игорь си­кор­ский

Игорь Си­кор­ский во­шел в ми­ро­вую ис­то­рию как «ге­ни­аль­ный рус­ский авиа­кон­струк­тор», а ос­но­ван­ная им в 1920-х го­дах ком­па­ния в США се­год­ня вхо­дит в чис­ло ми­ро­вых ли­де­ров по про­из­вод­ству вер­то­ле­тов

Viva!Ukraine - - Юрий Горбунов -

Ави­а­тор с Боль­шой Под­валь­ной. Ред­кие кад­ры из се­мей­но­го ар­хи­ва, а так­же исто­рия успе­ха ле­ген­дар­но­го «ми­сте­ра Вер­то­лет»

Од­на­ко ро­дил­ся ави­а­тор в Ки­е­ве, учил­ся здесь же, в По­ли­тех­ни­че­ском ин­сти­ту­те, ко­то­рый се­год­ня но­сит его имя. В жи­лах Си­кор­ско­го тек­ла укра­ин­ская и поль­ская кровь, его пред­ки бы­ли свя­щен­ни­ка­ми, пра­вив­ши­ми служ­бы в укра­ин­ских церк­вях, а его отец Иван Алек­се­е­вич, со­вер­шив­ший ряд от­кры­тий в об­ла­сти пси­хи­ат­рии и пси­хо­ло­гии, был про­фес­со­ром Ки­ев­ско­го уни­вер­си­те­та...

ИСТОКИ

По­то­мок за­по­рож­ских ка­за­ков Гри­го­рий Се­ко­ра ро­дил­ся в на­ча­ле 18-го ве­ка – это са­мый даль­ний пре­док Иго­ря Си­кор­ско­го, о ко­то­ром со­хра­ни­лись до­сто­вер­ные све­де­ния. Сын Се­ко­ры, Алек­сей, стал свя­щен­ни­ком и из­ме­нил фа­ми­лию на «Си­кор­ский» – с него на­ча­лась ди­на­стия свя­щен­но­слу­жи­те­лей в их ро­ду. Пра­внук Гри­го­рия, то­же Алек­сей, пра­вил служ­бы в се­ле Люб­ча, рас­по­ло­жен­ном под Бе­лой Цер­ко­вью. В его се­мье бы­ло 16 де­тей, де­ся­тый по сче­ту – Иван.

Од­на­ж­ды, на­ве­щая от­ца-свя­щен­ни­ка, Иван Алек­се­е­вич за­шел к ста­рым дру­зьям, слу­жа­щим име­ния гра­фа Бра­ниц­ко­го, и встре­тил там Ма­рию, дочь пол­ков­ни­ка рус­ской ар­мии Сте­па­на Те­мрюк-чер­ке­са. Она го­сти­ла у сво­е­го де­да, управ­ля­ю­ще­го име­ни­ем, в ко­то­ром с той да­ле­кой по­ры кра­су­ет­ся рос­кош­ная Алек­сан­дрия – парк, сде­лав­ший усадь­бу Бра­ниц­ких из­вест­ной на всю Укра­и­ну.

Так по­зна­ко­ми­лись ро­ди­те­ли бу­ду­ще­го авиа­то­ра. В се­мье Ива­на и Ма­рии бы­ло пя­те­ро де­тей – Ли­дия, Оль­га, Еле­на, Сер­гей и Игорь. Са­мый млад­ший, про­сла­вив­ший фа­ми­лию Си­кор­ских на весь мир, ро­дил­ся 25 мая 1889 го­да.

КРЕСТНИК ЦАРСКОЙ СЕ­МЬИ

Отец Иван Алек­се­е­вич, как и его ле­ген­дар­ный сын, то­же был пер­во­от­кры­ва­те­лем с ми­ро­вым име­нем. Толь­ко в об­ла­сти изу­че­ния че­ло­ве­че­ской пси­хи­ки. Один из его био­гра­фов от­ме­тил, что с име­нем «это­го ге­ния свя­за­но раз­ви­тие фун­да­мен­таль­ной от­рас­ли есте­ство­зна­ния – ан­тро­по­ло­ги­че­ской пси­хо­ло­гии».

