­ше, что­бы про­бить­ся, а в мил­ли­ард.

У ме­ня есть нема­ло при­гла­ше­ний по­ра­бо­тать с дру­ги­ми кол­лек­ти­ва­ми. Но, чест­но го­во­ря, я очень люб­лю ра­бо­тать со сво­им ор­кест­ром, по­то­му что имен­но здесь мож­но по­лу­чить та­кой ре­зуль­тат, ко­то­рый хо­чешь. Я за то, что­бы га­стро­ли­ро­вать, что­бы был кон­ку­рен­то­спо­соб­ный кол­лек­тив, ко­то­рый зай­мет ме­сто сре­ди иг­ро­ков выс­шей му­зы­каль­ной ли­ги. Это имен­но та те­ма, ко­то­рая мною дви­жет.

У ме­ня не ожи­да­ния, а стра­те­ги­че­ские це­ли. Я чет­ко по­ни­маю, че­го хо­чу. Это по­стро­е­ние куль­тур­ных мо­стов меж­ду Укра­и­ной и всем ми­ром. У нас огром­ное ко­ли­че­ство та­лант­ли­вых лю­дей, и ми­ру необ­хо­ди­мо знать о них. Я все­гда ра­да, ко­гда встре­чаю кра­си­вых, ум­ных и та­лант­ли­вых лю­дей. Если че­ло­век де­ла­ет что-то луч­ше, чем я, я счаст­ли­ва, зна­чит, мне есть че­му по­учить­ся!

Я ча­сто слы­шу про свой «слу­чай­ный» успех уже лет два­дцать. Да, дей­стви­тель­но, ко­гда что-то у нас по­лу­ча­ет­ся хо­ро­шо, хо­тя мне ка­жет­ся, что все рав­но немнож­ко на­до до­ра­бо­тать, я по­сто­ян­но слы­шу: «Это слу­чай­но. Ей опять по­вез­ло!» Вы зна­е­те, ко­гда ве­зет на про­тя­же­нии дли­тель­но­го вре­ме­ни, это ре­зуль­тат су­ма­сшед­ше­го труда. Как ска­за­ла обо мне моя со­рат­ни­ца Алек­сандра Го­ло­бо­родь­ко, че­ло­век, с ко­то­рым я про­ра­бо­та­ла бо­лее вось­ми лет: «Это тот са­мый слу­чай, ко­гда неиз­мен­ная ве­ра и без­услов­ный вклад в свою меч­ту от­кры­ва­ют вы­хо­ды к но­вым го­ри­зон­там».

Фо­то: Ан­дрей Ко­рень Про­дю­сер съем­ки: Иван­на Сла­бо­шпиц­кая Стиль: Оль­га Ипа­то­ва, Ири­на Дро­но­ва Ас­си­стент сти­ли­стов: Вик­то­рия Ай­ту­га­но­ва Ви­заж / при­чес­ки: Makeupme Academy Ис­пол­ни­тель­ный про­дю­сер: На­та­ли Тур­ча­не­вич

Арт-ди­рек­тор и ди­ри­жер New Era Orchestra Та­тья­на Ка­ли­ни­чен­ко (в цен­тре) c со­ли­ста­ми Ки­рил­лом Ша­ра­по­вым, Ан­дре­ем Пав­ло­вым и Та­мар Бе­райя

Со­ли­сты New Era Orchestra Ки­рилл Ша­ра­пов и Ан­дрей Пав­лов

В чем уни­каль­ность на­ше­го кол­лек­ти­ва? Это ком­плекс: и то, как зву­чит ор­кестр, и то, как му­зы­кан­ты иг­ра­ют, как они вы­гля­дят, ка­кая ис­хо­дит от них энер­гия. Эти все как бы «ме­ло­чи» в ре­зуль­та­те со­би­ра­ют­ся в од­но це­лое, ко­гда ты по­ни­ма­ешь, что вот это осо­бен­ный ор­кестр со сво­им ли­цом.

«У ме­ня не ожи­да­ния, а стра­те­ги­че­ские це­ли. Я чет­ко по­ни­маю, че­го хо­чу. Это по­стро­е­ние куль­тур­ных мо­стов меж­ду Укра­и­ной и всем ми­ром. У нас огром­ное ко­ли­че­ство та­лант­ли­вых лю­дей, и ми­ру необ­хо­ди­мо знать о них», – счи­та­ет Та­тья­на Ка­ли­ни­чен­ко.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.