Иван Си­кор­ский увле­кал­ся фи­ло­со­фи­ей, есте­ство­зна­ни­ем, ино­стран­ны­ми язы­ка­ми и пер­вым на­ру­шил фа­миль­ную тра­ди­цию, вы­брав не ду­хов­ную, а свет­скую ка­рье­ру. Он по­сту­пил в Ки­ев­ский уни­вер­си­тет Свя­то­го Вла­ди­ми­ра, ме­ди­цин­ский фа­куль­тет ко­то­ро­го с от­ли­чи­ем окон­чил в 1869 го­ду.

В 1873-м пе­ре­ехал в Санк­тПе­тер­бург, где по­лу­чил долж­ность при­ват-до­цен­та в кли­ни­ке ду­шев­ных бо­лез­ней при Во­ен­ной ме­ди­ко-хи­рур­ги­че­ской ака­де­мии, а в 1880-м был на­зна­чен чи­нов­ни­ком по осо­бым по­ру­че­ни­ям при на­чаль­ни­ке Глав­но­го управ­ле­ния во­ен­но-учеб­ных за­ве­де­ний. Его при­гла­ша­ли на ру­ко­во­дя­щие долж­но­сти в са­ра­тов­скую, там­бов­скую пси­хи­ат­ри­че­ские ле­чеб­ни­цы, пред­ла­га­ли воз­гла­вить ме­ди­цин­скую ка­фед­ру в Москве. Но Си­кор­ский, узнав что в Ки­ев­ском уни­вер­си­те­те при­ня­то ре­ше­ние ор­га­ни­зо­вать ка­фед­ру ду­шев­ных и нерв­ных бо­лез­ней, воз­вра­ща­ет­ся в Укра­и­ну. В 1885 го­ду он ос­но­вал и воз­гла­вил эту ка­фед­ру и ру­ко­во­дил ею бес­смен­но 26 лет.

Ав­то­ри­тет Си­кор­ско­го-пси­хи­ат­ра в Рос­сий­ской им­пе­рии был на­столь­ко ве­лик, что к мо­мен­ту рож­де­ния Иго­ря в се­мье сло­жи­лась тра­ди­ция: крест­ным каж­до­го но­во­рож­ден­но­го ста­но­вил­ся пред­ста­ви­тель царской ди­на­стии. Крест­ны­ми ро­ди­те­ля­ми Иго­ря ста­ли ве­ли­кий князь Петр Ни­ко­ла­е­вич (дво­ю­род­ный брат им­пе­ра­то­ра Алек­сандра III) и его мать, ве­ли­кая кня­ги­ня Алек­сандра Пет­ров­на.

На­ши со­вре­мен­ни­ки мо­гут уви­деть изоб­ра­же­ние Ива­на Си­кор­ско­го в ал­та­ре Вла­ди­мир­ско­го со­бо­ра. Во вре­мя рос­пи­си Вик­то­ром Вас­не­цо­вым ка­фед­раль­но­го хра­ма Ки­е­ва Иван Сер­ге­е­вич по­слу­жил мо­де­лью для об­ра­за апо­сто­ла Ио­ан­на.

ГЕЛИКОПТЕР ЛЕОНАРДО ДА ВИНЧИ

Дет­ство Иго­ря про­шло в за­бо­те и до­стат­ке. Он был лю­бим­цем ма­те­ри, ко­то­рая, как и отец, по­лу­чи­ла ме­ди­цин­ское обра­зо­ва­ние, но не ра­бо­та­ла, це­ли­ком по­свя­тив се­бя се­мье. Ма­рия Сте­па­нов­на при­ви­ва­ла де­тям лю­бовь к ли­те­ра­ту­ре и му­зы­ке – к то­му, чем увле­ка­лась са­ма.

Как-то мать рас­ска­за­ла ма­лень­ко­му Иго­рю о ве­ли­ком Леонардо да Винчи и о его изоб­ре­те­нии – ге­ли­ко­пте­ре, ма­шине, ко­то­рая долж­на бы­ла под­ни­мать­ся в воз­дух без раз­бе­га. Маль­чик обо­жал чи­тать, осо­бен­но Жюль Вер­на с его ле­та­ю­щим ко­раб­лем

«Аль­ба­тро­сом». Под вли­я­ни­ем ро­ма­нов фран­цуз­ско­го фан­та­ста 12-лет­ний Игорь сма­сте­рил свою первую мо­дель вер­то­ле­та, ос­но­вы­ва­ясь на чер­те­жах Леонардо да Винчи. Этот дет­ский «ап­па­ра­тик» под­ни­мал­ся в воз­дух! Мастер­скую юный экс­пе­ри­мен­та­тор обо­ру­до­вал во дво­ре до­ма № 15 на Боль­шой Под­валь­ной, где и жи­ла семья Си­кор­ских (ны­неш­няя ули­ца Яро­сла­вов Вал).

Учре­жден­ная ука­зом им­пе­ра­то­ра Алек­сандра I Пер­вая ки­ев­ская гим­на­зия, где учил­ся бу­ду­щий авиа­кон­струк­тор, счи­та­лась са­мой пре­стиж­ной, по­сколь­ку в ней го­то­ви­ли к по­ступ­ле­нию в уни­вер­си­тет. Игорь быст­ро по­нял, что гу­ма­ни­тар­ные дис­ци­пли­ны его не при­вле­ка­ют, и ре­шил пой­ти по сто­пам стар­ше­го бра­та Сер­гея – стать мор­ским офи­це­ром. В 1903 го­ду он по­сту­па­ет ка­де­том в Мор­ской кор­пус в Санкт-пе­тер­бур­ге, к кон­цу тре­тье­го го­да обу­че­ния осо­зна­ет, что и ка­рье­ра во­ен­но­го не для него. В 1906-м, окон­чив об­щий курс во­ен­но-тех­ни­че­ско­го кор­пу­са, Игорь, с со­гла­сия от­ца, по­ки­да­ет учи­ли­ще.

Он ре­ша­ет стать ин­же­не­ром. За­ду­мы­ва­ет­ся над тем, где по­лу­чить обра­зо­ва­ние: боль­шин­ство ву­зов Рос­сии за­кры­ты – ска­за­лись по­след- ствия ре­во­лю­ции 1905-го. Не же­лая тра­тить вре­мя, Си­кор­ский уез­жа­ет во Фран­цию и по­сту­па­ет в Тех­ни­че­скую шко­лу Дю­ви­ньо де Лан­но. В те го­ды Па­риж был цен­тром за­рож­дав­шей­ся авиа­ции. Га­зе­ты пест­ре­ли со­об­ще­ни­я­ми о пер­вых са­мо­ле­тах, вер­то­ле­тах и дру­гих ле­та­тель­ных ап­па­ра­тах. Ино­гда Иго­рю уда­ва­лось по­смот­реть по­ле­ты пи­о­не­ров авиа­ции.

В 1907-м за­ня­тия в рос­сий­ских ву­зах воз­об­но­ви­лись, Си­кор­ский воз­вра­ща­ет­ся до­мой и осе­нью по­сту­па­ет в Ки­ев­ский по­ли­тех­ни­че­ский ин­сти­тут на ме­ха­ни­че­ское от­де­ле­ние. Ки­ев­ский по­ли­тех счи­тал­ся од­ним из луч­ших ин­сти­ту­тов Им­пе­рии, с 1905-го здесь дей­ство­ва­ла воз­ду­хо­пла­ва­тель­ная сек­ция ме­ха­ни­че­ско­го круж­ка, чле­ном ко­то­рой и стал Си­кор­ский. По­сле го­да обу­че­ния в КПИ Игорь опре­де­лил­ся с при­о­ри­те­та­ми: все сво­бод­ное вре­мя сту­дент-кон­струк­тор про­во­дит в до­маш­ней ма­стер­ской, обо­ру­до­ван­ной в неболь­шой бе­сед­ке в са­ду Си­кор­ских. Семья по­ощ­ря­ла экс­пе­ри­мен­ты млад­ше­го сы­на, по­ни­мая, что это его ис­тин­ное при­зва­ние. Род­ные опла­чи­ва­ли по­куп­ки всех де­та­лей, необ­хо­ди­мых для воз­душ­ных ап­па­ра­тов, а стар­шая сест­ра Еле­на да­же по­жерт­во­ва­ла на эти це­ли свое при­да­ное.

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ГЕРОЙ

В 1908-м, во вре­мя ка­ни­кул, Игорь едет с от­цом в Гер­ма­нию, где мно­го чи­та­ет о по­ле­тах бра­тьев Райт, гра­фа Цеп­пе­ли­на и дру­гих смель­ча­ков. И всей ду­шой чув­ству­ет: авиа­ция – дело его жизни. Аэро­пла­ны ка­за­лись уже ис­пы­тан­ным сред­ством под­нять­ся в небо, и Си­кор­ский ре­ша­ет за­нять­ся со­зда­ни­ем вер­то­ле­та, ко­то­рый мог бы взле­тать и са­дить­ся без раз­бе­га, за­ви­сать непо­движ­но в воз­ду­хе, то есть де­лать то, что не под си­лу аэро­пла­ну. По­ка отец ра­бо­тал в сво­ей ком­на­те над оче­ред­ной кни­гой, Игорь де­лал на­брос­ки бу­ду­щей ма­ши­ны и пы­тал­ся рас­счи­тать подъ­ем­ную си­лу несу­щих вин­тов. В июле 1909-го по­строй­ка ма­ши­ны в це­лом бы­ла за­вер­ше­на. Этот ап­па­рат стал пер­вым в Рос­сии вер­то­ле­том, спо­соб­ным под­ни­мать свой соб­ствен­ный вес. Ни од­но­му до­ре­во­лю­ци­он­но­му кон­струк­то­ру не уда­лось до­бить­ся по­доб­но­го ре­зуль­та­та: боль­шин­ство вер­то­ле­тов, со­зда­вав­ших­ся в Им­пе­рии в 1910 –1914 го­дах, так и оста­лись недо­стро­ен­ны­ми.

В ап­ре­ле 1912-го Си­кор­ско­му пред­ло­жи­ли долж­ность «на­блю­да­ю­ще­го за по­строй­кой сво­их ап­па­ра­тов» в Воз­ду­хо­пла­ва­тель­ном от­де­ле­нии Рус­ско-бал­тий­ско­го ва­гон­но­го за­во­да в

Санкт-пе­тер­бур­ге. Пред­ло­же­ние ока­за­лось за­ман­чи­вым, и мо­ло­дой ин­же­нер под­пи­сал кон­тракт на пять лет.

В те­че­ние толь­ко 1912 – 13 го­дов бла­го­да­ря та­лан­ту и тру­ду укра­ин­ца в Рос­сии по­яви­лись пер­вый гид­ро­са­мо­лет; пер­вый са­мо­лет, про­дан­ный за ру­беж; пер­вый спе­ци­аль­но спро­ек­ти­ро­ван­ный учеб­ный са­мо­лет и пер­вый в ми­ре мно­го­мо­тор­ный тя­же­лый са­мо­лет «Рус­ский Ви­тязь». На ис­пы­та­ние «Ви­тя­зя» при­е­хал Ни­ко­лай II. По­сле это­го Си­кор­ский по­лу­чил в на­гра­ду от им­пе­ра­то­ра зо­ло­тые ча­сы.

За­тем был скон­стру­и­ро­ван «Илья Му­ро­мец» – пер­вый в ми­ре бом­бар­ди­ров­щик, спо­соб­ный про­ни­кать да­ле­ко на тер­ри­то­рию про­тив­ни­ка и до­но­сить до це­ли тон­ну бомб, от­стре­ли­ва­ясь от вра­же­ских са­мо­ле­тов пу­ле­ме­та­ми кру­го­во­го об­стре­ла.

В 25 лет Си­кор­ский стал ка­ва­ле­ром ор­де­на Свя­то­го Вла­ди­ми­ра IV сте­пе­ни и по­лу­чил ста­тус дво­ря­ни­на. К 28 го­дам он стал на­ци­о­наль­ным ге­ро­ем.

Но по­сле Февраль­ской ре­во­лю­ции Рус­ско-бал­тий­ский за­вод прак­ти­че­ски пе­ре­стал ра­бо­тать. Си­кор­ский на­хо­дил­ся в ужас­ном со­сто­я­нии. Он едет в Ки­ев – ото­греть­ся и вос­ста­но­вить ду­шев­ное рав­но­ве­сие в ро­ди­тель­ском до­ме. И тут по­яв­ля­ет­ся Она. Жен­щи­на, ко­то­рую, су­дя по все­му, авиа­кон­струк­тор так и не смог за­быть до кон­ца сво­их дней.

ДВЕ ЖЕН­ЩИ­НЫ И ОД­НА ЛЮ­БОВЬ

Ей бы­ло 17 лет, она при­хо­ди­лась ему дво­ю­род­ной пле­мян­ни­цей и то­же про­ис­хо­ди­ла из ро­да свя­щен­ни­ков. Их от­цы бы­ли боль­ши­ми дру­зья­ми, к то­му же из­вест­ны­ми на всю Рос­сию мо­нар­хи­ста­ми и идео­ло­га­ми «Чер­ной сот­ни».

Оль­га Сен­ке­вич – яс­но­гла­зая, строй­ная кра­са­ви­ца – смот­ре­ла на сво­е­го зна­ме­ни­то­го на всю Им­пе­рию род­ствен­ни­ка вос­тор­жен­ны­ми гла­за­ми. Их от­но­ше­ния на­ча­лись вне­зап- но. Он влю­бил­ся без па­мя­ти и уже в ап­ре­ле 1917-го по­вел де­вуш­ку под ве­нец. А в хра­ме, во вре­мя вен­ча­ния, вдруг за­го­ре­лась фа­та Оль­ги: неве­ста за­де­ла све­чу, и ее убор вспых­нул как фа­кел. Игорь со­рвал фа­ту, бро­сил на пол и стал топ­тать но­га­ми. А го­сти ис­пу­ган­но пе­ре­шеп­ты­ва­лись: дур­ной знак...

События 1917 го­да при­ве­ли про­мыш­лен­ность и ар­мию Им­пе­рии к раз­ва­лу. К то­му же Си­кор­ско­му, как сы­ну убеж­ден­но­го мо­нар­хи­ста, оста­вать­ся в Рос­сии ста­но­ви­лось небез­опас­но. И он при­ни­ма­ет пред­ло­же­ние фран­цуз­ско­го пра­ви­тель­ства о про­дол­же­нии ра­бо­ты во Фран­ции. Оста­вив бе­ре­мен­ную же­ну в Ки­е­ве на по­пе­че­ние род­ных, Си­кор­ский от­бы­ва­ет за гра­ни­цу. Пер­вая дочь Та­тья­на ро­ди­лась уже по­сле его отъ­ез­да, вес­ной 1918-го. Он по­ки­нул Ро­ди­ну, ни с кем по-на­сто­я­ще­му не по­про­щав­шись, ведь был уве­рен, что ско­ро вер­нет­ся.

В на­ча­ле 1900-х Па­риж был цен­тром за­рож­дав­шей­ся авиа­ции. Га­зе­ты пест­ре­ли со­об­ще­ни­я­ми о пер­вых са­мо­ле­тах. Укра­и­нец мог уви­деть по­ле­ты пи­о­не­ров авиа­ции соб­ствен­ны­ми гла­за­ми.

Оль­га Си­кор­ская не по­еха­ла вслед за му­жем. Она по­па­ла под вли­я­ние ком­му­ни­сти­че­ских идей, ста­ла убеж­ден­ной боль­ше­вич­кой и сно­ва вы­шла за­муж – за ко­мис­са­ра. Бла­го­да­ря но­во­му му­жу, ко­то­рый слу­жил на­чаль­ни­ком по­гран­за­ста­вы с Мол­да­ви­ей, Оль­га смог­ла спа­сти сво­их род­ных от ре­прес­сий, пе­ре­пра­вив их че­рез мол­дав­скую гра­ни­цу из стра­ны. Поз­же ее пле­мян­ник, ко­то­ро­му в ту по­ру бы­ло пять лет, вспо­ми­нал, как те­тя в ко­жан­ке с крас­ной звез­дой и мау­зе­ром пе­ре­прав­ля­ла их че­рез Днестр.

Дочь Та­тья­ну Оль­га от­да­ла под опе­ку се­стер Си­кор­ско­го. Сам Игорь не остав­лял на­дежд объ­еди­нить се­мью и пы­тал­ся вы­ку­пить же­ну – в то вре­мя со­вет­ская власть мог­ла за день­ги вы­пу­стить сво­их граж­дан за гра­ни­цу. Од­на­ко Оль­га вы­ез­жать от­ка­за­лась. То­гда Си­кор­ский вы­ку­пил дочь и несколь­ких сво­их род­ствен­ни­ков. В 1923 го­ду сест­ры Иго­ря, Оль­га и Еле­на, вме­сте с пя­ти­лет­ней пле­мян­ни­цей уеха­ли к бра­ту, ко­то­рый к то­му вре­ме­ни уже че­ты­ре го­да жил и ра­бо­тал в США.

В Аме­ри­ке Си­кор­ский по­зна­ко­мил­ся с Ели­за­ве­той Се­ме­но­вой, эми­грант­кой, пре­по­да­вав­шей ан­глий­ский язык для та­ких же, как и она, быв­ших граж­дан Рос­сий­ской им­пе­рии. Ли­за бы­ла про­стой де­вуш­кой из Бла­го­ве­щен­ска, до­че­рью сол­да­та-сверх­сроч­ни­ка. Ее путь к бра­ку со все­мир­но из­вест­ным авиа­кон­струк­то­ром был непро­стым: Игорь все еще был свя­зан клят­вой с дру­гой жен­щи­ной, клят­вой, дан­ной пе­ред ал­та­рем, – Оль­га по-преж­не­му счи­та­лась его за­кон­ной же­ной. Си­кор­ский дол­го не мог по­лу­чить раз­вод, по­сколь­ку дать его мог­ла толь­ко цер­ковь. Но свя­щен­ни­ков в Ки­е­ве, ко­то­рым авиа­кон­струк­тор на­прав­лял пись­ма с прось­бой о раз­во­де, или рас­стре­ли­ва­ли, или са­жа­ли. Ли­за очень нерв­но вос­при­ни­ма­ла за­тя­нув­ше­е­ся рас­ста­ва­ние Иго­ря с его пер­вой лю­бо­вью. В ре­зуль­та­те Си­кор­ский с боль­шим тру­дом по­лу­чил раз­вод от аме­ри­кан­ско­го епи­ско­па, и в ян­ва­ре 1924-го дочь сол­да­та на­ко­нец-то ста­ла же­ной ге­ния. Она ро­ди­ла ему че­ты­рех сы­но­вей – Иго­ря, Сер­гея, Геор­гия и Ни­ко­лая.

По вос­по­ми­на­ни­ям сы­на Сер­гея, пер­вый брак от­ца не был в их се­мье за­кры­той те­мой, но оста­вал­ся трав­ма­тич­ным вос­по­ми­на­ни­ем для са­мо­го Си­кор­ско­го, и они ма­ло го­во­ри­ли об этом. А у Ли­зы рев­ность к Оль­ге по­се­ли­лась на всю жизнь. Вто­рая жен­щи­на все­гда пе­ре­жи­ва­ла, что в Украине оста­лась та, пер­вая. И пад­че­ри­ца Та­тья­на бы­ла по­сто­ян­ным на­по­ми­на­ни­ем об этом. А по­то­му де­воч­ку так и не взя­ли в но­вую се­мью от­ца, ее вос­пи­ты­ва­ли сест­ры Си­кор­ско­го. Хо­тя де­ти от пер­во­го и вто­ро­го бра­ка

Си­кор­ский дол­го не мог по­лу­чить раз­вод с пер­вой же­ной, по­сколь­ку дать его мог­ла толь­ко цер­ковь

авиа­кон­струк­то­ра впо­след­ствии бы­ли очень друж­ны...

... До то­го как за­нять­ся в Аме­ри­ке сво­им лю­би­мым де­лом, кон­стру­и­ро­ва­ни­ем са­мо­ле­тов, эми­грант Си­кор­ский, что­бы вы­жить, пре­по­да­вал ма­те­ма­ти­ку в «На­у­ке» – в той же шко­ле, что и Ли­за. Там учи­лись и те, кто хо­тел вер­нуть­ся об­рат­но в Рос­сию. Од­на­ж­ды один из та­ких про­ле­та­ри­ев-уче­ни­ков спро­сил Си­кор­ско­го: «Вот вы ле­та­ли в небе. А бо­га хоть раз ви­де­ли?» «Встре­чать не встре­чал, – от­ве­тил Си­кор­ский. – Но его при­сут­ствие чув­ство­вал по­сто­ян­но».

В сво­ей ве­ре он не со­мне­вал­ся ни­ко­гда. И пом­нил, от­ку­да его кор­ни. И если бы не ок­тябрь­ский пе­ре­во­рот 1917-го, ки­ев­ля­нин Си­кор­ский про­сла­вил бы Ро­ди­ну, жи­вя в сво­ей стране.

Удо­сто­ве­ре­ние пи­ло­та Иго­ря Си­кор­ско­го. 18 ав­гу­ста 1911 го­да

В 1907-м Игорь стал сту­ден­том Ки­ев­ско­го по­ли­тех­ни­че­ско­го ин­сти­ту­та. А свой пер­вый вер­то­лет Си­кор­ский скон­стру­и­ро­вал уже спу­стя два го­да. Вер­то­ле­ты Си­кор­ско­го VH-3D Sea King поль­зу­ют­ся спро­сом во всем ми­ре. На них ле­та­ют пре­зи­ден­ты, ко­ро­ли, зна­ме­ни­то­сти, не го­во­ря уже о спа­са­те­лях и ме­ди­ках. Это удоб­ный и на­деж­ный транс­порт. В ян­ва­ре 1910-го мо­ло­дой кон­струк­тор ис­пы­тал аэро­са­ни соб­ствен­ной раз­ра­бот­ки (во дво­ре до­ма-усадь­бы на Яро­сла­вом Ва­лу).

Ба­рон Со­ло­вьев, ком­по­зи­тор и пи­а­нист Сер­гей Рах­ма­ни­нов, Игорь Си­кор­ский (спра­ва) на фоне са­мо­ле­та S29. Фо­то сде­ла­но на лет­ном по­ле Ру­звель­та, Лонг-ай­ленд, Нью-йорк, 1924 год. В пер­вые го­ды эми­гра­ции в Аме­ри­ке Си­кор­ско­му бы­ло очень тя­же­ло: он жил впро­го­лодь, на $8 в день, но все же вер­нул­ся в авиа­цию. В этом ему по­мог­ли со­оте­че­ствен­ни­ки­эми­гран­ты. В 1924-м кон­струк­то­ру ссу­дил день­ги ($5 тыс.) ком­по­зи­тор С. Рах­ма­ни­нов. Си­кор­ский ку­пил на них 2 по­дер­жан­ных дви­га­те­ля и арен­до­вал ан­гар для тех­ни­ки. Уже че­рез 3 го­да ави­а­тор смог вер­нуть всю сум­му, да­же с при­бы­лью 25 %!

Жур­нал TIME от 16 но­яб­ря 1953 го­да с Иго­рем Си­кор­ским

Семья: Игорь Си­кор­ский (спра­ва) с бра­том Сер­ге­ем и сест­ра­ми Оль­гой, Ли­ди­ей и Еле­ной. Фо­то при­бли­зи­тель­но 1906 го­да. Су­пру­га авиа­кон­струк­то­ра Ели­за­ве­та Алек­се­ев­на пол­но­стью от­да­ла се­бя се­мье. Один за дру­гим по­яви­лись на свет че­ты­ре сы­на: Сер­гей – в 1925-м, Ни­ко­лай – в 1926-м, Игорь – в 1929-м и Геор­гий – в 1931-м». Вто­рой брак авиа­кон­струк­то­ра ока­зал­ся счаст­ли­вым. На фо­то: Игорь Ива­но­вич с же­ной Ели­за­ве­той Алек­се­ев­ной Се­ме­но­вой.

Един­ствен­ный в ми­ре па­мят­ник Си­кор­ско­му уста­нов­лен в Ки­е­ве на тер­ри­то­рии На­ци­о­наль­но­го тех­ни­че­ско­го уни­вер­си­те­та Укра­и­ны (КПИ). Сло­ва для над­пи­си на по­ста­мен­те («Сни­маю шля­пу пе­ред аль­ма-ма­тер, ко­то­рая под­го­то­ви­ла ме­ня к по­ко­ре­нию неба») взя­ты из днев­ни­ка ле­ген­дар­но­го укра­ин­ца.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.